Понятие фактических брачных отношений в семейном праве Украины

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Актуальные проблемы юридической науки и практики
Евко В. Ю.
понятие фактических брачных отношений в семейном праве Украины
Цель: Раскрыть понятие фактических брачных отношений и установить их юридически значимые признаки, которые позволят судам наиболее эффективно защитить имущественные интересы мужчины и женщины, проживающих одной семьей без регистрации брака между собой.
методология: Использовались историко-правовой, сравнительно-правовой методы и метод системного анализа.
результаты: В статье на основе анализа действующего семейного законодательства Украины выделены основные особенности и признаки фактических брачных отношений, и дано их доктриналь-ное определение. Установлено, что фактические брачные отношения должны отвечать двум группам условий: первая — условия, соблюдение которых является обязательным при заключении брака- вторая — условия, которые позволяют одновременно приблизить конкубинат к браку, но и отличают их друг от друга. К первой группе относятся условия, которые закреплены в статьях 22, 24−26 С К Украины. Ко второй группе можно отнести: 1) совместное проживание- 2) общий быт- 3) достаточную продолжительность фактических брачных отношений- 4) выявление этих отношений перед третьими лицами. Соблюдение условий первой и второй групп должно устанавливаться судом при решении любого имущественного спора с участием лиц, которые проживали или проживают в конкубинате.
новизна/оригинальность/ценность: Статья обладает высокой научной ценностью, поскольку является одной из первых попыток проанализировать фактические брачные отношения, которые складываются между женщиной и мужчиной, и выделить их юридически значимые признаки.
Ключевые слова: брак, семья, фактические брачные отношения, супруги, конкубинат.
Evko V.Y.
the conception of actual marital relations in the family law of ukraine
purpose: To disclose the conception of actual marital relations and to find out their judicial significant features which will allow courts to protect material womens'- and mens'- interests effectively who live together without official registration of their relations.
Methodology: Such methods were used as historical-judicial, systemic-judicial and comparative-judicial.
Results: In this article on the basis of existing legislation in Ukraine highlighted the main aspects and features of the actual marital relations, and given their doctrinal definition. It is found that the actual marriage must meet the conditions of the two groups: the first — the conditions, compliance with which is mandatory for the marriage, the second — the conditions that allow simultaneous concubinage closer to marriage, but also to distinguish it from him. The first group includes conditions that are laid down in Articles 22, 24−26 UK Ukraine. The second group are the following: 1) living together- 2) common life- 3) sufficient length of actual marital relations- 4) identification of these relations to third parties. Compliance with the conditions of the first and the second group to be set by the court in dealing with any property dispute involving people who lived or live in concubinage.
Novelty/originality/value: The article has a high scientific value, since it is one of the first attempts to analyze the actual marriage relationships that develop between men and women and provide them legally significant features.
Keywords: marriage, family, the actual marriage, spouses, concubinage.
Государство заинтересовано в воздействии, направленном на упорядочивание матримониальной сферы, что находит отражение в привнесении публично-правовых начал в регулирование взаимоотношений между мужчиной и женщиной. Действие этих начал проявляется в установлении основных требований к сожительству женщины и мужчины: условия вступления в брак и препятствия к этому, основные пределы поведения по отношению друг к другу (определенный объем прав и обязанностей), процедуры оформления вступления и прекращения правоотношений (заключение и прекращение брака).
Естественно, что гарантии защиты личных и имущественных интересов предоставляются только тем лицам, которыми соблюдены все требования, установленные государством. Для разграничения законного, признанного со стороны государства сожительства от других его разновидностей используется термин «брак».
Существует также такое социальное явление, как сожительство женщины и мужчины без соблюдения формы, установленной государством для брака. В итоге только эти лица решают вопрос о регистрации или нерегистрации брака. Сегодня законодатель в Украине стал на позицию
защиты имущественных интересов женщины и мужчины, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой.
Вопрос о регулировании нормами права вообще и нормами семейного права в частности отношений женщины и мужчины, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, никогда не решался однозначно в юридической литературе.
Еще до введения нормы ст. 74 Семейного кодекса Украины высказывались противоположные взгляды относительно того, как должны влиять нормы права на «фактические браки» [10, с. 49- 22, с. 83]. В частности, С. И. Реутов считал, что хотя регистрация брака является, безусловно, необходимой и с общественных позиций целесообразной, незарегистрированные фактические браки не могут находиться вне правового регулирования, потому что сформированная на их основе семья характеризуется теми же признаками, что и семья, созданная на основе зарегистрированного брака, и выполняет аналогичные функции: деторождения, воспитания детей, взаимной материальной поддержки и сотрудничества [6, с. 41].
Л. П. Короткова и А. П. Вихров, напротив, считают, что «семья изначально образуется и пребывает только в рамках закона… Сожительство как брачное состояние без регистрации не порождает семейно-правовых последствий и свидетельствует о легкомыслии в брачных отношениях, об их аморфности и ненадежности, о безответственности перед семьей и обществом, а в конечном счете — о неприятии признаваемой законом и государством семьи» [11, с. 160]. Подчеркивая необходимость соблюдения требования обязательной регистрации брака для признания за ним юридической силы, они выступают против использования в демографической статистике самого термина «фактический брак», усматривая в этом проявление правового нигилизма.
С принятием нового С К Украины дискуссия о целесообразности предоставления «фактическим супругам» прав и обязанностей супругов, брак между которыми зарегистрирован в установленном законом порядке, усилилась из-за многочисленных противоречий в нормах кодекса.
Как среди украинских, так и среди российских ученых-юристов и практиков существуют и сторонники [5, с. 37- 7, с. 20- 24, с. 64- 31, с. 14], и противники легализации фактических брачных отношений [2, с. 40- 16, с. 21- 17, с. 101].
Разработчик проекта СК Украины З. В. Ромов-ская утверждает, что «такая форма организации семейной жизни мужчины и женщины не мо-
жет остаться в стороне от правового регулирования…» [24, с. 64]. «Регулирование имущественных отношений между фактическими женой и мужем, закрепленное в ст. 74 СК, это не шаг назад, а наоборот, шаг вперед, ибо способствует утверждению добросовестности в отношениях между женщиной и мужчиной. При этом падение нравственности является следствием именно отсутствия правового регулирования, что создает возможность одному паразитировать за счет другого» [23, с. 167]. В ответ на это противники легализации незарегистрированного брака утверждают, что «предоставление фактическим супругам таких же прав, как и зарегистрированным, означало бы дискриминацию брака, лишало бы смысла последующее его оформление. Кроме того, распространение правового регулирования, адресованного законным супругам, на отношения между фактическими супругами неотвратимо приведет к потере юридических критериев для разграничения браков, отвечающих требованиям государства, и тех, которые пользуются его правовой защитой без регистрации» [9, с. 40].
По нашему мнению, каждая из позиций имеет право на существование. С одной стороны, нуждаются в правовой защите со стороны государства фактические супруги, которые не работают, а занимаются ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей, а также те, чей экономический статус значительно ниже, чем статус другого фактического супруга. Но, с другой стороны, правовое регулирование имущественных отношений между женщиной и мужчиной, проживающими одной семьей, но не находящимися в браке между собой, которое введено С К Украины, является довольно спорным и при применении норм СК на практике вызывает больше вопросов, чем решает проблем указанных категорий лиц. Поэтому считаем, что имущественные отношения, возникающие между женщиной и мужчиной, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, должны быть урегулированы Семейным кодексом Украины, но нормы, которые их регулируют, должны иметь другую редакцию.
Прежде всего необходимо обратить внимание на термин, которым в законодательстве и юридической литературе должны именоваться отношения между женщиной и мужчиной, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, поскольку предложенная в С К Украины конструкция является довольно громоздкой для применения.
На сегодняшний день в обществе для обозначения отношений между женщиной и муж-
чиной, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, довольно распространен термин «гражданский брак». Но это понятие не является синонимом указанных выше отношений, поскольку его понимание как незарегистрированного брака ошибочно. Понятие «гражданский брак», наоборот, означает брак, зарегистрированный в органах государственной регистрации актов гражданского состояния, однако без участия церкви. Причину такой путаницы можно выяснить, обратившись к историческим фактам.
Так, до 1917 года обязательным условием законности брака считалось наличие церковного благословения. Закон защищал только те отношения между мужчиной и женщиной, которые были освящены таинством венчания.
На основании принятого 20 февраля 1919 года Декрета Совнаркома Украины законным стал признаваться брак, заключенный в органах государственной власти, а брак, заключавшийся по религиозным обрядам, больше не создавал правовых последствий. По смыслу указанного источника зарегистрированный брак назывался гражданским браком. Таким образом, поскольку до революции признавались только церковные браки, а гражданские не допускались, то и после 1917 года люди по привычке употребляли термин «гражданский брак», имея в виду фактические брачные отношения. Следовательно, гражданский брак не следует путать с фактическим.
Среди юристов сегодня наиболее часто употребляемыми являются термины «фактический брак» и «фактические брачные отношения». В большинстве случаев эти термины применяются как тождественные, но возникает вопрос: являются ли они тождественными на самом деле?
Хотелось бы заметить, что термин «фактический брак» является в данном случае не совсем приемлемым, поскольку женщину и мужчину, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, связывает не весь комплекс супружеских прав и обязанностей, а только некоторые из них. Из-за этого термины «фактический брак» и «фактические брачные отношения» не являются тождественными. В данном случае представляется более точным применять именно термин «фактические брачные отношения».
Некоторыми учеными-юристами предлагается ввести в законодательный обиход термин «конкубинат», который был известен еще римскому праву [6, с. 40- 7, с. 22- 16, с. 20]. По нашему мнению, данное предложение должно быть поддержано, поскольку этот термин полностью от-
ражает сущность отношений, которые возникают между женщиной и мужчиной, проживающими одной семьей, но не находящимися в браке между собой. Кроме того, он уже был адаптирован в праве дореволюционной России, и не имеет смысла отказываться от этого достояния, придумывая новые определения вышеуказанных отношений.
Для целей данной статьи также необходимо исследовать правовую природу отношений, возникающих между женщиной и мужчиной, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, через призму признаков брака.
Брак — один из древнейших правовых институтов. Именно этим объясняется существование на сегодняшний день нескольких различных теорий, объясняющих его правовую природу. Основными из них в науке семейного права принято считать следующие: брак — это договор [1, с. 114- 23, с. 65]- брак — это институт особого рода [8, с. 5- 33, с. 160].
В последнее время в литературе появилась трактовка брака как специального правового статуса, «который предоставляет отдельному лицу, которое вступило в брак, наравне с другими целый комплекс возможностей в виде статусных прав. Реализация их происходит в рамках конкретных правоотношений и зависит от воли субъекта, который, несмотря на факт наступления необходимых условий, может отказаться от реализации предоставленного права (например, права на алименты)» [20, с. 135].
Эта позиция заслуживает внимания, поскольку вся совокупность прав и обязанностей, которые возникают у женщины и мужчины с момента государственной регистрации брака, не может быть заключена в рамках одного-единственного правоотношения. В этом следует согласиться с Я. Новохатской, которая считает, что «в действительности существует комплекс отдельных конкретных правоотношений, вытекающих из супружеского статуса. У них те же субъекты, но их права и обязанности, объекты, основания и момент возникновения и прекращения правоотношений разные» [20, с. 135].
Основной на сегодня является теория, которая рассматривает брак как союз [15, с. 39- 18, с. 92- 26, с. 44- 27, с. 72]. Эта теория приобрела большую популярность в советские времена и продолжает преобладать сейчас. Именно она нашла отражение в ст. 21 С К Украины, где впервые закрепляется понятие брака. В соответствии с ч. 1 данной статьи браком является семейный союз женщины и мужчины, зарегистрированный в органе
государственной регистрации актов гражданского состояния.
Поскольку в данной работе не ставится цель сформулировать определение брака, считаем возможным остановиться лишь на его признаках, которые позволят сопоставить его с фактическими брачными отношениями.
Основные признаки брака закреплены в определении, которое приводится в ст. 21 С К Украины.
Во-первых, брак — это союз женщины и мужчины. Это физиологический признак, ибо СК позволяет заключать брак только между женщиной и мужчиной, а отсюда — создание такого союза двумя женщинами или двумя мужчинами не влечет за собой возникновения у них прав и обязанностей супругов. Сожительство двух женщин или двух мужчин не запрещено законом, но и не подлежит правовому регулированию. В фактические брачные отношения могут вступать только мужчина и женщина, и только отношения, которые возникают между ними, подлежат правовому регулированию нормами семейного права.
Во-вторых, следствием создания этого союза является образование семьи. Семья является необходимым компонентом социальной структуры любого общества, а также центром организации быта, важнейшей его производственной и потребительской единицей. Основу семьи составляет брачный союз между мужчиной и женщиной в формах, санкционированных обществом [13, с. 56]. Но семья является более сложной системой отношений, чем брак, поскольку она, как правило, объединяет не только супругов, но и их детей, а также других родственников и близких. Кроме того, в настоящее время в семью традиционно включаются не только родные дети, но и дети, взятые на воспитание. К тому же семья в социологическом понимании может основываться и на фактических брачных отношениях, в том числе на отношениях между лицами одного пола, которые получают в настоящее время все большее юридическое признание в разных государствах [1, с. 9].
Различные науки дают разные определения семьи в зависимости от предмета исследования той или иной отрасли. Семья в социологии определяется как «объединение людей, связанных общностью быта и взаимной ответственностью, основанной на браке и кровном родстве» [13, с. 56].
Для юридической науки при определении семьи имеют значение другие ее признаки, поэтому учеными-юристами предлагается свое оригинальное определение этого общественного института [15, с. 42- 18, с. 8−9- 28, с. 43- 29, с. 48].
В юридической литературе сложились разнообразные определения семьи [1, с. 9- 3, с. 34- 25, с. 6- 29, с. 47−48- 30, с. 50]. Приводим одно из них, предложенное В. А. Рясенцевым, который определяет семью как «круг лиц, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание» [28, с. 43]. Есть группа ученых, которые подчеркивают, что семья — это не только взаимные права и обязанности, а еще и моральная и материальная общность, а также совместный быт и проживание [7, с. 47- 15, с. 42- 21, с. 2- 26, с. 30- 27, с. 49].
На проблему закрепления понятия семьи в законодательстве существуют два противоположных взгляда.
Сторонники одного из них считают, что понятие семьи настолько многообразно и сложно, что невозможно его сформулировать и закрепить в действующем законодательстве [1, с. 8- 7, с. 11- 29, с. 47]. Другая группа ученых считает «настоятельной потребностью законодательную формулировку общего понятия семьи» [4, с. 16- 12, с. 65- 14, с. 36−37- 15, с. 48- 23, с. 18].
Так или иначе, а в ст. 3 С К Украины содержится понятие семьи, несмотря на то, что вопрос о целесообразности включения его в Семейный кодекс является спорным.
Анализируя определения семьи, которые существуют в науке семейного права, а также легальное определение семьи, которое содержится в ст. 3 С К Украины, можно сделать вывод, что различные ученые кладут в основу семьи: брак- родство- усыновление и другие формы принятия детей на воспитание. В научной литературе перечень оснований возникновения семьи является ограниченным, в отличие от легального, который является открытым.
Для целей данного исследования значение имеют признаки семьи, которые содержатся в ее нормативном определении.
Так, согласно ч. 4 ст. 3 СК, семья создается на основании брака, кровного родства, усыновления, а также на других основаниях, не запрещенных законом и не противоречащих моральным основам общества. При сопоставлении норм ст. 3 и ст. 74 С К Украины можно сделать вывод, что основанием создания семьи, которое не указано прямо в законе, но и не запрещено им, является совместное проживание женщины и мужчины, не состоящих в браке между собой, одной семьей.
Одним из признаков семьи является проживание лиц, которые ее составляют, совместно. Из этого правила есть исключения: супруги счита-
ются семьей и тогда, когда жена и муж в связи с учебой, работой, лечением, необходимостью ухода за родителями, детьми и по другим уважительным причинам не проживают совместно. Следует отметить, что указанные исключения распространяются только на супругов, брак между которыми зарегистрирован в установленном порядке. Из содержания ст. 74 СК следует, что именно проживание женщины и мужчины как сторон конкубината совместно является конститутивным признаком их семейного положения и именно оно порождает возникновение между ними фактических брачных отношений. При отсутствии совместного проживания таких лиц нельзя говорить о создании ими семьи.
Кроме того, этот признак имеет еще один аспект. Семья как правовая связь, основанная на браке, родстве, усыновлении или иной форме принятия детей на воспитание, конечно, сохраняется при фактическом распаде семьи. Так, у супругов, которые фактически прекратили совместное проживание и ведение общего хозяйства, а также другие отношения друг с другом, в юридическом смысле семья как правоотношения между ними продолжает существовать со всеми последствиями, которые из этого вытекают (право требовать материальной помощи, раздела совместно нажитого имущества, права на наследование, права на пенсию после смерти одного из супругов и т. п.). В случае же, если прекращается общение между женщиной и мужчиной, которые находились в фактических брачных отношениях, вместе с совместным проживанием они теряют и взаимные права и обязанности, кроме права на содержание, которое, однако, обусловлено длительностью их совместного проживания.
Из совместного проживания женщины и мужчины возникает необходимость организации совместного быта. Совместный быт членов семьи имеет разнообразные виды своего проявления -совместное ведение хозяйства, совместный отдых, общение и т. д. Ученые-юристы употребляют также термин «ведение общего хозяйства» [7, с. 29- 15, с. 42- 19, с. 61- 21, с. 24], который использовался и в Кодексе о браке и семье Украины 1969 года. Однако этот термин не может безоговорочно касаться всех жизненных ситуаций.
Совместный быт также является необходимым признаком фактических брачных отношений.
Таким образом, можно сделать следующие выводы. Во-первых, женщина и мужчина, которые находятся в конкубинате, могут считаться семьей только при наличии одновременно двух юридических фактов: 1) совместного прожива-
ния- 2) совместного быта. Во-вторых, только эта совокупность юридических фактов является основанием для возникновения у них взаимных прав и обязанностей — третьего признака семьи.
Наличие взаимных прав и обязанностей между членами семьи является основным признаком для юридического определения семьи. В данном случае речь идет именно о тех правах и обязанностях, которые вытекают из семейных правоотношений, т. е. регулируются семейным законодательством.
Члены семьи имеют целый комплекс взаимных личных и имущественных прав и обязанностей. В частности, согласно ст. 52 С К Украины жена и муж имеют равные права на физическое и духовное развитие, на получение образования, проявление своих способностей, на создание условий для труда и отдыха. Жена и муж ответственны друг перед другом, перед другими членами семьи за свое поведение в ней (ч. 3 ст. 55 СК). Жена, муж должны материально поддерживать друг друга (ч. 1 ст. 75 СК).
Можно с уверенностью утверждать, что не существует просто семейных прав и обязанностей. Для возникновения таких прав и обязанностей необходимо, чтобы между женщиной и мужчиной возникли семейные правоотношения, основаниями которых, как было указано выше, являются брак, кровное родство, усыновление, а также иные основания, не запрещенные законом и не противоречащие моральным основам общества (ч. 4 ст. 3 СК). Из этого вытекает тот факт, что если между лицами не заключен брак, нет кровного родства, они не связаны между собой как усыновитель и усыновленный, у них не возникает семейных прав и обязанностей. Однако, как уже было установлено, при наличии совокупности определенных юридических фактов между женщиной и мужчиной, которые не состоят в браке между собой, возникают взаимные семейные права и обязанности. Но следует отметить, что отсутствие в юридическом составе, который является основанием возникновения семейных правоотношений между такими лицами, именно юридического факта в виде регистрации их отношений в органах государственной регистрации актов гражданского состояния способствует тому, что между ними возникает не весь комплекс семейных прав и обязанностей. Как свидетельствует анализ норм, регулирующих фактические брачные отношения, семейным законодательством Украины регулируются только имущественные права и обязанности, которые возникают у сторон конкубината.
Таким образом, между женщиной и мужчиной при наличии юридического состава, который включает, во-первых, совместное проживание, а, во-вторых, совместный быт, возникают взаимные имущественные права и обязанности, регулируемые семейным законодательством.
Последним признаком является его регистрация в органах государственной регистрации актов гражданского состояния. Данный признак брака является конститутивным, ибо предполагает обязательность государственной регистрации такого союза, необходимость воплощения его в установленную форму, которая должна иметь гражданский (светский), а не религиозный характер. Государственная регистрация брака установлена для обеспечения стабильности отношений между женщиной и мужчиной, охраны прав и интересов супругов, их детей, а также в интересах государства и общества. Отсюда вытекает правило, что когда женщина и мужчина проживают одной семьей без регистрации брака, у них не возникает прав и обязанностей супругов, хотя семейный союз существует. Не меняет этого положения даже тот факт, что они проводят определенный брачный обряд по обычаям той или иной народности либо брачный религиозный обряд (венчание). Исключением из этого правила являются случаи, когда религиозный обряд брака состоялся до создания или восстановления государственных органов регистрации актов гражданского состояния.
Таким образом, регистрация брака в органах государственной регистрации актов гражданского состояния является правоустанавливающим фактом. Поскольку только такая регистрация создает юридические последствия для супругов, именно она указывает на момент, с которого возникают супружеские права и обязанности.
В литературе было высказано мнение, что «регистрация в правовом отношении должна рассматриваться всего лишь в качестве констатации, фиксации того или иного факта, события, явления, а не быть правоустанавливающим действием, без которого не могут возникать правоотношения. Поэтому регистрация брака в органах записи актов гражданского состояния должна рассматриваться как достаточно надежное, но далеко не единственное свидетельство, доказательство свершившегося бракосочетания» [5, с. 37]. На наш взгляд, с этим мнением стоит согласиться, поскольку с распространением украинским законодателем режима общности имущества на имущественные отношения женщины и мужчины, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, будут возникать пробле-
мы с доказательствами момента, с которого началось проживание одной семьей. И в этом случае доказательствами именно этого обстоятельства могут стать, например, документы о заключении брака по церковному обряду.
Именно регистрация брака в органах государственной регистрации актов гражданского состояния — это конститутивный признак брака, который отсутствует при конкубинате.
Таким образом, рассмотрев основные признаки брака, которые закреплены в действующем С К Украины, можно сделать вывод, что женщина и мужчина, которые проживают одной семьей, но не находятся в браке между собой, имеют статус семьи, но не имеют статуса супругов.
Исследование правовой природы фактических брачных отношений не заканчивается сравнением их с брачными отношениями, поскольку для признания отношений женщины и мужчины, не состоящих в браке между собой, влекущими за собой возникновение, изменение или прекращение семейных прав и обязанностей, они, на наш взгляд, должны отвечать не только признакам совместного проживания и общности быта. Как отмечает З. В. Ромовская, «конкубинат характеризуется отсутствием формальных препятствий к браку» [23, с. 21].
Итак, помимо признаков совместного проживания и общности быта конкубинату должны быть присущи следующие признаки:
1) стороны конкубината должны достичь брачного возраста, предусмотренного ст. 22 С К Украины, — восемнадцати лет-
2) стороны конкубината не могут находиться в другом браке, который не расторгнут в установленном законом порядке (ст. 25, 74 СК) —
3) стороны конкубината не могут находиться между собой в степенях родства, которые запрещены для вступления в брак (ст. 26 СК).
Кроме того, в соответствии со ст. 24 С К Украины брак основывается на свободном согласии женщины и мужчины. Этот принцип является отражением нормы, содержащейся в ст. 51 Конституции Украины. Каждый из супругов имеет равные права и обязанности в браке и семье. На таких же принципах должен основываться и конкубинат. В том случае, если одно лицо принуждает другое вступать в конкубинат помимо его воли, это, во-первых, противоречит принципу свободы человека и его личной неприкосновенности, провозглашенному в ст. 29 Конституции Украины, а, во-вторых, влечет за собой привлечение лица, которое пытается лишить другого личной свободы, к уголовной ответственности.
евразийская
6 (13) 2014
адвокатура
Отдельно следует заметить, что зарегистрированный брак пользуется биологической защитой. Это выражается в том, что при заключении законного брака лица, которые подали заявление о регистрации брака, должны уведомить друг друга о состоянии своего здоровья. Так, в частности, осуществляется предотвращение союзов, которые заранее нежелательны с позиции биофизических качеств мужчины и женщины, то есть тех, которые мешают нормальным семейным отношениям и создают угрозу другому супругу или их потомкам. Если после заключения брака окажется, что один из супругов скрыл тяжелую или опасную болезнь, второй может подать иск в суд о признании брака недействительным. Такой защиты лишен конкубинат.
Справедливо мнение, что фактические брачные отношения должны носить продолжительный характер [9, с. 33]. Это объясняется тем, что лица, между которыми фактические брачные отношения продолжались довольно долгое время, имеют большее количество общего имущества и по признакам наиболее приближены к статусу супругов. Тем не менее, вопрос о том, какое сожительство считать длительным, остается открытым. Некоторые практики, ссылаясь на ч. 3 ст. 76 СК, определяют срок совместного проживания в десять лет, однако единого мнения по этому поводу нет.
Кроме того, обращаясь к опыту, который накоплен нашей юридической практикой в прошлом, можно отнести к особенностям конкубината проявление супружеских отношений перед третьими лицами, в личной переписке и других документах [32].
Последние две особенности конкубината свидетельствуют об относительной стабильности взаимоотношений, которые складываются между сожителями, возможной реализации основных социальных функций семьи — рождение и воспитание детей, ведение совместного домашнего хозяйства и др.
Итак, конкубинат должен отвечать двум группам условий:
— условия, соблюдение которых является обязательным при заключении брака-
— условия, которые позволяют одновременно приблизить конкубинат к браку, но и отличают их друг от друга.
К первой группе относятся условия, которые закреплены в статьях 22, 24−26 С К Украины. Ко второй группе можно отнести: 1) совместное проживание- 2) общий быт- 3) достаточную продолжительность фактических брачных отношений-
4) выявление этих отношений перед третьими лицами. Соблюдение условий первой и второй групп должно устанавливаться судом при решении любого имущественного спора с участием лиц, которые проживали или проживают в конкубинате.
Таким образом, можно сформулировать следующее определение фактических брачных отношений (конкубината): фактические брачные отношения (конкубинат) — это отношения между женщиной и мужчиной, которые связаны совместным проживанием и бытом, отвечающие всем условиям вступления в брак, кроме регистрации в органах государственной регистрации актов гражданского состояния, и характеризующиеся достаточной продолжительностью и открытостью.
Пристатейный библиографический список
1. Антокольская М. В. Семейное право: Учебник. -М.: Юрист, 1999.
2. Ариванюк Т. Про деяи проблемш питання нового самейного законодавства. Фактичне подружжя // Мала енциклопедiя нотарiуса. — 2004. — № 1 (13). -С. 39−42.
3. Белякова А. М., Ворожейкин Е. М. Советское семейное право: Учебник. — М.: Юрид. лит., 1974.
4. Ворожейкин Е. М. Правовые основы брака и семьи. — М., 1969.
5. Ермаков В. Д. О концептуальных подходах к совершенствованию правового регулирования семейных отношений в РФ // Закон и право. — 2004. — № 4. -С. 37−39.
6. Ершова Н. М. Семья и право // Советское государство и право. — 1982. — № 2. — С. 38−45.
7. Жилинкова И. В. Правовой режим имущества членов семьи. — Харьков: Ксилон, 2000.
8. Загоровский А. И. Курс семейного права. — Одесса, 1902.
9. Злотник I. Юридичш особливосп фактичних шлюбних вЦносин // Юридичний журнал. — 2004. -№ 7(25). — С. 31−35.
10. Иванов-Кулигин А. С. Правовой режим имущества лиц, состоящих в фактических брачных отношениях // Правоведение. — 1977. — № 2. — С. 46−50.
11. Короткова Л. П., Вихров А. П. Семья — только в рамках закона // Правоведение. — 1994. — № 5−6. -С. 159−163.
12. Короткова Л. П. Необходимое универсальное понятие семьи // Правоведение. — 1980. — № 1. — С. 63−65.
13. Лукашевич М. П., Туленко М. В. Спещальш та галузевi сощальш теорп: Навч. поабник. — К.: МАУП, 1999.
14. Мананкова Р. П. Правовой статус членов семьи по советскому законодательству. — Томск, 1985.
15. Матвеев Г. К. Советское семейное право: Учебник. — М.: Юрид. лит., 1978.
16. Махинчук В., Звезда С. Конкубинат в Семейном кодексе // Юридическая практика. — 2004. — № 4 (318). -С. 20−21.
17. Миронова Г. Моральш засади Сiмейного кодексу Украши // Право Украши. — 2004. — № 4. — С. 99−102.
18. Нечаева А. М. Семейное право: Курс лекций. -М.: Юристъ, 1999.
19. Нечаева А. М. Семья и закон. — М., 1980.
20. Новохатська Я. Щодо правово! природи шлю-бу // Право Украши. — 2002. — № 4. — С. 131−135.
21. Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. — М.: НОРМА — ИН-ФРА М, 1999.
22. Реутов С. И. К вопросу о фактических брачных отношениях // Ученые записки Пермского ун-та. -1973. — № 290. — С. 83−95.
23. Ромовська З. В. Омейний кодекс Украши: Науко-во-практичний коментар. — К.: 1н Юре, 2003.
24. Ромовська З. В. Омейний кодекс Украши: Погляд у майбутне // Право Украши. — 2001. — № 2. — С. 63−65.
25. Рузакова О. А. Семейное право России. Курс лекций: Учеб. пособ. — М.: Элит, 2004.
26. Омейне право Украши / За ред. В. С. Гопанчука -Кшв: 1стина, 2002.
27. Омейне право Украши: ПЦручник / Л. М. Баранова, В.1. Борисова, 1.В. Жилшкова та ш- За заг. ред. В.1. Борисово! та 1.В. Жилiнковоi. — К.: Юринком 1нтер, 2004.
28. Советское семейное право / Под ред. В.А. Рясен-цева. — М.: Юрид. лит., 1982. — С. 43
29. Советское семейное право / Под ред. В.Ф. Масло-ва, А. А. Пушкина. — К., 1982.
30. Советское семейное право: Учеб. пособ. / К. М. Борзова, В. Н. Годунов, В. В. Левый и др.- под ред. В. Ф. Чигира. — Мн.: Университетское, 1989.
31. Соловей Т. ВЦ заручин — до майново! вЦпо-вЦальносп // Нова полiтика. — 2001. — № 3. — С. 14−16.
32. СУ. — 1926. — № 82. — Ст. 612.
33. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1997.
References (transliterated)
1. Antokol'-skaja M.V. Semejnoe pravo: Uchebnik. — M.: Jurist, 1999.
2. Arivanjuk T. Pro dejaki problemni pitannja novogo simejnogo zakonodavstva. Faktichne podruzhzhja // Mala enciklopedija notariusa. — 2004. — № 1 (13). — S. 39- 2.
3. Beljakova A.M., Vorozhejkin E.M. Sovetskoe se-mejnoe pravo: Uchebnik. — M.: Jurid. lit., 1974.
4. Vorozhejkin E.M. Pravovye osnovy braka i sem'-i. -M., 1969.
5. Ermakov V.D. O konceptual'-nyh podhodah k so-vershenstvovaniju pravovogo regulirovanija semejnyh otnoshenij v RF // Zakon i pravo. — 2004. — № 4. — S. 37−39.
6. Ershova N.M. Sem'-ja i pravo // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. — 1982. — № 2. — S. 38−45.
7. Zhilinkova I.V. Pravovoj rezhim imushhestva chlenov sem'-i. — Har'-kov: Ksilon, 2000.
8. Zagorovskij A.I. Kurs semejnogo prava. — Odessa, 1902.
9. Zlotnik I. Juridichni osoblivosti faktichnih shljubnih vidnosin // Juridichnij zhurnal. — 2004. — № 7(25). -S. 31−35.
10. Ivanov-Kuligin A.S. Pravovoj rezhim imushhestva lic, sostojashhih v fakticheskih brachnyh otnoshenijah // Pravovedenie. — 1977. — № 2. — S. 46−50.
11. Korotkova L.P., Vihrov A.P. Sem'-ja — tol'-ko v ramkah zakona // Pravovedenie. — 1994. — № 5−6. — S. 159−163.
12. Korotkova L.P. Neobhodimoe universal'-noe ponjatie sem'-I // Pravovedenie. — 1980. — № 1. — S. 63−65.
13. Lukashevich M.P., Tulenko M.V. Special'-ni ta galuzevi sodal'-ni teorii: Navch. posibnik. — K.: MAUP, 1999.
14. Manankova R.P. Pravovoj status chlenov sem'-i po sovetskomu zakonodatel'-stvu. — Tomsk, 1985.
15. Matveev G.K. Sovetskoe semejnoe pravo: Uchebnik. — M.: Jurid. lit., 1978.
16. Mahinchuk V., Zvezda S. Konkubinat v Semejnom kodekse // Juridicheskaja praktika. — 2004. — № 4 (318). -S. 20−21.
17. Mironova G. Moral'-ni zasadi Simejnogo kodeksu Ukraini // Pravo Ukraini. — 2004. — № 4. — S. 99−102.
18. Nechaeva A.M. Semejnoe pravo. Kurs lekcij. — M.: Jurist, 1999.
19. Nechaeva A.M. Sem'-ja i zakon. — M., 1980.
20. Novohats'-ka Ja. Shhodo pravovoi prirodi shljubu // Pravo Ukraini. — 2002. — № 4. — S. 131−135.
21. Pchelinceva L.M. Kommentarij k Semejnomu kodeksu Rossijskoj Federacii. — M.: NORMA — INFRA M, 1999.
22. Reutov S.I. K voprosu o fakticheskih brachnyh otnoshenijah // Uchenye zapiski Permskogo un-ta. -1973. — № 290. — S. 83−95.
23. Romovs'-ka Z.V. Simejnij kodeks Ukraini: Naukovo-praktichnij komentar. — K.: In Jure, 2003.
24. Romovs'-ka Z.V. Simejnij kodeks Ukraini: pogljad u majbutne // Pravo Ukraini. — 2001. — № 2. — S. 63−65.
25. Ruzakova O.A. Semejnoe pravo Rossii. Kurs lekcij: Ucheb. posob. — M.: Jelit, 2004.
26. Simejne pravo Ukraini / Za red. V.S. Gopanchuka. -Kiiv: Istina, 2002.
27. Simejne pravo Ukraini: Pidruchnik / L.M. Baranova, V.I. Borisova, I.V. Zhilinkova ta in.- Za zag. red. V.I. Borisovoi ta I.V. Zhilinkovoi. — K.: Jurinkom Inter, 2004.
28. Sovetskoe semejnoe pravo / Pod red. V.A. Rjasen-ceva. — M.: Jur. lit., 1982. — S. 43
29. Sovetskoe semejnoe pravo / Pod red. V.F. Maslova, A.A. Pushkina. — K., 1982.
30. Sovetskoe semejnoe pravo: Ucheb. posob. / K.M. Borzova, V.N. Godunov, V.V. Levyj i dr.- pod red. V.F. Chigira. — Mn.: Universitetskoe, 1989.
31. Solovej T. Vid zaruchin — do majnovoi vidpovidal'-nosti // Nova politika. — 2001. — № 3. — S. 14−16.
32. SU. — 1926. — № 82. — St. 612.
33. Shershenevich G.F. Uchebnik russkogo grazh-danskogo prava. — M., 1997.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой