Понятие «Государственная информационная политика» в аспекте политической коммуникации: к определению актуального содержания

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

— Политология —
УДК 321. 1:002. 6
О.В. Осипова
понятие «государственная информационная политика» в аспекте политической коммуникации: к определению актуального содержания
Проведен анализ содержания понятия «информационная политика», приобретающего все большую актуальность по мере развития современного общества. Особое внимание уделено обоснованию представления его как инструмента политической коммуникации.
Ключевые слова: информация, информационные отношения, информационная политика, массовая коммуникация, политическая коммуникация, политика, политическая система, государство, власть, средства массовой информации, общество.
Термин «информационная политика» (ИП) в России существует относительно недавно и часто трактуется как деятельность государственных органов власти, направленная на информатизацию и компьютеризацию всех сфер жизнедеятельности общества. Однако несмотря на то, что информационные технологии действительно имеют для современного общества порой первостепенное значение, данная трактовка понятия, на наш взгляд, является не совсем правильной, так как информационная сфера — это прежде всего структурный элемент социосферы, в котором информация рассматривается как субстрат общественных отношений. Соглашаясь с этим утверждением, можно предполагать, что термин «информационная политика» должен претендовать на интерпретацию не только в технократическом, но и в некоем социально-гуманитарном ключе.
Для интерпретации этого термина кажется логичным, вслед за экспертами Фонда развития информационной политики (ФРИП), обратиться к понятию «информационные отношения», являющемуся основным для исследования информационной сферы. Эксперты ФРИП подчеркивают, что информационные отношения имеют две стороны: содержательную и техническую. Содержательная сторона — это информация, циркулирующая в обществе, общественный дискурс. Техническая сторона охватывает существующие технологические средства для обработки и передачи информации: почтовые сообщения, способы книгопечатания, телеграфную и телефонную связь, газеты, радио и телевидение, Интернет и т. п. Соответственно, ИП, являясь конструктом, действующим в
ОСИПОВА Ольга Валерьевна — соискатель степени к. полит.н. ИГИ и ПМНС СО РАН.
E-mail: OsipovaOVr@rambler. ru
рамках понятия «информационные отношения», должна была также сочетать в себе два вышеуказанных элемента.
Таким образом, представляется объективным выделить два основных направления в формировании ИП со стороны государства. Во-первых, это выстраивание каналов политической коммуникации между государством и обществом, которое включает формирование информационной инфраструктуры, то есть технологическое оснащение, а также различные механизмы и способы развития условий для средств массовой информации и коммуникации. Во-вторых, реализация политической коммуникации связана с производством и распространением информации и направлена, прежде всего, на общество или отдельные целевые группы с целью решения политических задач.
Вышеуказанное обстоятельство и предопределило широкие границы интерпретации понятия «информационная политика», а также его смежное соприкосновение со многими исследовательскими направлениями. Но следует отметить, что в той или иной мере в двух этих подходах подчеркивается аспект коммуникации. Во-первых, создание условий для коммуникации, во-вторых, сама коммуникация. Поэтому нам кажется, что правильным было бы в интерпретации информационной политики обратить особое внимание на коммуникативный аспект.
Обращаясь к теории информационного общества, оказавшей наибольшее влияние на формирование теории коммуникации, следует отметить, что современный этап развития характеризуется в первую очередь интенсификацией и повышением роли в жизнедеятельности общества процессов, направленных на производство, обмен и потребление информации. Следует также заметить, что в известной коррелирующей с вышеперечисленными процессами триаде, выведенной Н. Луманом: сообщение, трансляция (коммуникация), понимание [1] - в современную эпоху компонент трансляции становится
определяющим и доминирующим, поскольку развитие информационных технологий и повсеместная информатизация позволяют не столько создавать информацию, сколько тиражировать ее, а, главное, передавать. То есть изменение возможностей в трансляции информации это то, что коренным образом отличает современное общество как информационное. Данную концепцию поддерживает Д. В. Иванов. Он также подчеркивает, что увеличение объемов циркулирующей в обществе информации приводит к многократному увеличению значения сферы знаков и образов. Далее он делает следующий вывод: «В таком обществе, где люди придают образам не меньшее, а порой и большее значение, чем реальным событиям, развитие информационных технологий не может осуществляться иначе, кроме как в направлении создания систем централизованного управления и программирования социальных процессов» [2, с. 13.].
Действительно, взятый за основу прагматический аспект исследования информации [3] наводит на мысль, что транслируемый информационный поток является процессом передачи символов, способным побуждать получателя информации к определенным действиям. Следует учитывать, что природа политики состоит в коллективной целенаправленной деятельности в интересах общества, осуществляемой через специализированные формы общения людей. Поэтому можно сделать вывод, что социально-информационным плацдармом политики является политическая коммуникация, которую можно определить как непрерывный процесс передачи информации, циркулирующей внутри и между политическими и социальными системами на всех уровнях.
Политическая сфера, центром которой является власть, наиболее заинтересована в расширении информационного влияния. Поэтому по мере демократизации режимов и, соответственно, отхода от любых силовых методов решения вопросов в связке «управляющие -управляемые», на первый план в регулировании отношений власти и общества выдвигается коммуникация. Происходит «медиатизация политики» — процесс, при котором политическая жизнь перемещается в символическое пространство средств массовой информации, политика и коммуникация тесно переплетаются [4].
Стоит отметить, что изучение процессов информационного обмена в политической системе длительное время, в основном, сводилось к исследованию пропагандистской активности политических акторов в период избирательных кампаний, то есть связывается в первую очередь с процессом достижения власти. И лишь сравнительно недавно в ситуации значительных социально-политических и экономических изменений, происходящих на фоне повышения роли информации в жизни общества, рамки в области исследования политической коммуникации расширились. Представляется верным то, что они должны затрагивать процессы удержания власти, то есть должны коснуться таких аспектов коммуникативного взаимодей-
ствия власти и общества, которые направлены на формирование конструктивного диалога с целью обеспечения легитимности существующего порядка и поддержания определенной динамической стабильности. В этой связи И. М Дзялошинский замечает, что коллективный характер реализуемых в политике целей предполагает использование специальных средств и методов передачи информации, способных обеспечить единую направленность действий большого числа людей [5].
Следовательно, несмотря на то, что в информационном политическом пространстве отдельные акторы могут формировать собственные практики, демонстрируя соответствующие способы достижения целей и взаимодействия со своими контрагентами, сильное воздействие на всех участвующих в политических коммуникациях оказывает государство, являющееся ядром политической системы. Государство является самым мощным производителем массовой информации в обществе. Поэтому правильно рассматривать вышеуказанный аспект именно в рамках такого понятия, как ИП, поскольку оно наиболее верно отражает сущность деятельности государственных властных структур в информационно-коммуникативной сфере, в том числе с целью реализации политической коммуникации.
Американский политолог Л. Пай отмечал, что «политическая коммуникация подразумевает не только одностороннюю направленность сигналов от элит к массе, а весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое разное влияние на политику» [6, с. 442].
В целом же вся совокупность исходящих от акторов разнообразных потоков сообщений в сфере публичной власти и области принятия государственных решений представляет собой информационное политическое пространство [7, с. 31.]. Поэтому в нем может складываться особый тип политической коммуникации. Г. Г. Почепцов выделяет два типа: иерархический (с приоритетом прямой связи), демократический (с приоритетом обратной связи) [8, с. 34.]. Таким образом, политическая жизнь в любом обществе невозможна без того или иного типа политической коммуникации и соответствующих способов его реализации. Чаще всего выделяется три канала политической коммуникации:
1. Коммуникация через средства массовой информации, включающая в себя печатные средства (пресса, книги, плакаты и т. д.), электронные средства (радио, телевидение и т. д.) —
2. Коммуникация через организации, когда политические партии или группы давления служат передаточным звеном между правителями и управляемыми-
3. Коммуникация через неформальные каналы [9].
В виду того, что наиболее действенным способом информационного взаимодействия с большими массами населения являются каналы средств массовой информации (СМИ) и средства массовой коммуникации (СМК),
информационная политика государственных органов власти преимущественно строится на их основе.
Существуют различные теоретические представления о массовой политической коммуникации, реализующейся посредством СМИ. Однако можно выделить два основных аспекта анализа проблемы взаимоотношений власти и массовой коммуникации: власть массовой коммуникации и власть над массовой коммуникацией. В первом случае речь идет о том, насколько СМИ влияют на общество в целом и на отдельного индивида, и в какой мере они детерминируют социальную реальность, во втором — насколько автономными являются сами СМИ как социальный институт, и каким образом и посредством каких механизмов осуществляется воздействие государства и общества на СМИ. Следовательно, теоретические направления формируются в рамках различных комбинаций возможных ответов на вопрос: как власть может воздействовать на СМИ и как они могут воздействовать на общество [10].
К одной из теоретических конструкций, синтезировавших достижения двух этих направлений относится теория установления повестки дня, представляющая собой одно из бурно развивающихся направлений коммуникативных исследований, которое осмысляет возможности формирования общественного мнения.
Суть его заключается в том, что чем больше внимания СМИ уделяют той или иной проблеме, тем больше подобной информации в зоне публичной повестки дня, которая и задает список наиболее доступных доводов и критериев, на которые склонны опираться отдельные граждане, к примеру, при оценке деятельности властных структур.
Основателями этого направления являются М. Мак-коумз и Д. Шоу [11], которые впервые предложили понятие «повестка дня», интерпретировавшееся как набор сюжетов и проблем, считающихся наиболее важными в тот или иной отрезок времени. В свою очередь «установление повестки дня» объяснялось как внедрение данного набора в сознание аудитории. Изначально установление повестки дня описывалось как результат воздействия медиа-повестки на общественное мнение, однако помимо медиа- и публичных повесток дня в обществе имеется и политическая повестка дня, то есть список проблем, которые считаются не просто важными, а требующими для своего решения вмешательства государства. В случае, если публичная повестка дня формируется путем перестройки и коррекции медиа-повестки, то она, в свою очередь, вырабатывается за счет перестройки и коррекции политической повестки [12]. Государство является одним из наиболее значительных поставщиков информации для общества и за счет этого вступает в некоторый симбиоз с журналистским сообществом, где каждая из сторон преследует собственные цели.
Ввиду того, что государство не единственный поставщик информации на информационном рынке, процесс
установления повестки дня чаще понимается как процесс постоянной конкуренции между заинтересованными в тех или иных темах, за внимание СМИ, а, следовательно, и аудитории. В свое время П. Бурдье, дал определение государству, идентифицируя его как обладателя монополии на легитимное символическое насилие [13, с. 186]. Поэтому государство имеет более привлекательное положение в сравнении с остальными участниками формирования символического пространства политики.
Однако, как отмечено выше, существует большое многообразие трактовок понятия «информационная политика». В данном случае мы рассматриваем его, прежде всего, в рамках политической коммуникации — в аспекте взаимодействия власти и общества. Но при сужении истолкования понятия ИП все же не рассматривается лишь в одном ключе. Наоборот, оно имеет различные трактовки, сделанные в рамках существующих моделей политической коммуникации.
Так, В. П. Пугачев рассматривает средства массовой информации исключительно как инструмент манипулирования общественным мнением, регулируемый государством [14].
Однако следует отойти от исключительно критического восприятия информационного воздействия государства на общество при помощи СМИ. Выражено это главным образом в том, что на информационном рынке, помимо государства, сосредоточено множество других информационных субъектов, которые также пытаются влиять на общественное мнение в своих целях. Эти обстоятельства не дают возможности демонизировать информационное влияние государства несмотря на то, что властные структуры действительно располагают крупными информационными ресурсами.
Таким образом, существующие доводы приводят к нейтральному восприятию информационной политики, которая не может быть рассмотрена исключительно в негативном ключе, как политика манипулирования общественным мнением или исключительно в положительном аспекте.
В рамках социально-информациологического подхода В. Д. Попов определяет государственную информационную политику (ГИП) как «особую сферу жизнедеятельности людей, связанную с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества, и направленную на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями» [2, с. 23].
Интересную трактовку этого понятия дает Ю.А. Нис-невич, который считает, что «информационная политика
— это совокупность целей, отражающих национальные интересы в информационной сфере, стратегии, тактики, задачи государственного управления, управленческих решений и методов их реализации, разработанных и реализуемых государственной властью для регулирования и совершенствования как собственно процессов информа-
ционного взаимодействия в общественно-политической жизни и социально-экономической сфере жизнедеятельности общества и государства, так и процессов обеспечения такого взаимодействия» [15, с. 10]. Как видно из этого текста, Ю. С. Нисневич подчеркивает, что для устранения дефицита доверия к власти государственная информационная политика (ГИП) должна быть направлена не только на предоставление населению необходимой информации в удобной форме и оптимальным для потребителя образом, она должна также стимулировать прямой диалог власти с общественностью, инициатором которой должна выступать сама государственная власть. Данное положение в большей степени определяет сущностные характеристики ГИП как политики, направленной на легитимацию органов власти и принимаемых ими решений.
Несколько другое определение информационной политике дает А. В. Шевченко, подразумевая под ИП организованную совокупность идей, установок, целей, методов, средств, с помощью которых государство осуществляет регулирование информационных отношений в политической системе в целях обеспечения сбалансированности интересов, личности, общества и государства [16, с. 38].
В результате анализа основных интерпретаций ИП государства можно сделать следующие выводы:
1. Можно трактовать ее как совокупность целей и путей для их достижения. Субъектом И П могут выступать органы власти различного статуса, что предопределило деление по уровням реализации власти на государственную (федеральную) и региональную информационную политику.
Также на основе того, что подчеркивается управленческая сущность ИП, заключающаяся в интерпретации ее как некоего способа обращения с имеющимися информационными потоками и ресурсами со стороны властных структур, мы приходим к выводу, что ИП представляет собой преимущественно односторонний процесс, так как имеет управленческую сущность. Воздействие власти на общество, где опосредующую и относительно самостоятельную роль между вышеуказанными институтами играют СМИ и СМК. Однако толкование ИП как преимущественно одностороннего информационного процесса не исключает обратной связи, через те же средства массовой информации, посредством электронной коммуникации или через замеры общественного мнения.
Кроме того, в рамках данной интерпретации следует подчеркнуть, что ИП, реализующая воздействие государства на общественное мнение, в основном направлена на реализацию глобальных целей общества, но могут решаться и частные политические цели или проводиться реализация интересов государственной политической или экономической элиты.
2. Для предвыборной информационной деятельности главным является стремление заставить человека проголосовать тем или иным способом, перед информацион-
ной политикой стоят иные задачи. Основной из них является решение проблемы информирования граждан, на основе чего становилось бы возможным поддерживать определенную политическую стабильность. В ходе решения данной цели реализуются следующие функции:
— легитимирующая, направленная на получение поддержки и одобрения общества по поводу принимаемых управленческих решений, способствующая поддержанию динамической стабильности существования социального организма-
— интегрирующая, связанная с осуществлением такой государственной политики, которая бы учитывала интересы всех элементов общественной системы и способствовала бы выработке и принятию согласованных управленческих решений-
— социализирующую, связанную с усвоением социально-политических норм, ценностей и традиций государства, а также с повышением уровня политической компетентности граждан [17].
Таким образом, информационная политика представляет собой взаимодействие двух взаимозависимых процессов. Во-первых, выстраивание каналов политической коммуникации, то есть регулирование процесса развития компонентов информационной среды, во-вторых, коммуникационная деятельность в общественно-политическом процессе. Здесь следует также подчеркнуть, что информационная политика более всего затрагивает именно политическую коммуникацию посредством СМИ и СМК, включая как электронные, так и печатные источники, поскольку это основной канал политической коммуникации в системе отношений «власть-общество».
Л и т е р, а т у р а
1. Луман Н. Медиа коммуникации. — М., 2005. [Электронная бибилиотека] URL: http: //www. i-u. ru/biblio/archive/luman_ media/00. aspx (дата обращения 02. 04. 2011)
2. Иванов Д. В. Виртуализация общества. Версия 2.0. -СПб., 2002. URL: http: //lib. ru/POLITOLOG/ivanov_d_v. txt (дата обращения 11. 03. 2010)
3. Социальная информациология / Под общ. ред. В Д. Попова. — М.: Изд-во РАГС, 2007. — 290 с.
4. Засурский И. И. Реконструкция России. Масс-медиа и политика в России девяностых. [Ежедневное Интернет издание «Русский журнал"] URL: http: //old. russ. ru/politics/20 001 1140. html (дата обращения 10. 04. 10)
5. Дзялошинский И. М. Информационная политика в Рос-
сии (Интернет версия) [интернет-страница И. Дзялошинского] URL: http: //www. dzyalosh. ru/01-comm/books/inf-politika/1−1-1.
htm (дата обращения 22. 04. 2010)
6. Pye L. Political Communication // The Blackwell Encyclopaedia Political Institutions. — Oxford-New York, 1987. -667 p.
7. Петрунин Ю. Ю. Политические коммуникации / Под. ред. А. И. Соловьева. — М.: Аспект Пресс, 2004. — 332 с.
8. Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. — М.: Рефл-бук, 2001 — 656 с.
9. Малаканова О. А. Политическая коммуникация. URL: http: //my. samara. ru/~soc/stat/28 760 (дата обращения 13. 05. 2010)
10. Дьякова Е. Г., Трахтенберг А. Д. Массовая коммуникация: модели влияния. Как устанавливается повестка дня? — Екатеринбург: Институт философии и права УрО РАН, 2001. URL: www. mediagram. ru/netcat.. /h_24b81 a536e07ea8a0ea8544a684b9 426 (дата обращения 12. 03. 2010)
11. McCombs M. E, Shaw D.L. The Agenda-Setting Function of Mass Media // Public Opinion Quarterly. — Vol. 36. 1972. -P. 176−178.
12. Дьякова Е. Г. Массовая политическая коммуникация в теории установления повестки дня: от эффекта к процессу // Политические исследования. — 2003. — № 3. — С. 109−119.
13. Бурдье П. Социология политики / Пер. с фр.- Сост., общ. ред. и предисл. Н. А. Шматко. — М.: Socio-Logos 1993. — С. 336.
14. Пугачев В. Демократизация: общие условия и российская специфика // Вестник Московского университета. Сер. 12. Социально-политические исследования. — 1994. — № 5. — С. 4351.
15. Нисневич Ю. А. О необходимости государственной информационной политики // Межотраслевая информационная служба. — 1997. — № 1−2. — С. 7−10.
16. Шевченко А. В. Информационная устойчивость политической системы постиндустриального общества: Автореф. дисс. … д. полит.н. — М., 2006 — 55 с.
17. Громова Т. Н. Государственная коммуникация: теоретическая модель и региональная практика [сайт российской коммуникативной ассоциации РКА] URL: http: //www. russcomm. rU/rca_biblio/g/gromova01. shtml (дата обращения 04. 05. 2010)
O.V Osipova
The concept «the state informational policy» in the aspect of political communication:
to identify the actual content
The article deals with the theoretical analysis of concept «informational policy» which is becoming more urgent due to development of the modem society. Special attention is focused on the proof of informational policy as a tool of political communication.
Key words: information, informational relationship, informational policy, mass communication, political communication, politics, political system, state, power, mass media, society.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой