Использование частноправовых понятий при конструировании составов преступлений против собственности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ЕРМАКОВА О.В., кандидат юридических наук, ermakova_alt@mail. ru Кафедра уголовного права и криминологии- Барнаульский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 656 038, г. Барнаул, Чкалова, 49
ERMAKOVA O.V. ,
Candidate of Legal Sciences,
ermakova_alt@mail. ru
Chair of Criminal Law
and Criminology-
Barnaul Law Institute
of the Ministry of the Interior
of the Russian Federation,
Chkalova St. 49, Barnaul, 656 038,
Russian Federation
ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЧАСТНОПРАВОВЫХ ПОНЯТИЙ ПРИ КОНСТРУИРОВАНИИ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
Реферат. При конструировании большинства составов преступлений законодатель использует понятийный аппарат других отраслей права. Подобное заимствование не вызывает возражений в тех случаях, когда толкование таких понятий в искомой отрасли, а также интерпретация их для уголовно-правовой науки сложностей не представляет. Зачастую используемые в уголовном законе понятия не имеют легального определения и однозначного толкования в различных отраслях права. Рассмотрено использование гражданско-правовых понятий при конструировании составов преступлений против собственности. Уже в названии соответствующей главы законодателем используется понятие собственности. Являясь межотраслевым, оно не имеет однозначного понимания. Обосновывается целесообразность сочетания экономических и правовых признаков в содержании понятия собственности. В гражданско-правовом смысле содержание собственности образует экономический — само имущество и его принадлежность собственнику (собственность отнесена к вещным, имущественным правам) и правовой аспект — правомочия собственника, а именно правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом, а также исключительное право передавать названные права другим лицам. В качестве последствий в главе 21 УК РФ используется понятие имущественного ущерба. Однако имущественный (материальный) ущерб в разных регулятивных отраслях права толкуется неодинаково. При использовании этого понятия применительно к различным преступлениям законодателю следовало бы уточнить его содержание. Признается необходимость разъяснять (в самом законе или в актах его нормативного толкования) значение понятий, заимствованных из других отраслей права (уже имеющих четкое определение, в том числе легальное), при их использовании в уголовно-правовых нормах.
Ключевые слова: преступления против собственности, собственность, имущественный ущерб, имущество, право на имущество.
THE USE OF PRIVATE LAW CONCEPTS IN CONSTRUCTING THE CORPUS DELICTI OF CRIMES AGAINST PROPERTY
Abstract. When constructing the corpus dilicti of most of the crimes, legislator uses the conceptual apparatus of other branches of law. Such borrowing doesn'-t cause objections in cases where the interpretation of these concepts in the desired branch and in criminal law theory doesn'-t cause difficulties. The concepts used in criminal law often don'-t have legal definition and single interpretation in other branches of law. The use of civil law concepts in constructing the corpus delicti of crimes against property is considered. Legislator uses the concept of ownership in the title of the relevant chapter. Being interdisciplinary, it doesn'-t have a single meaning. The expediency of combination of economic and legal characteristics in the content of the concept of ownership is substantiated. In civil law meaning the content of ownership has both economic — the property itself and its belonging to the owner (the property is classified as property right) and legal aspect — proprietary rights, namely the powers of possession, use and disposition of property, and the exclusive right to transfer these rights to others. The concept of property damage is used as consequences in Chapter 21 of the RF Criminal Code. However, the property (material) damage in various regulatory areas of law is interpreted differently. Legislator should clarify the content of this concept when using it for different crimes. The need to clarify the meaning of the concepts borrowed from other branches of law (already having a clear definition, including legal one), when used in criminal law provisions, is recognized.
Keywords: crimes against property, ownership, property damage, property, right to property.
Во многих разделах и главах Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) законодатель использует понятийный аппарат других отраслей права. При этом иногда в примечаниях к статьям Особенной части приводятся разъяснения относительно особенностей толкования данных понятий, но, как правило, какое-либо официальное толкование отсутствует. Подобное заимствование возможно и допустимо, поскольку уголовное право не может выработать по всем преступлениям собственный понятийный аппарат. Однако следует отметить, что в большинстве случаев при конструировании уголовно-правовых норм используются такие понятия других отраслей права, которые, будучи законодательно не закреплены, не находят однозначного понимания в соответствующей отрасли. Продемонстрируем подобное заимствование применительно к главе 21 УК РФ «Преступления против собственности».
Исходя из названия главы, преступления, закрепленные в статьях 158−168 УК РФ, посягают на собственность, которая выступает объектом указанных преступлений.
Собственность, являясь межотраслевым институтом, занимает основополагающее место во многих отраслях российского права. Так, согласно Конституции Р Ф государство гарантирует неприкосновенность собственности. Подобное упоминание можно встретить и в ст. 2 УК РФ, в которой в качестве задачи уголовного закона закрепляется защита собственности от преступных посягательств. Однако основное место рассмотрению института собственности уделяется в цивилистической науке.
Несмотря на значимость института собственности, в настоящее время его нельзя признать разработанным. В частности, до сих пор не закреплено само понятие собственности, что порождает сложности не только в гражданском праве, но и в уголовном праве при определении объекта и предмета преступлений против собственности.
Все точки зрения на понятие «собственность» можно разделить на 3 основных группы: 1) собственность как экономическое отношение, 2) собственность как правовая ценность (право собственности в субъективном смысле) и 3) собственность как экономическое отношение и право собственности.
Согласно первому подходу собственность — одно из основных отношений,
складывающихся в области экономики. Укрепление и развитие различных видов собственности создают возможность экономического процветания общества и обеспечения благосостояния отдельных граждан [1, с. 358].
В науке уголовного права сложилось воззрение на собственность и как на исключительно юридическое явление. Наиболее последовательно обозначенной точки зрения придерживается Б. С. Никифоров. Так, он утверждает: «Объектом таких преступлений, как кража и, в значительной мере, мошенничество является гарантированная собственнику законом возможность (а гарантированная законом возможность — это в данном случае и есть право) в установленных законом пределах использовать имущество по своему усмотрению, обращаться с ним & quot-как со своим& quot-, в частности, возможность владеть, пользоваться и распоряжаться им своей властью (по своей воле) и в своем, так или иначе понимаемом интересе. Всякое воспрепятствование собственнику в законных пределах осуществлять свое право собственности представляет собой правонарушение- при определенных условиях, когда речь идет о посягательстве не на отдельные элементы права собственности, а на самое это право в полном его объеме, такое воспрепятствование является преступлением» [2, с. 128−130].
Суть третьего подхода — в экономической и правовой трактовке собственности в уголовном праве.
Данной точки зрения также придерживается С. А. Елисеев, который утверждает: «…преступление против собственности (в любой его форме, предусмотренной уголовным законом) является деянием, причиняющим ущерб как экономическим отношениям собственности (субъектно-объектным, субъектно-субъектным), так и правомочиям собственника» [3, с. 27].
Таким образом, в гражданско-правовом смысле собственность включает в себя экономическое содержание — имущество и его присвоенность собственником (собственность отнесена гражданским законодателем к вещным, имущественным правам), и правовое содержание — правомочия собственника, а именно права на владение, пользование и распоряжение этим имуществом, а также исключительное, только собственнику принадлежащее пра-
во передавать названные правомочия другим лицам (юридическим и физическим). Представляется, что разрывать экономическое и правовое содержание собственности можно только искусственно, в государстве, провозглашающем защиту собственности, они существуют в единстве.
Кроме того, во многих статьях главы 21 УК РФ используется понятие имущественного ущерба. Так, в ст. 165 УК РФ говорится об имущественном ущербе. В определении хищения в примечании 1 к ст. 158 УК РФ содержится упоминание об ущербе собственнику или иному владельцу имущества, под которым также подразумевается имущественный ущерб. Однако имущественный (материал ь-ный) ущерб в разных регулятивных отраслях права толкуется неодинаково. В рамках гражданского права имущественный ущерб именуется убытками. При этом согласно ч. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Таким образом, в цивилис-тическом плане к имущественному ущербу относят и реальный ущерб, и упущенную выгоду. В Трудовом кодексе РФ под ущербом, подлежащим возмещению работником работодателю, понимается лишь реальный ущерб. В части 1 ст. 238 ТК РФ установлено: «Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат».
В Уголовном кодексе РФ используется понятие «имущественный ущерб», но не содержится его разъяснение, что порождает дискуссии в научной литературе.
Господствующей является точка зрения, согласно которой при хищении имущественный ущерб соответствует стоимости изъятого имущества, то есть реальному (положительному) ущербу [4, с. 258].
что касается ст. 165 УК РФ, в которой употребляется термин «имущественный ущерб», то большинство авторов включают в него также упущенную выгоду или только упущенную выгоду [5, с. 54]. А. В. Хабаров,
возражая против высказанной позиции, указывает, что такое толкование ущерба является произвольным [6, с. 29]. Исходя из этого законодателю следовало бы уточнить значение термина «ущерб» применительно к хищениям и к преступлению, предусмотренному ст. 165 УК РФ [7, с. 59].
Еще одним заимствованным понятием выступает понятие «имущество». Именно оно используется для обозначения предмета всех форм хищений.
Однако в цивилистической науке имущество можно рассматривать в двух значениях: в узком — как совокупность вещей и в широком — как совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей. Кроме того, имущество подразделяется на движимое и недвижимое. Так какое же смысловое значение вкладывал законодатель в понятие имущества применительно к главе 21 УК РФ?
По нашему мнению, в тех случаях, когда законодатель имеет в виду понятие имущества в широком смысле, это прямо отражается в диспозициях статей. Например, в статье 159 УК РФ предметом названо не только имущество, но и право на него, т. е. налицо широкое понимание. В диспозициях ст. ст. 158, 161, 162 УК РФ законодатель никаких оговорок относительно расширенного толкования не делает, поэтому следует использовать понятие имущества в узком смысле слова.
Следует отметить, что основные проблемы в квалификации возникают именно при толковании понятия имущества в широком смысле.
Как уже указывалось, предметом мошенничества может выступать право на имущество. Разъяснение этого понятия сопряжено с определенными сложностями, поскольку данное понятие, имея цивилисти-ческие, а не уголовно-правовые корни, ни на законодательном уровне, ни на уровне Верховного Суда Р Ф не разъясняется. Думается, именно неурегулированностью понятия права на имущество можно объяснить фактическое отсутствие судебной практики.
По нашему мнению, право на имущество — это правомочия в отношении конкретного имущества, закрепленные в документальной форме (ценные бумаги, доверенность, страховой полис и т. д.) [8, с. 156].
Закрепленность такого права на носителе, имеющем статус документа, является
обязательным условием, соответственно органы предварительного расследования в материалах уголовного дела должны отобразить указанный документ, подробно изложив его характеристику.
Анализ судебной практики показывает, что указанная рекомендация не всегда соблюдается правоприменительными органами. Так, например, Михайловским районным судом Алтайского края по ч. 2 ст. 159 УК РФ был осужден М., который путем злоупотребления доверием приобрел право на автомобиль «Ауди 80», не оплатив денежные средства за автомобиль. В приговоре суда отсутствует указание на тот документ (доверенность, договор купли-продажи или иной), по которому виновный приобрел право на имущество*. Вместе с тем очевидно, что если никакого документа не заключалось, то предметом будет выступать не право на имущество,
* Уголовное дело N 1−343/1998 г. // Архив Михайловского районного суда Алтайского края.
а автомобиль как вещь. Следовательно, описание обязательных элементов состава преступления изначально дано неверно.
Исходя из представленной трактовки права на имущество, в данное понятие включается и недвижимое имущество. Такой вывод также подтверждается ч. 4 ст. 159 УК РФ, в которой в качестве предмета преступления законодатель указывает право гражданина на жилое помещение.
В представленном исследовании разъяснены лишь отдельные цивилисти-ческие понятия применительно к преступлениям против собственности и показаны те проблемы, которые возникают в связи с терминологической неурегулированностью. Таким образом, единственно верным следует признать необходимость при использовании понятийного аппарата других отраслей права разъяснять значение данных понятий применительно к уголовно-правовым нормам в самом законе или в постановлениях Пленума Верховного Суда Р Ф.
Список литературы
1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. В. М. Лебедева. 2-е изд., пере-раб. и доп. М.: НОРМА, 2004. 895 с.
2. Никифоров Б. С. Объект преступления по советскому уголовному праву. М.: Юрид. лит., 1960.
3. Елисеев С. А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России. Томск, 1999. 176 с.
4. Бойцов А. И. Преступления против собственности. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. 775 с.
5. Панов Н. И. Уголовная ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Харьков: Вища школа, 1977. 127 с.
6. Хабаров А. В. Преступления против собственности: учеб. пособие. Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 1999. 116 с.
7. Ермакова О. В. Теоретические и практические аспекты определения момента окончания преступлений против собственности. Барнаул: Барнаульский юрид. ин-т МВД России, 2013. 100 с.
8. Плохова В. И. Ненасильственные преступления против собственности: криминологическая и правовая обоснованность. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. 295 с.
References
1. Kommentariy k Ugolovnomu kodeksu Rossiyskoy Federatsii [Comment to the Criminal Code of the Russian Federation]. Moscow, NORMA Publ., 2004. 895 p.
2. Nikiforov B.S. Ob'-ektprestupleniyapo sovetskomu ugolovnomu pravu [The object of the crime on the Soviet criminal law]. Moscow, Yuridicheskaya literatura Publ., 1960.
3. Eliseev S.A. Prestupleniya protiv sobstvennosti po ugolovnomu zakonodatel'-stvu Rossii [Crimes against property under the criminal legislation of Russia]. Tomsk, 1999. 176 p.
4. Boytsov A.I. Prestupleniya protiv sobstvennosti [Crimes against property]. St. Petersburg, Yuridichesky tsentr Press Publ., 2002. 775 p.
5. Panov N.I. Ugolovnaya otvetstvennost'- za prichinenie imushchestvennogo ushcherba putem obmana ili zloupotrebleniyadoveriem [Criminal liability for causing damage to property by deception or abuse of trust]. Kharkov, Vishcha shkola Publ., 1977. 127 p.
6. Khabarov A.V. Prestupleniya protiv sobstvennosti [Crimes against property]. Tyumen, Publishing House of the Tyumen State University, 1999. 116 p.
7. Ermakova O.V. Teoreticheskie i prakticheskie aspekty opredeleniya momenta okonchaniya prestupleniy protiv sobstvennosti [Theoretical and practical aspects of the definition of the end of crimes against property]. Barnaul, Barnaul Law Institute of the Russian Interior Ministry, 2013. 100 p.
8. Plokhova V.I. Nenasil'-stvennye prestupleniya protiv sobstvennosti: kriminologicheskaya i pravovaya obosnovannost'- [Non-violent property crime: criminological and legal validity]. St. Petersburg, 2003. 295 p.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой