Неспецифическая адаптационная реактивность и её роль в физиотерапии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Научные обзоры
© АБРАМОВИЧ С.Г. -УДК 615. 83−003. 96
НЕСПЕЦИФИЧЕСКАЯ АДАПТАЦИОННАЯ РЕАКТИВНОСТЬ И ЕЁ РОЛЬ В ФИЗИОТЕРАПИИ
С. Г. Абрамович.
(Иркутский государственный институт усовершенствования врачей, ректор — член-корр. РАМН, проф. A.A. Дзизинский, кафедра физиотерапии и курортологии, зав. — проф. A.A. Федотченко)
Резюме. В обзоре литературы рассматриваются современные данные о состоянии неспецифической адаптационной реактивности у здоровых и больных людей, методология изучения, возрастные особенности. С позиций общей адаптационной теории обосновывается применение природных и преформированных физических факторов.
В последние годы формирование валеологии, как науки, существенно изменило традиционные взгляды на понятия «здоровье» и «болезнь» [5,19]. Определение индивидуума к той или иной категории только на основании отсутствия или наличия клинических симптомов и морфологических изменений уже не устраивает, поскольку такой подход не учитывает разнообразия многокомпонентной системы «здоровье» и не раскрывает истинных резервных возможностей человека [16,20].
Здоровье, согласно определению В. В. Парина, есть такое оптимальное состояние организма, при котором обеспечивается максимальная адаптивность [44]. Под влиянием различных факторов в организме человека возникают изменения функционального состояния органов и систем, в результате которых формируется, феномен адапти-рованности, т. е. способности продолжать жизнедеятельность в новых, необычных условиях [38, 39,40].
Адаптация (лат. ас1ар1айо — приспособление) -это приспособление живого организма к постоянно изменяющимся условиям существования во внешней среде, выработанное в процессе эволюционного развития [25,27]. Представления о механизмах адаптации характеризуются многообразием форм: реакция стресса по Г. Селье [51,59, 61], неспецифическая повышенная сопротивляемость по Н. В. Лазареву [35], реакция активации и тренировки по Л. Х. Гаркави и соавт. [18], климатогеографический стресс, синдром полярного напряжения по В. П. Казначееву [27], феномен ге-лиогеофизического импринтирования по Н.Р. Де-ряпа и соавт. [22], обоснование Н. В. Васильевым и соавт. [14,15] близости процессов адаптации и иммуногенеза, создание «иммунологических портретов» адаптационных реакций.
В поддержании гомеостаза ведущая регулирующая роль отводится центральной нервной системе, способной через гипоталамо-гипофизарные взаимоотношения и железы внутренней секреции изменять различные функциональные параметры
организма человека [4,43]. Очевидно, что процесс адаптации невозможно свести ни к одной, даже самой важной структуре [52]. По мнению П. К. Анохина, он обеспечивается не отдельными органами, а скоординированными между собой специализированными функциональными связями, избирательно вовлекающимися в приспособительную деятельность независимо от их принадлежности к анатомо-физиологическим системам [3].
Наиболее важным способом, с помощью которого осуществляется приспособление организма к меняющимся условиям среды, является его способность к реакциям. Известно, что каждый из действующих на организм раздражителей характеризуется качеством и количеством. Если количество является основой общности реакций организма на действие разных по качеству раздражителей, то качество привносит в каждую реакцию свои особенности. В процессе эволюции приспособительные реакции организма создают общий неспецифический фон, на который накладываются специфика и качество каждого раздражителя [18, 58].
Первая общая неспецифическая адаптационная реакция была открыта канадским учёным Г. Селье [59]. Он обнаружил, что в ответ на действие разных по качеству, но сильных и неадекватных раздражителей в организме стандартно развивается один и тот же комплекс изменений, характеризующих эту реакцию, названную общим адаптационным синдромом или реакцией стресса [51,60,61]. Признав эту теорию, многие учёные перестали придавать значение тому, что стресс (СС) — это реакция на чрезвычайный раздражитель, а не на любой раздражитель вообще [18].
В связи с этим представляют интерес публикации, где содержатся сведения о существовании других, отличных от стресса, адаптационных реакций. К таковым можно отнести работу И. А. Аршавского о «физиологическом стрессе» [6], который описал состояние организма при
умеренной двигательной активности, сопровождающееся возрастанием процессов анаболизма.
Н. В. Лазаревым [35] изучалось состояние повышенной сопротивляемости организма, развивающееся под влиянием малых доз адаптогенов растительного происхождения. При его развитии, в отличие от стресса, не было выявлено существенных изменений в системе «гипофиз-надпочечники», щитовидной железе и тимусе. Отмечалась лишь активация половых желез и гонадотропной функции гипофиза [29,45]. В последующем в многочисленных исследованиях было показано, что небольшие дозы адаптогенов повышают неспецифическую резистентность и защищают организм от действия СС — факторов [21,57].
Проблема изучения неспецифической адаптационной реактивности (НАР) в ответ на раздражения меньшие, чем стрессорные, наиболее полно разрабатывалась коллективом авторов под руководством проф. Л. Х. Гаркави [17,28,58]. Были выявлены реакции на слабые воздействия — реакции тренировки (РТ) и реакции на воздействия средней силы, промежуточной между слабыми и сильными — реакции активации, подразделенной на спокойную (РСА) и повышенную (РПА). Также выделяют реакцию переактивации (ПА), которая как самостоятельный тип реакции не учитывается, так как встречается среди здоровых редко, но является, как и стресс, неспецифической основой предпатологии и болезни.
Необходимо отметить, что диагностика типов НАР осуществляется, подсчётом в лейкограмме лимфоцитов, а остальные элементы лейкоцитарной формулы являются дополнительными признаками, которые свидетельствуют о физиологичности или напряжённости антистрессорных реакций, тяжести СС или ПА [18]. В связи с этим нельзя не упомянуть исследования В. Шилинга [55], который первый предложил определять процентное содержание форменных элементов белой крови и использовать полученную таким образом лейкоцитарную формулу для характеристики общего состояния и прогноза заболевания. Он убедительно обосновал важность оценки именно относительного (процентного) содержания отдельных форм лейкоцитов перед абсолютным, которое подвержено сильным колебаниям даже в течение суток. Теперь, когда относительное количество лимфоцитов стало информативным сигнальным показателем типа адаптационной реакции, характеризующей функциональное состояние организма, можно в полной
мере оценить высказывание В. Шилинга, сделанное ещё до открытия стресса: «Повышение числа лимфоцитов при нейтрофильно протекающем заболевании указывают на хорошую сопротивляемость организма, если они находятся в соответствии с общим числом лейкоцитов…».
В соответствии с критериями Л. Х. Гаркави и соавт., СС реакция определяется при 6−19,5% лимфоцитов, РТ — при 20−27%, РСА — при 28−33,5%, РПА — при 34−44%, ПА — при 45% и более. Отклонение от указанных для реакций тренировки и активации параметров белой крови: лейкоцитоз, лейкопения, эозинопения, эозинофилия, моноци-тоз, монопения, базофилия, появление токсоген-ной зернистости нейтрофилов и плазматических клеток, сдвиг влево, — говорит о напряжённости адаптационных процессов и снижении уровня НАР (табл. 1)
Уровни НАР делят на 4 основные группы [17, 18,28,58]. Каждая группа характеризуется степенью выраженности отклонений в лейкоцитарной формуле и их количеством.
• Высокие уровни — гармоничные антистрессор-ные реакции без признаков (0 ст.) или с незначительными признаками напряжённости (1 ст.), являющиеся неспецифической основой здоровья.
• Средние уровни — антистрессорные реакции с умеренно выраженными признаками напряжённости (не более 2 ст.) и мягкий стресс, являющиеся стадией предболезни.
• Низкие уровни — антистрессорные реакции с выраженными признаками напряжённости (3 ст.) и более тяжёлый стресс, являющиеся основой более тяжёлых патологических состояний.
• Очень низкие уровни реактивности — антистрессорные реакции с резко выраженными признаками напряжённости (3−4 ст.), тяжёлый стресс и переактивация.
С позиций теории адаптационных реакций представлениям о здоровье отвечают антистрес-
Таблица
Оценка уровней реактивности по выраженности признаков напряжённости неспецифической адаптационной реактивности в лейкоцитарной формуле [18]
Клеточные элементы Степень напряжённости
0 1 2 3 4
Моноциты, % 5−6 7,5−8,5 4−4,5 9−11 3−3,5 11,5−15 2−2,5 & gt-15 & lt-2
Эозинофилы, % 1−4,5 5−6 0,5 6,5−8,5 0,5 9−15 0 & gt-15 0
Базофилы, % 0−0,5 1 1,5 2−3 & gt-3
Палочкоядерные нейтрофилы, % 3−5,5 6−7 2−2,5 7,5−9 1−1,5 9,5−15 0,5 & gt-15
Дополнительные сведения 1−2 плазматич. клетки & gt-2-х плазматич. клеток
Токсогенная зернистость нейтрофилов нет нет В единич. клетках В половине клеток Почти во всех клетках
сорные реакции РТ, РСА, РПА высоких уровней реактивности, т. е. развивающиеся в ответ на раздражители, небольшие по абсолютной величине. Те же неспецифические адаптационные реакции, но реализующиеся на средних и низких уровнях реактивности, а также стресс или переактивация высоких уровней реактивности, являются неспецифической основой предболезни. Болезням, как правило, сопутствует СС, ПА и антистрессорные реакции низких и очень низких уровней реактивности.
В своё время Г. Селье считал, что повторные стрессы ведут к истощению «адаптационной энергии» и приводят к старению организма. При этом он сделал вывод, что постоянно повторяющиеся разнообразные воздействия умеренной силы могут оказывать «тренирующее» действие на защитные силы организма, сохраняя и увеличивая продолжительность жизни. Экспериментальная проверка этих идей показала их справедливость [53, 54].
Известно, что в пожилом и старческом возрасте отклонения гомеостаза у разных индивидуумов выражены в различной степени [7]. Этому способствуют особенности НАР: при старении развиваются адаптационные реакции низких уровней реактивности, иногда — стресс. С возрастом изменяется, а иногда даже извращается чувствительность на раздражители. Организм постепенно начинает избирать всё более сильные воздействия в качестве управляющих факторов [18]. Однако такое приспособление мало эффективно, так как при этом теряется способность избирать в качестве управляющих малые, выгодные воздействия [23, 58]. Если исходить из этих представлений, то для борьбы со старением нужно вызывать и поддерживать реакцию активации высоких уровней реактивности, т. е. действовать с помощью очень малых раздражителей [1,18,24,56].
К сожалению, в последние десятилетия современная клиническая медицина ориентирована преимущественно на использование лекарственных средств. Между тем в России имеется достаточный опыт и хорошие перспективы успешного развития немедикаментозных методов лечения [47,48,50]. Особенности экстремального климата Сибирского региона, геофизические и антропо-экологические факторы оказывают влияние на особенности функционирования гомеостатических систем организма человека, что истощает резервные возможности адаптационных механизмов
[36]. В связи с этим остаётся актуальной проблема разработки новых эффективных программ бальнеофизиотерапии, основанных на данных НАР [33].
По данным С. А. Коробова [31], одним из новых научных направлений является «адаптационная медицина» (АМ), которая изучает фундаментальные механизмы адаптации для разработки методов профилактики и лечения различных заболеваний [34,41]. Физические факторы можно по праву отнести к разряду АМ, так как процесс их взаимодействия с организмом человека представ-
ляет собой ни что иное, как приспособление к данному раздражителю, а адаптационная составляющая в механизме действия методов физиотерапии занимает гораздо большее место, чем принято обычно считать[30].
В настоящее время привлекает внимание феномен высокой чувствительности организма человека к различным влияниям внешней среды, в том числе и лечебных физических факторов малой интенсивности [32,46]. Анализ зависимости «доза-эффект» с позиций гормезиса существенно углубляет представления о действии физиотерапевати-ческих методов лечения. Интерес представляет не только диапазон их повреждающих доз, вызывающих ограничение и срыв адаптации, но и стимулирующая область малых доз, при которых, в соответствии с общебиологическим законом Р. Арндта и X. Шульца, происходят положительные сдвиги НАР и переход гомеостаза на качественно новый уровень функционирования в пределах физиологических возможностей организма. Можно констатировать, что концепция гормезиса соответствует общей теории адаптации и занимает ведущие позиции в обосновании АМ [2].
А. П. Васильевым и соавт. [12,13] представлена принципиальная схема эволюции формирования долговременной адаптации организма под влиянием лазерного облучения. Показано, что формирование системного структурного следа на субклеточном уровне обеспечивает основные функциональные проявления долговременной адаптации середчно-сосудистой системы больных ишемической болезнью сердца. Т. Н. Зариповой и соавт. [26] с помощью изучения НАР у больных остеоартрозом обнаружено, что ежедневные аппликации торфа являются чрезмерной нагрузкой для организма. Назначение этой процедуры через день оказалось более физиологичной. А.И. Литвак
[37] с помощью анализа лейкоцитарной формулы у больных с острой пневмонией выявил оптимальную методику электрофореза. В. М. Боголюбовым и соавт. [8] было обращено внимание на информативность соотношения лимфоцитов и сегментоядерных нейтрофилов для индивидуального контроля за реакцией организма на физические воздействия.
Методология теории адаптационных реакций может быть использована для оценки эффективности и прогнозирования результатов курортного лечения, что наглядно продемонстрировано в многочисленных работах [9,10,11,42,45].
Обобщая данные литературы можно сделать вывод, что НАР активно участвует в формировании здоровья, процессов старения, предболезни и болезни. Не подлежит сомнению, что в механизме действия природных и преформированных физических факторов значительную роль играют неспецифические адаптационные реакции. В связи с этим, представляется необходимым продолжение научных исследований для разработки новых методов восстановительной медицины, основанных на общей адаптационной теории.
NONSPECIFIC ADAPTATIVE REACTIVITY AND HER ROLE IN PHYSIOTHERAPY
S.G. Abramovich (Irkutsk Institute of Advanced Medical Training)
In the present literature review the late data on state of nonspecific adaptative reactivity in healthy and sick people, methods of research and age unusual features are considered. The use of natural and simulated physical factors is explained from the point of view of general adaptative theory.
Литература
1. Абрамович С. Г. Особенности физиотерапии в гериатрии. Методическое пособие. — Иркутск, 1996. -27с.
2. Андреев С. В., Зеленецкая B.C. Концепция горме-зиса в проблеме стимулирующего действия малых доз физико-химических факторов // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. — 1989. — № 6. -С. 68−75.
3. Анохин П. К. Узловые вопросы теории функциональных систем. — М., 1980. — 196с.
4. Анохин П. К. Очерки физиологии функциональных систем.- М., 1985. — 306с.
5. Апанасенко Г. Л. Валеология: имеет ли она право на самостоятельное существование? // Валеология. — 1996. -№ 2. -С. 9−14.
6. Аршавский И. А. Физиологические механизмы и закономерности индивидуального развития. — М., 1976.- 270с.
7. Ахаладзе Н. Г., Вайсерман А. М. Определение биологического возраста как проблема геронтологии // Проблема старения и долголетия. — 1992. — 2. -№ 3. — С. 323−330.
8. Боголюбов В. М., Зубкова С. М. Пути оптимизации параметров физиотерапевтических воздействий // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. -1998. — № 2. — С. 3−6.
9. Бутов М. А., Соколова Г. Б. Общие неспецифические адаптационные реакции как критерий эффективности лечения // Актуальные вопросы курортной терапии. — Тула — Краинка, 1994. — С. 17−18.
10. Быков А. Т. Оздоровление и реабилитация военнослужащих на курортах России. — Сочи, 1996. -300с.
if. Быков А. Т., Костусева-Муромцева H.A. Изменения некоторых показателей метаболизма у больных ИБС при фотомодификации крови в зависимости от типа адаптационных реакций и уровней реактивности // Новые медицинские технологии в системе проф. и мед. реабилитации лётного состава на санаторно-курортном этапе. — Сочи, 1997. — С. 16−18.
12. Васильев А. П. Клиническая эффективность и профилактические аспекты применения низкоинтенсивного инфракрасного лазерного излучения у больных стенокардией при одно- и многократных курсах его использования: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Томск, 1998. — 31с.
13. Васильев А. П., Стрельцова H.H., Секисова М. А. Клинический эффект низкоинтенсивного лазерного излучения как результат формирования адаптации организма // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. — 1999. — № 4. — С. 49−51.
14. Васильев Н. В., Коляда Т. Н. Неспецифические факторы иммунитета человека на фоне адаптации к условиям Крайнего Севера // Вестник АМН СССР. -1976. -№ 6. -С. 66−70.
15. Васильев Н. В., Захаров Ю. М., Коляда Т. И. Система крови и неспецифическая резистентность в экс-
тремальных климатических условиях. — Новосибирск, 1992. — 257с.
16. Войтенко В. П. Здоровье здоровых. — Киев, 1991. -248с.
17. Гаркави Л. Х. Адаптационная «реакция активации» и её роль в механизме противоопухолевого влияния раздражений гипоталамуса: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — Донецк, 1969. — 30с.
18. Гаркави Л. Х., Квакина Е. Б., Кузьменко Т. С. Анти-стрессорные реакции и активационная терапия. Реакция активации как путь к здоровью через процессы самоорганизации. — М., 1998. — 656с.
19. Губин Г. И., Власова И. А. Валеология в геронтологии. — Иркутск, 1997. — 73с.
20. Давиденко Д.H., Половников П. В., Михонин A.A., Михонина Т. Н. Здоровье, физическая работоспособность и резервы адаптации организма // Физическая культура, спорт и здоровье нации. Материалы международного конгресса. — СПб., 1996. -С. 296.
21. Дардымов И. В., Хасина Э. И. Элеутерококк: тайны «панацеи». — СПб., 1993. — 125с.
22. Деряпа Н. Р., Рябинин И. Ф. Адаптация человека в полярных районах. — Л., 1977. — 296с.
23. Дильман В. М. Четыре модели медицины. — Л., 1987.- 286с.
24. Егорова Г. И. Особенности физиотерапии в пожилом и старческом возрасте. Методическое пособие. — Л., 1984.- 18с.
25. Ершикова Ю. Е. Адаптация // БМЭ. — 3-є издание. -М., 1974. -Т.1. -С. 64−66.
26. Зарипова Т. Н., Решетова Г. Г., Тицкая Е. В. и др. Новые возможности использования адаптационных реакций в оценке результативности курортного лечения // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. — 1999. -№ 3.- С. 14−16.
27. Казначеев В. П. Современные аспекты адаптации. -Новосибирск, 1980. — 198с.
28. Квакина Е. Б., Уколова М. А. О различных адаптивных реакциях в зависимости от силы воздействия магнитного поля // Материалы 2 Всесоюзного совещания по изучению влияния магнитных полей на биологические объекты. — М., 1969. — С. 107−110.
29. Кириллов O.A. Изучение некоторых механизмов адаптационного действия элеутерококка: Автореф. дис. … канд. биол. наук. — Томск, 1964. — 19с.
30. Клячкин Л. М. Санаторно-курортное лечение больных неспецифическими заболеваниями лёгких // Курорты, основы курортного лечения. — М., 1991. -Т.1. — С. 261−316.
31. Коробов С. А. Адаптационная терапия — новый подход к пониманию механизма действия физических факторов // Матеріали 1 національного конгресу фізіотерапевтів і курортологів України «Фізичні чинники в медичній реабілітації». -Хмільник, 13−14 травня 1998 року. — С. 62−63.
32. Кузин A.M. Идеи радиационного гормезиса в атомном веке. — М., 1995. — 158с.
33. Куимов А. Д., Якобсон Г. С. Саногенетические основы немедикаментозной терапии // Реабилитация больных ИБС, церебральной ишемией и артериальными гипертониями. Тезисы докладов регионарной конференции. — Томск-Белокуриха, 1993. — С. 36.
34. Куимов А. Д., Якобсон Г. С. Саногенетическая коррекция адаптационных реакций (на примере инфаркта миокарда) // Актуальные вопросы курортологии и физиотерапии. Материалы юбилейной научно-практической конференции, посвящённой 75-летию Томского НИИ курортологии и физиотерапии. — Томск, 1997. — С. 106−110.
35. Лазарев Н. В. Адаптогены и рак // Материалы конференции по опосредованному воздействию на опухолевый процесс. — Л., 1963. — С. 52−55.
36. Левицкий Е. Ф., Гриднева Т. Д. Возможные пути повышения эффективности санаторно-курортного лечения // Современные технологии в физиотерапии и курортологии (достижения и перспективы). Материалы научной конференции. 20−21. 09. 2000. -Томск, 2000. — С. 25−29.
37. Литвак А. И. Выбор вида электрофореза по реакции лейкоцитов у больных воспалением лёгких // Вопросы курортологии, физиотерапии и ЛФК. -1991. — № 2. — С. 41−43.
38. Лучанинова В. Н. Медико-биологические проблемы адаптации и здоровья // Проблемы первичной профилактики и восстановительного лечения. Сборник научных трудов. Часть 1. — Новосибирск, 1994. -С. 47−55.
39. Макаренко Ю. А. Адаптивные возможности организма как показатель уровня здоровья детей // Онтогенетические особенности адаптации детей / Под ред. Ю. Е. Вельтищева, P.P. Шиляева. — М., 1985. -С. 31−36.
40. Макаренко Ю. А. Принципы оценки состояния здоровья детей // Советская педиатрия (ежегодные публикации об исследованиях советских авторов) -1989. — Вып.7. — С. 525.
41. Меерсон Ф. З., Малышев И. Ю. Феномен адаптационной стабилизации структур и защита сердца. -М., 1993. — 157с.
42. Ногаллер А. М., Алексеев A.B. Курорт Краинка. -Тула, 1991.- 83с.
43. Панин Л. Е. Биохимические механизмы стресса. -Новосибирск, 1983.- 233с.
44. Парин В. В. Человек, биосфера и технический прогресс // Журнал общей биологии. — 1973. — № 2. -С. 163−173.
45. Погосян Л. И., Новикова К. Ф., Толмачёв Г. Н. и др. Повышение эффективности санаторно-курортного лечения и других этапов лечебно-профилактических мероприятий больных сердечно-сосудистыми заболеваниями путём оптимизации адаптационных процессов. Информационное письмо. — Пятигорск, 1987. — 21с.
46. Подколзин A.A., Донцов В. И. «Факторы малой интенсивности»: новый эффективный и безопасный подход к биологической активации организма //
Ежегодник национального геронтологического центра. — 1997. — Вып.1. — № 1. — С. 64−73.
47. Разумов A.H., Бобровницкий И. П. Основные итоги отраслевой научной программы и актуальные направления исследований по проблемам восстановительной медицины, курортологии и физиотерапии // Современные технологии в физиотерапии и курортологии (достижения и перспективы). Материалы научной конференции, 20−21. 09. 2000. -Томск, 2000. — С. 35−43.
48. Разумов A.H., Бобровницкий И. П. Актуальные научно-практические направления развития восстановительной медицины // Новые технологии восстановительной медицины и курортологии (физиотерапия, реабилитация, спортивная медицина). Материалы 7 Международного форума 1−7 октября 2000 г. Турция — Анталия. — М., 2000. — С. 3−7.
49. Розин М. А. Состояние неспецифически повышенной сопротивляемости при действии некоторых фармакологических средств // Неспецифическая лекарственная профилактика и терапия рака. — Л., 1966. -С. 21−56.
50. Романов А. И., Макарова И.H., Ускова Г. В., Шейна А. Н. Немедикаментозные методы лечения в профилактике и реабилитации // Кремлёвская медицина. Клинический вестник. — 1999. — № 3. -С. 7−9.
51. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. -М., 1960.- 254с.
52. Судаков К. В. Системная саморегуляция поведения // Функциональные системы организма. — М., 1987. -С. 104−121.
53. Фролькис В. В. Старение и биологические возможности организма. — М., 1975. — 272с.
54. Фролькис В. В. Старение и стресс-возраст-синд-ром // Геронтология и гериатрия. Превентивная геронтология и гериатрия. — Киев, 1991. — С. 53−62.
55. Шилинг В. Практическая гематология. — М., Л., 1928. — 98с.
56. Шихлярова А. И., Мулатова А. К., Евстратова О. Ф., Мамцева Л. И. О неспецифическом адаптационнотрофическом влиянии малых доз адреналина на половые железы старых крыс // Сравнительная эпидемиология и диагностика основных локализаций рака. — М., 1984. — С. 22−27.
57. Яременко К. В. Адаптогены как средства профилактической медицины. — Томск, 1990. — 94с.
58. Garkavi L., Kvakina Е, Shikhlyarova A et al. Mechanism and ways of adaptation to environment in the theory of general nonspecific adaptation reactions // World Congr. Internat. Soc. For Adaptation Medicine. — Franuingam, 1997. — P. 135.
59. Selye H. Thymus and adrenals in the respons of the organism to injuries and intoxication // Brit. J. Exp. Path. — 1936. — № 17. — P. 234−248.
60. Selye H. Stress in health and disease. — Boston, London: Butterworth, 1976. — 180p.
61. Selye H., Tuchweber В. Stress in relation to aging and disease // Hypothalamus, pituitary and aging. -Springfield, 1976. — P. 191−197.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой