Понятие и виды доказательств в уголовном судопроизводстве

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вопросы уголовного процесса и криминалистики
УДК 343. 14
ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
© Брянская Е. В., 2013
Иркутский государственный университет, г. Иркутск
Автор раскрывает понятие доказательств в уголовном судопроизводстве, разграничивая сущность понимания доказательств на досудебных стадиях и в суде первой инстанции. Автор обосновывает мнение о том, что с научной точки зрения классификация доказательств возможна при четком понимании доказательств, выявлении всех их сторон, правильном разграничении на виды. Деление доказательств на виды по различным основаниям имеет и большое научное и практическое значение. Умение сторон логично и верно классифицировать доказательства позволяет грамотно строить аргументацию своей позиции по уголовному делу.
Ключевые слова: уголовное судопроизводство- доказывание- доказательство- виды доказательств- сведения- факты- информация- данные- аргументы- аргументация- классификация доказательств.
Понятие доказательств является одним из самых сложных и спорных вопросов в уголовном процессе. На основе доказательств строится доказывание в уголовном процессе, правила которого регулируются Уголовно-процессуальным кодексом России (далее — УПК РФ). Эти правила достаточно серьезно затрагивают права и свободы человека и гражданина. Нормы УПК РФ о доказательствах и доказывании неразрывно связаны со всеми нормами уголовно-процессуального права, определяющими задачи судопроизводства и его принципы, полномочия государственных органов, права, обязанности и гарантии прав участников процесса, порядок производства следственных и судебных действий, требования, которым должны отвечать решения, принимаемые в уголовном процессе. В вопросах о доказывании в уголовном судопроизводстве используются достижения различных наук. Важную роль в развитии доказательств играет и изучение не только научных концепций, норм УПК РФ, но и судебной практики.
Общее понятие доказательств по уголовному делу сформулировано в ч. 1 ст. 74 УПК РФ. Ими являются любые сведения, в соответствии с которыми суд, прокурор,
следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Именно такие сведения представляют собой содержание любого доказательства.
По мнению большинства современных ученых, это определение доказательств является правильным. Прежнее определение законодателем доказательств как «фактических данных» (ст. 69 УПК РСФСР) было менее удачным: оно допускало разную трактовку доказательств — и как «сведений о фактах», и как самих «фактов», и, наконец, как «фактов и сведений о них» одновременно. Такое разночтение вызвало дискуссию в научных кругах- различные авторы в качестве доказательств рассматривали «информацию, явления природы, вещи, людей, их физиологическое и психическое состояние, события, не зависящие от воли людей» [1]. На досудебных стадиях уголовного судопроизводства, возможно, и следует понимать под доказательствами только определенные «сведения». В этой связи представляет интерес мнение В. И. Никандрова, который заметил: «Доказательства есть сведения о фактах, имеющих значение по делу, установленные в предусмотренном законом порядке. По
делу мы собираем не сами факты, а сведения о них. «. Доказательствами могут быть только сведения о фактах, но не сами факты реальной действительности» [2].
Тем не менее в практической деятельности, с учетом норм УПК РФ, выделяют именно факты, с которыми закон связывает доказательства- они образуют две относительно самостоятельные группы: обстоя-
тельства, которые составляют в своей совокупности предмет доказывания по уголовному делу- факты, не входящие в предмет доказывания (промежуточные, вспомогательные, побочные). В следственной и судебной практике выделяют факты общеизвестные (например, факт исторического события) или преюдициально установленные, которые используются в уголовном процессе без доказывания, если не возникает сомнения в их достоверности (например, факты, установленные вступившим в законную силу приговором по другому уголовному делу). Таким образом, в совокупность фактических данных, которые служат основой для формирования выводов по делу, входят различные по своей природе и способу получения сведения об интересующих следствие и суд обстоятельствах, что учитывается при характеристике всего процесса доказывания по уголовному делу.
Доказывание происходит в единстве предметно-практической и мыслительной деятельности, приводит к формированию представлений об исследуемом событии. Здесь следует также отметить, что в теории доказательств выделяют факты, имеющие материально-правовое значение. Они перечислены в ст. 73 УПК РФ и входят в предмет доказывания. Это так называемые доказательственные факты (промежуточные) — факты, на основе которых делаются выводы о наличии или отсутствии события преступления, виновности лица и других юридически значимых обстоятельств. Они имеют только доказательственное процессуальное значение и подлежат установлению по каждому конкретному делу. Думается, что данная позиция обусловлена тем, что предмет доказывания в уголовном судопроизводстве — это юридически значимые фактические обстоятельства, которые предусмотрены в уголовно-процессуальном законе и подлежат доказыванию для принятия решений по делу в целом или по отдельным правовым вопросам. Поскольку в ст. 73 УПК РФ перечислены те фактические обстоя-
тельства, которые при разрешении любого дела имеют правовое значение, следовательно, это обстоятельства, характеризующие событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) — виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления- обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого- характер и размер вреда, причиненного преступлением- обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание- обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.
В этой связи можно полагать, что на досудебных стадиях уголовного судопроизводства доказательства — это фактические данные, под которыми необходимо понимать сведения об имевшем место в прошлом событии преступления- фактические данные, на основании которых устанавливаются наличие или отсутствие общественно опасного деяния, виновного лица, совершившего это деяние, и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела- фактические данные, которые устанавливаются только показаниями свидетеля, показаниями потерпевшего, показаниями подозреваемого, показаниями обвиняемого, заключением эксперта, заключением специалиста, вещественными доказательствами, протоколами следственных и судебных действий и иными документами- фактические данные, собранные в установленном законом порядке. Статья 70 УПК РФ определяет способы собирания доказательств, а соответствующие нормы — порядок производства различных следственных действий- фактические данные, проверенные и оцененные по внутреннему убеждению. Соответственно, доказательствами могут быть любые фактические данные, все, что служит установлению истины, если соблюдены законные правила доказывания. По-видимому, именно поэтому многие представители юридической общественности под доказательствами, о которых говорится в ст. 74 УПК РФ, понимают не информацию, сведения о тех или иных обстоятельствах, а сами факты объективной реальности, которые устанавливаются при доказывании по уголовному делу, а иногда и то и другое. Полагаем, это не в полной мере соответствует смыслу закона и природе доказывания. Сами факты, представляющие интерес для органов расследования и суда, не могут быть познаны иначе, как
путем доказывания, с помощью доказательств. Доказательства — это не сами факты, подлежащие установлению по делу, а сведения об этих фактах, информация о них, их отображения. Только отдельные обстоятельства, факты могут быть восприняты дознавателем, следователем, судьей непосредственно. Это те факты и состояния, которые сохранились ко времени расследования, рассмотрения уголовного дела судом. Более того, закон не случайно использует слово «сведения», а не выражение «фактические данные», употреблявшееся для определения доказательств в прежнем уголовно-процессуальном законе. Этим подчеркивается, что доказательства изначально не рассматриваются как факты, т. е. безусловно достоверные сведения- они еще подлежат проверке и исследованию судом и сторонами и могут быть оценены ими иначе. Содержащаяся в доказательстве информация может указывать на искомые по делу обстоятельства также и с вероятностью. Как правило, вывод о достоверности этих сведений может быть сделан лишь при окончательной (итоговой) оценке определенной совокупности доказательств. Поэтому применительно к каждому отдельному доказательству, рассматриваемому изолированно от других, следует говорить не о том, что оно устанавливает искомые по делу обстоятельства, а о том, что оно направлено на их установление и только в совокупности с другими доказательствами может быть оценено.
Кроме того, С. А. Шейфер справедливо отмечает, что доказательства ни при каких условиях не могут трактоваться как факты объективной действительности. Думается, автор справедливо полагает, что подобный взгляд не только противоречит реальному содержанию доказывания как отражения, но и приводит к смешению таких важных понятий теории доказательств, как предмет доказывания и доказательство. Отражательные процессы, сопровождающие собирание доказательств, состоят в переносе информации (сведений) со следов события в материалы уголовного дела. Поэтому следует согласиться с теми авторами, которые трактуют «фактические данные» как сведения о подлежащих доказыванию обстоятельствах дела [3]. Заметим, что мы придерживаемся данной позиции только в свете досудебного производства по уголовному делу.
Поскольку в уголовном процессе центральной стадией является судебное разбирательство, то относительно рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции, в свете современной концепции российского уголовного судопроизводства, является достаточно актуальным вопрос об изучении такой правовой категории, как внутреннее убеждение судьи. Проблематика данного вопроса заключается в том, что законодатель в процессе доказывания по уголовному делу немалое количество вопросов оставляет на усмотрение суда, которое основывается на внутреннем убеждении судьи.
В судебном разбирательстве схему отношений судьи и сторон можно представить в виде треугольника. Вершину этого треугольника занимает судья, отношение сторон образует его основание. Стороны равноправны по своему статусу и находятся в одной плоскости. Суд, возвышаясь над ними, в равной степени распространяет свою власть на них с целью управления законом в полном соответствии с духом права и справедливости. В этой связи если судья — это центр и источник власти во время разбирательства и следствия по делу, а каждая из сторон — точка ее приложения, то векторы действия сил в суде, эффекты их сложения образуют силовое поле, в котором и формируются такие качества судебного решения, как справедливость, законность, обоснованность [4].
Суд играет решающую роль в постановлении приговора по уголовному делу. Он обязан использовать весь арсенал средств доказывания, предусмотренных УПК РФ, для формирования доказательственной основы, которая позволит ему по своему внутреннему убеждению принять законное, обоснованное и справедливое решение по уголовному делу.
Внутреннее убеждение судьи имеет особенное значение при оценке доказательств в российском уголовном судопроизводстве. Данное обстоятельство обусловлено тем, что оценка доказательств представляет мыслительную деятельность судьи, которая осуществляется в логических формах при соблюдении научной методологии познания [5]. В познании заложена идея доказательственного права. Мы познаем существующее и в ретроспективе воспроизводим полученную ранее информацию, сведения. Одним из элементов процесса доказывания по уголовному делу является оценка дока-
зательств. «Оценить доказательства, — пишет П. Ф. Пашкевич, — значит определить, насколько точно установлено каждое из них, в какой взаимосвязи с делом и другими доказательствами оно находится, какой именно факт, имеющий значение для дела, оно устанавливает или опровергает и что означают в совокупности все собранные по делу доказательства» [6].
Оценка доказательств — это мыслительная деятельность судьи, которая состоит в том, что, руководствуясь законом и правосознанием, судья рассматривает по своему внутреннему убеждению каждое доказательство в отдельности и всю совокупность доказательств, определяя их относимость, допустимость, достоверность и достаточность для выводов по делу. М. С. Стро-гович утверждал, что «оценка доказательства является итогом его проверки и состоит в признании существования или несуществования того факта, который этим доказательством устанавливается» [7]. Упомянутые авторы, как и большинство других процессуалистов, считают, что оценка доказательств судьей — это умственный процесс, акт мысли по сопоставлению доказательств. Хотя С. А. Голунский возражал против этого положения, подчеркивая связь оценки доказательств со всей деятельностью следственных и судебных органов [8]. При этом в законе не указываются формальные условия, которые заранее определяли бы ценность и значение каждого доказательства в отдельности и их совокупности. Современный УПК РФ, сосредоточив в себе достижения отечественной правовой мысли, посвятил отдельную статью оценке доказательств (ст. 17 УПК РФ). Тем самым УПК РФ подчеркнул неразрывность внутреннего убеждения и свободы оценки доказательств, стремясь не допустить ни ущемления внутреннего судейского убеждения, ни его чрезмерной свободы. Так, содержание принципа свободной оценки доказательств составляют следующие положения: во-первых, доказательства не имеют заранее установленной силы- во-вторых, при оценке доказательств судья не связан результатами оценки иных лиц- в-третьих, при оценке доказательств судья оценивает доказательства по внутреннему убеждению, руководствуясь законом и совестью. При таких условиях в свете принципа состязательности стороны должны представить так доказательства по уголовному делу, чтобы
убедить суд в правоте своей позиции. По нашему мнению, в процессе доказывания в суде первой инстанции доказательства выступают не столько сведениями, информацией или фактами, сколько именно аргументами (выделено мной. — Е. Б.). Аргументация выступает одним из важнейших средств разумного убеждения. Известный российский юрист В. Д. Спа-сович писал: «Всякое убеждение держится на доказательствах и прочно до тех пор, пока его основания — доказательства — не пошатнулись. «Доказательствами судебными называем мы основания судейского убеждения при решении спорного вопроса, подлежащего судебному разбирательству, убеждения, на котором основывается приговор суда» [9]. С позиции состязательности сторон судебное разбирательство заключается в споре. А спор, в свою очередь, — это столкновение мнений или позиций, в ходе которого стороны приводят аргументы в поддержку своих убеждений и критикуют несовместимые с последними представления другой стороны [10]. С точки зрения судебного следствия и прений сторон спор является частным случаем аргументации, ее наиболее острой и напряженной формой. Кроме того, спор выступает важнейшим средством прояснения и разрешения вопросов, вызывающих разногласия, лучшего понимания того, что не является в достаточной мере ясным и не нашло еще убедительного обоснования. В судебном разбирательстве стороны, как участники спора, либо приходят к согласию и единому мнению, либо нет, но в ходе спора лучше уясняют позицию противоборствующей стороны. Обоснованная аргументация не просто повторяет выводы по делу, она предлагает доводы, чтобы другие могли принять решение для себя. Довод, или аргумент, представляет собой одно или несколько связанных между собой утверждений. Довод предназначается для поддержки тезиса аргументации — утверждения, которое аргументирующая сторона находит нужным внушить аудитории, сделать составной частью ее убеждений. Кроме того, посредством аргументации мы не просто осуществляем процедуру приведения аргументов, но и строим совокупность, систему убеждающих аргументов. С логической точки зрения теория аргументации исследует многообразные способы убеждения аудитории с помощью речевого воздействия.
Речевое воздействие, как правило, основывается на различиях во мнениях, на столкновении позиций. Каждая сторона активно отстаивает свою точку зрения и пытается раскритиковать точку зрения противника. Если нет такого столкновения мнений, то нет и самого спора, нет состязательности.
С позиции теории аргументации в проведении спора выделяют пять стадий [11], которые соответствуют этапам судебного разбирательства в суде первой инстанции.
1. Стадия конфронтации. Применительно к судебному разбирательству — это изложение сущности обвинения, предъявляемого государственным или частным обвинителем.
2. Стадия открытия спора. Данную стадию можно отождествить с этапом судебного следствия, в которой стороны предоставляют и исследуют доказательства.
3. Стадия аргументации. Она непосредственно относится к этапу прений сторон, в которых стороны после исследования доказательств аргументируют свою позицию посредством продуманных умозаключений, доводов.
4. Стадия критики. К стадии критики следует отнести реплики сторон, которые излагаются по результатам прений сторон, а также последнее слово подсудимого, в котором он излагает свое отношение к вменяемому деянию.
5. Заключительная стадия. К заключительной стадии относится вынесение приговора, который может быть как обвинительным, так и оправдательным.
Можно полагать, что, конечно, на досудебных стадиях в основе процесса доказывания заложена гносеология и теория отражения. Однако собранные доказательства на досудебных стадиях выступают в форме тезисов — сведений, которые еще нужно исследовать и оценить в суде. Данный процесс осуществляется в аспекте состязательности сторон посредством приведения доводов, которые позволяют выдвинутые тезисы расценивать как обоснованные аргументы в пользу виновности или невиновности подсудимого. Посредством сложившихся аргументов формируется внутреннее убеждение судьи. Если рассматривать внутреннее убеждение судьи в качестве его уверенности в правомерности и законности выносимого приговора по уголовному делу, то аргументы сторон являются ключевым элементом в процессе доказывания и выступают в качестве основы для вынесения приговора
судом в соответствии с доводами участников уголовного процесса, принимающих участие в судебном разбирательстве.
Далее заметим, что внутреннее убеждение судьи есть полная уверенность субъекта оценки доказательств относительно достоверности полученных выводов. Однако оно должно основываться не на отвлеченном мнении, а на оценке каждого из доказательств и всей их совокупности в целом. Оценить доказательства в совокупности — значит не упустить ни одного из них. Доказательства нуждаются в своей систематизации, соответственно, на помощь судье приходит классификация доказательств. Актуальность вопроса о классификации доказательств заключается в том, что вся совокупность доказательств по уголовному делу нуждается в их разграничении и упорядоченности, что подтверждает логичность процесса доказывания. Классификация доказательств производится с целью построения такой системы, которая рациональна для их формирования при оценке в суде первой инстанции. Исследуя содержание понятия «классификация», следует заметить, что это понятие происходит от латинского dassis (разряд, класс), представляет собой систему соподчиненных понятий (объектов) какой-либо отрасли знания или деятельности человека, используемую как средство для установления связей между этими понятиями или классами объектов [12]. Классифицировать — значит распределить по группам, разрядам, классам [13]. Доказательства поддаются классификации, в основе которой лежат их объективные различия: происхождение, структура и функции сведений о фактах. Классификация имеет важное теоретическое и практическое значение: она помогает глубже понять сущность классифицируемых явлений (в данном случае — соответствующих доказательств), группировать их и тем самым более правильно оперировать ими в процессе доказывания по уголовному делу. Классификация доказательств проводится по нескольким основаниям и представляет разветвленную систему. Чаще всего в теории доказательственного права, законе и в практической деятельности в качестве таких оснований используются: способ формирования доказательств или способ (механизм) формирования сведений о фактах, содержащихся в соответствующих процессуальных источниках- наличие
или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации- отношение доказательства к обвинению или отношение доказательства к предмету обвинения- отношение доказательства к устанавливаемому факту- отношение к источнику получения доказательства- отношение к предмету доказывания. В практической деятельности судов чаще всего используются такие термины, как «допустимые» и «недопустимые», «прямые» и «косвенные», «обвинительные» или «оправдательные доказательства». Особое значение придают такому делению доказательств, как прямые (одноступенчатые) и косвенные (многоступенчатые). В основу деления положено различие структуры обоснования доказываемого обстоятельства. Прямые доказательства обосновывают ближайший тезис, косвенные — как ближайший, так и последующие. В судебной практике сложились правила использования косвенных доказательств в процессе доказывания. Во-первых, косвенные доказательства могут быть положены в основу вывода о доказанности соответствующих фактов по уголовному делу лишь при условии, если представлены в виде определенной совокупности. Во-вторых, косвенные доказательства должны находиться в логичной взаимосвязи и представлять собой определенную систему. В-третьих, каждое косвенное доказательство должно находиться не в случайной, а в причинной связи с доказываемым фактом. В-четвертых, в результате анализа системы косвенных доказательств должен вытекать точный вывод о доказанности того или иного факта, входящего в предмет доказывания.
Деление доказательств на обвинительные и оправдательные основано на различной формулировке тезиса доказывания. Доказательства, обосновывающие наличие события преступления, вину данного лица, обстоятельства, отягчающие ответственность, принято называть обвинительными- обосновывающие отсутствие события преступления, отсутствие вины данного лица, наличие обстоятельств, смягчающих ответственность, а равно доказательства, опровергающие допустимость, относимость или достоверность обвинительных доказательств, — оправдательными. Отнесение доказательства к обвинительному или оправдательному возможно в результате оценки всех доказательств в совокупности. При рассмотрении уголовного дела в суде
первой инстанции бывает и так, что доказательство, первоначально отнесенное к обвинительным, окажется оправдательным. Следует учитывать, что судьи выделяют так называемые нейтральные доказательства, которые могут иметь место в любом уголовном деле. Например, протокол личного обыска участника процесса с отражением сведений, что при обыскиваемом не обнаружено ни предметов, ни документов, относящихся к расследуемому уголовному делу. Доказательства в виде иных документов, показания подозреваемого, обвиняемого чаще других остаются в деле нейтральными. Думается, в силу принципа презумпции невиновности, например, признательные показания подсудимого не следует считать обвинительными доказательствами. В этом случае такие показания следует расценивать как нейтральные. Проверенные и оцененные обвинительные и оправдательные доказательства должны быть отражены в важнейших процессуальных документах: обвинительном постановлении (ст. 226.7 УПК РФ), обвинительном акте (ст. 225 УПК РФ), обвинительном заключении (ст. 205 УПК РФ) и приговоре (ст. 314 УПК РФ). Это означает, что при вынесении обвинительного приговора надо указывать те доказательства, которые положены судом в основу обвинения, с приведением мотивов, почему эти доказательства приняты судом и почему судом отвергнуты оправдывающие подсудимого доказательства: при вынесении оправдательного приговора следует указывать доказательства, которые положены судом в основу оправдания, с приведением мотивов, почему суд отверг те, на которых основано обвинительное заключение.
УПК РФ закрепляет положения о признании доказательств недопустимыми. Следовательно, можно полагать, что в самом тексте УПК РФ предусмотрены две группы доказательств: допустимые и недопустимые. Данная классификация построена по принципу оценки доказательств. То есть, если доказательства, полученные в соответствии с законом, обладают свойством допустимости, то у полученных вне или с нарушениями положений закона доказательств данного свойства, соответственно, нет. Об этом однозначно написано в УПК РФ: доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Заодно уточняется, что недопустимые доказатель-
ства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 настоящего Кодекса (ч. 1 ст. 75 УПК РФ).
Резюмируя изложенное, можно полагать, что правильное понимание того, что такое доказательство на досудебных и судебных стадиях уголовного процесса и в чем заключается значение научной классификации доказательств в уголовном судопроизводстве, состоит в способствовании систематизации накопленной информации, в обеспечении правильного использования понятий и терминов, в устранении двусмысленности и неоднозначности языка науки, практики и, соответственно, закона. С научной точки зрения классификация доказательств возможна лишь при правильном понимании и четком определении понятия доказательства, при выявлении всех его сторон, разграничении на виды. Деление доказательств на виды по различным основаниям имеет и большое практическое значение. Умение сторон логично и верно классифицировать доказательства позволяет грамотно строить аргументацию своей позиции по уголовному делу, а, соответственно, знания судьи о правильной классификации доказательств способствуют полному, всестороннему и объективному исследованию обстоятельств находящегося в его производстве уголовного дела, формированию по нему достоверных выводов.
1. Шейфер С. А. Доказательства и доказывание по уголовным делам- проблемы теории и правового регулирования. Тольятти: Волж. ун-т им. В. Н. Татищева, І997. С. 34.
2. Никандров В. И. Избранные статьи и лекции по уголовному процессу. Киров: КГУ, 1998. С. 64, 65.
3. Шейфер С. А. Указ. соч. С. 40.
4. Гришин С. П. Указ. соч. С. 118.
5. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / под ред. П. А. Лупинской. М., 1995. С. 132.
6. Пашкевич П. Ф. Объективная истина в уголовном судопроизводстве. М., 1961. С. 49.
7. Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 164.
8. Голунский С. А. Об оценке доказательств в советском уголовном процессе // Сов. государство и право. 1955. № 7. С. 23.
9. Спасович В. Д. Избранные труды и речи / сост. И. В. Потапчук. Тула, 2000. С. 17.
10. Философия: энцикл. словарь / под ред. А. А. Ивина. М., 2006. С. 815.
11. Хоменко И. В. Логика. Теория и практика аргументации: учебник. М., 2010. С. 186.
12. Прохоров А. М. Советский энциклопедический словарь. М., 1990. С. 592.
13. Ожегов С. И. Словарь русского языка / под ред. Н. Ю. Шведовой. М., 1990. С. 277.
Concept and Types of Proofs of Criminal Legal Proceedings
© Bryanskaya E., 2013
In the present article opens concept of proofs of criminal legal proceedings, differentiating essence of understanding of proofs at pre-judicial stages and in court of the first instance. The author proves opinion that from the scientific point of view classification of proofs is possible at a clear understanding of proofs, identification all of them the parties, at the correct differentiation on types. Division of proofs into types on the various bases has both great scientific and practical value. Ability of the parties logically and true to classify proofs allows to build competently the argument of the position on criminal case.
Key words: criminal legal proceedings- proof- types of proofs- data- facts- information- data- arguments- argument- classification of proofs.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой