Бешенство собак в Среднем Прииртышье

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Биология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 619: 578. 824. 11(571. 13) Е. С. Березина, Г. Н. Сидоров,
Е. М. Полещук, Д. Г. Сидорова БЕШЕНСТВО СОБАК В СРЕДНЕМ ПРИИРТЫШЬЕ
Изучена заболеваемость бешенством собак и других животных в Среднем Прииртышье за 19 622 007 годы. Бешенство лисиц обусловливает заболеваемость как всех видов животных (r=0,82), так и собак (r=0,60). Заболевшие собаки дополнительно заражают крупный рогатый скот (r=0,33).
Ключевые слова: собаки, бешенство, эпизоотический процесс.
Ye.S. Berezina, G.N. Sidorov, Ye.M. Poleshchyuk, D.G. Sidorova DOG RABIES IN THE MIDDLE PREIRTYSHYE
Rabies sickness rate of dogs and other animals in the Middle Preirtyshye in 1962−2007 is studied. Fox rabies causes sickness of all kinds of animals (r = 0,82), and dogs (r = 0,60). Diseased dogs infect cattle additionally (r = 0,33). Kew words: dogs, rabies, epizootic process.
Природно-очаговый характер бешенства на территории России уже на протяжении 40−50 лет не вызывает сомнений. Несмотря на то, что регистрация этой болезни у диких животных в стране до 1994 года была повсеместно ниже, чем у домашних и сельскохозяйственных, большинство отечественных рабиологов в первую очередь анализировали заболеваемость диких млекопитающих и связанную с этим процессом гибель других животных и людей [1−5]. В большинстве публикаций последних десятилетий о заболеваемости собак и кошек упоминалось лапидарно. Тем не менее, проблема бешенства собак в России всегда была крайне актуальна. Так в 1960—1968 годах в структуре заболеваемости животных на собак приходилось 10,6%, они служили источниками смерти людей в 33,3% случаях. В 1996—2004 годах эти показатели увеличились, составив 19,9 и 43,9% случаев соответственно [6]. Возрастание значения собак в заболеваемости людей и животных бешенством к настоящему времени нуждается в серьезном изучении, как на всей территории России, так и в ее отдельных регионах.
Нами поставлена цель — оценить роль собак в эпизоотическом процессе бешенства на территории Среднего Прииртышья в пространственно-временном аспекте за последние полвека.
Материал и методы
В работе использованы архивные материалы лаборатории бешенства Омского НИИ природноочаговых инфекций. За период 1962—2007 годов для территории Омской области проанализирован 1821 случай бешенства у животных и 10 случаев гидрофобии у людей. Использованы показатели заготовок шкур и материалов зимних маршрутных учетов, оценивающих численность лисицы, волка и корсака за 1960−2007 годы. Статистическая обработка материала проводилась по Г. Ф. Лакину [7].
Результаты и обсуждение
Омская область является частью Западно-Сибирско-Казахстанского природно-очагового региона бешенства [8]. Особенности проявления бешенства животных на этой территории изучены хорошо [9, 10].
В 1962—2007 годах в Омской области зарегистрирован 1821 случай бешенства у 15 видов животных -1,4±0,03% от общероссийской заболеваемости. Средний многолетний показатель заболеваемости — 39,6 случаев. Максимальное количество бешеных млекопитающих зарегистрировано в 1972 году (223 случая), в 1982 году (116), а в 2007 году — 103 случая. От лисиц (29,6%) и корсаков (3,2%) чаще всего инфицируются крупный рогатый скот (37,4%) и овцы (8,4%). Падеж сельскохозяйственных животных, собак (12,5%) и кошек (2,9%) обычно совпадал с бешенством лисиц. Подъем заболеваемости диких животных отмечался в феврале-марте и октябре-ноябре, а у сельскохозяйственных и домашних (в частности у собак) сдвигался на месяц-два и регистрировался в марте-апреле и ноябре-декабре [10].
Цикличность эпизоотического процесса в популяциях животных Омской области составляла 3,5±0,5 года и определялась популяционным циклом лисицы, составляющим также 3,5 года. За 1995−2007 годы между численностью лисицы и количеством заболевших животных выявлена высокая корреляционная зависимость (г=0,82, р& lt-0,001).
За 1962−2007 годы в Омской области от бешенства погибло 10 человек. От общероссийского показателя это составляет 1,3±0,4%, что статистически не отличается от аналогичного показателя заболеваемости животных. В 5 случаях источником инфекции для человека была лисица (50,0±15,8%), в 2 — собака, в 1- корсак и в 2 случаях источник остался неизвестен. Три раза охотники заражались при снятии шкур. В 1972 году в Муромцевском районе бешеная волчица загрызла женщину.
Одним из наиболее важных, как для анализа экологических особенностей собачьих, так и в эпизоото-логическом плане, является вопрос о возможности перехода вируса бешенства из популяции диких животных в популяцию домашних и наоборот. Первый путь передачи никогда и никем не подвергался сомнению. В Западной Европе, например, передача инфекции от лисиц домашними животными (скот, собаки, кошки) зафиксирована в 5−10% случаев [11]. Передачу вируса бешенства от домашних животных диким одни авторы ставят под сомнение [12, 13], другие — признают [14, 15]. Достоверно описан один случай, когда собака в начальной стадии заболевания дралась с лисицей [16, 17]. Мы считаем более обоснованной точку зрения последних авторов, поскольку передача вируса от домашних животных диким может вестись не только активным, но и пассивным путем, например, при нападении волка или лисицы на больную собаку или кошку [18].
Нами проводились наблюдения за бездомными и безнадзорными собаками в г. Омске, Омской области, г. Москве, г. Топки Кемеровской области. В г. Омске и области в клубах любителей собак зарегистрировано около 20 тысяч собак. В 2000 году, нами на территории города учтено 10 тыс. бродячих собак [19]. Поздние исследования М. Т. Макенова выявили на территории г. Омска 14 тыс. бродячих собак. Плотность популяции этих животных колебалась от 9,8 до 126,2 особ. /км2. В сельских населенных пунктах Омской области (с. Зна-менское, с. Нижняя Омка, с. Полтавка) плотность данной субпопуляции собак не превышала 54 особ./ км2. Численность в каждом из этих населенных пунктов составляла около 200 особей [20].
Хорошо известно, что передача инфекции от животного к животному осуществляется за счет высокой восприимчивости, длительного инкубационного периода и возможности выделять вирус со слюной при укусе за несколько дней до гибели [21, 22]. У таких животных, как волк, лисица, шакал, койот выявлена очень высокая восприимчивость к рабическому возбудителю- у енотов, скунсов, домашних кошек — высокая- у домашних собак, крупного рогатого скота и человека — умеренная [22, 23]. В экспериментах было установлено, что волки более чувствительны к вирусу бешенства, чем лисицы и корсаки, а домашние собаки — менее чувствительны, чем дикие животные [24].
Различную резистентность к вирусу бешенства домашних собак и диких животных можно выявить и эпизоотологическими методами. Так, в Перу проводились исследования, свидетельствующие, что непрерывная эпизоотия среди собак развивается при плотности населения невакцинированных животных 680 экз. на 10 км² [25]. Для хищников семейства собачьих этот показатель на два порядка ниже — около 3 экз. на 10 км². Это объясняется их активным хищническим поведением в противовес менее агрессивной домести-цированной собаке домашней [26].
Как бы ни влияла урбанизированная территория на субпопуляцию уличных собак, регуляция численности (до вмешательства человека), возрастной и половой структуры в популяциях собак происходит в соответствии с экологическими законами. Повышение агрессивности собак зависит от увеличения их численности и плотности популяции в городе [27, 28]. Собаки обладают высокой пластичностью: если их не истребляют, они приспосабливаются жить в самых разных условиях, находят места для логова, кормежки, имеют постоянные маршруты в пределах своей территории- настороженно относятся к людям, очень близко их не подпускают, но используют любые возможности контактов с людьми при добыче корма. На вокзалах они приспосабливаются к расписанию поездов, где пассажиры отдают им остатки пищи [27, 28]. В населенных пунктах используют разные стратегии фуражирования: собирательство, попрошайничество, редко охота, их
содержат частично или полностью на довольствии опекунов. Собаки, обитающие на окраинах населенных пунктов, граничащих с природными ландшафтами, зачастую полуодичавшие (бродячие) или одичавшие, могут свободно перемещаться, как в природный ландшафт, так и в населенный пункт, осуществляя таким образом связь домашних собак с дикой фауной. Контакты между лисицей и собакой, волком и собакой происходят как по инициативе собаки, так и по инициативе диких псовых (охота, размножение).
В целях дополнительного изучения этого вопроса авторами проведен анализ заболеваемости бешенством собак на территории Омской области.
Во всех природных зонах Омской области одновременно бешенство собак регистрировалось в 1973, 1981, 1982, 1985, 1988, 2002, 2006, 2007 годах.
Бешенство собак в Омской области регистрируется преимущественно в районах лесостепной зоны (51% площади области). В лесостепной зоне области зарегистрировано 69,4% случаев бешенства собак (п=142), в степной зоне — 17,5%, в лесной — 13,1%.
Преобладание бешенства собак в лесостепных ландшафтах может быть объяснено высокой численностью лисиц на этой территории и повышенным уровнем их контактов с бродячими собаками в природных ландшафтах лесостепи близ населенных пунктов [29].
В сельской местности распространено в основном два типа содержания домашних собак: привязное и беспривязное (полувольное, когда собака проводит часть дня или ночи на привязи, или вольное, то есть самостоятельный выгул и пропитание), поэтому собаки владельческие имеют возможность свободно перемещаться за пределы населенных пунктов и контактировать с дикой фауной, организовываясь во временные группы для охоты.
В лесостепной зоне Омской области бешенством наиболее часто болеют не только собаки, но и лисицы: 69,4 и 76,1% соответственно. В лесной зоне заболевших собак меньше, чем в степи: 13,1% против 17,5% соответственно, но заболевших лисиц больше: 14,5% против 9,4%. Это обстоятельство объясняется более благоприятными возможностями биотических контактов лисиц и собак в степи по сравнению с лесом.
Динамика заболеваемости бешенством собак в Среднем Прииртышье сходна с циклами заболеваемости бешенством лисиц (г=0,60, р& lt-0,001). Регистрируемое бешенство всех диких псовых (лисица+волк+корсак) обусловливало заболеваемость собак почти на том же уровне (г=0,62, р& lt-0,01). Из 13 эпизоотий бешенства лисиц 10 повторены всплесками бешенства собак (1972−1973, 1975, 1976, 1979, 1982, 1987−1988, 1998, 2007 годы), в трех случаях бешенство собак отставало от бешенства лисиц на один год (рис. 1, 2).
Полуодичавшие (бродячие) и одичавшие собаки служат дополнительным звеном цепи эпизоотического процесса между дикой и домашней фауной [30, 31]. Их численность в Омской области высока: категория одичавших собак насчитывает около 1400 особей, поскольку одичавшие собаки могут составлять 10% всей популяции безнадзорных и условно-надзорных собак [32]. Зависимость гибели крупного рогатого скота от состояния эпизоотического процесса бешенства в популяциях собак также достоверна (г=0,33, р& lt-0,05).
1962г
Рис. 1. Всплески бешенства собак в Омской области с 1962 по 2007 г.
1962Г
Рис. 2. Всплески бешенства лисиц в Омской области с 1962 по 2007 г.
Выводы
1. Большинство случаев бешенства собак (69,1%) и лисиц (76,1%) в Среднем Прииртышье регистрируется в зоне лесостепи, занимающей 51,1% его площади.
2. Динамичность эпизоотического процесса бешенства в популяциях лисиц обусловливает заболеваемость как всех видов диких, домашних и сельскохозяйственных животных (г=0,82, p& lt-0,001), так и собак (г=0,60, р& lt-0,001).
3. Особенности течения эпизоотического процесса в популяциях собак в Среднем Прииртышье дополнительно и достоверно влияют на заболеваемость бешенством крупного рогатого скота (г=0,33, р& lt-0,05).
Литература
1. Ведерников В. А. Современная эпизоотология бешенства: дис. … д-ра ветер. наук: 16. 00. 03 / Всесоюзный НИИ экспериментальной ветеринарии ВАСХНИЛ. — М., 1987. — 454 с.
2. Ботвинкин А. Д. Особенности эпидемиологии гидрофобии и экологии вируса бешенства в условиях преобладания очагов природного типа: дис. в форме науч. докл. … д-ра мед. наук: 14. 00. 30 / Рос. НИИ вирусологии им. Д. И. Ивановского. — М., 1992. — 58 с.
3. Сидоров Г. Н. Роль диких собачьих (Can^dae) в поддержании эпизоотического процесса в природных очагах бешенства на территории России в связи с особенностями экологии этих животных: дис. д-ра биол. наук: 16. 00. 03 / Ин-т эксперим. ветеринарии Сибири и Д. Востока. — Новосибирск, 1995. — 363 с.
4. Сидоров Г. Н., Полещук Е. М., Сидорова Д. Г. Природные очаги бешенства в России в ХХ — начале XXI веков // Ветеринарная патология. — 2004. — № 3 (10). — С. 86−101.
5. Эпизоотический процесс бешенства: Роль диких млекопитающих, периодичность / Г. Н. Сидоров [и др.] // Сиб. вестн. с. -х. науки. — 2008. — № 12. — С. 69−75.
6. Сидорова Д. Г. Современные экологические особенности проявления эпизоотического процесса бешенства в природных очагах: дис. канд. биол. наук: 16. 00. 03 / Ин-т эксперим. ветеринарии Сибири и Д. Востока. — Новосибирск, 2009. — 236 с.
7. Лакин Г. Ф. Биометрия. — М.: Высш. шк., 1980. — 194 с.
8. Ботвинкин А. Д., Сидоров Г. Н. Природные очаги бешенства в РСФСР и на отдельных территориях // Мат-лы V объединенного съезда гигиенистов, эпидемиологов, микробиологов, паразитологов и инфекционистов Казахстана. — Алма-Ата, 1991. — Т. 4. — С. 95−98.
9. Современное состояние и эпидемиологическое значение природных очагов бешенства в Западной Сибири / А. Д. Ботвинкин [и др.] // Природноочаговые болезни человека: сб. тр. — Омск, 1988. — С. 111−124.
10. Бешенство млекопитающих Омской области / Д. Г. Сидорова [и др.] // Териофауна России и сопредельных территорий: тр. VIII съезда Териологического об-ва РАН. — М., 2007. — С. 453.
11. SteckF., WandelerA. The epidemiology of fox rabies in Europe // Epidemiol. Rev. — 1980. — №. 2. — P. 71−96.
12. Канторович Р. А. Природные очаги дикования и бешенства в СССР (эпидемиология и эколого-
вирусологические исследования): автореф. дис. … д-ра мед. наук: 14. 00. 30 / Ин-т эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалея. — М., 1965. — 30 с.
13. Адамович В. Л. Ландшафтно-экологические исследования в эпидемиологии зоонозных инфекций: автореф. дис. … д-ра биол. наук: 14. 00. 30 / Центр. науч. -исслед. ин-т эпидемиологии. — М., 1984. — 43 с.
14. Селимов М. А. Пути ликвидации гидрофобии. — М.: Мед. лит-ра, 1963. — 294 с.
15. Абашкин С. А. Лисица, корсак и их распространение и численность // Биологическое районирование Новосибирской области в связи с природной очаговостью инфекции: сб. тр. — Новосибирск: Наука, 1969. — С. 165−178.
16. Johnson H.N. Fox rabies // J. Med. Assn. — Alabama, 1945. — Vol. 14. — P. 268−271.
17. GierH.T. Rabies in the wild. J. Wildlife Management. — 1948. — Vol. 12. — № 2. — Р. 142−153.
18. Савицкий В. П. Сидоров Г. Н. Роль диких млекопитающих в эпидемиологии бешенства на юге Восточной Сибири и Дальнего Востока // Млекопитающие СССР: тез. докл. III съезда Всесоюз. териологиче-
ского об-ва. — М., 1982. — Т. 2. — С. 293−294.
19. Березина Е. С. Биология собак и их значение в поддержании токсокароза в антропических очагах (на примере г. Омска): дис. … канд биол. наук: 03. 00. 08 / Ин-т систематики и экологии животных СО РАН.
— Новосибирск, 2000. — 218 с.
20. Макенов М. Т. Экологическая характеристика популяций синантропных собак-парий: дис. … канд. биол. наук: 03. 00. 16 / Омский гос. пед. ун-т. — Омск, 2007. — 123 с.
21. Селимов М. А. Бешенство. — М.: Медицина, 1978. — 334 с.
22. Winkler W.G. Fox Rabies // The natural history of rabies. — New-York, San Francisco, London, 1975. — V. 2. -P. 3−22.
23. Sikes R.K. Wolf, fox and coyote rabies // National Rabies Smposium, Atlanta, Georgia, 1966. — № 5−6. -P. 31−33.
24. Грибанова Л. Я., Мальков Г. Б. О типах взаимодействия хищных млекопитающих с вирусом бешенства // Природноочаговые болезни человека: сб. тр. — Омск, 1985. — С. 61−69.
25. Beran G., Frich M. Domestic animal rabies control: An oberviev // Rev. Infec. Disease. — 1988, Suppl. — № 4.
— P. 672−677.
26. Кассал Б. Ю., Сидоров Г. Н., Макенов М. Т. Биотические отношения собак-парий с серыми крысами и другими животными // Ветеринарная патология. — 2006. — № 2 (17). — С. 29−35.
27. Березина Е. С. Влияние собак (безнадзорных, бродячих, одичавших) на дикую фауну // Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России: мат-лы Всерос. конф. — М., 2006.
28. Березина Е. С. Значение псовых в поддержании эпизоотии бешенства // Полевые и экспериментальные биологические исследования: межвуз. сб. науч. тр. — СПб., 2006. — Вып. 9. — С. 128−134.
29. Пушные звери Среднего Прииртышья (Териофауна Омской области) / Г. Н. Сидоров [и др.]. — Омск: Полиграф. центр КАН, 2009. — 808 с.
30. Мальков Г. Б. Одичалая домашняя собака — как фактор связи между природными и антропургическими очагами бешенства // Млекопитающие СССР: тез. докл. III съезда Всесоюз. териологического об-ва. -М., 1982. — 280−281 с.
31. Березина Е. С. Значение собак в поддержании эпизоотии бешенства // Наука и образование: проблемы и перспективы: мат-лы регион. науч. -практ. конф. с междунар. участием. — Тара, 2005. — С. 85−91.
32. Boitani L. Wolf and dog competition in Itali // Acta Zool. Fennica. — 1983. — V. 174. — P. 259−264.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой