Понятие миграционной преступности и проблемы ее определения

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

деятельности в силу того, что наличие соответствующей надписи означает продолжающееся (длящееся во времени) событие административного правонарушения или уголовного преступления. Однако выносить представление о нарушении законодательства о противодействии экстремизму органы внутренних дел не вправе. Функциями контроля за соблюдением законодательства в сфере противодействия экстремизму обладает прокуратура, которая и может вынести представление. На практике это приводит к излишнему усложнению ситуации и препятствует эффективному противодействию экстремизму. Получается, что вместо того, чтобы вынести органам местного самоуправления представление о необходимости устранения экстремистских граффити, органы внутренних дел должны ждать, пока это сделает прокуратура.
Наиболее правильным решением данной проблемы было бы введение новой формы — представления об устранении последствий экстремистской деятельности, которое органы внутренних дел и сотрудники Следственного комитета РФ могли бы выносить по отношению к органам местного самоуправления. Исходя же из реалий российской правовой системы сотрудникам органов внутренних дел надлежит использовать потенциал представлений об устранении причин и условий административных правонарушений (уголовных преступлений) не акцентируя внимания на частичном несоответствии наименования представления его содержанию.
Отметим, что после вынесения представления органы местного самоуправления не будут иметь возможности игнорировать свои обязанности по ликвидации или минимизации последствий проявлений экстремизма. Если же это все же имеет место, то органы внутренних дел с полным основанием обращаются в прокуратуру с указанием на неисполнение органами местного самоуправления законодательства РФ по противодействию экстремистской деятельности.
В целом, подводя итоги рассмотрения данной проблемы, следует признать, что оптимизация деятельности органов местного самоуправления по минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений экстремизма может быть достигнута путем усиления координации деятельности различных субъектов противодействия экстремизму. Кроме того, требует разрешение отдельных правовых коллизий, препятствующих полноценному осуществлению данной деятельности. Принятие должных мер в этом отношении способствовало бы качественному улучшению общей системы противодействия экстремизму в Российской Федерации.
В. В. Соболъников*
ПОНЯТИЕ МИГРАЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И ПРОБЛЕМЫ
ЕЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ
Ключевые слова: криминология, миграционная преступность, генезис явления, признаки, дефиниция.
Аннотация: в статье на основе исследования и современного понимания развития преступности в условиях глобализации и контексте криминологических теорий предлагаются подходы к определению понятия миграционной преступности.
Key words: criminology, migration crime, the genesis of the phenomenon, symptoms, definition.
Summary: In the article based on research and current understanding of development of crime in the condition of globalization and the context of criminological theories proposed approaches to the definition of the concept of migration crime.
Миграционная преступность в начале нового тысячелетия стала реальной глобальной угрозой не только для России, но и всего человечества.1 По своим масштабам и разрушительному воздействию, направленности на подрыв экономики и криминологической безопасности страны, такая преступность в условиях глобализации задает новый ракурс необходимости теоретического осмысления. Осознание в последние десятилетия миграционной преступности как угрозы актуализировало и обусловило постановку научной проблемы необходимости противодействия ей. Однако, несмотря на предпринимаемые до последнего времени попытки научной оценки, криминологической характеристики исследуемого социально-правового
* Доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой государственноправового обеспечения управления Новосибирского государственного аграрного университета, директор Научно-исследовательского центра «Изучения евроазиатских проблем».
1 Соболъников В. В. Миграционная преступность: криминологический анализ и предупреждение. Новосибирск, 2004- Шкилев А. Н. Миграция: уголовно-правовой и криминологический анализ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 2006- Нежибецкая И. Г. Криминологические и уголовно-правовые меры борьбы с преступностью мигрантов России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2007- Магомедов Э. Б. Криминологические особенности преступности мигрантов в республике Дагестан и ее предупреждение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2008- НасуровП. А. Криминальные последствия незаконной миграции и меры предупреждения (на материалах Республики Таджикистан): Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2008- Громова О. О. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых мигрантами из государств-участиков СНГ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010 и др.
явления и должной проработки понятийного аппарата в литературе не просматривается. В тоже время, необходимость проработки категориально-по-нятийного аппарата миграционной преступности в рамках круга понятий, связанных с преступностью и субъектами (мигрантами) преступлений, обусловлена не только требованием времени, но и рядом противоречий в их трактовке, а также несоотносимости отдельных понятий друг с другом и т. д.
Анализ юридической литературы по данной проблеме показывает некоторую декларативность в стремлении рассмотреть миграционную преступность как систему, что находит выражение только в утверждении необходимости использования системного подхода в исследовании. Изложенное диктует необходимость осуществить проработку ключевых понятий, выделить ряд признаков раскрывающих основную категорию, уточнить ее структурно-функциональные элементы с позиции современных криминологических знаний. В этом плане, достаточно полно ощущается, с одной стороны, дефицит обобщающей роли нового криминологического знания и развития прикладной функции этой науки, а с другой — очевидность ожидания решения проблем на стыке разных наук, в частности, криминологии с этнопсихологией, культурологией, этносоциологией, юридической психологией и др.
В контексте изложенного, изучение категории «миграционная преступность» обусловливает необходимость уточнения ряда отдельных базовых дефиниций таких как «миграция» и «преступность», раскрывающих ее и характеризующих как системно-структурное явление. В самом общем виде «миграция» [лат. migration — переселение] понимается как перемещение, переселение населения, внутри страны — внутренняя миграция населения из одной страны в другую, внешние миграции населения: эмиграция и иммиграция.2 Анализ подходов и точек зрения ряда ведущих специалистов в сфере миграциологии (Ж.А. Зайончковская, В. А. Ионцев, Л. Л. Рыбаковский и др.)3 убеждают в отсутствии правового обоснования дефиниции. Однако масштабность миграции, значимость криминогенного потенциала, который ею привносится в экономическую, социокультурную и политическую жизнь общества предполагает проведение углубленного
2 Словарь иностранных слов. 10-е изд., стереотип. М., 1983. С. 309 — 310.
3 Витковская Г. С. Вынужденная миграция: Проблемы и перспективы. М., 1993- Зайончковская Ж. А. Новоселы в городах. М., 1972- Заславская Т. И., Рыбаковский Л. Л. Процессы миграции и их регулирование в социалистическом обществе // Социологические исследования. 1978. № 1 и др.
познания сущности этого явления.
При этом следует помнить, что миграция представляет собой следствие глобализации социально-экономических, политических, демографических, а в нашем исследовании и миграционной преступности — они системно и комплексно характеризуют динамику окружающего нас социума. Неслучайно Т. Я. Хабриева, настаивает на целесообразности проведения дифференциации понятия «миграция» и введения его в определенные рамки.4 Л. Л. Рыбаковский, анализируя миграцию в узком смысле подчеркивает необходимость ее понимания как законченного вида территориального перемещения, завершающегося сменой постоянного места жительства5 В. М. Баранов при анализе миграции указывает на необходимости ее отнесения к сфере правового регулирования.6 Юридически достаточным для понимания «миграции» может стать выделенная МЛ. Тюркиным определенная совокупность правовых отношений складывающихся у мигрантов в процессе территориальных перемещений, обусловленных необходимостью их государственного регулирования, реализацией личных интересов и, как правило, влекущих за собой приобретение ими в последующемновогопра-вовогостатуса. 7
Последнее в достаточной степени дает возможность закрепить в правовом отношении категорию миграции, поскольку выступает как процесс включивший в себя определенную совокупность юридических норм права включенных в сферу правового регулирования миграционных процессов, раскрывающих миграционные режимы, а также средства правового воздействия. В этом случае, миграция выступает в качестве своеобразного интегратора междисциплинарных знаний по причине многоаспектности правового содержания, особенностей правового поля и функций. Определение задает контекст юридического, процессуального и личного плана и может рассматриваться как основа разработки понятийного аппарата в рамках миграционной преступности, где «мигрант» является субъектом преступления. Следовательно, именно специальный субъект (мигрант)
4 Хабриева Т. Я. Основные направления развития миграционного законодательства // Миграция, права человека и экономическая безопасность России: состояние, проблемы, эффективность защиты. Нижний Новгород, 2004. С. 11.
5 Рыбаковский Л. Л. Миграция населения. Стадии миграционного процесса // Приложение к журналу «Миграция в России». М., 1973. С. 19.
6 Баранов В. М. Незаконная миграция в современной России: понятие, виды, эффективность противодействия. //Миграция, права человека и экономическая безопасность современной России … С. 44 — 48.
7 Тюркин М. Л. Сущность, структура и перспективы совершенствования миграционного процесса в Российской Федерации // Государство и право. 2004. № 9. С. 98.
преступления дает правовую окраску и способствует отграничению миграционных преступлений от других, выделяя их в относительно самостоятельный вид преступности. 8
Преступность в современном научном понимании представляет собой широкомасштабное, сложное по своей природе социально-право-вое явление с признаками системности, являющееся следствием негативных по своей направленности факторов. Она выражает сущность, которая раскрывает процесс воспроизводства преступлений. Справедливой в этой связи является мысль В. В. Панкратова о том, что любое «преступление можно считать формой проявления преступности, но формой весьма содержательной».9 Очевидно, каждое преступление представляет собой конкретизированное проявление преступности, а совокупность совершенных преступлений и наступившие общественно опасные последствия могут быть представлены в виде сложной системы. Элементы последней имеют значение и раскры-ваются через характеристику связей в рамках происходящей трансформации личности, общества и государства в условиях глобализации, обусловливающих серьезные затруднения дать вероятностную ее характеристику. Нравственность, политика, экономика и преступность находятся в процессе глубокого взаимовлияния и взаимопроникновения, что подталкивает криминологов к необходимости дифференциации по самым различным критериям и выявлению новых направлений исследования преступности и ее проявлений. Глобализационные процессы и общественные отношения, радикальная трансформация в социально-политической, экономической и иных сферах жизнедеятельности России привели к иному понимаю преступности.
В этом плане законодатель в рамках уголовного закона безусловно имел и имеет возможность достаточно четко сформулировать содержание уголовно-правового понятия преступности как совокупности составов особенной части УК РФ. Вместе с тем, преступность реально существует в качестве целостного, относительно самостоятельного явления. 10 Так, Г. Н. Горшенков определяет преступность в качестве отличительного призна-
8 Королева М. В. Преступность мигрантов // Криминология: Учебник для вузов / Под ред. А. И. Долговой. М., 2001. С. 799.
9 Долгова А. И., Коробейников Б. В., Кудрявцева В. Н., Панкратов В. В. Понятие советской криминологии. М., 1985. С. 25.
10 Репецкая А. Л., Рыбальсшя В. Я. Криминология: Учебник. Иркутск, 1999. С. 42.
ка общества, 11 а С. М. Иншаков как состояние общества. 12 Действительно, используя слова Э. Дюргейма можно полагать, что преступность является вполне нормальным для общества явлением, неотъемлемой его частью. 13 Более того, рассматривая различные аспекты категории преступности отдельные исследователи в сущности отождествляли последнее с «отклоняющимся поведением», 14 воспринимали «не только как совокупность единичных общественно опасных деяний, а социальный процесс… «, 15 «процесс совершаемости преступлений"16 и т. д. Продуктивным, на наш взгляд, является подход разрабатываемый Д. А. Шестаковым в рамках семантической концепции, который под преступностью понимает свойство человека, социального института, общества отдельной страны, глобального сообщества воспроизводить множество опасных для окружающих людей деяний, проявляющееся во взаимосвязи преступлений и их причин, поддающееся количественной интерпретации и предопределяющие введение уголовно-правовых запретов. 17 Очевидно такое понимание преступности может составить основу дальнейшего криминологического анализа миграционной преступности. Ряд положений вытекающих из обозначенного подхода:
— множество совершаемых преступлений и преступность соотносятся друг с другом как явление и сущность-
— причинами преступлений могут выступать связующие элементы между ними-
— преступность представляет собой закономерность, в силу которых множество преступлений, а преступления — внешняя сторона ее проявления-18 имеют важное методологическое значение для анализа.
Ранее указывалось, что дефиниция миграционной преступности изучена явно недостаточно. В юридической литературе практически не-
11 Горшенков Г. Н. Рец.: Д. А. Шестаков. Криминология. Преступность как свойство общества. СПб., 2001 // Сборник научных трудов юридического факультета. Сыктывкар, 2002. С. 203 — 204.
12 Иншаков С. М. Криминология: Учебник. М., 2000. С. 29.
13 Дюргейм Э. Норма и патология // Социология преступности. М., 1966. С. 39 — 40.
14 Гилинский Я. И. Понятие преступности в современной криминологии // Труды Санкт-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2001. № 3. С. 78.
15 ТрайнинА. Н. Уголовное право. Общая часть. С. 140.
16 Овчинников Б. Д. Вопросы теории криминологии. Л., 1982. С. 2.
17 Шестаков Д. А. Понятие преступности в российской и германской критической криминологии//Правоведение. 1997. № 3. С. 108.
18 Он же. Криминология: Учебник для вузов. СПб., 2006. С. 138.
возможно обнаружить достаточно четкого определения миграционной преступности. Более того, наряду с «миграционной преступностью», используются такие понятия как «преступность мигрантов» и «преступления совершаемые иностранцами» и т. д. Например, М. В. Королева преступность мигрантов выделяет «на основании такой характеристики субъекта преступления, как его перемещение через границы тех или иных территорий со сменой навсегда или на время постоянного места жительства, либо с регулярным обращением к нему». 19 В рамках данного определения с очевидностью субъектом преступления могут быть не только неграждане, но и граждане России, которые перемещаются. Близкая к тому складывается ситуация и с «преступлениями совершаемыми иностранцами». Так, С. А. Харитонов полагает, что «преступность среди иностранцев — это органическая совокупность (система) преступлений, совершаемых на территории Российской Федерации иностранцами и в отношении иностранных граждан, объединенных общностью криминальной среды». 20 В этом случае, субъектом преступления является только иностранец, который во многих случаях может и не являться мигрантом. В работе С. Е. Метелева обнаруживается несколько иной, но близкий по смыслу термин «криминальная миграция», который им понимается «как социальное, относительно массовое, общественно опасное явление, проявляющееся в территориальном перемещении лиц в целях совершения преступлений, а также перемещении криминальных технологий, что в определенной мере больше раскрывает термин «преступник — гастролер». 21
Анализ рассматриваемых понятий позволяет выявить два элемента
— миграцию и преступность, где субъектом последней выступают в одном случае «мигранты», в другом — «иностранцы», а в последнем — «мигрирующий криминал». При этом, следует заметить, что криминальная миграция,
— по мнению С. Е. Метелева, «включает в содержание своей деятельности те явления, которые связаны с целеустремленной преступной деятельностью. Преступник осознает, что перемещается в пространстве, нарушая уголовно-правовые нормы, либо с намерением их нарушить в обозримом будущем. Собственно говоря, сам характер проявляется в территориальном перемещении лиц в целях совершения преступлений, а также перемеще-
19 Королева М. В. Преступность мигрантов // Криминология: учебник для вузов /Под ред. А. И. Долговой. С. 799.
20 Харитонов С. А. Преступность среди иностранцев: Учебное пособие. Омск, 2000.
С. 34.
21 Метелев С. А. Криминальная миграция: характеристика и предупреждение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 1996. С. 8.
нии криминальных технологий». 22 При этом, мотивация криминальной миграции ограничивается, по справедливому замечанию С. Е. Метелева, потребностями овладения криминальным пространством, расширения сфер криминального бизнеса, обеспечения собственной безнаказанности за преступную деятельность и налаживания связей с преступными формированиями. Исходя из изложенного очевидно вытекает, что криминальная миграция является только частью миграционной преступности.
Вновь убеждаясь в отсутствии в международном и российском законодательстве юридической дефиниции «миграционная преступность», можно констатировать, что в научной литературе на основе авторских предпочтений просматриваются различные подходы к пониманию. Вместе с тем, большинство криминологов справедливо полагают, что с точки зрения научного анализа категория преступности расширяется намного динамичнее, приобретая при этом определенное многообразие. Несовпадение понятий вида преступности как криминологической категории и ее уголовно-правового содержания, которое выражается через совокупность статей УК РФ, отмечают многие исследователи. 23 Этому способствует влияние глобализационных процессов происходящие в мире, когда фиксируется существенное снижение должного социального контроля со стороны государства над преступным миром, нежелании прогнозировать негативные проявления и возможные социально-экономические и политические трансформации, а также осуществлять адекватную уголовную политику.
В зависимости от критериев разработанных в криминологии складывается классификация различных видов преступного поведения. В частности, в зависимости от субъектов: несовершеннолетнюю, женскую, профессиональную, групповую, миграционную и т. д. Преступления, совершаемые мигрантами, следует воспринимать, прежде всего, как интегрированный в деятельность акт человеческого поведения, связанного с перемещением по различным причинам людей и технологий через границы тех или иных государственных и территориальных образований в криминальных целях. Выделение миграционной преступности и ее анализ по-
22 Метелев С. Е. Криминальная миграция: характеристика и предупреждение. Омск, 1997. С. 5.
23 Казакова В. А. Вооруженная преступность: криминологические и уголовноправовые проблемы. М., 2003. С. 10- Никитенко В. Н. Детерминация корыстной направленности лиц, совершивших грабежи, разбои: Автореф. дис… канд. юрид. наук. СПб., 2002. С. 6- Шестаков Д. А., Бурлаков В. Н. Криминология средств массовой информации. Сообщение о мартовском семинаре Криминологического клуба // Криминология в развитии. 2001. № 1(1). С. 198 и др.
зволяет выделить в ее структуре некоторые изменения происходящие на различных этапах развития общества. Последнее во многом объясняет факт неупорядоченного использования понятий «миграционная преступность», «преступность мигрантов» и других однокоренных терминов без наличия соответствующего обоснования. Научное осмысление проблемы природы миграционной преступности вызывает затруднения по причине отсутствия в литературе вопросов образования и становления данного явления. Изучение генезиса миграционной преступности с увязкой миграционной политики России на различных этапах развития государственности представляется важным. 24 Проведенный нами анализ позволяет предложить свое понимание развития миграционной преступности в России и выделить три этапа ее развития:
1. 1991 — 1995 гг. является переломным моментом. По оценке ряда экспертов25 миграционные потоки в Россию были наиболее мощными. В этот период начинается формирование миграционной политики. Деятельность государства и правоохранительных органов вследствие значительного роста численности вынужденных переселенцев сосредоточивается на этой категории. Одновременно происходит бурный рост криминальной активности мигрантов, начинается формирование преступных сообществ, имеющих признаки ОПГ. В рамках этого этапа можно говорить о наличии преступности мигрантов, которая в основном характеризовались как общеуголовная.
2. 1995 — 2002 гг. проходит глубокая трансформация миграционных потоков, в которые включаются не только беженцы, но и представители титульных этносов ряда государств Европы и Азии. В обозначенные потоки активно включается и криминальная миграция. Происходит формирование и распространение большого числа преступных групп, и их перерастания в ОПГ. Одновременно просматривается начальный этап координации криминальной деятельности и усилий трансграничной, транснациональной и этноорганизованной преступности. Преступность мигрантов постепенно трансформируется в миграционную преступность. В этот период продолжается процесс формирования миграционной политики. При этом ощущается острая потребность в выработке концептуальных основ к ней.
24 СобольниковВ. В. Современная миграционная преступность: состояние, проблемы и система противодействия. Новосибирск, 2008. С. 37 — 38.
25 Зайончковсшя Ж. А. СНГ через призму миграции // Миграция. 1998. № 3. С. 5- Регент Т. М. Проблемы регулирования миграционных процессов // Миграция. 1997. № 4. С. 1 и др.
3. 2002 — 2010 гг. происходит процесс окончательного смыкания эт-ноорганизованной преступности с транснациональной и трансграничной. В результате можно говорить о том, что появляется организованная миграционная преступность. 26 Правительством Российской Федерации одобрена Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации (от 01. 03. 2003 г. № 256-р). Вместе с тем, имеющиеся в ней недостатки (имеет узко ведомственный характер, не ориентирована на различные категории мигрантов, реализация происходит на фоне демографического кризиса, не обладает нормативным характером и т. д.), не позволяют в известной степени раскрыть имеющийся потенциал.
Подводя некоторый итог можно констатировать, что с начала 1990-х гг. имел место мощный процесс миграционного вбрасывания в Россию. Последнее в условиях глобализации повлекло за собой бурный рост криминальной активности мигрантов. Масштабность и характер преступных посягательств, их высокая латентность и рост общественной опасности, трансформация форм и уровней криминальной организованности мигрантов убеждает в том, что преступность данной категории лиц, обладая достаточно четкими отличиями, протекает в трех следующих формах: преступность мигрантов, миграционная преступность, организованная миграционная преступность.
Осознание глобализации угрозы, которая имманентна природе миграционной преступности, и постановка проблемы обеспечения криминологической безопасности от ее криминогенного влияния прослеживается только в последние годы. Отдельными исследователями предпринимались попытки описания данного явления, которые не прояснили сущности проблемы. В имеющейся литературе просматривается несколько предложений определения миграционной преступности. В частности, П. А. Насуров предлагает авторский вариант понятия миграционной преступности — это «преступные деяния, совершаемые мигрантами (группой мигрантов или этнической группой) на территории стран-реципиентов или на межгосударственном (транснациональном) уровне, а также совершенные в отношении мигрантов (законных и незаконных) общественно опасные деяния на территории принимающих государств или стран транзита». 27 Анализ данного определения позволяет последнему выделить ряд следующих при-
26 Преступники паразитируют на мигрантах и эмигрантах // Ьйр^Лтоху. хуазЬгоЫе. о^/еп/пос!е/1822.
27 Насуров П. А. Криминальные последствия незаконной миграции и меры их предупреждения … С. 21.
знаков являющихся характерными: (а) транснациональный характер- (б) география миграционной преступности- (в) наличие групп мигрантов или этнических групп, как субъектов преступной деятельности- (г) совершение преступлений мигрантами и в их отношении.
Перечисленные выше признаки безусловно определяют отдельные аспекты миграционной преступности, но только первые два первые признака можно считать базовыми, поскольку они в некотором смысле характеризуют преступность. Очевидно транснациональный как системный элемент и география (страны репициенты, транзита и пребывания) миграционной преступности являются признаками, актуализирующими проблему в плане осознания глобальности криминогенного влияния миграции. Вместе с тем, в данной дефиниции сложно обнаружить сущность рассматриваемого явления.
А. Н. Шкилев28 предлагает иное понимание миграционной преступности как «социальное исторически изменчивое, общественно опасное, относительно массовое явление, представляющее собой систему преступлений, совершенных на данной территории за определенный период мигрантами, объединенными на территории России общностью криминальной сферы и интересов». Одновременно, последним в целях раскрытия явления «миграционная преступность» были выделены четыре отличительных признака: (а) миграционная преступность может иметь место в различных сферах жизнедеятельности общества- (б) субъектами преступной деятельности являются мигранты- (в) преступления осуществляются по экономическим, политическим и др. мотивам- (г) мигранты служат связующим звеном между преступными структурами стран исхода и РОП, а также организованными преступными группами этнических диаспор.
В предложенном А. Н. Шкилевым определении миграционной преступности отсутствуют признаки указанные П. А. Насуровым, за исключением одного — субъекта преступности. В контексте изложенного, требует своего уточнения формулировка субъекта преступной деятельности — мигранта. На наш взгляд, такого рода работа была проделана И. Е. Нежибецкой, которая анализируя миграционную преступность выделила два критерия определения преступника — мигранта: место совершения преступления и место постоянного жительства, когда при их несовпадении преступника можно считать мигрантом (криминальный мигрант, приезжий преступник, преступник — гастролер)29 Данное обстоятельство является
28 ШкшевА. Н. Миграция: уголовно-правовой и криминологический анализ. С. 13.
29 Нежибецкая И. Г. Криминологические и уголовно-правовые меры … С. 13.
чрезвычайно важным поскольку дает точный критерий отнесения лица совершившего преступление к категории мигрантов. Вместе с тем, анализ перечисленных А. Н. Шкилевым признаков позволяет сделать методологически важный вывод, что мигранты, являясь связующим звеном между преступными структурами стран исхода и пребывания, РОП и ОПГ этнических диаспор, осуществляют преступную деятельность во всех, не только в экономической и политической, но и других сферах жизнедеятельности общества. В контексте изложенного совершенно в другом аспекте видится результат влияния глобализационных процессов на дальнейшую трансформацию миграционной преступности. На наш взгляд, такая трансформация связана с появлением миграционного элемента у этноорганизованной, транснациональной, трансграничной преступности и российской организованной преступности. Понятие миграционной преступности в самом общем приближении было предложено В. В. Собольниковым, которое следует «в криминологическом смысле понимать как целостное криминальное явление, представляющее собой совокупность противоправных, общественно опасных, корыстных и причиняющих существенный вред посягательств в различных сферах жизнедеятельности личности, общества и государства со стороны лиц, основным занятием которых является перемещение через границу тех или иных территорий со сменой навсегда или на время постоянного места жительства либо с регулярным возвращением к нему». 30
В отечественной научной литературе можно встретить и другие признаки определяющие данный вид преступности. Так, Э. Б. Магомедов выделяет ряд следующих: (а) склонность к перманентному (непрерывному) росту- (б) латентность- (в) рост опасных и особо опасных преступлений- (г) высокая доля преступлений, сопряженных с незаконным пересечением го-сграницы. 31 Безусловно важным признаком из их числа является высокий уровень латентности, через который и проявляется перманентный характер и рост опасных и особо опасных преступлений.
В контексте изложенного, весьма продуктивным, на наш взгляд, является признак сформулированный О. О. Громовой. В частности, при анализе миграционной преступности ею выявлен «самостоятельный и значительный сегмент, который связан с криминальными формами обеспечения миграционных потоков. Фактически речь идет о реализации деятельности по незаконному перемещению через государственную границу
30 Соболъников В. В. Миграционная преступность … С. 63 — 64.
31 Магомедов Э. Б. Криминологические особенности преступности мигрантов-иностранцев … С. 5.
нелегальных мигрантов», 32 т. е. о трансграничной преступности. В результате, преступная деятельность лиц объединенных общим понятием «трансграничная преступность» создает угрозу безопасности страны. 33 Научный интерес к трансграничной преступности в рамках миграционной вполне понятен и в последние годы просматривается в ряде отечественных работ. Более того, в концептуальном плане он может быть рассмотрен в качестве системного элемента миграционной преступности.
Подводя некоторый итог анализу категории «миграционная преступность» следует констатировать наличие описательных признаков понятия представленных исследователями с разных методологических подходов, и как результат в их характеристике просматриваются определенные различия. На наш взгляд, миграционную преступность более правильно следует рассматривать в контексте угрозы криминологической безопасности страны. Такой подход при определенном допущении может быть использован и при формулировании понятия миграционная преступность. Очевидно, в основе криминальной деятельности мигрантов находятся противоправное присвоение, усвоение, вытеснение и уничтожение материальных и иных ценностей в рамках удовлетворения своих потребностей, что входит в явное противоречие национальным интересам России. 34 В контексте изложенного миграционная преступность как угроза посягает на криминологическую безопасность России.
Современное представление миграционной преступности как одной из разновидностей преступности предполагает наличие сферы ее проявления: общественные отношения, одной из сторон которых являются мигранты-преступники. В зависимости от специфики последних соответствующим образом характеризуется и преступность. В криминологии наиболее активно разрабатываются проблемы транснациональной, несколько меньше — трансграничной и этноорганизованной преступности. При этом, следует учитывать ряд следующих обстоятельств. С одной стороны, миграционная преступность практически не отличается от обычных престу-
32 Громова О. О. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых мигрантами из государств-участников СНГ. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010. С. 13.
33 Болбот О. А. Современные миграционные процессы как угроза пограничной и внутренней безопасности Российской Федерации: на примере Читинской области: Автореф. дис. … канд. полит, наук. М., 2005.- Границы безопасности и безопасность границ /Под ред. В. Е. Хвогцева. Челябинск, 2001- Собольников В. В. Миграционная преступность … С. 134 и ДР-
34 Собольников В. В. Современная миграционная преступность … С. 12- 13.
плений (разбой, грабеж, изнасилование и т. д.). С другой — обнаруживаются некоторые особенности: она имеет, в условиях глобализации криминальных процессов, сложную структуру, включающую на основе координации сегменты транснациональной, трансграничной и этноорганизованной преступности, 35 носит перманентный (непрерывный) характер роста, а виртуальная (может или должна проявиться при определенных условиях) сущность обусловливает высоколатентность преступности. Сложность понимания сущности миграционной преступности детерминировано содержанием той деятельности, которая составляет смысл существования ее, в определенной мере относительно самостоятельных, структурных элементов. В литературе выделяется достаточно широкий спектр видов преступной деятельности мигрантов, в частности, незаконный оборот наркотиков, оружия, ВВ, ядерных компонентов, криминальное перемещение людей, криминальный рынок и т. д. При этом, следует иметь ввиду, что транснациональная, трансграничная, этноорганизованная и российская организованная преступности являются по отношению друг к другу не совсем закрытыми организациями. Понимание диалектики развития миграционной преступности приводит к осознанию уровня ее эволюции — организованной миграционной преступности. Они способны, по мнению А. Л. Репецкой, «учиться на своем и чужом опыте, обладать стратегическим видением ситуации и ее возможным развитием». 36 В контексте изложенного, согласно анализу имеющихся определений миграционной преступности можно выделить следующие криминологически значимые признаки:
— миграционная преступность является угрозой криминологической безопасности личности, общества и государства-
— субъектом преступлений могут выступать мигранты и их корпоративные объединения, у которых место совершения преступления не совпадает с постоянным местом жительства-
— криминальная деятельность мигрантов должна преследовать цель, сформировавшегося на основе, с одной стороны, особого этносоциального интереса, ценностей и ценностных ориентаций, стремления обеспечить захват материальных и других благ и т. д., а с другой — подготовить необходимые условия при которых в процессе перемещения будет обеспечена
35 В основе такой «координации», по мнению К. фон Лампе, лежит разветвленная сеть преступных контактов (или кооперация) на основе доверительных отношений (Лампе фон К. Организованная преступность под пристальным вниманием // СгишпаНвйк. 2001. № 3).
36 Репецкая А. Л. Транснациональная организованная преступность: Учеб. пособие. Иркутск, 2005. С. 17.
сохранность сложившихся факторов, позволяющих им функционировать в различных криминальных сферах деятельности, по причине наличия у субъектов корыстно-экономической, собственнической мотивации-
— виртуальная сущность миграционной преступности носит имманентный характер, тем самым, способствуя ее высоколатентности.
На основании изложенного, можно переходить к определению исходного понятия. Миграционная преступность — это вид общественно опасного противоправного поведения, совершаемых в сфере экономики мигрантами и их корпоративными объединениями, имеющих в своей основе корыстно-экономическую, собственническую мотивацию и нарушающих криминологическую безопасность страны.
Следует учесть, что миграционная преступность по причине высоколатентности проявляет себя фрагментарно на территории определенного, или группы государств, или региона в определенный промежуток времени. Будучи общественно опасным и относительно массовым явлением, данный вид преступности существует в пространстве (специфика регионов) и времени (стадии развития преступности мигрантов), имеет свои закономерности существования, развития и тенденции тесно связанные с глобализационными процессами.
Общественная опасность миграционной преступности может рассматриваться в реализованном и потенциальном аспектах. Реализованный аспект заключается в существующем состоянии этого вида преступности и его способности порождать крайне негативные последствия. Потенциальный аспект, просматривается как перспектива результата дальнейшей глобализации миграционной преступности, которая закономерно приведет ее к большей криминализации и транснационализации, детерминируя целый ряд новых возможно неизвестных ранее видов и сфер преступного промысла мигрантов. В частности, значительному усилению криминальной угрозы способствует нерегулярный характер миграции, высокий уровень вероятности внедрения в нее профессиональных преступников и криминальной миграции. Перемещаясь в пространстве, они сокращают возможности контроля со стороны правоохранительных органов, изыскивают прибыльные и относительно безопасные новые ниши для своей криминальной деятельности. Наряду с этим, организованные преступные группы и сообщества стремятся превратить так называемые миграционные сети, стихийно формируемые вполне законопослушными мигрантами, в функциональные криминальные коммуникации. По ним засылаются наркокурьеры и торговцы оружием, осуществляется нелегальная переправка в развитые страны бес-
правной рабочей силы и женщин, принуждаемых к занятию проституцией. Ряд исследователей37 отмечают значительную сложность выявления и раскрытия преступлений, совершаемых именно приезжими, так как осевшие в каком-то месте и прожившие там определенное время они, во-первых, ассимилируются, включаются в те отношения и образ жизни, которые имеют место на данной территории, во-вторых, бывают недостаточно изучены в криминологическом плане.
В рамках изложенного достаточно четко проявляется и другая черта миграционной преступности — неопределенность, непредсказуемость, отсутствие условий для ее достаточной криминальной диагностики. Например, удельный вес мигрантов, совершивших преступления, требующих организованности и криминального профессионализма, имеет тенденцию к увеличению. Так, с 2000 г. по настоящее время просматривается значительное присутствие мигрантов в экономической организованной, компьютерной и других видах преступности (их число увеличилось на 58,5%). В большинстве регионов страны просматривается специфика, растет число преступлений, совершение которых предполагает выход на международный уровень и сотрудничество с транснациональными преступными группировками.
Таким образом, миграционная преступность содержит в себе перечисленные выше черты. В тоже время привнесение таких факторов, как организованность, использование высоких технологий, наличие мощной финансовой базы, сращивание с государственным аппаратом и легальным бизнесом, обширные международные преступные связи и т. д. в значительной мере усиливают неуязвимость миграционной преступности.
37 Бабаев М. М., Королева М. В. Преступность приезжих в столичном городе. М., 1990. С. 75.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой