Невербальные элементы конструирования контекста интерпретации в кинотексте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

208
Филология. Искусствоведение Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2009, № 1, с. 208−210
УДК 81
НЕВЕРБАЛЬНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ КОНСТРУИРОВАНИЯ КОНТЕКСТА ИНТЕРПРЕТАЦИИ В КИНОТЕКСТЕ
© 2009 г. АА. Бодрова
Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова
vestnik@unn. ru
Поступила в редакцию 26. 06. 2008
На примере анализа «визуального текста», в частности, кинотекста показано, что он актуализирует различные социокультурные конструкты, в том числе гендер, который понимается как отражение в языке культурных и социальных стереотипов в полоролевой дифференциации.
Ключевые слова: кинотекст, гендерные исследования, невербальные элементы коммуникации, вер-
бальные элементы коммуникации, креолизованный
Переход к новой парадигме гуманитарного знания и взаимосвязь различных направлений современной науки расширили круг изучаемых явлений, связанных с передачей и восприятием информации. Благодаря развитию коммуникативной лингвистики больше внимание стало уделяться разноаспектному анализу языка во всем многообразии его связей, в том числе с другими семиотическими системами. Значительно возрос интерес к невербальным средствам коммуникации, так называемой визуальной информации. В связи с этим повысилась актуальность исследований, посвященных не традиционной лингвистике текста, а лингвистике семиотически осложненного, видеовербального, поликодового текста. Для подобных текстов (организованных комбинацией естественного языка с элементами других знаковых систем) еще не существует общепринятого терминологического обозначения. Широко известен метафорический термин «креолизованные тексты», который принадлежит Ю. А. Сорокину и Е. Ф. Тарасову. Имеются в виду «тексты, фактура которых состоит из двух негомогенных частей (вербальной языковой (речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык)» [4]. Таким образом, креолизованный текст — сложное текстовое образование, в котором вербальные и невербальные элементы образуют визуальное, структурное, смысловое и функциональное единство, нацеленное на комплексное воздействие на адресата.
Одним из наиболее популярных типов крео-лизованного текста в современном информационно-текстовом пространстве является кинотекст. Особый интерес представляет специфи-
текст.
ческий «язык кино» и структура кинотекста, главной отличительной чертой которого является полифония и многоканальность. Специфика кинотекста заключается в совокупности нескольких взаимопроникающих семиотических кодов (язык, звук, жесты, декорации, детали кадра и т. п.), формирующих значение кинопроизведения и определяющих характер его воздействия на аудиторию. Кинотекст по своей сути — синтез двух повествовательных тенденций: изобразительной и словесной. Зритель как участник художественной коммуникации получает информацию не только из сообщения (т.е. посредством языка), но и в результате соположения разнородных единиц, единиц различных систем. Слова — не единственные носители кинозначения, важны все детали кадра, освещение, ракурс, план, музыкальное сопровождение, а также монтаж, который является «не суммой двух кадров, а их слиянием в сложном смысловом единстве более высокого уровня» [3].
Кинотекст с его возможностями визуализации наиболее полно и убедительно отражает жизнь той эпохи, в которую разворачивается действие, в частности, национальные традиции, общественные отношения, социальные роли, поведенческие стратегии, культурные стереотипы, а также исторически изменчивые концепты, одним из которых является гендер.
Гендер — это сложный социокультурный конструкт, аккумулирующий представления о том, что значит быть мужчиной и женщиной в данной культуре. Знания о гендере включают не только культурные и социальные стереотипы мужественности и женственности, но и комплекс связанных с ними ассоциативных представлений, именуемых в лингвистике феноме-
ном «метафорического рода» [1]. Суть данного феномена в том, что не имеющие биологического пола и лишенные формально-грамматических признаков рода неодушевленные предметы и явления устойчиво ассоциируются в сознании с мужским или женским началом (сила, гараж, спорт — мужское- красота, слезы, плита — женское и т. п.). Вывод гендерных смыслов при этом осуществляется на основе культурных ассоциаций и стереотипов.
Знание культурных аналогий и внимание ко всем «знакам» кинотекста (музыке, цвету, жестам и пр.) обеспечивает адекватное понимание фильма. Необходимой предпосылкой понимания является конструирование контекста интерпретации, который не задан заранее, а выбирается (конструируется) в момент интерпретации с опорой на различные источники — лингвистическое окружение, визуальные образы, стереотипные ситуативные типы, мнения коммуникантов [5]. Иными словами, понять (кино) текст — значит сконструировать правильный контекст интерпретации, опираясь не только на слова (речь героев), но и на визуальные, жестовые, музыкальные и другие составляющие.
Иллюстрацией сказанного могут служить эпизоды из двух кинофильмов, в центре которых находятся культурные и социальные факторы, определяющие отношение общества к мужчинам и женщинам, поведение индивидов в связи с принадлежностью к тому или иному полу, а также стереотипные представления о мужских и женских качествах — «Неспящие в Сиэтле» (США, 1993) и «Мой кузен Винни» (США, 1992). В этих фильмах такие составляющие кинотекста, как музыка, цвет, жесты и взгляды, являются неотъемлемой составляющей вывода смысла, «подталкивая» зрителя к определенной интерпретации. Так, в мелодраме «Неспящие в Сиэтле», когда потерявший жену и страдающий от одиночества архитектор Сэм Болдуин звонит своей знакомой, чтобы назначить свидание, он волнуется и нервно ходит по комнате. Однако мы не сочувствуем ему и не переживаем вместе с ним, а смеемся, потому что фоном этой сцены является шутливая ковбойская песенка «I'm back in the saddle again», с помощью которой зритель конструирует нужный контекст интерпретации: Сэм много лет не ухаживал за женщинами и «оторвался от реальности». Его взгляды на то, как должен вести себя мужчина в подобной ситуации безнадежно устарели. В Америке начала 1990-х женщины сами приглашают мужчин в рестораны, а мужчина, оплачивающий ужин, является скорее исключением, чем правилом. Поэтому попытка
Сэма «по-мужски» решать и определять, что и как будет, не удается — ковбойские («патриархальные») привычки придется менять.
Не менее выразителен с точки зрения жестовой составляющей следующий эпизод. Одиннадцатилетняя Джессика, не по годам смышленая подружка Джоны — сына Сэма, самостоятельно улетевшего в Нью-Йорк, упорно не хочет рассказывать взрослым о его местонахождении. В ответ на угрожающую реплику отца («Джессика, это тебе папа говорит!»), девочка лишь выразительно закатывает глаза. Она не противоречит отцу словами, но невербально дистанцируется от патриархальной аксиомы английской лингвокультуры «Father knows best» («Папа лучше знает»), провоцируя ироническое восприятие отцовской позиции зрителем.
Гендерные стереотипы в комедии «Мой кузен Винни» становятся средством создания юмористического эффекта. По внешнему виду невеста Винни красотка Мона Лиза полностью соответствует традиционному стереотипу женственности. Однако по ходу фильма выясняется, что суперфе-минная Мона является прекрасным механиком и отлично разбирается в далеко не «женских» вопросах. Таким образом, яркие цвета, мини-юбки, розовый фотоаппарат и другие визуальные «знаки женственности» создают эффект обманутого ожидания. Когда Мона с манерной «женской» интонацией сыпет техническими терминами в суде, помогая своему жениху выиграть дело, зритель улыбается, понимая, что этот парадокс вполне соответствует духу времени, для которого характерна либерализация взглядов на социальные роли мужчины и женщины.
Таким образом, анализ отношений между использованием языка (в т.ч. его невербальной составляющей), говорящим и контекстом подтверждает, что гендер — это не имманентная природная данность, а динамичный, ситуативно и контекстуально обусловленный культурный конструкт. На экране он предстает как сообщение высокой степени сложности, смысловая емкость которого определена разнообразием использованных кодов и многоканальностью семантической организации кинотекста.
Список литературы
1. Гриценко Е. С. Язык как средство конструирования гендера: Дис. … докт. филол. наук. Н. Новгород, 2005.
2. Каменская О. Л. Текст и коммуникация: Учеб. пособие для ин-тов и фак-тов иностр яз. М.: Высш. шк., 1990. 152 с.
3. Лотман Ю. Семиотика кино и проблемы киноэстетики. Таллин: Ээсти Раамат, 1973.
210
А.А. Бодрова
4. Сорокин Ю. А., Тарасов Е. Ф. Креолизованные 5. Sperber D., Wilson D. Relevance: Communica-тексты и их коммуникативная функция // Оптимиза- tion and Cognition. 2nd edition. Cambridge, Mass:
ция речевого воздействия. М., 1990. Blackwell Publishers, 1995. P. 326.
NONVERBAL ELEMENTS OF INTERPRETATION CONTEXT CONSTRUCTION IN FILMS
A. A. Bodrova
Modern researchers of creolized texts indicate that the interest in «visual information» has been growing during the last years. A creolized text is interpreted as a complex textual formation in which verbal and visual elements constitute a homogeneous whole in structural, semantic and functional aspects, and which is aimed at a complex influence on recipients. Films are also considered to be creolized texts. This paper gives an overview of some gen-
dered discourses which are encoded in films.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой