Бессоюзные уступительные связи в современном английском диалоге

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ФИЛОЛОГИЯ И КУЛЬТУРА. PHILOLOGY AND CULTURE. 2Q13. № 1(31)
УДК 811. 11−112
БЕССОЮЗНЫЕ УСТУПИТЕЛЬНЫЕ СВЯЗИ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ДИАЛОГЕ
© А.И. Кадырова
В статье рассматриваются бессоюзные отношения уступительности в современном английском диалогическом тексте. Выявляются несоюзные сопровождающие показатели семантики уступительности в ее разнообразных подтипах и оттенках- проводится подробный анализ наиболее частотных исследуемых признаков. Связь в бессоюзных уступительных конструкциях в современном английском диалоге описывается с позиций теории коммуникативно-парадигматического синтаксиса и диктемного строя текста.
Ключевые слова: уступительные связи, бессоюзное соединение, диалогический текст, концес-сивный компонент, результативный компонент.
Характерной чертой организации текста, в частности диалогического, является возможность выражения смысловых связей текста без непосредственной опоры на их формально-языковые показатели. Изучение содержательной и структурной характеристики высказывания связано с исследованием форм и способов поверхностной реализации конституентов его глубинной структуры. При неполной поверхностной реализации элементов отображаемой ситуации возникает имплицитность, т. е. формальная невыраженность элементов или звеньев глубинной структуры высказывания. Имплицитными признаются как отдельные грамматические и лексические категории высказывания, так и целые звенья лексикограмматической структуры высказывания. Наиболее ярко имплицитность представлена в диалоге. При исследовании особенностей диалогической речи реплики диалога изучаются в более широком контексте.
Таким образом, предметом изучения становятся такие синтаксические формирования, как диктемы (М.Я. Блох). Диктема — элементарная единица текста — в диалогической речи, как правило, представлена одной или несколькими репликами. В данной единице текста выявляются четыре важнейших функционально-знаковых аспекта речи: номинация, предикация, тематиза-ция, стилизация. В результате актуализации данных функций в общении формируется конкретная информация, которая и является предметом восприятия любого адресата речи. Это информация фактуальная, интеллективная, эмотивная и импрессивная [1: 63−64].
Фактуальная информация — это предметное отражение фактов и явлений действительности. Под интеллективной информацией понимается отражение связей и отношений между фактами и явлениями действительности, оформленных се-
мантико-синтаксическими (причинно-следственными, уступительно-противительными и др.) связями между компонентами текста. Эмотивное высказывание связано с прямым отражением эмоционального состояния говорящего. Это состояние выражается в чувствах взволнованности или спокойствия, комфорта или дискомфорта, радости или негодования, влечения к чему-либо или отталкивания от чего-либо и т. д. Язык обладает обширной системой средств выражения этой сложной гаммы чувств и эмоций. Принципиально иной характер имеет импрессивная информация. Импрессия — это выразительность высказывания, его воздействующая сила, которая отражается в действенности реакции слушающего.
Наиболее полно вся система чувств и эмоций обобщена и отражена в диалогическом тексте, типической чертой которого является неполнота экспликации. Данное свойство проявляется, например, в возможности выражения надпредло-женческих связей бессоюзно. Бессоюзные синтаксические связи могут обусловливаться контекстом и ситуацией общения (конситуацией). Синтаксическая семантика в бессоюзных текстовых конструкциях чаще всего оформляется совокупностью языковых средств, а не одним из них. В тех случаях, когда в выражении синтаксических отношений участвуют элементы разных уровней (лексические, морфологические, синтаксические), семантика синтаксической связи выражается наиболее ярко.
Имплицитный способ выражения исследуемой нами семантики уступительности больше всего характерен для диалогического текста, а именно для встречно-коммуникативной связи (связи на стыке реплик, по М. Я. Блоху), поскольку содержательное построение в диалогической речи превалирует над формально-синтаксичес-
ким, что, конечно, не исключает возможности имплицитной связи в присоединительных последовательностях предложений.
Объектом непосредственного анализа в статье является бессоюзная уступительная связь на уровне современного английского диалогического текста. Исследуемая связь актуализируется в текстовых конструкциях с отношениями уступи-тельности, условно называемых нами уступительными текстовыми комплексами.
Уступительные текстовые комплексы — это бинарные семантико-синтаксические структуры, отражающие наличие в уступительных построениях двух ядерных логико-семантических элементов (недостаточное основание Р — реальное следствие Q). Структурные компоненты находятся в синтаксической оппозиции, где один член — результативный (реальное следствие Q) -отражает имеющий место факт, другой — концес-сивный (недостаточное основание Р) — «обстоятельство, условие, противодействующие его реализации, ограничивающие или опровергающие его истинность корректив, уточнение, контраргумент» [2: 111].
Уступительная связь имеет характер «парадокса», т. е. основывается на столкновении двух версий: априорной и актуальной. Иначе говоря, в рамках одной конструкции соединяются противоречивые принципы дизъюнкции (PVQ) и конъюнкции (P/Q). Такое совмещение допустимо, так как одна версия имеет статус априорной истины, другая — актуальной истины. Отсюда семантический инвариант уступительных отношений — «вопреки ожидаемому».
Концессивный компонент уступительной текстовой конструкции условно обозначается Ссоп, результативный — Сге8.
Связь в уступительных текстовых комплексах рассматривается с позиций теории коммуникативно-парадигматического синтаксиса и дик-темного строя текста, разработанных в трудах М. Я. Блоха [3]. При отсутствии специальных оформителей связи уступительная семантика выявляется из логико-семантической корреляции компонентов текстового комплекса, которые находятся в отношениях смыслового противопоставления (противоположной знаковости). Диагностированию семантики концессивности в бессоюзных построениях способствует трансформация исследуемых текстовых единств в аналогичные им в семантическом плане сложноподчиненные предложения с соответствующими союзами. К уступительным подчинительным союзам и союзным словам, оформляющим семантику концессивности в тексте, относятся такие слова и словосочетания, как though (хотя, несмотря на),
although (хотя, несмотря на), even though (хотя бы, даром что), even if (даже если, хотя бы и), whatever (что бы ни), whoever (кто бы ни), whichever (какой бы ни, чтобы ни), however (как бы ни), whenever (когда бы ни), wherever (где бы ни, куда бы ниУ. Им соответствуют союзные сочетания: no matter what (что бы ни), no matter who (кто бы ни), no matter which (какой бы ни), no matter when (когда бы ни), no matter where (где бы ни, куда бы ни).
Однако наряду с этим существуют несоюзные показатели уступительного значения, которые принимают участие в актуализации семантики концессивности. Наличие показателей такого рода в репликах диалога сигнализирует о существовании корреляций в более глубоких пластах содержания текста. В ходе проведенного исследования английской диалогической речи выявлены некоторые сопровождающие показатели уступительного значения:
1) отрицание, выраженное в одном из компонентов бессоюзного текстового комплекса-
2) лексическое наполнение компонентов текстового комплекса-
3) побудительное предложение с глаголом let в концессивном компоненте комплекса-
4) соотнесенность темпоральных планов компонентов комплекса-
5) синтаксический параллелизм-
6) маркер эмоционального выражения уступки — междометие well.
Рассмотрим подробнее первые два наиболее важных, на наш взгляд, показателя, участвующих в формировании семантики концессивности. Отрицание актуализирует синкретичный характер уступительных отношений в исследуемых конструкциях, поскольку в первую очередь активирует противительный компонент концессивно-сти. Поскольку компоненты уступительного текстового комплекса находятся в отношениях смыслового противопоставления, или противоположной знаковости, в одной из частей сложной синтаксической конструкции создается отрицательное содержание, которое противопоставляется положительному содержанию, обозначенному другой частью конструкции, не содержащей отрицания. Именно на соотношении положительного и отрицательного содержаний выявляется значение несоответствия, противодействия между обозначенными явлениями, фактами и, следовательно, выражение общей семантики уступительности синтаксических конструкций.
Отрицание зачастую играет особую роль в эмотивных высказываниях. Оно может переда-
1 Здесь и далее перевод наш — А.К.
вать эмоциональное состояние субъекта высказывания или его эмоциональную оценку. Таким образом, отрицание можно рассматривать как иллокутивный индикатор эмоционального высказывания [4: 60]. Иногда отрицание такого типа определяют как «эмоционально окрашенный протест» [5: 118]. Семантическая особенность таких высказываний заключается в том, что они необязательно являются отрицательными предложениями понятийно-логического уровня. Речь идет об универсальной понятийно-синтаксической категории отрицания [5: 118]. В роли формально-грамматических показателей отрицания в поверхностной структуре высказывания со значением уступительности выступают отрицательная частица not, квантификатор no, отрицательные наречия hardly (едва, едва ли), never (никогда), scarcely (едва, почти (не)) и т. д., отрицательные местоимения nobody (никто), no one (никто), none (никто, ни один), nothing (ничто), аффиксы с семой отрицания un-, ir-, im-, il-, non-, -less. Например:
& quot-Maxine: That’s what I said. Ccon Fred is dead.
Shannon: How?
Maxine: Less' n two weeks ago, Fred cut his hand on a fish-hook, it got infected, infection got in his blood stream, and he was dead inside of forty-eight hours.
Shannon: Holy smoke…
Maxine: Cres I can’t realize it yet.
Shannon: Cres You don’t seem inconsolable about it.
Maxine: Fred was an old man, baby. Ten years older’n me. We hadn’t had sex together in& quot- [6: 131].
(Максин: Вот что я сказала. Фред умер.
Шеннон: Как?
Максин: Меньше двух недель назад. Фред порезал руку рыболовным крючком. Зараза попала в руку, а потом — в кровь. Он умер меньше, чем за сорок восемь часов.
Шеннон: Боже мой…
Максин: Я все еще не могу осознать это.
Шеннон: Вы не выглядите безутешной вдовой.
Максин: Фред был старым человеком, детка. На десять лет старше меня. Мы даже не спали вместе).
В данном текстовом комплексе концессивные отношения носят сложный характер, так как актуализированы сразу в двух уступительных конструкциях, которые как бы накладываются друг на друга, усиливая семантику концессивности. Результативный и концессивный компоненты в обеих конструкциях характеризуются дистантным расположением. Первый уступительный комплекс состоит из реплик, автором которых
является героиня пьесы Максин: Fred is dead. -1 can’t realize it yet (Фред умер. — Я все еще не могу осознать это). Результативный компонент содержит отрицательную частицу not в редуцированной форме, а также коннектор yet, эксплицирующий семантику уступительности между компонентами комплекса, сочленяемыми встречной союзно-коррелятивной связью.
Во втором комплексе уступительная связь выражена бессоюзно: Fred is dead. — You don’t seem inconsolable about it (Фред умер. — Я все еще не могу осознать это). В ответ на сделанное Максин замечание преподобный Шеннон (Reverend Larry Shannon) замечает, что, несмотря на такое удручающее положение вещей (смерть мужа), она не выглядит безутешной вдовой. Экспликации уступительных отношений между этими репликами способствует наличие частицы not в редуцированной форме в результативном компоненте, которая акцентирует внимание на несоответствии ситуации и состояния, поведения героини. Данное построение с имплицитно выраженной уступительной связью может быть интерпретировано с использованием союза nevertheless (nonetheless) (однако, все же), вводящим в данном контексте модально-оценочный комментарий: Fred is dead. — Nevertheless (nonetheless) you do not seem inconsolable about it (Фред умер.
— Однако вы не выглядите безутешной вдовой). В поверхностной структуре анализируемого уступительного комплекса выражена причина немотивированного следствия (Fred was an old man, baby. Ten years older’n me) (Фред был старым человеком, детка. На десять лет старше меня).
Лексические показатели семантики уступи-тельности основываются на отношениях антонимии. В отношения антонимии могут вступать как одинаковые, так и различные части речи. При этом говорящие часто противопоставляют слова, принадлежащие не только крайним точкам лексико-семантической парадигмы, но и близкие к этим пределам. В итоге существенными становятся как системно, так и контекстно обусловленные антонимы. Например:
& quot-Meg: What are the cornflakes, Stan?
Stanley: C res Horrible.
Meg: Those flakes? Those lovely flakes? You are a liar, a little liar.
C con They are refreshing. It says so. For people when they get up late& quot- [7: 630].
(Мэг: Как хлопья, Стен?
Стенли: Ужасные.
Мэг: Эти хлопья? Эти восхитительные хлопья? Ты — лгун, маленький лгун. Они освежаю-
щие. Так говорят. Для людей, которые встают поздно).
В данном комплексе имплицитно выраженная уступительная связь объединяет в единое образование высказывание Стенли и утверждение Мэг: (The cornflakes are — А.К.) Horrible ((Ужасные) хлопья). — They are refreshing (Они освежающие). Стенли проснулся в ужасном расположении духа и раздраженно реагирует на любое обращение к нему. И поэтому на совершенно тривиальный вопрос Мэг он бросает грубый, но ситуативно емкий ответ. В тот день ему все казалось кошмарным. Таким образом, экстралин-гвистический фактор (сильное душевное волнение, эмоциональное напряжение) обусловливает то, что прилагательные horrible (ужасные) и refreshing (освежающие) находятся в данной кон-ситуации в антонимичных отношениях, где первое представляет собой верхний предел негативной шкалы оценок, а второе — верхнюю или близкую к ней крайнюю точку позитивной оценки. В этом случае концессивный компонент стоит в постпозиции и акцентирует внимание на том обстоятельстве, вопреки которому имеет место представленное в предшествующем высказывании: Кукурузные хлопья ужасны на вкус, хотя производители (и некоторые другие потребители) находят их освежающими. Эта интерпретация предоставленной диалогом информации подтверждается при трансформации исследуемого формирования в аналогичное по логикосемантическим показателям сложноподчиненное предложение с использованием коннекторов ус-тупительности: Those cornflakes are horrible, whereas/while they say they are refreshing (Эти хлопья ужасные, хотя говорят, что они освежающие). Прилагательное lovely (восхитительные), употребленное в данном контексте по отношению к кукурузным хлопьям, усиливает положительную оценку данного продукта и представляет собой верхний предел положительной шкалы оценок. Вышеприведенная трансформация с соответствующим контексту союзом помогает выявить тип уступительных отношений между компонентами комплекса — уступительное сопоставление. Контекстные антонимы horrible (ужасные) и refreshing (lovely) (освежающие (восхитительные)) акцентируют контрастность, несходство фактов, представленных в двух составляющих изучаемого комплекса, на которое наслаивается уступительный оттенок значения. В данном случае лексический фактор дополняется синтаксическим параллелизмом.
Лексические показатели семантики уступи-тельности могут дополняться лексикой, эксплицирующей прагматическую реакцию на неожи-
данность результата (немотивированного следствия), как, например, strange (странный), odd (странный, необычный), unexpectedly (неожиданно) и др.
Исследуемые отношения могут быть актуализированы в комплексах, концессивный компонент которых представлен в форме побудительного предложения с глаголом let. Глагол let имеет семантику допущения и придает всему построению эмоционально-экспрессивную окраску. Соответственно, акцентируется категоричность утверждаемого в результативном компоненте. Повелительное наклонение в предложениях с глаголом let синонимично по своему значению сослагательному наклонению 1. Форма глагола-сказуемого в предложениях такого типа имеет модальное значение гипотетической возможности, которая может быть осуществимой или неосуществимой. Семантика уступительных отношений в комплексах с let близка отношениям, актуализируемым в построениях со связующими средствами if (если), even if (если даже), и имеет предположительно-уступительный характер. Однако в отличие от текстовых построений с актуа-лизаторами if, even if уступительные комплексы с глаголом let имеют противоположный порядок следования компонентов, т. е. постпозитивным в данном случае является результативный компонент со своей семантикой немотивированного следствия. Приведем пример актуализации уступительной семантики в текстовом комплексе с глаголом let (пусть): & quot-I had after my horrible night interlude managed to sleep. Perhaps sheer fatalism sent me to sleep. CconLet Ben come, let him set fire to the house, let him kill me. CresI deserved to die& quot- [8: 310] (Наконец после ужасной бессонной ночи мне удалось заснуть. Возможно, это случилось из-за сущего фатализма. Пусть Бен придет, пусть подожжет дом, пусть убьет меня. Я заслужил смерть).
Эксплицированию семантики отношений, актуализируемых в данном комплексе с let, способствует его трансформация в сложноподчиненное предложение с соответствующим союзом: Even if Ben comes, even if he sets fire to the house, even if he kills me, I deserved to die (Даже если Бен придет, даже если убьет меня, я заслужил смерть). В концессивном компоненте акцентируются крайние варианты по мере нарастания интенсивности возможных препятствующих обстоятельств, что дополнительно усиливает эмфа-тичность данного комплекса. Эти крайние, в данном случае даже гиперболизированные, предполагаемые обстоятельства не в состоянии отменить утверждаемое в присоединяемом результативном компоненте, который, соответст-

венно, также приобретает акцентированно гиперболический характер звучания. Таким образом, отношения, актуализируемые в исследуемом комплексе, имеют предположительно-уступительную семантику. При этом данная семантика формируется в присоединительных последовательностях предложений.
Итак, исследование бессоюзных уступительных связей в современном английском диалоге с позиций теории коммуникативно-парадигматического синтаксиса и диктемного строя текста позволило выявить наиболее типичные сопровождающие признаки анализируемой семантики в ее разнообразных подтипах и оттенках, а также определить некоторые особенности структурносемантической и коммуникативной организации бессоюзных уступительных текстовых комплексов в условиях высокого эмоционального напряжения.
1. Блох М. Я. Диктема в уровневой структуре языка //
Вопросы языкознания. — 2000. — № 4. — С. 56 — 67.
2. Кадырова А. И. Об уступительно-противительных связях в современном английском тексте // Боду-эновские чтения: Бодуэн де Куртенэ и современная лингвистика: Междунар. науч. конф. (Казань, 11−13 дек. 2001 г.): Труды и материалы: В 2 т. -Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2001. — Т. 2. — С. 110 — 112.
3. Блох М. Я. Теоретическая грамматика английского языка. — М.: Высш. школа, 2008. — 383 с.
4. Шипова И. А. Отрицание как иллокутивный индикатор эмоционального высказывания // Лингвистика и лингвистическое образование в современном мире. — М.: ГМО «Прометей» МИГУ, 2004. -С. 59 — 63.
5. Кострова О. А. Экспрессивный синтаксис современного немецкого языка. — Самара, 2002. — 231 с.
6. Williams T. The Night of the Iguana // Best Plays of the Sixties. — N.Y.: Doubday & amp- Co., 1970. — С. 100 -240.
7. Markus F. The Killing of Sister George // Best Plays of the Sixties. — N.Y.: Doubleday & amp- Co., 1970. -С. 523 — 712.
8. Murdoch I. The Sea, the Sea. — Triad Granada, 1981.
— 502 с.
ASYNDETIC CONCESSIVE RELATIONS IN MODERN ENGLISH DIALOGUE
A.I. Kadyrova
The article explores asyndetic concessive relations in modern English dialogue text. Asyndetic accompanying signs of the semantics of concession in different subtypes and shades are identified. A comprehensive analysis of the most frequent of the above mentioned signs is carried out. Sentence connections in asyndetic concessive constructions in modern English dialogue is described basing on the theory of communicative-paradigmatic syntax and the dictemic structure of the text.
Key words: concessive relations, asyndetic connection, dialogue text, a concessive component, a resulta-tive component.
Кадырова Альмира Измайловна — кандидат филологических наук, доцент кафедры английской филологии Института филологии и искусств Казанского федерального университета.
E-mail: almirusa@yandex. ru
Поступила в редакцию 16. 01. 2013

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой