Понятие правовых ограничений прав и свобод человека

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Право
Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2012, № 6 (1), с. 233−237
233
УДК 34
ПОНЯТИЕ ПРАВОВЫХ ОГРАНИЧЕНИЙ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА © 2012 г. М.Г. Маковецкая
Юридический институт Академии Г енеральной прокуратуры РФ, Москва
zlata 1101 @таі1. га
Поступила в редакцию 02. 10. 2012
Исследуются теоретические аспекты понятия и содержания термина «правовые ограничения прав и свобод личности» как необходимого правового института любого гражданско-правового общества, а также их характерные свойства. Делается вывод, что имеющиеся на данный момент в законодательстве конституционные критерии ограничения прав и свобод не обладают четкими характеристиками, имея абстрактный характер. В связи со сделанным выводом предложено наиболее приемлемое определение понятия «ограничения прав и свобод» для использования в правовой науке.
Ключовыо слова: свобода личности, ограничения,
Реализация индивидом основных прав и свобод неминуемо приводит к сталкиванию различных интересов, как то: интересов других носителей этих прав, общества в целом или государства. В связи с этим взаимосвязь нормального функционирования социума, с одной стороны, и свободы личности — с другой, приводит к естественной и объективной потребности определения пределов основных прав, условий их реализации и порядка разрешения возможного конфликта интересов.
Свобода личности, как известно, не является абсолютной. При этом свободу можно определить как «…лимитированное нормами общественного, гражданского бытия поведение человека. Свобода человека, таким образом, выражает прежде всего внешнее ограничение действий человека существующими в данном обществе нормами положительного права…» [1]. Английский государственный деятель и философ Томас Гоббс в своем труде «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651) относительно свободы личности писал, что «в случае согласия на то других, человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты, и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, какую он допустил бы у других людей по отношению к себе» [2].
Из вышесказанного напрашивается вывод, что проблема правовых ограничений прав и свобод человека является неотъемлемой частью правовой теории свободы, значимость которой обусловлена конституционно-правовыми взаи-
правовые ограничения, ограничения прав и свобод.
моотношениями личности и общества, той диалектикой индивидуального и коллективного в организации и функционировании социума, существо которой заключается в обеспечении совместимости индивидуальной свободы с благом общества, а блага общества — со свободой личности как непременном условии социальной стабильности и общественного прогресса.
С уверенностью можно говорить, что главным социально-философским вопросом взаимоотношений человека, общества и государства является вопрос о степени свободы человека, а также о возможности, основаниях и мере дозволенного вторжения государства и других индивидов в эту свободу. И. А. Ильин отмечал: «Ограничивая» свободу каждого известными пределами, право обеспечивает ему беспрепятственное и спокойное пользование своими правами, т. е. гарантирует ему свободу внутри этих пределов. Свобода каждого человека простирается лишь до той границы, от которой начинается — свобода других людей. Стремясь установить эти границы, право содействует тому, чтобы в совместной жизни людей воцарился порядок, основанный на свободе" [3].
Обоснованно и мнение В. А. Толстика, который утверждает, что «.. неограниченных прав и свобод в природе не бывает, поскольку в противном случае будет иметь место неограниченный произвол. Не случайно в общей теории права субъективное право определяется как мера возможного поведения субъекта в правоотношении, т. е. его ограничение рамками закона» [4].
Таким образом, исторически сложилось, что социум для своего наиболее благополучного и мирного существования вынужден вводить оп-
ределенные ограничения абсолютной свободы своих членов, сдерживая тем самым их безграничную активность, которая может противоречить правам и интересам других членов этого общества. Отсюда следует, что общество устанавливает определенные пределы должного поведения, поскольку не может и не должно гарантировать той или иной личности совершения противоречащих интересам общества действий, следовательно, человек обязан жить в определенных рамках, согласуя свои жизненные потребности с правами других членов общества, неся ответственность за свое поведение.
Фактически только посредством ограничений может достигаться главная цель существования цивилизованного общества — социальное сожительство, то есть совместное проживание и взаимодействие людей для достижения наиболее высокого уровня индивидуального развития каждого. При этом социальная обусловленность правовых ограничений в значительной части напрямую связана с таким этическим понятием, как социальная справедливость. «Понятие справедливости выступает в качестве высшего нравственного критерия для регулирования и оценки действий субъектов, путем применения к ним тех или иных форм государственного воздействия» [5].
В связи со значительной эволюцией законодательства, прошедшей в нашем государстве за последние три десятилетия, многими правоведами предпринимались попытки сформулировать понятийный аппарат такой правовой категории, как ограничение прав и свобод, однако вплоть до настоящего времени как в действующем законодательстве, так и в правоприменительной практике отсутствует общепринятая трактовка дефиниции ограничение прав и свобод. В связи с этим в данной работе будет предпринята попытка сформулировать наиболее объективное определение данной правовой категории.
С точки зрения общефилософского подхода, под ограничением понимается процедура сужения объема понятия, связанная с расширением его содержания, которая состоит в переходе от данного понятия к менее общему (подчиненному) понятию, т. е. к понятию, объем которого составляет лишь часть объема исходного (подчиняющего) понятия. Ограничение понятия можно рассматривать как результат расширения содержания исходного понятия за счет введения в него ограничивающих признаков, т. е. признаков, принадлежащих не всем предметам объема исходного понятия (в частности, признаков, не содержащихся в явной или неявной форме, в признаках, по которым осуществлено выделение объема исходного понятия), но совместных с этим понятием [6].
В Толковом словаре русского языка понятию «ограничение» дается следующее определение: «удержание в каких-нибудь рамках, границах, обусловленность чем-либо, способ сократить охват чего-нибудь- правило, ограничивающее какие-нибудь действия, права» [7].
Кроме того, в русском языке имелось еще и другое определение данного понятия, под которым понималось «лимитировать, свести к чему-то (возможности, сферу деятельности и т. п.), сузить (возможности, права и т. п.), ущемить, поставить в рамки, поставить предел чему-либо, удерживание в известных границах, прекращение» [8].
Большой юридический энциклопедический словарь определяет «ограничения» как вытекающие из законов и других нормативных актов, из решений государственных органов пределы, границы, за которые не должна выходить деятельность субъектов [9].
Термин «правовые ограничения» является специальным и конкретным по отношению к общеязыковому понятию «ограничение». Правовые ограничения — это «установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать- это есть сдерживание неправомерного поведения, создающее условия для удовлетворения интересов контрагента (в широком смысле слова) и общественных интересов в охране и защите» [10].
Одним из первых ученых, поднявших проблему правовых ограничений и необходимости их комплексного исследования в отечественной правовой науке, считается саратовский ученый А. В. Малько, который занимался исследованием теоретических аспектов имеющихся ограничений в праве. Он охарактеризовал «правовые ограничения» как «…правовое сдерживание противозаконного деяния, создающее условия для удовлетворения интересов контрсубъекта и общественных интересов в охране и защите- это установленные в праве границы, в пределах которых субъекты должны действовать- это исключение определенных возможностей в деятельности лиц» [11].
Обсуждая проблему ограничения прав и свобод на «круглом столе», проведенном в Н. Новгороде Нижегородским юридическим институтом МВД РФ и журналом «Государство и право» в декабре 1997 г., В. И. Гойман под ограничением права (свободы) предложил понимать «осуществляемое в соответствии с предусмотренными законом основаниями и в установленном порядке сужение его объема» [12, с. 26−27]. Частично с этим мнением соглашается и М. Н. Козюк, рассматривая под правовым ограничением «отклонение от правового равенства, когда сужается объем прав и свобод, или расширяется объем обязанностей» [12, с. 52].
В работе А. В. Тарасова дано следующее определение ограничению прав и свобод — «это социально обусловленная деятельность лиц, наделенных специальной компетенцией, в порядке, на основаниях и в пределах, установленных законом, в результате которой страдает физическая, нравственная, индивидуальная свобода, общая свобода действий для достижения поставленных целей и задач» [13].
Занимаясь разработкой проблемы правовых ограничений, А. В. Малько выделил наиболее характерные свойства правовых ограничений, которые отнес к их признакам:
1) связаны с неблагоприятными условиями (угроза или лишение определенных ценностей) для осуществления собственных интересов субъекта, ибо направлены на их сдерживание и одновременно на удовлетворение интересов противостоящей стороны в правоотношении и общественных интересов в охране и защите-
2) сообщают об уменьшении объема возможностей, свободы, а значит, и прав личности, что осуществляется с помощью обязанностей, запретов, наказаний и т. п. -
3) обозначают собой отрицательную правовую мотивацию-
4) предполагают снижение негативной активности-
5) направлены на защиту общественных отношений, выполняют функцию их охраны [11].
Позиция А. В. Малько в части отнесения только лишь противоправных деяний к объектам, на которые воздействуют правовые ограничения, зачастую в юридической правовой науке критиковалась.
Проводя научное исследование конституционно-правовых оснований ограничения прав и свобод, В. В. Барбин указал, что «…точка зрения А.В. Малько… не в полной мере раскрывает роль и значение феномена „ограничения права“ в механизме правового регулирования общественных отношений. Действительно, по нашему мнению, ограничения призваны обеспечить интересы общества в целом (например, обеспечение безопасности государства) или отдельной личности в частности. Однако правовые ограничения нельзя напрямую связывать с функцией сдерживания противоправного деяния, они, как правило, носят превентивный характер, остерегают от возможных неблагоприятных последствий как субъектов, относительно которых действуют ограничения, так и иных лиц. Например, сама по себе свобода передвижения -это не противоправное деяние, а конституционное право человека (статья 27 Конституции Российской Федерации), между тем, ограничивая его в условиях чрезвычайного положения,
мы тем самым превентивно преследуем цель… защиты других лиц, общества в целом от возможных нежелательных действий со стороны субъекта правоограничения» [14].
При этом нельзя не согласиться со справедливым замечанием К. И. Рудневой о том, что объектом неблагоприятного воздействия, на который направлено правовое ограничение, «…может быть не только защита общих интересов или интересов контрсубъектов, но и защита интересов самих субъектов таких ограничений» [15].
Определяя содержание понятия «ограничения прав человека», А. В. Тарасов говорит о двух основных смысловых гранях, входящих в содержание данного понятия.
Во-первых, ограничение представляет собой исключение из общей совокупности прав и свобод человека принадлежащих ему некоторых прав. Такое исключение, т. е. количественное уменьшение уже принадлежащих человеку прав и свобод, происходит в силу различного рода объективных или субъективных обстоятельств, имеющих, как правило, политический характер (например, при введении режима чрезвычайного положения или военного положения).
Во-вторых, ограничение являет собой сужение объема и (или) содержания конкретных прав и свобод путем установления пространственных пределов, временных рамок, круга лиц или определенных вариантов поведения индивидов. Наиболее яркие тому примеры дают нормы охранительного законодательства (уголовного, уголовно-процессуального и др.) [13].
Таким образом, несмотря на многочисленные попытки правоведов дать точное понятие такой правовой категории как «ограничения прав и свобод человека», тем не менее, можно с уверенностью сказать, что к единой точке зрения ученые в данном вопросе не пришли, также данная дефиниция не нашла своего должного отражения и в действующем законодательстве.
Анализируя приведенные выше разные подходы к определению правовой категории «ограничения прав и свобод человека», необходимо отметить, что зачастую недостаток большинства данных понятий заключается в том, что авторы определяют данную категорию как некое действие, направленное на «сужение», «отклонение», «изменение», «исключение», «уменьшение» ранее установленных законодательством прав и свобод при возникновении определенных ситуаций. Однако ограничения прав и свобод нельзя рассматривать только с позиции изменения ситуации, поскольку международными нормативно-правовыми актами, Конституцией Российской Федерации, а также иным действующим законодательством нашего госу-
дарства уже изначально при их разработке закреплялись те или иные ограничения прав и свобод, которые не ставятся в зависимость от возникновения тех или иных ситуаций.
С данной позицией также согласен профессор В. П. Камышанский, утверждая, что «ограничения не влекут изъятия правомочий. Они сдерживают управомоченное лицо, создают препятствия в осуществлении отдельных субъективных прав» [16].
Таким образом, на фоне изложенного, более приемлемым определением ограничония прав и свобод для использования в правовой науке, на взгляд автора, необходимо считать установло-нио государством на законодатольном уровно опродолонных продолов, в рамках которых индивидуум, нозависимо от ого статуса, государ-ствонной принадложности и других обособлон-ных характористик, можот роализовывать свои права и свободы.
В связи с этим понятие ограничений прав и свобод, допускаемых при возникновении определенных ситуаций, в том числе и чрезвычайных, по отношению к предложенному варианту определения ограничений прав и свобод соотносится как частное с общим, чем подчеркивается большая универсальность предложенного определения.
Нельзя не согласиться с мнением Н. С. Бондаря, что неопределенность правовой нормы приводит к ее произвольному истолкованию и применению, влекущему неограниченное усмотрение и произвол [17]. Закон или иной нормативно-правовой акт, закрепляющие пределы ограничения прав индивидов, в том числе и иностранных граждан, должным быть ясным, четким, не допускать расширительного толкования и произвольного применения.
Основной закон государства и, как неотъемлемая его часть, международно-правовые акты, допуская возможности ограничения основных прав и свобод человека и гражданина, указывают на необходимость соблюдения меры такого ограничения. Так, положения ч. 3 ст. 55 Конституции Р Ф, закрепляющие, что «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», определяют наиболее общие характеристики пределов ограничения основных прав.
Таким образом, определение необходимого для достижения конституционных целей размера установленных ограничения основных прав, является проблемой определения допустимых
пределов ограничения прав и свобод человека и гражданина. Как мы можем видеть, имеющиеся на данный момент в законодательстве конституционные критерии ограничения прав и свобод не обладают такими четкими характеристиками, имея абстрактный характер.
Список литоратуры
1. Тихонравов Ю. В. Основы философии права. М.: Вестник. 1997. С. 418.
2. Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма ив-ласть государства церковного и гражданского / Избр. соч. Т. 2. М., 1965. С. 156.
3. Ильин И. А. Общее учение о праве и государстве (фрагменты) // Правоведение. 1992. № 3. С. 96.
4. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы «круглого стола» журнала «Государство и право» // Государство и право. 1998. № 7. С. 37.
5. Тарасов А. В. Ограничения конституционных прав и свобод человека в условиях особых правовых режимов в Российской Федерации // Дисс… канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 18.
6. Философская энциклопедия / Под ред. Ф. В. Константинова. М., 1960. Т. 2. С. 131.
7. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азбуковник, 1999. С. 444.
8. Словарь синонимов русского языка. М., 1986. С. 305.
9. Барихин А. Б. Большой юридический энциклопедический словарь. М., 2003. С. 391.
10. Хессе К. Основы конституционного строя ФРГ / Под ред. Н. А. Сидорова. М., 1981. 163 с.
11. Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве: теоретико-информационный аспект. Саратов, 1994. С. 59.
12. Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы «круглого стола» журнала «Государство и право» // Государство и право. 1998. № 8.
13. Тарасов А. В. Ограничение конституционных прав и свобод человека в условиях особых правовых режимов в Российской Федерации // Дисс… канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 31.
14. Барбин В. В. Конституционно-правовые основания ограничений прав и свобод человека и гражданина и их реализация в деятельности органов внутренних дел // Дисс… канд. юрид. наук. М., 2003.
15. Руднева К. И. Правовое регулирование передвижения населения на территории Российской Федерации и реализация права свободного передвижения // Дисс… канд. юрид. наук. М., 2002. С. 128.
16. Камышанский В. П. Пределы и ограничения
права собственности. Монография. Волгоград: Вол-гогр. акад. МВД России, 2000. 224 с. URL:
http: //www. ex-jure. mЛaw/news. php? newsid=1180.
17. Бондарь Н. С. Власть и свобода на весах конституционного правосудия: защита прав человека Конституционным судом Российской Федерации. М., 2005. С. 322.
THE CONCEPT OF LEGAL RESTRICTIONS OF THE RIGHTS AND FREEDOMS OF A PERSON
M. G. Makovetskaya
The author examines the theoretical aspects of the concept and the content of the term «legal restrictions of the rights and freedoms of the individual» as a legal institution of any civil society, as well as their characteristic properties. It is concluded that the constitutional criteria for limiting the rights and freedoms in the current legislation do not have such distinct characteristics and are abstract in their nature. In connection with the conclusion, the author proposes the most acceptable definition of a restriction of rights and freedoms to be used in legal science.
Keywords: freedom of the individual, restrictions, legal restrictions, restriction of rights and freedoms.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой