Понятие преступления и классификация уголовно-наказуемых деяний по мусульманскому уголовному праву

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И КЛАССИФИКАЦИЯ УГОЛОВНО-НАКАЗУЕМЫХ ДЕЯНИЙ ПО МУСУЛЬМАНСКОМУ УГОЛОВНОМУ ПРАВУ
Манна Аммар Абдул Карим
Кафедра уголовного права и процесса Российский университет дружбы пародов Ул. Миклухо-Маклая, б, 117 198 Москва, Россия
Статья посвящена понятию преступления и классификации уголовно-наказуемых деяний по мусульманскому уголовному праву.
Понятие преступления является одним из широко обсуждаемых вопросов в мусульманском праве.
При определении понятия преступления и классификации уголовнонаказуемых деяний мусульманские юристы исходят из двух основополагающих философско-богословских начал. Прежде всего, все поступки, в том числе и мысли людей предопределяются волей Аллаха. Вместе с тем, как считает большинство представителей мусульманско-правовых школ, рамки, установленные божественным откровением, являются достаточно гибкими, позволяющими человеку самостоятельно выбирать вариант своего поведения во многих жизненных ситуациях. Поэтому любой серьезный проступок рассматривается как наказуемое нарушение запретов, выражающих общие принципы ислама, направленных на защиту пяти основных ценностей — религии, жизни, разума, продолжения потомства и собственности [1].
Другое исходное начало — правонарушение рассматривается как непослушание воле Аллаха. Любое неправомерное поведение, по мнению мусульманских ученых-юристов, представляет собой не просто отклонение от предписаний мусульманского права, за которое следует соответствующая земная санкция, но в то же время оно выступает и как религиозный грех.
Все это и определяет концепцию правонарушения в мусульманской правовой литературе, в соответствии с которой широкое понимание правонарушения как серьезного греха сочетается с его узким определением в формально-юридическом значении.
Особенность уголовно-правовой концепции правонарушения по мусульманскому праву достаточно четко выразил один из крупнейших представителей мусульманско-правовой теории правонарушения Ал-Маварди (974−1058), отметив, что преступление в его формально-юридическом значении означает совершение запрещенного и наказуемого Аллахом деяния [2].
Таким образом, можно сделать вывод, что мусульманское право дает лишь формальное определение преступления. Преступление — это нарушение запрета, за которое законодатель предусматривает наказание.
Указанная концепция правонарушения по мусульманскому праву наиболее ярко проявляется в классификации уголовно-наказуемых деяний, в основу которой положены два основных критерия: характер нарушенных прав и интересов, а также тяжесть и фиксированная определенность наказания.
Наибольшее распространение получила классификация, согласно которой все
правонарушения подразделяются на три группы [3]. Первая из них включает преступления, которые представляют наибольшую общественную опасность. Они посягают на «права Аллаха», т. е. интересы всей мусульманской общины и наказываются точно определенной санкцией — хадд [1]. Вторая группа объединяет преступления, которые также влекут фиксированное наказание — кисас или дийа, но нарушают права отдельных лиц. И, наконец, третью категорию составляют все иные правонарушения, наказание за совершение которых — тазир — не установлено ни в Коране, ни в Сунне. Эти деяния могут затрагивать как «права Аллаха» (к ним относят нарушения религиозных обязанностей, не составляющих предыдущих двух категорий), так и частные интересы.
1. Преступления категории худдуд.
Большинство современных исследователей мусульманского права понимают под данной категорией деяния, которые, во-первых, посягают только на интересы всей общины («права Аллаха») и, во-вторых, влекут наказания, либо однозначно определенные Кораном или Сунной, либо нормативно точно установленные правоприменительной практикой «праведных» халифов [3]. Однако мусульманские ученые-юристы не единодушны в том, какие конкретно правонарушения должны быть включены в данную категорию преступлений.
Большинство исследователей полагают, что к ним относятся семь наиболее опасных общественных деяний: прелюбодеяние, употребление спиртных напитков, кража, разбой, недоказанное обвинение в прелюбодеянии, вероотступничество и бунт. Однако Ибрахим Дасуки аш-Шахави, например, исключает из этого перечня бунт, а Атийа Мустафа Машрафа, кроме того, и вероотступничество [ 1 ].
Отсутствие единства относительно классификации этих, как впрочем и других правонарушений, наглядно подтверждает, что мусульманское право не отличается формальной определенностью однозначным закреплением большинства принципов и норм, которые в рамках различных школ понимаются по-разному [1].
Рассмотрим признаки наиболее распространенных из данной категории преступлений.
Кража. Исследователи мусульманского права единодушны в отнесении кражи к преступлениям, за которые Кораном установлена строго определенная мера наказания. Так в Суре № 5 «Трапеза», аят 38 говорится: «И вору и воровке отсекайте руки, как воздаяние за то, что (души их) усвоили себе — как наказание от Бога, ведь он, поистине, велик и мудр!». В гой же Суре, аят 39 сказано: «Но кто, свершив свой грех, раскается, к благому обратясь, тому Господь, свое благоволение проявит, ведь всепрощающ Он и милосерд!».
Столь суровая кара за кражу объясняется тем, что она посягает на собственность — одну из пяти охраняемых исламом ценностей.
Мусульманско-правовая теория разработала строгие нормативные требования к объективной и субъективной сторонам кражи, которая только при определенных обстоятельствах может считаться преступлением категории худдуд. Так, сторонники большинства толков полагают, что подобную суровую ответственность может нести только свободное лицо, достигшее совершеннолетия и находящееся в полном рассудке.
Важно отметить, что кражей категории худдуд считалось умышленное и тайное хищение, а открытое присвоение чужого имущества (грабеж) не наказывалось столь строго. Кроме того, большинство правоведов считает, что относительно места нахождения похищенного имущества в момент кражи и права собственности на него не должно быть сомнения (шухба). Это означает, что наказание в виде отсечения руки вору может быть назначено, если имущество тайно похищено с места его постоянного хранения, куда преступник не имел свободного доступа. Поэтому например, если ювелирное украшение украдено не оттуда, где оно постоянно хранится с обычными мерами предосторожности, а было подобрано на месте, в котором оно оказалось случайно, то такая кража не наказывается отсечением руки. Анало-
гично решается вопрос об ответственности за хищение из помещения, в которое вор мог беспрепятственно входить, например, если слуга украл что-либо в комнате своего хозяина, сын — у отца, гость — у пригласившего его хозяина и т. п.
По мнению некоторых мусульманских юристов, не считается преступлением категории худдуд кража совершенная в общественном месте (например, в торговой лавке или на транспорте), а также хищение домашних животных с открытого пастбища или плодов из неохраняемого сада. На этом основании отдельные правоведы полагают, что вор-карманник не должен наказываться отсечением руки в то время как другие не освобождали его от такого наказания [4].
Отсутствие сомнения в праве собственности на похищенное имущество означает, что для наказания кражи отсечением руки вещь должна находиться в частной собственности другого лица и быть украдена у самого собственника или у законного владельца. Причем, преступник не должен иметь каких-либо полномочий на владение или пользование этим имуществом, а также права долевой или общей собственности на него. Поэтому не считается преступлением категории худ пуд присвоение общей добычи или собственности, одолженной суммы денег или взятой взаймы вещи.
Следует отметить, что данное положение распространяется и на хищение государственного имущества либо присвоение средств государственной казны, поскольку считается, что государственная собственность принадлежит всей общине, а значит — в какой-то степени самому преступнику.
Для наказания кражи отсечением руки само похищенное имущество должно отвечать ряду требований. Так, его стоимость не должна быть ниже определенного минимума, который, согласно выводам различных толков «устанавливается в сумме от ¼ до 1 динара» [1]. Данное имущество должно быть «разрешено» для мусульман и не запрещенное в гражданском обороте. Поэтому кража вина или свинины, запрещенных исламом к употреблению, не считалась преступлением худдуд. Кроме того, ханифиты исключают отсечение руки за хищение скоропортящихся продуктов и рукописных экземпляров Корана (возможно потому, что за хищение так называемых разрешенных предметов — рыбы, выловленной в естественном водоеме, или дичи, подстреленной на охоте в диком лесу). В отличие от них ша-фииты не делали изъятия для последней категории вещей
При наличии всех отмеченных условий преступник наказывался отсечением кисти правой руки. За вторую кражу, по общему мнению полагалось отрубить левую ногу (в зависимости от религиозного толка — по лодыжку или по колено). В случае совершения аналогичного преступления в третий раз шафииты требовали отрубить левую руку, а в четвертый — правую ногу. Однако, согласно выводам большинства толков, начиная с третьей кражи преступник наказывался по усмотрению судьи (тазир), которому рекомендовалось выбрать лишение свободы либо смертную казнь, если вор не исправляется. Вопрос о соучастии в краже решается следующим: образом при участии в ней нескольких лиц все они несут одинаковую ответственность.
Для доказательства кражи, по мнению мусульманских правоведов, требуется наличие свидетельских показаний или признания преступника. Одновременно они допускают освобождение вора от ответственности при его прощении пострадавшим до тех пор, пока о преступлении не стало известно властям. В этом случае преступник по усмотрению суда мог понести иное наказание — тазир. Однако в соответствии с выводами некоторых религиозных толков, вор должен быть наказан отсечением руки, даже если он прощен пострадавшим. Известно также, что ханифиты не настаивали на отсечении руки за кражу, совершенную бедняком из нужды, а халиф Омар вообще не применял эту меру наказания в голодные годы, исходя из общего интереса мусульманской общины.
Прелюбодеяние. К числу наиболее опасных преступлений мусульманско-правовая теория относит прелюбодеяние — внебрачные половые сношения, за ко-
торые следует наказание категории худцуд. Особая общественная опасность данного преступления по мусульманскому праву обусловлена тем, что оно посягает на одну из основных охраняемых законом ценностей — продолжение рода, угрожая одновременно устоям морали и интересам семьи. Не случайно, в Коране можно найти немало стихов (аятов), резко осуждающих прелюбодеяние. В нем также содержится обращенное к мусульманам решительное требование избегать этого греха:
Не приближайтесь к блуду вы, —
Ведь это — срам и путь к дурному1.
Одновременно Коран предусматривает строгую и определенную меру наказания за это преступление:
Прелюбодея и прелюбодейку Подвергнуть порке в сто ударов,
В (в соблюдении) сей заповеди Бога Пусть состраданье к ним не овладеет вами,
Если в Аллаха и в Праведный День Уверовали вы
И пусть при наказании (прелюбодеев)
Присутствует собрание людей, уверовавших (в Бога)2.
Многие мусульманские правоведы отмечают, что закрепленная Кораном норма была дополнена и конкретизирована Сунной. Согласно преданию Пророка, если совершившие прелюбодеяние мусульманин или мусульманка состоят в браке, то они забиваются камнями до смерти, а уличенные в этом грехе лица, не состоящие в браке, заслуживают сотни ударов и подлежат высылке сроком на один год [3].
В соответствии с преданием, для доказательства совершения прелюбодеяния необходимы показания четырех свидетелей. Причем последователи ханифитского толка принимали показания только мужчин и лишь в течение года с момента совершения преступления виновность в совершении прелюбодеяния могла быть доказана и признанием преступника. При этом ханбалиты допускали, чтобы подозреваемый четырежды признался в любой форме, даже путем простого устного повтора признания в одной фразе, а ханифиты принимали признание в качестве основания для привлечения преступника к ответственности только в том случае, если оно подтверждено подозреваемым четыре раза с интервалами, в течение которых он может взвесить все последствия своего признания и отказаться от него. Интересно отметить, что в настоящее время в Саудовской Аравии практически не встречаются случаи прелюбодеяния, доказанного свидетельскими показаниями, и суд применяет наказание за это преступление только на основе признания.
Если в показаниях свидетелей — очевидцев прелюбодеяния имелись расхождения или были иные основания, которые могли дать повод усомниться в их искренности, то такие свидетели привлекались к ответственности за недоказанное (ложное) обвинение в прелюбодеянии [1].
Коран устанавливает строго определенное наказание (хадд) за это преступление. В суре 24 «Свет», аяты 4 и 5 говорится: «А те, что клевету возводят на целомудренных девиц, и не представят свидетельства их не (греха их), — побить кнутом их восемьдесят раз, и никогда свидетельства их не принимать. Они ведь нечестивы и распутны Помимо тех, кто (в лжесвидетельстве своем) раскается и (поведение свое) исправит ¦- Аллах ведь, истинно, прощающий, милосердный!».
По мнению последователей большинства толков мусульманского права недо-
1 Коран. Сура 17 «Ночной перенос», аят 32.
2 Коран. Сура 24 «Свет», аят 2.
казанное обвинение хотя и влечет строго определенную Кораном меру наказания (хадд), но посягает исключительно или преимущественно на права отдельных людей. Поэтому ответственность за данное преступление следует только по требованию потерпевшего, который вправе простить преступника. Лишь ханифиты полагали, что данное преступление затрагивает, прежде всего, интересы всей общины («права Аллаха») и поэтому не допускали прощения.
Интересно отметить, что муж, ложно обвинивший в прелюбодеянии свою жену, сам не привлекался к ответственности за такое преступление. Если он утверждает, что его жена родила ребенка не от него и повторяет это обвинение пять раз (лиан), то жена должна быть наказана за прелюбодеяние. Однако если она, в свою очередь, пять раз поклянется Аллахом в том, что ребенок рожден от мужа, то отцом ребенка признается муж, но брак расторгается навсегда3. Не случайно данная норма в качестве юридической фикции часто использовалась для расторжения брака по взаимному согласию между супругами, когда муж не имел формальных оснований требовать развода [1].
Разбой. Мусульманские исследователи, за редким исключением, рассматривают разбой в качестве одного из наиболее серьезных преступлений, за которое мусульманское право предусматривает строго определенное наказание. Обычно приводится следующий допускающий неоднозначное толкование стих Корана, содержащийся в Суре № 5 «Трапеза», аяты 33 и 34: «И воздаяние для тех, кто против Бога и посланника Его воюет, усердствуя нечестие осиять на земле — предание их смерти, или распятие их на кресте, или отсеченье накрест рук и ног, или изгнанье из страны. Сие — бесчестье для них в ближайшей жизни, и кара величайшая — в другой. Помимо тех, кто обратился (с покаянием) прежде, чем вы получите над ними власть. Ведь Всепрощающ Бог и милосерд!».
Свободное толкование данного положения правоведами наглядно демонстрирует их ведущую роль в формулировании норм мусульманского права. Прежде всего, сравнивая приведенный стих Корана с преданиями о жизни Пророка, они решили, что речь в нем идет об ответственности за вооруженное нападение на путников в дороге с целью завладения их имуществом. Вероятно, основанием введения такой нормы послужило реальное историческое событие. Согласно одной из версий, однажды Пророк дал разрешение группе мусульман-бедуинов (паломники) остановиться в Медине на несколько дней для отдыха и лечения больных. Однако за такое благодеяние они отплатили неблагодарностью — напали в дороге на погонщика верблюдов, предназначавшихся для жертвоприношения, убили его и скрылись, прихватив с собой животных. Узнав об этом, Пророк и сформулировал соответствующий стих Корана.
Ответственность за данное преступление может нести лишь совершеннолетний мужчина-мусульманин, находящийся в полном рассудке, причем только в том случае, если жертвой преступления явился мусульманин, а захваченное имущество находилось в его собственности или законном владении. Преступник и потерпевший не должны находится в родственных отношениях [5].
Мера наказания за разбой устанавливается в зависимости от последствий. Так, по мнению шафиитов, если преступление сопровождается убийством и захватом имущества, то преступник наказывается смертной казнью и распятием- при убийстве без присвоения имущества — смертной казнью- при лишении путника имущества без убийства — четвертованием- и при простом устрашении без убийства и овладением его имуществом — высылкой или лишением свободы по усмотрению правителя.
Основываясь на положениях Корана, мусульманские ученые пришли к выводу, что раскаяние преступника до того, как он был схвачен властями, освобождает его от ответственности по установленной Кораном норме, но также он может понести наказание по усмотрению компетентного органа (тазир) и, кроме того, религиозное искупление (каффара).
Употребление спиртного. Данное преступление посягает на ценность, без которой
3 Ибн ал-Хасан Али ибн Мухаммад ибн Хабиб ал-Басри ал-Маварди.
немыслима вера в Аллаха, — интеллект. Тем не менее, порицая употребление спиртных напитков Коран не предусматривает нормы, определяющей наказание за этот грех. Большинство исследователей полагают, что употребление алкоголя является преступлением категории худцуд, поскольку Сунна фиксирует точную меру наказания за него.
По преданию Пророк требовал подвергать тех, кто употреблял спиртное, телесному наказанию и даже применять к ним смертную казнь, если данное преступление совершено в четвертый раз. По другому преданию Пророк лично наказывал пьяниц 40 ударами лишенной листьев пальмовой ветви, затем количество ударов возросло до 80 и совпало с наказанием за ложное обвинение в прелюбодеянии на том основании, что пьяный не разумеет смысла своих слов и распространяет ложь и клевету. Некоторые авторы настаивают на отнесении этого преступления к категории правонарушений тазир, за которые не установлена точная мера наказания.
В качестве доказательства совершения этого преступления допускались свидетельские показания, признание виновного, а также внешние признаки опьянения. Причем определенной Сунной наказание применялось только за сознательный грех, если же опьянение явилось результатом случайного употребления спиртного по причине добровольного заблуждения или было вынужденным (спиртной напиток выпит в результате насилия, в лечебных целях или для утоления мучительной жажды ради сохранения жизни), то виновный освобождался от подобного наказания.
Измена исламу. Вероотступничество, язычество, богохульство в отношении ислама представляют собой разновидности одного преступления — измены исламу, по поводу которого существует множество несовпадающих позиций среди мусульманских ученых-юристов. Согласно наиболее распространенному мнению оно относится к правонарушениям, за которые мусульманским правом установлена строго определенная мера наказания (хадд) и которое влечет смертную казнь [6]. Современные мусульманские юристы обращают особое внимание на то, что измена исламу угрожает вере — главной ценности охраняемой исламом и поэтому представляет особую общественную опасность. При этом необходимо иметь в виду, что этот грех (измена исламу) лежит в основе всех иных нарушений предписаний ислама.
Норма, определяющая наказание за измену исламу, в Коране отсутствует, но имеется немало аятов, осуждающих язычество и богохульство. Однако в общей форме наказание за измену исламу установлено Пророком и зафиксировано в Сунне. Существует множество преданий о том, что Мухаммад требовал смертной казни для отступников от ислама. Данная норма подтверждается и единодушным мнением крупнейших представителей всех основных толков мусульманского права. Однако они не настаивали на немедленной казни, а допускали прощение отступника в случае его раскаяния и возвращения в ислам.
2. Преступления категории кисас.
Обратимся ко второй группе правонарушений отстаиваемой большинством исследователей мусульманского права. В эту категорию входят преступления, за которые шариат устанавливает строго определенную санкцию — кисас, означающую, по общепринятому определению, «возмездие», т. е. наказание «равное» по тяжести совершенному противоправному деянию [1]. В общем виде данный принцип получил закрепление в Коране:
Запретный месяц — за запретный, а также все (места святые и обряды) — под право оплатить.
И кто запреты против вас преступит,
Вы преступайте их против него,
Как преступил он их против вас,
Страшитесь гнева господа и знайте:
Господь лишь с теми, кто благочестив4.
4 Коран. Сура 2 «Корова», аят 194.
Основным преступлением данной категории является убийство и причинение телесных повреждений необратимого характера. В теории мусульманского права считается, что данные общие положения Корана конкретизируются преданиями о Пророке, в которых зафиксирована точная мера наказания за убийство: «За умышленное убийство — возмездие». Подобные предписания Сунны трактуются мусульманскими правоведами как установление за умышленное убийство строго определенной санкции — смертной казни — наказания, эквивалентного преступлению.
Согласно преданию, в случае умышленного убийства Пророк предлагал пострадавшей стороне выбрать один из трех видов наказания — смертную казнь, прощение преступника или принятие от него выкупа за кровь (дийа) [7]. Право такого выбора предоставляется наследникам убитого, и виновный может быть наказан только по их ясно выраженному желанию. В случае прощения виновного смертный приговор не может быть вынесен и заменяется выкупом за кровь. Такая норма была закреплена единогласным мнением сподвижников Пророка, придерживающихся следующего положения Корана относительно наказания за убийство. Так в Суре № 2 «Корова», аят 178 говорится: «О те, которые уверовали! Предписано Вам возмездие за убитых, свободный — за свободного и раб — за раба и женщина — за женщину. А кому будет прощено что-нибудь его братом, то следование по обычаю и возмещение ему в благе».
Впрочем, допускалось и прощение преступника без принятия выкупа. Более того, по мнению большинства крупнейших мусульманских правоведов, прощение преступника, совершившего умышленное убийство, предпочтительнее его наказания. Если у убитого не оставалось наследников, право на наказание переходило к правителю. Последний не мог простить убийцу, но был вправе заменить смертную казнь выкупом за кровь. Известно также предание о том, что Пророк исключал смертную казнь для отца, убившего своего сына.
Если субъективная сторона преступления соответствовала указанным требованиям и наследники настаивали на смертной казни, то убийца не мог избежать этой меры наказания. Причем, согласно преданию, сам Пророк предполагал лишение преступника жизни тем же способом, каким тот совершил убийство.
В соответствии с выводами большинства религиозных толков, когда в убийстве участвовало несколько соисполнителей, все они подвергались казни. Но если хотя бы один из них в силу своих личных качеств не мог быть казнен либо действовал неумышленно, то все соучастники убийства, по принципу «кисас не делится», освобождались от этой меры наказания, которая заменялась уплатой выкупа за кровь.
3. Преступления категории тазир.
Теория мусульманского права определяет тазир как преступления посягающие как на «права Аллаха» (всей общины), так и частные интересы. За эти преступления в Коране и Сунне нет точно установленного наказания. По этому вопросу нет единого мнения и у муджтахидов (иджма). В отличие от других категорий преступлений, за которые наказание варьируется в зависимости не только от объективной, но и от субъективной стороны. Ответственность за данные преступления определяется только с учетом их объективной стороны. Такие меры наказания называют тазир [1].
Тазир применяется в нескольких случаях. Прежде всего, согласно выводам крупнейших правоведов, им наказывались преступления, за которые мусульманское право не устанавливает точных санкций хадд или кисас, а также религиозного искупления (каффара) [9]. Имеются в виду, например, такие правонарушения, как неисполнение некоторых религиозных обязанностей (неуплата налога, отказ от совершения молитвы, несоблюдение поста и т. д.), а также правонарушения, представляющие собой посягательство на «права Аллаха»: нанесение любого материального ущерба отдельным лицам (за исключением кражи и разбоя, за которые следует наказание санкцией хадд) — нарушение обязанностей по сделкам- неуплата выкупа за кровь- обмеривание- обвешивание и мошенничество, взяточничество и растрата средств казны и сирот- умышленное вынесение неправомерного судебного
решения и лжесвидетельство- нарушение правил поведения в общественных местах- притеснение подданных или произвол по отношению к подчиненным- шпионаж- отрицание основополагающих выводов мусульманской догматики.
Тазир может применяться и за совершение преступлений, влекущих в принципе строго определенное наказание — хадд или кисас либо религиозное искупление (каффара), когда данные санкции не могут быть наложены в силу сомнения, например, если объектом кражи выступает вещь дешевле установленной для отсечения руки. По преданию, сам Пророк ограничивался в этом случае тазиром в виде штрафа.
Покушение на совершение одного из указанных преступлений мусульманско-правовая наука расценивает как самостоятельные правонарушения, влекущие санкцию тазир. В некоторых случаях аналогичная санкция применялась за соучастие в преступлениях категорий хадд и кисас например, если в совершении кражи вместе с посторонним принимал участие слуга хозяина дома, то он не подвергался отсечению руки, а если он являлся соисполнителем кражи, то все преступники наказывались тазиром, поскольку имелось сомнение в субъекте преступления. Кроме того, лицо, скрывавшее вора, разбойника или убийцу, также подвергалось тазиру, как правило, в виде телесного наказания и лишения свободы.
В качестве меры исправительного наказания и предупреждения тазир мог быть применен также в случаях прощения лица, совершившего преступление категории кисас. Так, ал-Маварди и Абу Нала считали обязанностью правителя в рамках правовой политики наказывать прощенного потерпевшим правонарушителя, нанесшего побои или оскорбление, тазиром в интересах всей общины. Малик ибн Анас полагал, что при прощении убийцы правитель может подвергнуть его тазиру в виде телесного наказания (100 ударов) и лишения свободы на один год.
Относительно разновидностей тазира среди мусульманских исследователей нет единства — одни из них называют от 4−5 другие до 11 видов наказания [8]. Причем среди них указываются такие своеобразные санкции, как устное порицание (например, оно могло применяться к лжесвидетелям) или просто молчаливое проявление осуждения, бойкот или отлучение. Необходимо отметить, что даже общеизвестные меры наказания за преступления — лишение свободы, материальные санкции или телесное наказание — отличаются в мусульманском праве большим своеобразием. Например, при мусульманских судах первоначально не было специальных тюрем. Преступники, приговоренные к лишению свободы, содержались у себя дома или в мечети без права их покидать. Кроме того, никто не мог быть осужден к ссылке на срок более одного года. Широко применялось в качестве меры наказания причинение правонарушителю материального, имущественного ущерба путем конфискации, наложения штрафа и даже уничтожения имущества (например, лавки виноторговцев сжигались). Вместе с тем последователи шафиитского и ханбалитского толков мусульманского права, а также многие маликиты допускали применение данного вида наказания в иной форме — в виде временного изъятия всего имущества или его части до тех пор, пока правонарушитель не раскается. По мнению некоторых исследователей возможна лишь окончательная конфискация в пользу казны по решению суда, а ханифиты вообще не допускали подобный вид тазира.
Несовпадающие оценки тазира, включая и имущественные санкции, наглядно демонстрируют, что различные школы мусульманского права (а внутри школ различные правоведы) пользуясь правом на иджтихад, применяли несовпадающие нормы при решении сходных вопросов.
Большое внимание мусульманские правоведы уделяли смертной казни как одному из видов тазира. Они полагают, что данная мера наказания может и должна применяться за наиболее тяжкие преступления, посягающие на общественные интересы общины или власти правителя [1]. Так маликиты требовали смертной казни за шпионаж в пользу врага, находящегося в состоянии войны с мусульманами. По мнению шафиитов и ханбалитов, аналогичная мера наказания, исходя из «общей
пользы» для верующих, может применяться за призыв к смуте и отказу от основных принципов мусульманской веры, зафиксированных в Коране и Сунне, а также за колдовство. Ханифиты выступали против смертной казни в этих случаях, но допускали ее в отношении преступников-рецидивистов, неоднократно совершавших серьезные преступления и не исправившихся под влиянием других мер наказания. Аль-Маварди также считал, что в отношении рецидивистов халиф вправе применять пожизненное лишение свободы и даже смертную казнь, если это отвечает общим интересам мусульман.
Для применения тазира, как и иных санкций, достаточно признания нарушителя или доказательства его вины свидетельскими показаниями. В отличие от хадда или кисаса этот вид наказания может быть применен к любому лицу, находящемуся в здравом рассудке, в том числе и к несовершеннолетнему, а также в случае сомнения.
Характерная особенность тазира заключается в том, что он не представляет собой систему установленных формально определенных санкций за конкретные проступки, и правоприменительный орган может достаточно гибко выбирать вид и размер наказания в зависимости от характера совершенного деяния и учитывая личность виновного. В некоторых случаях одновременно используются несколько видов тазира (например, телесное наказание сочетается с высылкой). Причем избранная мера наказания может и не иметь жестко установленных рамок (например, срок лишения свободы) и во многих случаях применяется до тех пор, пока нарушитель не раскается или не исправится — уплатит долг, выполнит религиозную обязанность, которую он ранее избегал. Вместе с тем в публичных интересах допускается даже превентивное наказание тазиром лиц, которые еще не совершили никаких противоправных деяний, но имеются достаточные основания полагать, что они могут их совершить.
В теории мусульманского права в отдельных случаях допускается освобождение от ответственности за деяния категории тазир например, при раскаянии виновного. Кроме того, если преступление затрагивает частные интересы, то компетентный государственный орган применяет тазир, как правило, только по требованию потерпевшего и вправе не прибегать к наказанию при прощении виновного потерпевшим. Но и в этом случае правитель может привлечь нарушителя к ответственности в общих интересах [1]. Если же потерпевший настаивает на наказании, то оно должно быть наложено. В то же время, по мнению большинства правоведов, в случае посягательства на «права Аллаха» прощение или помилование не допускаются, поскольку при этом затрагиваются права не отдельного человека, а всей общины в целом, и наказание должно быть обязательно наложено государственным органом [9].
ЛИТЕРАТУРА
1. Сюкияйнен Л. Р. Мусульманское право. — М., 1986. С. 182.
2. Ибн ал-Хасан Али ибн Мухаммад ион Хабиб ал-Басри ал-Маварди. Преступление по мусульманскому праву. — Каир, 1973. С. 219.
3. Атийа Мустафа Машрафа. Правосудие в исламе. — Бейрут, 1966. С. 144.
4. Таки ад-Дин ибн Таймийа. Законодательная политика. — Каир, 1969. С 102.
5. Ахмад Фахти Бахнаси. Преступления по мусульманскому праву. — Каир, 1962. С. 75−88.
6. Мухаммад аз-Захри ал-Гамрави. Яркий свет Каир -1933 -С 520
7. Ал-Хафиз ибн Хаджар ал-Аскалани. Булуг ал-марам мин джам адиллат ал-акхам. — Каир, 1532. С. 240.
8. Шаме ад-Дин Мухаммад ибн Кайим ал-Джавзийа. Ат-Турук ал-хукмийа фи-с-сийаса аш-шарийа. — Каир, 1371. С. 101−106.
9. Абу Нала Мухаммад ал-Ханбали. Ал-Ахкам ас-султанийа. — Каир, 1966. С. 280−282.
THE CONCEPTION OF CRIME AND CLASSIFICATION OF PENAL ACT ACCORDING TO MOHAMMEDAN CRIMINAL LAW
Manna Ammar Abdul Kanm
The Department of Penal Law and Procedure Russian Peoples' Friendship University Miklukho-Maklaya str., 6, 117 198 Moscow, Russia
This article is devoted to the conception of crime and classification of penal act according to Mohammedan criminal law.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой