Безопасность как социальный феномен: ретроспективный анализ

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Теория и история государства и права
УДК 343.9 А.Г. Сачек*
Безопасность как социальный феномен: ретроспективный анализ
В статье рассматриваются основные исторические этапы зарождения и формирования современного представления о понятии «безопасность». Анализируются взгляды ученых с момента зарождения первых государств и до конца XVIII века. Исследуется специфика отношения к вопросам безопасности в различные исторические периоды. Выявляются закономерности в философских взглядах на классификацию угроз безопасности. Изучается значение экономической составляющей в системе безопасности.
Ключевые слова: безопасность, экономическая безопасность, угрозы безопасности, внутренние угрозы, внешние угрозы, полезность, справедливость, личность, государство.
A.G. Sachek*. Safety as social phenomenon: retrospective analysis. In article the main historical stages of origin and formation of modern idea of the concept «safety» are considered. Views of scientists are analyzed from the moment of origin of the first states, and until the end of the XVIII century. Specifics of the relation to safety issues during various historical periods are investigated. Regularities in philosophical views of classification of threats to security come to light. Value of an economic component in a security system is studied.
Keywords: safety, economic security, threats to security, internal threats, external threats, usefulness, justice, personality, state.
Развитие теории экономической безопасности, разработка действенной системы ее обеспечения невозможна без ретроспективного анализа представлений о безопасности как самостоятельном правовом понятии. Несмотря на принятие ряда концептуальных документов в сфере обеспечения как национальной безопасности в целом, так и экономической, в частности [1], до настоящего времени не удалось выработать универсального понятия, определить комплексные критерии оценки рисков и угроз. В то же время попытки осмысления феномена безопасности как создания условий, при которых «отсутствует опасность», предпринимались еще на заре развития человеческой цивилизации.
В настоящее время среди ученых, занимающихся изучением различных аспектов безопасности, сложились различные подходы к генезису понятия «экономическая безопасность». Наиболее распространенными являются два подхода. Приверженцы первого подхода при ретроспективном анализе предпринимают попытку использовать этимологию самого словосочетания «экономическая безопасность» и находит истоки понятий «безопасность» и «экономика» в древнейших памятниках права. Стороники второго подхода полагают, что говорить о зарождении самостоятельных понятий «национальная и экономическая безопасность» следует с момента их официального закрепления в нормативных актах. По нашему, мнению и первый, и второй подход имеют право на жизнь, однако в целях формирования комплексного научного понимания «национальной безопасности» и «экономической безопасности» как ее неотъемлемой части необходимо объединить оба подхода и рассматривать генезис явления «безопасность», начиная с истоков и заканчивая актуальными нормативными правовыми актами.
На протяжении существования человеческой цивилизации, от первобытных людей и до современного техногенного общества, обеспечение безопасности являлось главной целью человека. Наличие опасности в окружающем мире — объективная реальность жизни индивидуума практически в любой среде. До зарождения государственности личная безопасность (безопасность племени) была главной задачей — задачей выживания.
Возникновение государственности кардинально изменило подходы к вопросам безопасности. Безопасность стала рассматриваться как защита личных интересов правящих кругов, а также захват новых территорий. Первые упоминания о безопасности можно обнаружить в древнейших памятниках права: Законах Ману, XXII таблиц, римском частном и публичном праве и даже Библии. Однако стоит отметить, что сложно говорить о какой-то стройной системе безопасности до нашей эры и в первые века нашей: она, как правило, рассматривалась через призму противодействия возможным либо реально существующим угрозам.
Обращаясь к древним государствам на территории современного Египта, необходимо отметить, что в своде законов месопотамского царя Хаммурапи рассматривались вопросы структуры власти, деятельности государственных, в т. ч. судебных органов, а также предусматривалась ответственность за
* Сачек, Александр Григорьевич, докторант факультета подготовки научно-педагогических и научных кадров Санкт-Петербургского университета МВД России, кандидат юридических наук, доцент. Адрес: Россия, Санкт-Петербург, ул. Летчика Пилютова, д. 1. E-mail: sachek_a@ tut. by.
* Sachek, Alexandеr Grigorievich, doctoral department of scientific and pedagogical staff, SPb university of the Ministry of internal Affairs of Russia, the candidate ofjurisprudence, docent. Address: Russia, St. Petersburg, Pilot Pilyutov str., 1. E-mail: sachek_a@ tut. by.
© Сачек А. Г., 2015
Сачек А. Г. Безопасность как социальный феномен: ретроспективный анализ
различные виды преступных посягательств. В концепции месопотамской царской власти особое место занимало понятие «справедливый царь». Это правитель, который вел свой народ по правильному пути и проявлял заботу о слабых, при этом забота проявлялась в защите от угроз. В самих законах угрозы не классифицировались, однако отдельно отмечались угрозы от различных противоправных посягательств внутри страны и внешние угрозы, которые вызывают необходимость ведения войны [2, с. 197].
Таким образом, не определяя понятие национальной и экономической безопасности в современной трактовке, законодатели рассматриваемого периода обращали внимание на основные внутренние и внешние угрозы и на задачи царя по обеспечению процветания государства и его жителей.
Схожие подходы к роли царя в обеспечении безопасности можно увидеть в Законах Ману -самом известном памятнике древнеиндийской правовой литературы. Возникновение данных правовых норм связано с зарождением в У1-У вв. до н.э. рабовладельческих государств на территории Индии. Несмотря на то, что сами по себе законы были лишь предписаниями, однако основы, заложенные в них, вызывают интерес применительно к нашему исследованию.
Одним из основных постулатов, закрепленных в законах Ману, было понятие «пользы». Главной задачей правителя являлось служение всех живых существ «пользе». В то же время на царя возлагалась обязанность обеспечения безопасности подданных: царь был обязан следить за порядком и налагать наказание, дабы «более сильные не изжарили бы слабых, как рыбу на вертеле» [3, с. 128]. Учитывая структуру общества в рассматриваемый период, угрозы правителю, «пороки», рассматривались как угрозы государству. Угрозы, зафиксированные в законах Ману, можно условно разделить на две группы. Первая группа угроз — угрозы государственному устройству. Они объединяли как внешние — отношения с соседними государствами, так и внутренние — несоблюдение порядка между кастами и неэффективное управление государством: «Царь, который по неразумению беспечно мучает свою страну, немедленно лишается вместе с родственниками страны и жизни» [3, с. 136]. Вторую группу составляли внутренние угрозы, которые заключались в нарушении права собственности и насилии между подданными.
Особенно хотелось бы отметить, что именно в древнеиндийском праве впервые обращается внимание на вопросы экономической независимости государства. Экономическая независимость рассматривается в законах Ману как основа государственности [3, с. 15].
Важнейшей вехой в развитии «учения о безопасности» стали исследования древнегреческих философов. Развивались самостоятельные направления, во многом дополнявшие друг друга. Представители греческих софистов связывали благополучие и безопасность общества с обеспечением определенных прав и свобод личности. В то же время пифагорейцы считали залогом благополучия и безопасности подчинение частного общественному.
Необходимо учитывать, что в античной философии при анализе вопросов безопасности рабство воспринималось как данность, а война как способ обеспечения внешней безопасности, с одной стороны, и как возможность консолидации и снятии внутренней напряженности в государстве — с другой.
Рассматривая безопасность как отсутствие опасности или зла для человека, Платон в первую очередь обращал внимание на безопасность государства и общества. Он делал акцент на том, что граждане и государство взаимосвязаны, и государство должно обеспечивать добродетель граждан. Понятие «безопасность» Платон пытается передать через диалог Сократа с софистами путем определения «справедливости», отмечая, что «справедливый человек» действует в интересах общества [4, с. 81]. В то же время в диалогах Платон обращает внимание на то, что необходимость граждан в государстве обусловлена потребностями, одной из которых является безопасность.
Платон предложил деление угроз безопасности на внешние (от соседних государств) и внутренние (от речей людей, исполненных обманом, разлагающих общество), при этом функция нивелирования угроз возлагалась на воинов, которые «будут истинными стражами общественного благоденствия и защищать город не только от внешних опасностей, но и от внутренних волнений» [4, с. 143].
Особую роль в обеспечении безопасности, по мнению Платона, играло законодательство: «Оно должно быть основано на добродетели, взятой во всей ее совокупности, и на справедливости, имеющей целью всеобщий мир и безопасность граждан, а не войну и приобретение богатства» [5, с. 628]. В то же время в описываемом Платоном идеальном государстве схема правления опирается не на знатность, а на разум, и здесь принципиально невозможны преступность и коррупция [6, с. 28].
Взгляд на человека как на элемент политической структуры общества — одна из главных идей Аристотеля. Основные внутренние угрозы безопасности государства он связывал с недостатками государственного устройства. В то же время благополучие и безопасность человека заключалось, по мнению Аристотеля, в достижении его интересов. Аристотель отмечал, что государство принадлежит к тому, что существует по природе, и что человек по своей природе есть существо политическое. В развитие этой мысли он отмечал, что демократический строй наиболее безопасен, т.к. народу бессмысленно бунтовать самому против себя.
Продолжая рассуждения Платона об идеальном государстве, Аристотель высказывал мнение, что главной внутренней угрозой государству является расслоение общества на бедных и богатых (недостаточная пропорция граждан среднего достатка).
По нашему мнению, необходимо отметить, что именно Аристотель предложил рассматривать причины опасности для сохранения безопасности: «Если нам известны причины, ведущие к гибели государственных устройств, то мы тем самым знаем и причины, обусловливающие их сохранение: противоположные меры производят противоположные действия» [7, с. 378].
Теория и история государства и права
Концепция обеспечения безопасности древнеримских философов была основана на необходимости обеспечения личной безопасности правящих кругов и военного захвата территорий. По мнению Полибия, одним из необходимых условий для обеспечения безопасности государства являлось расширение империи путем ведения войны. Полибий, рассматривая становление римской государственности, отмечал, что власть триедина (консулы, сенат и народ), причём государство существует только при наличии взаимных сдержек и противовесов. Однако особое единодушие триада власти, по его мнению, приобретала при наличии опасности извне. Именно ведение войны способствует развитию государства, а когда римляне живут спокойно, то возникает необузданность нравов и высокомерие [8, с. 23]. Тем самым Полибий подчеркивал, что для обеспечения внутреннего спокойствия в государстве необходимо наличие внешней угрозы.
Тесная взаимозависимость между развитием и безопасностью отмечалась древнеримским политическим деятелем и философом Цицероном. Он говорил, что стремление к безопасности естественно для человека: «В начале каждому роду живущих природою присвоено, чтобы себя, жизнь и тело охраняли, и отклоняли то, что нанесет вред» [9, с. 5], тем самым указвая на заложенное природой естественное стремление людей к безопасности. Цицерон также обращал внимание на то, что большинство войн ведутся не ради обороны, а ради славы, и что роль гражданских, городских дел намного более важна для общества. И хотя в своих работах Цицерон отдавал приоритет личной безопасности как условию развития общества, он особо подчеркивал важность внутренних, в т. ч. экономических, дел городов [9, с. 32].
Идеи безопасности продолжили свое развитие в средневековом западноевропейском обществе, где под безопасностью индивидуума понималось спасение души. Кроме того, по мнению В. А. Смышляева, в Средние века, согласно словарю Робера, под безопасностью понимали спокойное состояние духа человека считавшего себя защищенным от каких бы то ни было опасностей [10, с. 6].
Дальнейшее развитие взглядов на проблему безопасности можно проследить в работах более поздних философов. Так Н. Макиавелли обращал внимание на существование двух видов опасности для правящей монархии. Он подчеркивал, что «князю должны быть страшны две опасности: одна
— изнутри, от подданных, другая — извне, от иноземных государей» [11, с. 86]. Разделяя угрозы действующей власти на две группы, он предложил способы нивелирования опасностей. С внешними опасностями, по мнению Макиавелли, можно справиться при помощи хорошей армии и союзников. Рассматривая внутренние опасности, философ отмечал невозможность создания прочного государства без надежной социальной опоры. Именно Макиавелли выделил коррупцию как отдельную внутреннюю угрозу обществу, отмечая, что «в коррумпированном обществе трудно или невозможно сохранить или создать республику» [11, с. 34].
В основе новоевропейской философии, которая изначально стремилась быть представленной в виде строго обоснованной системы, лежит принцип свободы. Если система, с одной стороны, есть необходимость нового мышления и абсолютное требование, предъявляемое к этому мышлению, то с другой стороны, свобода ее осуществления — глубочайшая потребность и, можно сказать, -предельная мера человеческого существования. Философы XVП-XVШ вв. не только говорили о безопасности государства, но и предпринимали попытки обосновать взаимосвязь личной и общественной безопасности. Особое внимание вопросам безопасности в своих исследованиях уделял Т. Гоббс. В работе «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» он, анализируя генезис социального явления безопасности, выявил диалектическое единство и взаимную обусловленность безопасности личности, общества и государства. Философ отмечал, что основным стремлением человека является самосохранение, чтобы обезопасить себя, он старается подчинить себе всех прочих насилием или обманом и делает это, пока остаются лица, которых ему приходиться опасаться [12, с. 82]. Т. Гоббс писал, что стремление к безопасности заложено в самой человеческой природе, составляя одно из трех источников распрей
— соискательство, самосохранение и честолюбие. Именно стремлением к безопасности, по мнению Гоббса, обусловливалось объединение людей в племена, а государство рассматривалось как большое племя, распространяющее свое влияние в целях обеспечения безопасности [11, с. 110]. Определяя государство как лицо, действия которого признаны своими множеством людей посредством взаимных договоров каждого с каждым, с тем, чтобы это лицо по своему усмотрению пользовалось силами всех и каждого для охранения общего мира и безопасности, он рассматривал «безопасность», как краеугольный камень государства. При этом он отмечал, что в целях обеспечения своей безопасности граждане подчиняются государству, а максимального уровня безопасности можно достичь только путем объединения государств. Именно Гоббс предпринял попытку измерить внешнюю опасность для государства с целью определения необходимого количества сил и средств, необходимых для обеспечения безопасности. Его предложение о соизмерении сил обеспечивающих безопасность с силами потенциального врага находит свое развитие в современных концепциях и стратегиях обеспечения национальной безопасности.
Б. Спиноза, как и Т. Гоббс, определяет государство на основании понимания природы как естественным образом устроенный и непрерывно действующий механизма. Однако, в отличие от Гоббса, Спиноза мыслил общество по типу «механики» природы, в котором всякий произвол полностью и окончательно устраняется. Сущность природы, согласно Спинозе, заключается в ее единстве, тогда как борьба всех против всех, по Гоббсу, определяется тем обстоятельством, что всякая индивидуальная вещь наделена стремлением сохранять и возвеличивать свое собственное
Сачек А. Г. Безопасность как социальный феномен: ретроспективный анализ
существование [13, с. 40]. Б. Спиноза говорил о безопасности человека как о состоянии физического и морального спокойствия, при этом государство должно было способствовать обеспечению данной добродетели.
Попытки определить разумное соотношение безопасности личных и общественных интересов предпринимал и Ж. -Ж. Руссо. Развивая теорию «Общественного договора», он отмечал, что в целях обеспечения безопасности необходимо «найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде» [14, с. 160], тем самым подчеркивая, что «Общественный договор» необходим для обеспечения личной и имущественной безопасности. Рассматривая государство, как «условную личность», он видел основной его целью «самосохранение», тем самым отождествляя личную и государственную безопасность [14, с. 171].
Таким образом, ретроспективный анализ свидетельствует, что попытки понимания феномена «безопасность» и ее экономической составляющей осуществлялись с возникновением первых государств. Сформулированные в античной философии подходы к вопросам безопасности нашли свое продолжение и активное развитие в XVII в. Находясь в центре европейской философской и политической мысли, эта идеи неоднократно трансформировалась. Однако именно тогда была заложена идея о том, что достижение состояния безопасности является основной целью жизнедеятельности человека, а государство должно способствовать ее реализации. Помимо этого, предпринимались попытки измерить уровень безопасности и классифицировать различные угрозы. Особое место среди внутренних угроз отводилась угрозам личной безопасности и праву собственности, а также коррупции. В силу этого практически всеми научными школами XVIII в. обеспечение безопасных условий существования общества и его развития понималось в первую очередь как полицейская деятельность государства, направленная на защиту личных и имущественных прав отдельных слоев населения.
Список литературы
1. «Об утверждении Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 г. N° 537. «Об утверждении Концепции национальной безопасности Республики Беларусь» Указ Президента Республики Беларусь от 09. 11. 2010 N 575 (в ред. от 30 декабря 2011 г.).
2. Шарпен, Д. Хаммурапи, царь Вавилона. — Москва: Издательский центр РГГУ, 2013. — 310 с.
3. Законы Ману / АН СССР, Ин-т востоковедения. — М.: Наука: Науч. -изд. центр «Ладомир», 1992. -359, [2] с. — (Памятники литературы народов Востока. Переводы- 2).
4. Платон. Государство / 4-е изд. — М.: URSS- Либроком, 2013. — 531 с.
5. Платон. Государство- Законы- Политик / пер., предисл. Е. И. Темнова. — М.: Мысль, 1998.
— 798 с.
6. Платон. Сочинения: в 3 т. [Пер. с древнегреч. / Под общ. ред. А. Ф. Лосева и В. Ф. Асмуса].
— М.: Мысль, 1972. — 678 с.
7. Аристотель. Сочинения: в 4-х т. — М.: МысльТ, 1983. — 830 с.
8. Полибий. Всеобщая история в сорока книгах / пер. с греч. Ф. Г. Мищенка. — М.: А. Г. Кузнецов, 1890−1899. — Т. 3. — Кн. VI-XXV, 1895. — 805 с.
9. Цицерон, М. Т. Об обязанностях к сыну Марку Цицерону: в 3 кн. / Цицерон. — М.: Ф. И. Салаев, 1877.
10. История национальной безопасности России: материалы 39-й Всероссийской заочной научной конференции / под ред. С. Н. Полторака]. — СПб.: Нестор, 2005. -310 с.
11. Макиавелли, Н. Государь- Рассуждения о первой декаде Тита Ливия- О военном искусстве / предисл., коммент. Е. И. Темнова. — М.: Мысль, 1996. — 639 с.
12. Гоббс, Т. Левиафан, или О сущности, форме и власти государства / Соч. Томаса Гоббза Мальмесберийского. — СПб.: Тип. Н. Тиблина и Комп. (Н. Неклюдова), 1868. — 419 с.
13. Спиноза, Б. Соч.: В 2 т. — СПб.: Наука, 1999. — 488 с.
14. Руссо, Ж. Трактаты. — М.: Наука, 1969. — 703 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой