Понятийный аппарат теории «Экономики счастья»

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Т еоретико-методологические проблемы развития экономики
Понятийный аппарат теории «экономики счастья»
А.С. Калмыкова
В статье рассказывается о новом подходе к оценке человеческого развития и национального экономического благосостояния. Рассмотрены индексы социально-экономического развития, основанного на понятии «счастье». Показана ограниченность макроэкономического показателя валового внутреннего продукта, представлены альтернативы данному показателю.
Ключевые слова: валовой внутренний продукт, индекс всемирного счастья, индекс человеческого развития, экономика счастья, благополучие, удовлетворенность жизнью, экономика благосостояния
Для цитирования: Вестник МИЭП. 2015. № 3 (20). С. 7−15.
Сегодня мир движется к признанию приоритета над ценностями исключительно материального благополучия социально-экономических ценностей, а именно: устойчивого развития, сохранения окружающей среды, развития личности, духовного самосовершенствования, здорового образа жизни. Происходят эти изменения потому, что главный макроэкономический показатель — валовой внутренний продукт (ВВП) является несовершенным по отношению к измерению общественного благосостояния.
Еще в 2004 г. Брюс Хиди из Мельбурнского университета и его коллеги на примере пяти европейских стран показали, что уровень богатства влияет на счастье сильнее, чем доходы. А еще сильнее — три объединенные фактора: доходы, богатство и потребление. Однако следует отличать доход от богатства. Богатство состоит из материальных объектов, а также финансовых средств. Богатство служит источником дохода.
Поэтому стремление к максимизации своего дохода диктует экономическую логику поведения любому рыночному субъекту. Доход явля-
Калмыкова Александра Сергеевна — специалист научной школы «Экономическая теория», факультет экономики торговли и товароведения Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова.
Адрес для корреспонденции: vlexndra@rambler. ru
8
Вестник Международного института экономики и права. 2015. № 3 (20)
ется конечной целью действий каждого активного участника рыночной экономики, объективным и мощным стимулом его повседневной деятельности.
Исследования в этой области ведутся уже давно и приводят к различным результатам. Например, некоторые исследователи отталкиваются от признания того, что человек счастлив, когда он не грустит. Перепады настроения и стали основой исследования австралийцев, согласно которому для счастья достаточно 50 тыс. долл. в год. Люди с таким доходом или выше грустят в среднем 1,7 дня в месяц. Доход в 15 тыс. и ниже увеличивает количество «хмурых» дней до 5,4.
Впервые об экономике счастья заговорили в XVIII в. наряду с появлением труда основоположника классической политэкономии Адама Смита «Исследование о природе и причинах богатства народа» (1776 г.). Адам Смит в своей теории рассматривал благосостояние как синоним богатства, где под богатством подразумевались продукты материального производства.
«Принцип наибольшего счастья», который был сформулирован в известном труде основателя такого философского направления, как утилитаризм, Иеремии Бентама «Введение в принципы морали и законодательства» (1789 г.), в качестве блага — счастья выступает принцип полезности. Он формулируется в двух вариантах: в виде требования «наибольшего счастья наибольшего числа» (к чему должен стремиться законодатель в своей деятельности) и в виде аксиомы о страдании и удовольствии как основных двигателях поведения индивида (этой особенностью человеческой природы законодатель должен пользоваться как стимулом к желаемому поведению людей). И. Бентам не доверял согласование индивидуальных стремлений к благосостоянию рынку и конкуренции, считая это прерогативой законодательства, где идеальный свод законов должен был быть построен по принципу «максимальное счастье для всех» [10].
Пионером в области теории «счастливой экономики» стало крошечное гималайское королевство Бутан, которое еще в 1957 г. приступило к строительству новой экономики, основанной на том, что король Джигме Сингай Вангчук назвал «валовое национальное счастье». Хотя экономика Бутана все еще основана на натуральном сельском хозяйстве и имеет относительно низкий ВВП, бутанский народ занимает место среди 20 самых счастливых стран. Смысл валового национального счастья состоит в развитии экономики, соответствующей уникальной культуре Бутана, основанной на духовных принципах буддизма. На практике эта концепция реализуется благодаря пятилетнему планиро-
КалмыковаА.С. Понятийный аппарат теории «экономики счастья»
9
ванию экономики, при котором прогресс осуществляется неспешными шагами и сопровождается мерами по сохранению традиционных ценностей: семьи, культуры, природы и религии.
Своей главной целью правительство Бутана объявило стремление к счастью каждого своего гражданина, это положение даже закреплено в Конституции страны: «Государство принимает все возможные меры для создания и поддержания условий, которые способствуют достижению счастья для всей нации» [1].
В Китае «индекс счастья» рассчитывается на основе 16 индикаторов, среди которых присутствуют как традиционные экономические показатели, так и специфические, определенные особенностями страны. Таким образом, в «индекс счастья» включаются располагаемый доход, государственные расходы на научные исследования, образование, культуру и спорт. При вычислении также учитываются метраж жилой площади на человека (что особенно актуально для Китая ввиду лозунга «одна семья — один ребенок» и налог за рождение второго ребенка в размере 3,5 тыс. долл.), число врачей на тысячу жителей, площади лесных насаждений и даже отношение объема эмиссии углекислого газа к размеру ВВП.
В 2008 г., будучи Президентом Франции, Николя Саркози создал специальную международную комиссию по измерению экономических достижений и социального прогресса. В докладе международной исследовательской комиссии во главе с Нобелевскими лауреатами Амартия Сеном и Джозефом Стиглицем отмечалось, что критерии оценки в ВВП несовершенны и возникает необходимость разрабатывать новые инструменты оценки экономики счастья.
Свои исследования счастья есть и в России. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в январе 2013 г. провел опрос 1600 человек в 138 населенных пунктах 46 субъектов РФ. В сравнении с подобным опросом, проведенным 20 лет назад (в 1992 г.), на сегодняшний день 9% респондентов заявили, что они абсолютно счастливы (20 лет назад этот показатель составлял 2%), а 70% признались, что они скорее счастливы, чем несчастны, в 1992 г. таких было всего 40% [2].
Существует достаточно широкий ряд опросов, целью которых является выявление удовлетворенностью жизнью: World Gallup Pool, World Value Survey, Pew Global Attitudes Survey, OECD Better Life Index, Well-Being Index, Happy Planet Index.
World Gallup Poll представляет собой базу данных по 160 странам. Опросник, по которому собираются данные, состоит как из общих во-
10
Вестник Международного института экономики и права. 2015. № 3 (20)
просов, которых насчитывается около 100, так и из специфических для каждого региона. Вопросы охватывают такие сферы и аспекты, как закон и порядок, еда и здоровье, институты и инфраструктура, работа, благосостояние, образование и др. Методология, по которой собираются данные, следующая: из каждой страны опрашивается примерно по 1000 жителей, целевая аудитория — это законные граждане страны, прожившие там всю жизнь, старше 15 лет.
World Gallup Pool Happiness Index показывает, что люди, которые получают больше денег, как правило, сообщают о более высоком уровне положительных эмоций. В 2013 г. был 10% разрыв во всем мире между самыми высокими и самыми низкими доходами. Но не все данные указывают на то, что деньги покупают счастье.
World Value Survey представляет собой наиболее полный источник эмпирических данных и единственную базу, охватывающую около 90% населения мира. Данные собираются с помощью анкетирования, проводится опрос респондентов различных национальностей и жителей разных стран, данные систематизируются, стандартизируются и анализируются. В опросе участвуют лица старше 18 лет, минимальное число опрошенных в одной стране достигает 1000 человек. Данные World Value Survey используют более 100 000 ученых, журналистов, исследователей.
Исследователи данной системы выяснили, что существует связь между явственностью проявления в стране ценностей самовыражения и уровнем её благосостояния [7].
Pew Global Attitudes Survey представляет собой исследование наподобие World Value Survey, но в меньших масштабах.
Экономисты Организации экономического сотрудничества и развития (ОСЭР) измеряют показатель счастья с помощью многоступенчатого индекса OECD Better Life Index. Рейтинг составляется на основе официальной статистики опросов института по 11 факторам: жилищные условия, доход, работа, общество, образование, экология, гражданские права, здоровье, удовлетворенность, безопасность и баланс между работой и отдыхом.
Методология расчета Well-Being Index («Индекс благосостояния») была разработана психологами и социологами, в частности, нобелевским лауреатом Даниэлем Канеманом. По результатам последнего опроса были выделены 3 группы: «преуспевающие» (высокий уровень жизни), «борющиеся» (средний уровень удовлетворенности) и «страдающие» (недовольные жизнью). По итогам 2011 г. рейтинг возглавила Дания, именно там представителей первой группы оказалось 74% [11].
КалмыковаА.С. Понятийный аппарат теории «экономики счастья»
11
Happy Planet Index (международный индекс счастья), предложенный New Economics Foundation в 2006 г., представляет собой индекс, который показывает благосостояние людей и состояние окружающей среды в разных странах мира. Главной задачей данного индекса является отражение «реального» благосостояния наций.
Анализируя результаты многих исследований, специалисты делают вывод, что мир сегодня движется к признанию социально-экономических ценностей (устойчивое развитие, здоровый образ жизни, сохранение окружающей среды, развитие личности, духовное самосовершенствование), т. е. критериев счастья с позиции ценностей и социальной самоидентификации, более важными, чем ценностей исключительно материального благополучия [4].
Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон в ноябре 2010 г., объявляя о планах измерения счастья в качестве показателя национального прогресса вместо того, чтобы полагаться на ВВП, заявил: «Пора признать, что в жизни есть нечто большее, чем деньги, и пора сосредоточить внимание не только на ВВП, но и на общем благополучии».
Эндрю Освальд, профессор экономики и поведенческих наук Университета Уорвика, Великобритания, также говорит, что ВВП теряет смысл как цель — он уже устарел. Освальд стал одним из первых экономистов страны, исследующих то, что он называет «эмоциональным процветанием». В 1990-х гг. это было необычной областью для экономиста, но он особенно заинтересовался этой темой при исследовании безработицы в Лондонской школе экономики.
Освальд был удивлен тем, что экономика счастья приобрела популярность относительно быстро, но считает, что к сейсмическому сдвигу в политическом мышлении могло привести объединение идей. Одной из них является протест сторонников движения по охране окружающей среды против избыточного потребления, а другой — признание верности парадокса Истерлина. В 1970-х гг. экономист Ричард Истерлин (Richard Easterlin) опубликовал результаты одного исследования. По мнению Э. Освальда, «они свидетельствовали о том, что, вопреки ожиданиям, рост богатства на протяжении десятилетий не сопровождался признаками возрастающего счастья» [6].
Также отметим, что на Генеральной Ассамблее ООН Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что «показатель валового национального продукта не отражает, чего стоит так называемый прогресс в социальном и экологическом плане». Другими словами, измерение благополучия — это не просто попытка найти определение эфемерному понятию счастья. Это возможность на более глубоком уровне оценить
12
Вестник Международного института экономики и права. 2015. № 3 (20)
«экономические, социальные и экологические цели, для наиболее эффективного достижения которых необходим целостный подход».
Таким образом, общество нуждается в качественном аналоге или вовсе замене показателя валового национального продукта. Пока таковым аналогом ВВП по отображению благополучия страны считают Индекс человеческого развития (ИЧР), до 2013 г. «Индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП), который сводит воедино характеристики продолжительности жизни, качества образования и реальный ВВП на душу населения. Согласно результатам ИЧР 2014 г. Норвегия признана самой благополучной страной в мире. В пятерку лидеров также вошли Австралия, Швейцария, Нидерланды и США.
Есте ственно, суще ствует и критика данного показателя. Фактиче ски не принимаются во внимание экологические факторы, не учитывается политический режим, а также невозможность по-разному оценивать развитие в разных группах стран [5]. ИЧР опирается на национальные средние показатели, не отражающие асимметричность в распределении благ, не принимает во внимание вопросы, связанные с духовным и нравственным развитием человека.
В методике ИЧР возникают трудности с выработкой единого показателя, позволяющего гармонизировать и синтезировать характеристики разного плана и корректно отразить их в реальной жизни. Если, например, доходы и продолжительность жизни можно подсчитать достаточно точно, то как быть с качеством образования и свободой вероисповедания? Также важно заметить, что даже при условии, что измерения будут релевантны и верны, как свести разнородные параметры в единую систему измерений? Наконец, встает еще одна проблема — неоднородность распределения тех или иных благ между людьми, ведь как экономисты, так и политики располагают средними величинами.
Бывает, что при жизнеутверждающих рейтингах люди чувствуют себя плохо. На взгляд автора, неразумно ставить знак равенства между позицией в ИЧР и самоощущением граждан.
Из индексов можно выводить напрямую качество жизни, а можно решить обратную задачу: измерять субъективную удовлетворенность жизнью и посмотреть, насколько она соответствует индексам. Этим и занята экономика счастья — подраздел экономики, который, начиная с 1970-х гг., изучает корреляцию между объективными показателями и реальным самоощущением людей [4].
Как показывают многочисленные опросы, рост доходов не конвертируется напрямую в счастье. А. Долгин считает, что это происходит по трем причинам. Одна из них (наиболее очевидная) состоит в том,
КалмыковаА.С. Понятийный аппарат теории «экономики счастья»
13
что для человека важен не только абсолютный уровень благ, но и его приращение. К достигнутому уровню благоденствия люди привыкают и начинают воспринимать как должное. Они нуждаются в улучшениях, но чем лучше положение дел, тем труднее добиться заметных сдвигов. (В данной ситуации отчасти верен закон Госсена об уменьшающейся предельной полезности благ.) Из-за этого у людей возникает ощущение стагнации, портится настроение.
Второй момент, который необходимо отметить, более тонкий: если графически изобразить взаимосвязь между удовлетворенностью и объективными улучшениями, то кривая будет напоминать петлю гистерезиса. Вверх по такой кривой взбираются с замедлением, спускаются вниз — с ускорением. Иными словами, потери терзают людей несравненно сильней, чем их радуют аналогичные по масштабу приобретения.
Если быть в этом пункте до конца точными, то следует отметить, что гипертрофированную эмоциональную реакцию вызывают события, которые случаются реже. Для относительно благополучных обществ успех является нормой, а неприятность — редкостью, соответственно, первое сопровождается умеренной положительной реакцией, а второе — резко негативной. У жителей бедных стран картина обратная. На фоне более успешных стран их правительствам относительно легко порадовать своих трудно живущих подданных. Люди привыкют к напастям, их психика мягче реагирует на очередную беду. В то же время они рады малому. Таким образом, включаются механизмы эмоциональной подстройки, демпфирующие неравенство в уровне жизни через приту-пленное/обостренное восприятие частых/редких случаев [4].
Можно также отметить тот факт, что бедным странам легче расти, потому что не нужно изобретать новые технологии, они могут копировать передовые технологии, как инженерные, так и управленческие, у более богатых стран. То, что Китай растет сегодня с темпом 10% - это достижение, но это не значит, что Китай тем самым опережает США, которые растут с темпом 3%. Китай намного беднее, следовательно, ему легче расти.
Интересные факты возникают и по отношению к состоятельным людям. На самом деле все меньше удовлетворения приносят те наборы благ, где их совокупное потребление не приводит к кумулятивному эффекту. Данный эффект играет исключительно важную роль в новой экономике, а вот в традиционной экономике (и теории, и практике) этот феномен не знаком, потому что он пока мало где используется целенаправленно.
14
Вестник Международного института экономики и права. 2015. № 3 (20)
С. Гуриев в своей лекции «Экономика счастья» выделяет особую категорию стран с переходной экономикой и утверждает, что люди в этих странах менее счастливые, чем, например, в странах с сопоставимым уровнем дохода [3]. Практически все отставания экономист объясняет тремя факторами:
1) макроэкономическая нестабильность-
2) снижение качества и доступности общественных благ-
3) возраст.
Последней известной причиной, по которой между индикаторами качества жизни и ощущением благополучия возникает зазор — сравнение с окружающими нас людьми.
Итак, хотя экономика счастья оперирует информацией, снятой непосредственно с людей, ее собственная методика небезупречна. Так, интенсивный экономический рост, на фоне которого люди склонны к благодушным оценкам, чреват скорым эмоциональным истощением и недовложением в культурный капитал, т.к. все увлечены погоней за деньгами. Бурный рост задирает планку ожиданий и порождает опасную раздвоенность между идеалом и реальностью. Темп, взятый наиболее успешными членами общества на пике формы, может оказаться непосильным для большинства. Также, по мнению автора, человеку трудно подытожить свое ощущение от жизни за длительный период времени. Поэтому оценка года будет сильно зависеть еще от того, на какую из полос — черную или белую — пришелся опрос.
В завершение хотелось бы отметить, что опросы о счастье не столь безобидны: вербализировав единожды свою оценку, человек уверует в сказанное, и это становится фактом его существования. Вполне возможно, что россияне вынужденно не покупают отечественную продукцию, демонстрируя тем самым реакцию на низкое положение в рейтингах.
Кардинального улучшения в прогнозировании можно ждать в том случае, если удастся организовать систематическое измерение уровня удовлетворенности и соответствующим образом настроить индикаторы собственного самочувствия. Необходима измерительная система, способная улавливать тонкие движения в социуме — улавливать в динамике, в привязке к конкретному времени, стратам и группам.
Литература
1. Конституция Королевства Бутан. Ст. 9.
2. Гневашева В. А. Благосостояние общества или «экономика счастья»: особенности трактовки в современной России // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 5.
КалмыковаА.С. Понятийный аппарат теории «экономики счастья»
15
3. Гуриев С. М. Лекция: «Экономика счастья» // Пикник «Афиши». 11. 07. 2013. www. slideshare. net/NewEconomicSchool/ss-13 735 820.
4. Долгин А. Б. Манифест новой экономики. Вторая невидимая рука рынка. M., 2010. С. 96−114.
5. Намлинская О. О. «Экономика счастья»: особенности определения и перспективы развития в условиях модернизации // Региональные проблемы преобразования экономики. 2014. № 4. С. 6−14.
6. Родионов-Зражевский А. Г. От эпохи валового внутреннего продукта к экономике счастья // Проблемы современной экономики. 2013. № 3. С. 129−131.
7. Гент Э. Эффект счастья // Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. 2011. № 4. С. 241−316.
8. World Values Survey 1981−2008. Official Aggregate v. 20 090 901, 2009. www. worldvaluessurvey. org.
9. Зачем нужна экономика счастья? www. adindex. ru/publication/opi-nion/offtop/2012/07/5/91 422. phtml (дата обращения 05. 07. 2012).
10. Иеремия Бентам (1748−1832): Те, кому обязана наука конституционного права. www. pravo. hse. ru/constlaw/constitutionalists/bentham (дата обращения 21. 03. 2013).
11. Чепурных М. Н. Индексы счастья: опыт Запада (социологический обзор) // Теория и практика общественного развития. 2012. № 9. www. teoria-practica. ru.
12. Caplan B. Against the Human Development Index // Library of Economics and Liberty. 2009. 22 May.
The conceptual apparatus of the theory of the «Economics of happiness»
Kalmykova Alexandra — specialist of the Scientific School «Economic Theory», Faculty of Economy, Trade and Commodity Science of the Plekhanov Russian University of Economics
Address for correspondence: vlexndra@rambler. ru
The article describes a new approach to the assessment of human development and national economic well-being. Indices of socio-economic development based on the concept of «happiness» are considered. The limitations of the macroeconomic indicator of gross domestic product are shown, alternatives to this indicator are presented.
Key words: gross domestic product, World Happiness Index, Human Development Index, economics of happiness, well-being, life satisfaction, welfare economics
For citation: Herald of International Institute of Economics and Law. 2015. N 3 (20). P. 7−15.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой