Попечительство в области просвещения нерусских народов в Оренбургском учебном округе (1874-1917 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Народное образование. Педагогика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Галиуллина С.Д.
доктор исторических тук, доцент, заведующий кафедрой истории, психологии и педагогики ФГБОУВПО «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа
Герасимова Д. И.
аспирант ФГБОУВПО «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа
Сафина Е. А.
аспирант ФГБОУВПО «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа
УДК 37. 014. 64−051
ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО В ОБЛАСТИ ПРОСВЕЩЕНИЯ НЕРУССКИХ НАРОДОВ В ОРЕНБУРГСКОМ УЧЕБНОМ ОКРУГЕ
(1874−1917 гг.)
В научной статье рассматривается институт попечительства в Российской империи, в частности в Оренбургском учебном округе. Показан уникальный опыт российского государства во второй половине XIX -начала XX века в Оренбургском учебном округе. Благодаря развитому институту попечительства сложились уникальные модели просвещения нерусских народов России с учетом этнической принадлежности. Это способствовало укреплению российской государственности, обеспечению национальной безопасности, соблюдению национальных интересов, интеграции полиэтничных народов в единую цивилизацию, взаимного доверия, дружбы и добрососедства.
Ключевые слова: попечительство, попечение о народном образовании, Оренбургский учебный округ, инородческое образование, инородцы, иноверцы, региональные системы образования, национальные системы образования.
THE INSTITUTION OF GUARDIANSHIP IN THE SPHERE OF EDUCATING NON-RUSSIAN PEOPLE IN ORENBURG EDUCATIONAL REGION (1874−1917)
In the scientific article the institution of guardianship in the Russian empire has been considered, in particular in Orenburg educational district. The unique experience of the Russian state in the second part of the 19th — the beginning of the 20th centuries has been shown. Due to the developed institution of guardianship the unique models of education of non — Russian people of Russia, which took into consideration the ethnic membership, have been established. It promoted to enhancing of the Russain statehood, providing of national safety, observance of national interests, integration of poli-ethical nations into the integrated civilization, mutual trust and neighbourliness.
Key words: guardianship, the institution of guardianship in the public education, Orenburg educational district, non-Russian education, non-Russians, regional systems of education, national systems of education.
Сегодня происходящие процессы в обществе создают определенные предпосылки и условия для возрождения национальных и культурных традиций и показывают, что в ходе включения России в единое образовательное пространство необходимо научное
обоснование в государственной политике, важными элементами которой являются предотвращение роста межэтнической и межконфессиональной напряженности, неурегулированного масштабного миграционного потока, сепаратизма, замкнутых на-
ционально-религиозных общин и обособленных национальных меньшинств.
Российское государство накопило богатый опыт по попечительству в области просвещения нерусских народов Волжско-Уральского региона, территориально входящего в Оренбургский учебный округ (ОУО) во главе с попечителем, занимающего срединное геополитическое положение между Западом и Востоком. В него входили Оренбургская, Пермская, Уфимская губернии, Тургайская и Уральская области, которые принято называть Волжско-Уральским регионом. ОУО имел свои этнотеррито-риальные особенности: громаднейшее пространство в 1 264 634 кв. версты с многонациональным и поликультурным составом населения в 10 235 092 человека. По Указу императора Александра II с 18 мая 1874 года (дата официального утверждения Оренбургского учебного округа) одноименная и Пермская губернии входили в состав Казанского учебного округа. Административно-территориальные единицы были разнотипными в социально-экономическом отношении. По демографическим параметрам население было многонациональное. Следует также отметить единство природно-климатических условий- общность исторических традиций- сходные численность и грамотность народонаселения. Наряду с выделенными особенностями Оренбургский учебный округ обладал общими чертами, свойственными всем учебным округам Российской империи.
В период функционирования ОУО во второй половине XIX — начале XX вв. благодаря институту попечительства сложились уникальные модели просвещения нерусских народов России с учетом этнической и конфессиональной принадлежности. Это способствовало укреплению российской государственности, обеспечению национальной безопасности, соблюдению национальных интересов, интеграции полиэтничных народов в единую цивилизацию, взаимного доверия, дружбы и добрососедства.
Бесспорна научно-практическая актуальность рассматриваемой проблемы — формирование института попечительства о народном образовании как эффективной формы инновационных социальных технологий, позволяющих выйти российскому государству из трансформационных кризисов.
Сегодня как никогда требуется возрождение попечительства о народном образовании, как об одном из компонентов укрепления мира, стабильности и национальной безопасности на широком пространстве, объединяющем народы.
Проблема попечительства находится на стыке исторических, политических, социологических, педагогических и экономических наук. До сих пор среди ученых нет единства в методологических подходах к определению попечительства как социального института.
Методологическая основа исследования базируется на принципе историзма, научной достоверности и объективности. В нем используется диалектическая связь прошлого с настоящим, системность, принцип сравнительного анализа и хронологическая последовательность. Это позволяет в современных условиях использовать богатый исторический опыт в области управления российской национальной и региональными системами образования.
Попечение о народном образовании в России имеет богатейшую историческую традицию. В историческом плане и применительно к рассматриваемому периоду попечение и попечительство определялось по-разному. В русской истории оно закрепилось как производное от термина «опека» [1, С. 4]. В «Словаре церковно-славянского языка» (1847 г.) дается емкое определение попечения. Под ним подразумевается забота, рачение правительства о народном образовании, а попечитель учебного округа объясняется как пекущийся о нем [2, С. 242].
В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля (1863−1866 гг.) [3, С. 119] и «Русском энциклопедическом словаре» (1876 г.) впервые встречается понятие «государственное попечительство», под которым подразумевается «место, должность, званье, округ попечителя, весь состав этого управления» [4].
В целом этимологическое значение слов «попечение» и «попечительство» (древнерусск. «печися» — заботиться) обозначает заботу, оказание покровительства и помощи.
В зарубежных научно-справочных изданиях понятие попечение рассматривается с экономической, юридической и социальной точек зрения. К примеру, в переводе с русского на английский язык «попечение» означает саге, «попечитель» — curator- с французского — curatell [5, С. 83].
Применительно к исследуемой проблеме необходимо рассмотреть этимологическое значение терминов «инородцы» и «инородческая школа». Инородцы — это особая категория подданных в рамках права Российской империи, отличавшаяся по правам и методам управления от остального населения империи. В обиходном словоупотреблении термин применялся ко всем русским подданным неславянского происхождения, но юридически он относился лишь к перечисленным в законе этническим группам (при этом многие неславяне, например, татары, мордва, эстонцы, не причислялись к инородцам.
Под понятием инородческой школы подразумевались: православные миссионерские школы (в том числе: церковно-приходские и иные школы, устроенные по системе Н.И. Ильминского) — правительственные «школы для инородцев» (в том числе: министерские и земские, работающие по правилам,
утвержденным Министерством народного просвещения) — традиционные мусульманские конфессиональные школы (старометодные и новометодные мектебе и медресе).
Во второй половине XIX века задачей государственной важности Российской империи являлось включение территории Оренбургского учебного округа в образовательное имперское пространство, приобщение нерусских народов средней Азии к русской культуре и письменности на основе широкого распространения просвещения. Под непосредственным контролем попечителя в ОУО проводилось реформирование системы образования среди нерусского населения, особенно тюркского. Для этого попечителем, в зависимости от конкретного периода времени, разрабатывался общий план и программа образования. В инородческих школах внедрялись новые методики и стали преподаваться русский язык и светские дисциплины.
По правилам 1870 года и по решению Совета министра народного просвещения «инородцы, населяющие Россию, распадаются на несколько племен и групп, различающихся между собою, с одной стороны, большею или меньшею степенью обрусения, а с другой — в отношении религиозном» [6], нерусские народы края подразделялись на две группы инородцев-христиан и татар-магометан (мусульман).
Пути обучения каждой из них отличались, хотя цель была одна — «религиозно-нравственное их образование и утверждение в православной вере» [7] для христиан-инородцев и обрусение для татар-магометан.
Обучение крещеных чувашей, марийцев, татар, удмуртов, мордвы полностью основывалось на системе Н. И. Ильминского [8]. Для их «утверждения в православной вере и ознакомления с русским языком» предусматривалось учреждение четырехлетних школ с первоначальным преподаванием на «инородческих наречиях» русскими буквами.
С целью устройства образования коренных жителей все русско-башкирские, русско-татарские и мусульманские школы в 1874 году были переданы в Министерство народного просвещения (МНП) (до этого они находились в ведении Министерства внутренних дел).
В 1876 году вышло «Положение о Башкирах», в котором было сказано: «инородцы, известные под названием Башкир, Мещеряков, Тептярей и Бобылей, имеющие общее наименование Башкирского войска, получили гражданское устройство, как свободные сельские обыватели… башкирам дозволяется, по желанию, отдавать детей своих в общие учебные заведения» [9]. В среднеазиатских Тургайской и Уральской областях распространялись те же правила, что и для всех инородцев империи.
Для открытия, содержания школ для нерусских детей и назначения заработной платы учителям МНП выделяло особые «инородческие кредиты» [10], которые выдавались после подробного обоснования и смет попечителей учебных округов, с предоставления инспекторов инородческих школ полной информации о местности, количестве жителей, в том числе нерусских детей.
Учитывая имеющуюся нормативно-правовую базу в отношении нерусских народов, попечителем ОУО были выработаны общий план и система инородческого образования в крае: «столь разнородные элементы в единение общих интересов и симпатий с государственной властью и господствующим народом» [11, С. 10]. Итогом достижения поставленной цели являлось знание государственного языка, «воплотившего в себе богатства европейской цивилизации», коренными народами Волжско-Уральского региона и среднеазиатских владений России. Русский язык должен был стать не только учебным предметом, но и «инструментом самого преподавания» [12, С. 13].
Учитывая по различным причинам нежелание мусульман отдавать своих детей в правительственные училища, попечителем ОУО неоднократно доводилось до министра народного просвещения, Оренбургского генерал-губернатора с пониманием отнестись к нуждам этноконфессиональных общин. В результате правительственные мероприятия выразились в отношении содержания заведений и окладов вероучителей. Финансирование было скорректировано и состояло из казенных [13, С. 63−68], заводских [14, С. 36], городских [15, С. 67] и частных (попечителей, блюстителей, меценатов) [16, С. 73] средств.
В 1888 году Министерство внутренних дел (№ 6889 от 20 января) разрешило выдачу денег Управлению попечителя ОУО на оплату обучения основам ислама в русско-татарских и русско-башкирских училищах из средств земских учреждений. В этой категории правительственных школ, выполняющих программу начальных училищ, мусульмане обучались основам ислама.
В отличие от других учебных округов у попечителя Оренбургского учебного округа были помощники: особый «Инспектор татарских, башкирских и киргизских школ» [17, С. 3]. Эта мера была направлена на образование инородцев «магометан» учебного округа. Кроме того, для «более бдительного и частого наблюдения за народными училищами и непрерывного руководства ими» [18] попечитель учебного округа добился увеличения числа инспекторов в Уфимской губернии до шести, в Оренбургской — до четырех.
По инструкции 1878 года для инспектора татарских, башкирских и киргизских школ подлежали наблюдению «все находящиеся в округе инородче-
ские школы и училища для иехристиаи, инородцев-башкир, киргизов и татар (медрессе и мектебе), в том числе и школы, которые на основании высочайше утвержденного 20 ноября 1874 года мнения Государственного Совета, подчинены учебному начальству ведомства Министерства Народного Просвещения и лица, занимающиеся частным и домашним обучением инородцев» [19, С. 59].
В деятельность особого инспектора входило устройство школ, придание им необходимого направления (для империи), руководство учительскими школами, составление и просмотр книг для училищ татар-магометан, для народного чтения с целью распространения в среде «этих племен правильных взглядов, направленных убеждений и вообще образования» [20, С. 173]. В Оренбургском учебном округе в 1875 году эту должность занимал В.В. Ката-ринский, оставивший заметный след в истории просвещения местных народов.
Василий Владимирович Катаринский (1846 -20. 05. 1902) ученый-ориенталист, русский педагог, просветитель, исследователь казахского языка, востоковед. Учился в Казани в духовной семинарии, в 1872 году окончил церковно-историческое отделение духовной академии со степенью кандидата богословия. В 1872—1875 году преподавал русский и церковно-славянский языки, был смотрителем Чебоксарского училища. Член Казанской переводческой комиссии Православного Миссионерского Общества [21].
С 1875 года стал инспектором башкирских, татарских, киргизских, казахских школ Оренбургского учебного округа. Активно занимался приобщением нерусских народов края к русской культуре. Организовал десятки русско-национальных школ, уделял большое внимание подготовке учителей, составлению учебников и учебных пособий. К примеру, в 1878 году В. В. Катаринский обстоятельно ходатайствовал перед попечителем ОУО о выделении Азнаевской и Макаровской школам Стерлитамак-ского уезда Уфимской губернии «инородческого кредита» [22] на их содержание и заработную плату учителям русско-башкирской Сафаровской школы Уфимского уезда Уфимской губернии. В итоге, после получения одобрения и просьбы попечителя ОУО, Министерством народного просвещения (МНП) был выделен «инородческий кредит» на сумму 940 руб. в год на содержание каждой школы и по 120 руб. на заработную плату каждому учителю [23].
В 1885 году В. В. Катаринский организовал открытие и возглавлял русско-башкирское училище
Верхнеуральского уезда в деревне Серменевой, на первоначальное обзаведение которого попечителем ОУО было испрошено в МНП 200 руб., на ежегодное содержание по 330 руб. Училище помещалось в общественном доме. Учащихся было 19 человек (3 русских, 16 башкир) [24].
За свою управленческую и научно-педагогическую карьеру В. В. Катаринский издал «Букварь для башкир» (1892 г.) [25, С. 238], который основывался на языке усерганских башкир и стал основой для башкирской национальной лексики. Ввиду своей скромности авторство В. В. Катаринский не указал. Однако в первом издании имеется последняя страница с заключительным словом автора, в котором он говорит: «этот башкирско-русский словарь есть первый опыт словаря башкирского языка… в словаре особенно большое участие принимал учитель башкир Куватов, которому при этом приношу глубокую благодарность за труд. В. Катаринский» [26, С. 238]. В этом издании В. В. Катаринский предложил методику использования в русском алфавите отражения в письме некоторых специфических фонетических особенностей разговорного башкирского языка. Кроме того, В. В. Катаринским опубликованы казахско-русский, русско-казахский словари, а также «Грамматика киргизского языка: фонетика, этимология и синтаксис» [27] и «Сборник киргизских пословиц. Материал по этнографии киргиз» [28]. Эти труды явились новаторскими с авторскими подходами. Составлены они были на основе алтайского языка с использованием элементов киргизского языка в трудах Н. И. Ильминского. В дальнейшем книги были рецензированы профессором Петербургского университета П. М. Мелиоранским [27, С. 3] и получили высокую оценку ученого, изучающего проблему казак-киргизского языка [29].
Похоронен В. В. Катаринский на кладбище Свято-Успенского Оренбургского монастыря. Для увековечивания памяти В. В. Катаринского в честь него названа одна из улиц г. Уфы.
Каждому особому инспектору школ попечителем ОУО назначался помощник в мектебы1 и медресе2 из лиц, окончивших курс в средних или высших учебных заведениях, знающих киргизский или татарский язык, быт киргизов и татар и их вероучение. Меткебы и медресе охватывали обучением и воспитанием значительное число башкир, татар, казахов. Этому способствовал так называемый мусульманский «всеобуч», по которому каждый мальчик, достигший 7 лет, обязан был посещать школу. Общественное мнение осуждало родителей, сыновья которых не учились читать Коран.
1 Элементарные коранические школы грамоты — мектеб (араб, мактаб, букв. — место, где пишут).
& quot- Традиционная религиозная школа ислама — медресе (араб. Мадраса, от дараса — изучать).
Заведующие медресе и мектебе ежегодно подавали инспектору точные статистические сведения о личном составе учебных заведений- программу занятий с точным обозначением учебных пособий и руководств. Инспектор, после согласования с попечителем ОУО определял применительно к местным условиям время и порядок учебных занятий по всем предметам обучения и продолжительность каникул. Переписка инспектора с заведующими мектебе и медресе с 1 января 1880 года велась на русском языке (до этого периода — на родном).
Инспектору подавались прошения об открытии новых мектебе и медресе. Он передавал их попечителю округа, от которого зависело разрешение на открытие мусульманских учебных заведений в том случае, если при прошениях были представлены: обязательства о содержании русских классов на счет учредителей мектебе и медресе- подтверждение общества о желании открыть учебное заведение с обозначением средств для достаточного материального обеспечения открываемых мектебе и медресе, причем размер жалования учителю русских классов не должен был быть менее 350 руб. в год.
Крайне актуален ныне опыт попечительства, когда инородческие школы открывали на средства крупных предпринимателей — меценатов. Например, в силу скудности казенных ассигнаций в 1906 году мусульманские купцы пожертвовали 40 000 руб. на открытие духовного высшего медресе «Галия», ставшего известным центром образования всего мусульманского мира. Суфия Джантюрина внесла 11 000 руб., Садретдин Назиров — 25 000 руб., Ба-дретдин Назиров — 100 руб., Абдуллатиф Хакимов (основатель 4-й собоной мечети) — 100 руб., Кутлу-мухамет Алкин — 2 000 руб., Магипарва Шейхалиева — 3 000 руб., Фаткулла Ягудин передал 50 000 кирпичей, Марьям Султанова подарила 1000 аршинов сукна [30]. Купец-предприниматель Красноуфим-ского уезда Пермской губернии являлся основателем и попечителем четырех мечетей села и школ при них. Золотопромышленники Рамеевы на строительство Муллакаевского медресе в Бурзянской волости Оренбургского уезда Оренбургской губернии внесли первую золотую добычу целиком. Благодаря попечительской деятельности меценатов медресе «Галия» приравнивалось к высшим учебным заведениям, дающим не только богословское, но и светское образование. Медресе имело три подготовительных и три основных класса с годичным обучением каждый.
Одной из прогрессивных форм того времени являлось создание губернских попечительств и создание особых фондов. Так, в мае 1894 года Тургайский генерал-губернатор Я. Ф. Барабаш в г. Кустанае создал Комитет по устройству прогимназии «для изыскания средств» для учреждения Александровской русско-
киргизской прогимназии. Спустя семь месяцев Комитет собрал 14 350 руб. пожертвований, в том числе от общества киргизов Николаевского (Кустанайско-го) уезда. Кроме того, на содержание прогимназии и заработную плату преподавателей поступили дополнительные средства: 2 584 руб. от Тургайского областного земства- 1 833 руб. — 1А сбора с недвижимых имуществ в г. Кустанае- 308 руб. с общих доходов этого города- процент с поступивших в комитет пожертвований- 226 руб. ежегодные ассигнации от МНП. Внесенных сумм хватило для открытия и первого года обучения. Однако на долгосрочную перспективу денег было недостаточно. Тогда генерал-губернатором совместно с попечителем был разработан особый фонд (ныне эндаумент-фонд), состоящий из процентов от пожертвованного капитала 9000 руб.- из процентов, «наросших» на остатки от добровольных сборов в сумме свыше 100 000 руб.- процента от капитала 10 000 руб., внесенных попечителем ОУО, разрешенных ему по закону [31, С. 13−15].
Главным фактором, позволившим эффективно функционировать мусульманским учебным заведениям, являлись их попечительские советы. Так в 1899 году на средства миллионеров братьев А. и М. Хусаиновых было построено медресе «Ху-саиния» [32]. При нем функционировал попечительский совет, который возглавлял Ризаитдин Фахрет-динов, выдающийся мусульманский просветитель и ученый. Он являлся управляющим фондом братьев Хусаиновых, средства которого выделялись на развитие и содержание учебного здания, на стипендии ученикам.
Как уже было сказано, на образование нерусских народов Оренбургского учебного округа заметное влияние оказал известный ученый-востоковед, талантливый педагог-практик, миссионер — Н.И. Иль-минский (1822−1891 гг.). Его система возникла в Волжско-Уральском регионе в 1860-е годы, когда обнаружилась непригодность насильственных административных мер правительства и православной церкви по сплочению национальных меньшинств вокруг престола.
Н. И. Ильминский был лично знаком с первым попечителем округа П. А. Лавровским, уфимским епископом Никанором, предводителем Белебеев-ского уездного дворянства И. М. Буниным. С ними он состоял в переписке, давал советы, открывал в Уфимской и Оренбургской губерниях миссионерские школы, присылал туда учебники на «инородческих языках» [33, С. 45].
В результате тесного взаимодействия попечителя Оренбургского учебного округа с опытным ученым — педагогом Н. И. Ильминским только в 1878 году в округе было открыто 13 инородческих училищ: 13 января 1878 года — русско-башкирское
одноклассное училище в деревне Казакулово, Верхнеуральского уезда, 28 января 1878 года — инородческое одноклассное народное училище в деревне На-зарово второй Оренбургской губернии и уезда, этой же датой — 11 инородческих училищ для нехристи-ан Уфимской губернии в деревнях Тымба, Большой Качак, Мишкино, Арсланово, Чишмы, Четырманов, Тюльд, Камеево, Старо-Ямурзиново, Кильтеево Бир-ского уезда и в деревне Акбарысово Белебеевского уезда [34, С. 54−56].
Всего за период с 1877 по 1915 год открыто 2 665 образовательных заведений для нерусского населения, которые назывались по-разному: мектебы, медресе, аульные, магометанские, инородческие, передвижные русско-казахские школы.
С целью исполнения попечительских функций создавались различные общественные организации. Так, для просвещения населения, оказавшегося в степной зоне, было создано «Общество попечения о начальном образовании в Кустанайском и Актюбинском уездах Тургайской области (14 апреля 1891 г.)» [19, С. 48]. Данное общество способствовало и открытию особого приюта для нерусских и русских детей, живущих в аулах. В него принимались и новокрещенные казахи. Также этим обществом в 1892 году была открыта бесплатная Кустанайская народная читальня, в которой находился склад учебных книг и пособий для начальных народных русско-киргизских училищ.
Поздравляя выпускников Оренбургской учительской школы на торжественном собрании 13 мая 1904 года, попечитель Оренбургского учебного округа совместно с законоучителем А. Ф. Корчагиным давали наставления следующего характера: «То дело, к которому приготовить вас поставлены мы Царем в этой школе, — дело великое, особое, так как ваше будущее учительство особое, специальное. Вы готовитесь здесь и многие уже подготовились для учительства в русско-киргизских школах или только в киргизских… в инородческих школах». Затем он добавил «устроены эти школы для дела сближения киргизской народности с русскою, а через русских и со всеми просвещенными народами мира. Бог судил русским и киргизам жить под шатром одного русского царства и ввести киргиз в семью просвященных народов через русских… Задача великая.. Божья задача» [35, С. 1−2].
Главнейшими задачами русско-киргизских школ являлось не только обучение казахов русскому языку и русской грамоте, но их «объединение с русскими с помощью ознакомления с обычаями и мировоззрениями русских людей. Постоянные школьные сношения детей, воспринимающих быстро общее направление русской государственной жизни, к тому же способствуют уменьшению мусульманского фанатизма и противодействуют сепаративному началу киргизского населения» [36, С. 26].
Правительство, на законодательном уровне регулировало процесс интеграции и адаптации нерусских народов. В 1906 году были Высочайше утверждены «Правила о начальных училищах для инородцев, живущих в Восточной и Юго-Восточной России» [37, С. 150], на основании которых, попечителям учебных округов вменялось в обязанность учреждать народные училища для инородцев «с целью распространения русского языка и сближения их с русским народом на почве любви к общему Отечеству» [38, С. 166].
Благодаря стараниям и ходатайству попечителя округа перед департаментом народного просвещения, во время нахождения в г. Санкт-Петербурге, ему было разрешено ввести в качестве вступительных экзаменов для поступающих в татарские учительские школы, следующие дисциплины: русский язык, арифметика, умение читать на татарском языке. Целью введения данных испытаний являлось то, что воспитанники татарских учительских школ готовились для распространения русского образования между их единоверцами.
Попечитель регулярно ходатайствовал перед министром народного просвещения о выделении кредитов для открытия национальных классов при образовательных учреждениях округа. Однако не всегда эти средства министерством выделялись. Тогда он принимал самостоятельные решения на собственные средства учебного округа вводить в учебные заведения те или иные дисциплины, касающиеся национально-регионального компонента. Так 14 января 1915 года в женской гимназии Комаровой-Калмаковой было введено преподавание магометанского вероучения для учениц-мусульманок [39, С. 41].
Таким образом, можно сделать следующие выводы, попечение о народном образовании в России имеет богатейшую историческую традицию, от которой сегодня отказываться нецелесообразно. Применительно к рассматриваемому периоду понятие «попечение» определялось по-разному. В русской истории оно закрепилось, как производное от термина «опека». Уже тогда давалось этимологическое определение понятия «попечение» и производного от него «попечительства», которые обозначали заботу, оказание покровительства и помощи.
Этимологическое обозначение слов «попечение» и «попечительство» сохраняет первоначальное значение. Эти термины являются синонимами, происходящими из древнерусского языка в результате неоднократной трансформации их праславян-ского прототипа «печаль». Семантические свойства данных понятий соотносятся с устойчивыми словосочетаниями «социальная сфера», «группа лиц или учреждение», «система управления территориями».
Российское государство всегда позиционировалось как многонациональное, благодаря кропотливой работе, требующей очень тонких решений, взвешенной и мудрой политики, способной обеспечить «единство в многообразии». Постановка инородческого образования в Волжско-Уральском регионе на государственном уровне носила целенаправленный последовательный характер путем постепенного изучения русского языка, основанного на уважении православной и мусульманской религий, не исключающего преподавания на родном языке и не обладал «насильственной русификацией».
Благодаря развитой системе попечения о народном образовании в крае сложились модели попечительства о нерусских народах. Попечитель Оренбургского учебного округа влиял на этнокультурную образовательную политику Волжско-Уральского региона: осуществлял взаимодействие с органами власти, представителями религий, общественными организациями. Такое приближенное к местной жизни управление помогало разрешать возникающие экстремистские и враждебные настроения, предотвращать конфликты на этнической, расовой и религиозной почве. Также заботой особой важности являлась пропаганда толерантности и гражданской солидарности, которая являлась инструментом гармонизации межнациональных отношений в крае. Попечитель ОУО активно развивал попечительскую сеть и систему государственно-частного партнерства в регионе, так как в основном все инородческие школы и русскоязычные классы содержались в первую очередь за счет частных пожертвований и местных властей, и в последнюю очередь за счет казны.
Благодаря сложившимся моделям попечительства к концу XIX века, по организации внутренней жизни, мектебе и медресе приобрели вид, отвечающий европейским стандартам того времени. Образование в инородческих школах стало носить светский характер. Из орудия религиозного воспитания они постепенно превращались в институт распространения реальных знаний и навыков. Появилось гуманное отношение учителей к детям. Родители стали охотно отдавать своих детей обучаться в инородческих школах, что обусловило рост грамотности среди нерусского населения, приобщения их к русской культуре и языку, а значит социальной адаптации и соблюдению законов.
Все это способствовало содействию развития этнокультурного многообразия, предупреждению межнациональных и межконфессиональных конфликтов, снижению социального напряжения среди народов Волжско-Уральского региона, социальному и культурному развитию в регионе посредством совместных действий на основе равноправного партнерства в целях неуклонного повышения уровня и улучшения условий жизни народов.
В современных демографических условиях поток въезжающих в Россию соотечественников и иностранных мигрантов увеличивается из года в год. Так, по данным Федеральной миграционной службы России в 2012 году въехало 15,8 млн. мигрантов, в 2013 — 17 млн. Так как Волжско-Уральский регион наиболее благоприятный по наличию мечетей, общего языка, чаще всего в него приезжают из стран Центральной и Средней Азии. В этой связи становится актуальным построение перспективных планов государственной политики в области образования нерусских народов путем законодательно закрепленных правил миграционной политики, утверждения государственных программ переселения соотечественников, адаптации и интеграции мигрантов. Одним из обязательных их разделов должно быть введение, обязывающее всех иностранцев, желающих получить разрешение на работу, рабочую визу, вид на жительство в Российской Федерации, сдавать экзамен по русскому языку, истории и права с учетом национально-культурных особенностей принимающего региона. Итогом обучения мигрантов должен являться обязательный сертификат о базовом знании языка, культуры и традиций региона, социально-психологической готовности. Услуга эта должна носить государственный характер с обязательным привлечением всех заинтересованных субъектов: правительства стран происхождения мигрантов, самих мигрантов, предпринимателей, бизнесообщества, неправительственных и общественных организаций, меценатов.
Список литературы:
1. Галиуллина С Д. Попечительство как социальный институт // Сервис plus: научный журнал. — 2009. — № 3.
2. Галиуллина С. Д. Деятельность попечителя учебного округа // Вестник Башкирского университета: научный журнал. — 2010. — Т. XV. — № 1.
3. Галиуллина С. Д. Методологические основы попечительства как социального института // Власть: общенациональный научно-политический журнал. -2010. -№ 8.
4. Русский энциклопедический словарь, издаваемый профессором Санкт-Петербургского университета И. Н. Березиным, посвященный Его Императорскому Высочеству Государю наследнику Цесаревичу. -СПб.: Б.и., 1876. — Отдел 3. — Т. IV.
5. Галиуллина С Д., Герасимова Д И. Социальное попечение о паттернах, призреваемых в Российской империи // Вестник УГАЭС. Наука. Образование. Экономика. Серия: Экономика. — 2013. — № 2 (4).
6. Сборник постановлений по Министерству Народного Просвещения, 1870. — Т. IV. Стб. 1555−1566.
7. Там же.
8. Илъминский Н. И. О системе просвещения инородцев в Казанской центральной крещено-татарской школе. — Казань, 1913.
9. Свод Законов Российской Империи (СЗ РИ). — 1876. Особое приложение к Т. IX.
10. ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1 Д. 19. Л. 1.
11. Циркуляр по Оренбургскому учебному округу (ОУО). — Оренбург: Типография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1875. — № 1, 2.
12. Там же.
13. Циркуляр по ОУО. Оренбург: Типо-литография, 1884. -№ 2.
14. Циркуляр по ОУО. Оренбург: Типо-литография, 1887. — № 1.
15. Загидуллин И. К. Татарская школа и русификаторская политика царизма во второй половине XIX в. // Народное просвещение у татар в дооктябрьский период. — Казань, 1992.
16. Циркуляр по ОУО. Оренбург: Типо-литография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1904. — № 3.
17. СЗ РИ повелением Государя Императора Николая I. Свод законов о состояниях. — СПб., 1893. -Т. 1Х. -Ч. 1.
18. ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1. Д. 36. Л. 1.
19. Васильев A.B. Исторический очерк русского образования в Тургайской области и современное его состояние. — Оренбург: Издание Тургайского областного статистического комитета, 1896.
20. Зобов Ю. С. Оренбургская губерния во второй половине XVIII в. // История родного края / под ред. Л. И. Футорянского. — Челябинск: Книжное изд-во, 1988.
21. ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1 Д. 19. Л. 1.
22. ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1 Д. 19. Л. 2.
23. ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1 Д. 19. Л. 4.
24. ЦГИА РБ. Ф. И-109. Оп. 1 Д. 19. Л. 3.
25. Башкирско-русский словарь. Оренбург: Типолитография Б. Бреслина, 1899.
26. Там же.
27. Грамматика киргизского языка: фонетика, этимология и синтаксис. — Оренбург: Тургайская областная типография, 1906.
28. Катаринский В. В. Сборник киргизских пословиц: Материал по этнографии киргиз. — Оренбург, 1898.
29. Мелиоранский П. М. Краткая грамматика казак-киргизского языка. Часть 1. Фонетика и морфология. -СПб.: Типография императорской академии наук, 1894.
30. Электронный ресурс. — Режим доступа: http: //хп--80ab5asof. xn~plai/history/ (последняя дата обращения 29. 10. 2013).
31. Исторический очерк народного образования в Оренбургском учебном округе за первое 25-летие его существования (1875−1899 гг.). Выпуск II. Оренбург: Типо-литография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1901.
32. Утябай-Карими P.A. Ризаитдин бин Фахретдин. Ахмед бай / Перевод М. Ф. Рахимкуловой- 2-е изд. Оренбург, 1991.
33. Фархшатое М. Н. Народное образование в Башкирии в пореформенный период 60−90-е годы XIX в. / под ред. Х. Ф. Усманова. — М.: Наука, 1994.
34. Циркуляр по ОУО. Год четвертый. — Оренбург: Типография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1878. -№ 3, 4.
35. Циркуляр по ОУО. Оренбург: Типо-литография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1904. — № 4, 5. Приложение.
36. Обзор Тургайской области за 1899 г. — [Б. м.] [б. и.]. — 1901.
37. Циркуляр по ОУО. Оренбург: Типография Ив. Ив. Евфимовского-Мировицкого, 1906. — № 5.
38. Медресе Южного Урала и Приуралья: история и современность: Хрестоматия / сост. Аминов Т. М. -Уфа: Изд-во БГПУ, 2010.
39. Вестник ОУО. — Уфа: Электрическая типолитография т-ва «Ф. Г. Соловьев и К», 1915. — № 1.
Pist of literature:
1. Galiullina S.D. Custody as a social Institute // Services plus: scientific journal, 2009. — № 3.
2. Galiullina S.D. Activities Trustee school district // Bulletin of Bashkir University: scientific journal. — 2010. — V. XV. — № 1.
3. Galiullina S.D. Methodological bases of guardianship as a social Institute // the Authority: a national scientific and political journal. — 2010. — № 8.
4. Russian encyclopedic dictionary published by the Professor of St. Petersburg University I.N. Berezin, dedicated to His Imperial Highness the heir to the crown Prince. SPb.: В. I., 1876. — Division 3. — Т. IV.
5. Galiullina S.D., Gerasimova D.I. Social care about the patterns of charity people in the Russian Empire // Bulletin USAES. Science. Education. Economy. Series: Economics. — 2013. — № 2 (4).
6. Decrees of the Ministry of public Education, 1870. Т. IV. STB. 1555−1566.
7. Same.
8. Ilminsky N.I. About the system of education of foreigners in the Kazan Central baptized Tatar school. — Kazan, 1913.
9. Code of Laws of Russian Empire (SH RI). 1876. Special attachment to the V-IX.
10. CGIA RB. F. 1−109. Op. 1 D. 19. L. 1.
11. Offering circular on the Orenburg school district (Hohwald). Orenburg: Printing Iv. Iv. Efimovskogo -Mirovickogo, 1875. — № 1, 2.
12. Same.
13. Offering circular on the Hohwald. — Orenburg: Tipo-lithography, 1884. — № 2.
14. Offering circular on the Hohwald. — Orenburg: Tipo-lithography, 1887. — № 1.
15. ZagiduUin IK. Tatar school and tsarist policy of Russifi-cation in the second half of the XIX century // Popular education of Tatars in the pre-October period. — Kazan, 1992.
Рынки. Состояние и развитие Markets. Condition and development
16. Offering circular on the Hohwald. — Orenburg: Tipo-li-thography Iv. Iv. Efimovskogo-Mirovickogo, 1904. — № 3.
17. SZ RI command of Emperor Nicholas I. the code of laws of the States. SFb, 1893. — VIX. — Ch. 1.
18. CGIA RB. F. 1−109. Op. 1. D. 36. L. 1.
19. Vasilyev A.V. Historical sketch of Russian education in the Turgai region and its current condition. — Orenburg: Publication of Turgai oblast statistics Committee, 1896.
20. Zobov U. S. Orenburg province in the second half of the XVIII century // the History of native land, Ed. L.I. Futo-ryanskogo. — Chelyabinsk: Knizhnoe izdatelstvo, 1988.
21. CGIA RB F. 1−109. Op. 1 D. 19. L. 1.
22. CGIA RB F. And-109. Op. 1 D. 19. L. 2.
23. CGIA RB And-109. Op. 1 D. 19. L. 4.
24. CGIA RB F. And-109. Op. 1 D. 19. L. 3.
25. Bashkir-Russian dictionary. — Orenburg: Tipo-lithog-raphy V. Breslina, 1899.
26. Same.
27. Grammar Kyrgyz-language: phonetics, etymology and syntax. — Orenburg: Turgai regional printing-house, 1906.
28. Katarinski V.V. The Collection of Kyrgyz Proverbs: Material on the Ethnography of the Kyrgyz. — Orenburg, 1898.
29. Melioranski P.M. Brief grammar Kazak-Kyrgyz language. Part 1. Phonetics and morphology. SPb.: Printing house of the Imperial Academy of Sciences, 1894.
30. Electronic resource. — URL: http: //xn~80ab5asof. xn~plai/history/ (last access date 29. 10. 2013).
31. Historical sketch of public education in the Orenburg school district for the first 25th anniversary of his existence (1875−1899 biennium). Issue II. — Orenburg: Tipo-lithography Iv. Iv. Yefimiev-Mirovitskaya, 1901.
32. Utyabay-Karimi R.A. Rizaitdin bin Fahretdin. Ahmed buy / Translation by M.F. Rahimkulova- 2-e Izd. Orenburg, 1991.
33. Farhshatov M.N. Public education in Bashkortostan in the post-reform period 60−90s of the XIX century / Ed. by H.F. Usmanov. — M: Nauka, 1994.
34. Offering circular on the Hohwald. Year four. — Orenbuig: Printing Iv. Iv. Yefimovskogo-Mirovickogo, 1878. — № 3, 4.
35. Offering circular on the Hohwald. Orenburg: Tipo-lithography Iv. Iv. Yefimovskogo-Mirovickogo 1904. № 4, 5. — Application.
36. Overview of Turgai oblast for 1899. — [S. 1.] [S. n.]. — 1901.
37. Offering circular OUO. Orenburg: Printing Iv. Iv. Yefimovskogo-Mirovickogo, 1906. — № 5.
38. Madrasah of the southern Urals and Transurals: history and modernity: Reading-book / ed. T.M. Amines. — Ufa: Publishing house of the BSPU, 2010.
39. Vestnik OUO. — Ufa: Electric Tipo-lithography t-va «F.G. Soloviev i K», 1915. — № 1.
ОБ АВТОРАХ
Антропов Владимир Алексеевич
доктор экономических наук, профессор, главный научный сотрудник Института экономики Уральского отделения Российской академии наук, Россия, г. Екатеринбург, chel61@mail. ru
Ахунов Артур Равилевич
кандидат географических наук, доцент Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный университет», Россия, г. Уфа, Ahun_84@mail. ru
Ахунов Рустем Ринатович
кандидат экономических наук, доцент, DBA, директор Института экономики, финансов и бизнеса (ИНЭФБ) Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный университет», Россия, г. Уфа, jangirovav@list. ru
Баталова Нэля Талгатовна
кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансы и банковское дело» Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа, finansykaf@yandex. ru
Белоглазое Валерий Борисович
заведующий научно-исследовательской лабораторией «Эффективная подготовка производства», соискатель кафедры экономики и управления на предприятии Казанского национального исследовательского технического университета им. А. Н. Туполева — КАИ, Россия, г. Казань, kafedra@eupkai. ru
Блинов Андрей Олегович
академик Российской академии естественных наук, доктор экономических наук, профессор кафедры общего менеджмента и управления проектами, научный руководитель факультета магистерской подготовки Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Финансовый университет при Правительстве РФ», Россия, г. Москва, e-mail: aoblinov@mail. ru
Галиуллина Светлана Дмитриевна
доктор исторических наук, доцент, заведующий кафедрой истории, психологии и педагогики Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа, galiullinasd@yandex. ru
Герасимова Дарья Игоревна
аспирант Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа, gerasimova8 9@mail. ru
Гришин Константин Евгеньевич
кандидат экономических наук, доцент кафедры «Экономика и менеджмент» Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Уфимский государственный университет экономики и сервиса», Россия, г. Уфа, malikovri@rambler. ru
Зарипова Айгуль Равилевна
заместитель директора центра управления производством ОАО «ПО ЕлАЗ», г. Елабуга, соискатель кафедры экономики и управления на предприятии Казанского национального исследовательского технического университета им. А. Н. Туполева — КАИ, Россия, г. Казань, kafedra@eupkai. ru
Зулькарнай Ильдар Узбекович
доктор экономических наук, заведующий лабораторией исследования соцтально-экономических проблем регионов, профессор кафедры математических методов в экономике Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Башкирский государственный университет», Россия, г. Уфа, zulkar@mail. ru
Исламова Омила Амануллаевна
старший научный сотрудник, соискатель Научно-исследовательского центра «Научные основы и проблемы развития экономики Узбекистана» при Ташкентском государственном экономическом университете, Узбекистан, г. Ташкент, tro7@yandex. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой