Бинарные и сверхбинарные оппозиции в контексте старообрядческого эсхатологического дискурса

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Религия. Атеизм


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 283/289
М. А. Малафеева *
БИНАРНЫЕ И СВЕРХБИНАРНЫЕ ОППОЗИЦИИ В КОНТЕКСТЕ СТАРООБРЯДЧЕСКОГО ЭСХАТОЛОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА
Статья посвящена антропологическому осмыслению старообрядческой эсхатологии в контексте оригинальных рукописей, которые, опираясь, на исследования К. Леви-Стро-са, имеют структуру бинарного описания. Задачей описанного в статье исследования, является доказательство актуальности теории бинарных оппозиций, применительно к старообрядческому эсхатологическому дискурсу. Целью, является выявление, описание и осмысление бинарных кодов в оригинальных старообрядческих текстах.
Ключевые слова: Старообрядчество, эсхатология, антропология, бинарные оппозиции.
Malafeeva М. А.
Binary and Over-Binary Oppositions in the Context of the Old Believers' Eschatological Discourse
The article is devoted to anthropological understanding of eschatology of the Old Believers in the context of the original manuscripts, which, according to C. Levi-Strauss, have the structure of a binary description. The task of the presented analysis is to prove the relevance of the theory of binary oppositions, with reference to the eschatological discourse of the Old Believers. The aim is to identify, describe and interpret the binary codes in the original texts of the Old Believers.
Key words: the Old Believers, eschatology, anthropology, binary oppositions.
Последовательное противопоставление старообрядчеством себя «внешнему миру», проявляющееся в различных формах, открывает возможность рассмотрения специфики старообрядческой эсхатологии в категориях структуралистской концепции бинарных оппозиций.
В нашем исследовании мы будем опираться на труды Клода Леви-Стросса — основоположника французского структурализма. Согласно Леви-Строссу, человеческому мышлению изначально свойственно бинарное восприятие мира. «Есть все основания полагать, — говорит К. Леви-Стросс, — что механизм
* Марина Алексеевна Малафеева — научный сотрудник Московского института развития образования, malafeeva. relig@gmail. com.
Вестник Русской христианской гуманитарной академии. 2014. Том 15. Выпуск 2
225
кодирования и декодирования [органы чувств], передающий поступающие данные посредством нескольких модуляторов, вписанных в нервную систему в форме бинарных оппозиций, имеется также и у человека… Следовательно… зрительное восприятие покоится на бинарных оппозициях- и неврологам, вероятно, следует согласиться, что такое утверждение справедливо и для других областей деятельности мозга» [5, с. 350].
Стоит отметить, что в своей работе «Первобытное мышление» Леви-Стросс обращается к анализу культуры древних народов, показывая, что «первобытный человек интуитивно чувствовал себя тождественно со всеми людьми» и одновременно с этим «остро ощущал внутреннюю конфликтность мира…» [5, с. 23], что является причиной изначальной дуалистичности человеческого мышления. Однако общества «с самой различной идеологией, обычаями и нравами, которые в течение тысячелетий, развивались различными путями, неизменно оказывают взаимное влияние, вступая в контакт друг с другом» [5 с. 30].
Можно сделать вывод, что «все цивилизации, считающиеся высокоразвитыми… по мере своего распространения вбирали в себя элементы „первобытного“ образа жизни… не заметно для нас такие „примитивные“ элементы видоизменяют эти цивилизации изнутри» [5, с. 31]
Известно, что в отношениях бинарной оппозиции знак обретает значение только через отношение с другим знаком, стоящим к нему в оппозиции, т. е. в двоичном противопоставлении. «Старообрядческая эсхатология формируется как мировосприятие, основанное на принципе ретроспективы, который предполагает наличие представлений о линейном времени, образующем эсхатологическую перспективу. В некотором смысле в основу эсхатологических представлений ложится мифологический дуализм, который был характерен для народной религиозности, это, как бы упрощает усвоение религиозных понятий» [9, с. 191].
Таким образом, старообрядческий эсхатологизм формируется в рамках бинарных оппозиций, например: Бог — сатана, Христос — антихрист, рай — ад [9].
По мнению К. Леви-Стросса, именно использование бинарных оппозиций при категоризации мира свидетельствует о том, что между научным и мифологическим мышлением не существует качественных различий, так как в обоих случаях работает одна и та же логика.
Бинарная структура самоописания, подразумевающая деление всего в мире на положительное и отрицательное, на греховное и святое, на национальное и искусственно привнесенное или на ряд других возможных противопоставлений, характерна для культуры на всем ее протяжении. Для старообрядцев характерно резкое противопоставление себя миру — т. е. миру антихриста. Пришествие в мир антихриста и «конец мира» составляет основу идеологии
Таким образом, во многих старообрядческих или, напротив, критикующих старообрядческое учение текстах актуальным вопросом является пришествие в мир антихриста и спасение праведников.
Внутри такого эсхатологического дискурса можно также исследовать дихотомию «свой — чужой» [1], свойственную старообрядческому мировосприятию. Видение мира в рамках данной концепции, по мнению многих исследователей, является одним из «наиболее фундаментальных в истории человечества» [1].
Самая простая и яркая оппозиция, прослеживаемая через всю историю
формирования и развития не только эсхатологического видения, но и всего старообрядческого течения, — оппозиция блюстителей «истинной веры» и сторонников реформ, т. е. «уподобившихся антихристу». Другими словами, исторически сложилось так, что старообрядцы, дистанцирующиеся от официальной церкви, ставили себя и в оппозицию окружающему миру, в связи с чем вся их мировоззренческая концепция выстраивалась также в рамках такого мировосприятия.
По мере развития понятий простые бинарные оппозиции становятся слишком узки, и происходит попытка выхода на более сложные, сверхбинарные оппозиции. Так, например, «патриарх Никон может выступать попеременно (а иногда и в рамках одного текста) и как „всего лишь“ еретик и гонитель церкви и как апокалипсический зверь» [9], равно как и император Петр Алексеевич, который является в старообрядческом дискурсе одной из самых критикуемых персоналий. В среде старообрядцев сложился целый комплекс сочинений о Петре I — антихристе [2]. В связи с этими попытками «телесный» антихрист плавно развивается в антихриста «духовного».
Никон и Петр создали новую антихристову «церковь» и ее первоначальное утверждение произошло на «всешутейших соборах» царем-антихристом Петром вместе с никонианскими иерархами… Если с точки «всешутейших соборов» посмотреть на никонианство, то становятся понятными все замечательные и неизменяемые атрибуты этого духовного антихриста [12].
Такое развитие идеологии встречает резкую критику в лице православной церкви [7- 4], более сложная модель также становится более шаткой, особенно наряду с непоколебимостью и простотой двойственных систем. Таким образом, сверхбинарные оппозиции не исчезают (так, например, понятие «духовного» антихриста продолжает развиваться), но, не находя себе подкрепления, становятся непродуктивными. Основой мировоззрения остаются простые бинарные оппозиции. Пример таковой мы обнаруживаем в сочинении Иоанна Малышева «Книга об антихристе»: «…что означает сие слово „антихрист“… слово сие означает противника Христова…» [6].
Формируются понятия праведника и грешника, т. е. соблюдающего или придерживающиегося старообрядческого мировосприятия и наоборот придерживающегося последователей реформ. Таким образом, над грешниками стоит антихрист, который проявляется в лице никонианской церкви (новооб-рядческой), а над блюстителями старого обряда стоит Христос.
В рамках высказанного, можно предположить, что бинарные оппозиции продуктивны, в отличие от сверхбинарных, которые не выдерживают веса богословской критики, при условии, что, во-первых, бинарные оппозиции, имея в своей основе простое двоичное противопоставление, фундаментально оказываются более устойчивы, тогда как сверхбинарные имеют более шаткий фундамент. Во-вторых, исторически раннее появление делает бинарные оппозиции более разработанными и распространенными. В-третьих, не имея контекстного обоснования, простое двоичное противопоставление, несмотря
на изначальные разногласия среди сформировавшихся старообрядческих толков и согласий, одинаково присутствует практически во всех оформленных течениях.
Лучше всего сформулированы и описаны оппозиции, получившие широкое распространение, в сборниках авторитетных старообрядческих авторов, относящихся к XVII в., т. е. текстах, лежащих в основе старообрядческого учения, оспариваемых или развиваемые в ходе истории.
Считается, что на эсхатологичность старообрядческого воззрения большое влияние оказал полемический сборник, изданный в Москве незадолго до раскола, — «Книга о вере истинной православной» (или просто «Книга о вере») [3].
«Книга о вере» была составлена около 1644 г., а напечатана в славяно-русском переложении в Москве Стефаном Вонифантьевым в 1648 г. Книга имела огромный спрос, о чем говорит тот факт, что весь тираж был раскуплен в течение двух месяцев. Ее автором, точнее, составителем, был один из игуменов Киево-Михайловского монастыря Нафанаил. Книга состоит из 30 глав, собранных из нескольких основных источников. В книге используются цитаты и отсылки к апокрифическим апокалипсисам Петра и Павла, к апокалипсису Иоанна, Иуды, а так же св. Иоанну Златоусту. Уже в предисловии книги ставится главный вопрос: о скором конце света и пришествии в мир антихриста, что привлекало к сочинению большое внимание, особенно в период рассвета эсхатологических веяний. Таким образом, «Книга о вере» отразила основные общественные стереотипы. В этой связи она имеет большое историко-культурное значение, показывая интересы и проблемы своей эпохи, являясь, в тоже время, ярким идеологическим памятником.
Исследуя «Книгу о вере», стоит обратить внимание на то, как отразилась в ней бинарность взглядов еесоставителям.
В одном из определений, которое дается бинарным оппозициям, говорится, что это: «универсальное средство познания мира» [11] Исходя из этого определения, можно предположить, что бинарные оппозиции более продуктивны при описании эсхатологической концепции, нежели сверхбинарные при условии их ярковыра-женности и устойчивости. Взяв во внимание авторитетность текста «Книги о вере» для старообрядчества в целом, можно смело использовать текст для построения утверждений и доказательств. Исторически видно, что трактат не раз подвергался критике со стороны противников старого обряда, однако до сегодняшнего дня не утратил своей актуальности, что подтверждается ссылками на него в современной полемике [10]. Вследствие этого представленные в «Книге о вере» оппозиции могут служить доказательством того, что бинарные взгляды старообрядческих авторов оказались продуктивны. Использование схожих оппозиций в других, не менее авторитетных, текстах, сможет усилить доказательство этой гипотезы.
Тема конца света, пришествия антихриста и страшного суда была описана в 30-й главе книги, которая привлекла особое внимание раскольников. Велась оживленная полемика по высказанным в «Книге» идеям, что говорит о веском авторитете этого сочинения в старообрядческой среде.
Считается, что во времена гонений старообрядцы использовали книгу для опровержения реформы и нововведений патриарха Никона. Особым вниманием староверов пользовалось предсказание «Книги» о 1666 г., которое служило убедительным доводом в пользу утверждения о наступлении именно с этого года «последних времен» и воцарения духовного антихриста.
В частности прямое и одно из основных влияний оказали 3 положения, высказанные в 30-й главе «Книге о вере»:
— 1054 г.- разделение церквей на западную и восточную (православную и католическую) —
— 1595 г.- подписание Унии с католиками западнорусской церкви-
— 1666 г.- год возможного отступления от истинной веры на Руси.
Учитывая абсолютную правильность датировки двух первых событий,
ожидания последнего были очень велики. Можно сделать вывод, что восприятие собора 1666−1667 гг., на котором было принято решение придать анафеме защитников старого обряда, как «последнего отступления», было естественной реакцией, а репрессивные меры, которые принимались по отношению к старообрядчеству, только усиливали рост эсхатологических настроений.
Текст «Книги» логически построен таким образом, чтобы можно было полностью увидеть эсхатологическую перспективу. Начиная от наставлений придерживаться предписанных в Писании канонов к последующим перспективам, которые следуют за отказом от «истинного учения».
Воцарению антихриста предшествует не одно событие. В тексте ярко описан приход лжехристов и лжепророков, которые должны будут совратить слабых в вере знамениями и чудесами, подобными чудесам Христа — «востанутъ лже христи и лже пророци, и дадятъ знаменш велш, и чюдеса, яко прелстити, аще возможно и избнанныя». Это будет первое, что приблизит человечество к концу света. Люди возненавидят и предадут друг друга. Последствием этих событий должен стать приход в мир антихриста. Можно увидеть, что такое видение ярко подтверждает позицию староверов по отношению к реформам и открыто ставит их в прямую оппозицию любым попыткам перехода на новый обряд.
Описанию антихриста посвящена немалая часть главы — это будет «челов1жъ гр1зха», который «превозносяися, паче всякаго глаголемаго бога». Антихрист после своего пришествия возвысит отступников и предателей веры истинной, а блюстители будут гонимы за свои убеждения. Гонения, которые обрушиваются на староверов, позволяют им видеть себя, как единственных праведников, которые остаются до конца верными «истинному учению». В то же время на землю будут посланы пророки Енох и Илия, а в месте с ними Иоанн Евангелист «к утверждению вЪрныхъ». Благодати достойны будут избранные, кто претерпит все гонения и соблазны — таким образом, претерпевая все лишения, именно последователи старого обряда будут удостоены благодати.
Люди разделятся на тех, кто примет осуждение за «благоволиша неправдЪ» и крепких в вере до конца, кто «мздовоздаяше» примут, от благих судей.
В дальнейшем описываются датированные события, которые, как уже говорилось, предшествовали последнему отступлению и пришествию антихриста. В том числе указано примерное время, до которого будут происходить события: до седьмого тысячелетия. Такая датировка объясняется тем, что мир был сотворен за семь дней, однако конкретный день пришествия никому не известен. После уже изложенных событий пошлет Бог сына своего, наступит Конец Света и придет час суда, где все деяния людей будут обличены. В книге ярко описывается пришествие, гнев Господень, Страшный Суд и спасение праведников. Особое внимание к деталям последних времен свойственно
всему христианскому миру и было заимствовано старообрядчеством еще с до-никоновских времен. «Эсхатология неизменно присутствует в христианской теологии как обязательный элемент догматики, придающий завершенность всей богословской композиции» [9], — полагает А. М. Прилуцкий.
Из описанной эсхатологической перспективы можно выделить несколько бинарных оппозиции, присутствующих в тексте, которые отражают эсхатологическое видение старообрядчества.
Прежде всего в тексте ярко описан приход лжехристов и лжепророков, которые оппозиционно отражают события предшествующие приходу Христа и пороков.
Как известно, пришествию Христа предшествовали определенные события, а именно пророчества и чудеса, которые должны были подготовить жителей Иудеи к приходу Спасителя. Пришествию Антихриста также будут предшествовать чудеса и пророчества, которые, в свою очередь, должны одновременно предостеречь праведников и сбить с толку. Для подтверждения такой позиции в книге дается сноска на высказывания св. апостола Петра.
Вторая актуальная оппозиция, которую хотелось бы выделить — появление лжеучителей, которые должны нести лжеучения, дабы спровоцировать отступление от веры истинной, так церковь истинная несет учение (истинное учение), дабы привести верующих к спасению.
Самой же яркой оппозицией, проходящей через всю 30-ю главу, является оппозиция Антихрист/Христос.
В 30-й главе «Книги о вере» присутствует подробное описание антихриста, которое по своей сути является полной оппозицией описанию Христа: «а той атихристъ человек будетъ, беззакония сынъ, и родитъся якоже глаголетъ Ип-политъ Римскш от девицы нечистыя жидовки сущш, от колЪна данова» — это описание можно разделить на несколько частей.
Во-первых, в описание делается акцент на рождение антихриста, таким образом, будучи человеком, он приобретает схожесть с Христом. В то же время, во-вторых, антихрист будет «беззакошя сынъ», что одновременно со схожестью рождения делает его противоположностью Христа, в свою очередь рожденного непорочным. В-третьих, антихрист будет рожден от нечистой девы, что, одновременно подчеркивая его отрицательность, ставит его в оппозицию рожденного от Пречистой девы Христу. Последнее, на что хотелось бы обратить внимание, — это род, от которого будет происходить антихрист, а именно «колено даново». По Преданию из того же рода происходил и Иуда, что делает его генетически предрасположенным к «злым» деяниям.
Второе описание говорит, что антихрист будет «человек гр1зха, сын погибели, противник, и превозносяися паче всякого глаголемаго бога, или чтилища, яко еВсти ему в церкви божии». Таким образом, мы видим, что, во-первых, антихрист — «человек гр1зха», в отличие от безгрешного Христа. Во-вторых, «противник», что напрямую показывает его противопоставление как Христу, так и всему «истинному учению». В-третьих, высказывание о том, что антихрист «превозносяися паче всякого глаголемаго бога, или чтилища, яко еВсти ему в церкви божии» говорит об официальной церкви, которая, по мнению блюстителей старого обряда, «подобится антихристу».
Подводя итоги, мы можем увидеть, что антихрист являет собой полную противоположность Христа, а также его описание содержит намек на «генетическую» предрасположенность к предательству и оппозицию всего старообрядческого движения церковным реформам.
Из вышеизложенного можно заключить, что в «Книге о вере» повествование выстроено таким образом, чтобы у читателя могли сформироваться практически четко регламентированные ассоциации, выстроенные по примеру бинарности.
Согласно теории К. Леви-Стросса, человеческое мышление строится на бинарных оппозициях начиная с первобытных времен, что говорит о предрасположенности человека к четкому бинарному разделению мира, на правильное и неправильное (хорошее и плохое). Следует обратить внимание, что уровень теологических знаний старообрядческих авторов не выходил за пределы народной религиозности [8], а такому мировосприятию свойственно упрощение понятий.
ЛИТЕРАТУРА
1. Григоренко А. Ю. «Свой — чужой» в истории религии // Известия РГПУ им. А. И. Герцена.- 2012.- № 146.
2. Гурьянова Н. С. Старообрядческие сочинения XIX в. «О Петре I — антихристе» // Сибирское источниковедение и археография.- Новосибирск, 1980.- С. 136−153.
3. Книга о вере единой истинной православной.- М.: Типография II, 1912
4. Кондарицкий А. О пришествии пророков Илии и Еноха и об антихристе.- Уфа: Типография «Сеятель», 1917.
5. Леви-Стросс К. Первобытное мышление.- М.: Республика, 1994.
6. Малышев И. Книга об антихристе. Опровержение старообрядческого об антихристе учения (труд единоверческого священника).- СПб. 1892.
7. Нильский И. Об антихристе против раскольников.- СПб.: Тип. Н. Тихменева, 1859.
8. Прилуцкий А. М. Влияние контекстных изменений на структуру религиозных ритуалов и значение их простейших элементов // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Сер. Социальные науки.- 2012.- № 2.
9. Прилуцкий А. М. К герменевтике старообрядческих эсхатологических представлений // Вестник Тверского государственного университета. Сер. Филология.- 2010.- № 31.
10. Сайт Длевлеправославной Поморской общины/библиотека/основы веры. иЯЬ: http: //starover-pomorec. ru/index. php? option=com_content&-view=article&-id=54:20 11−04−17- 15−57−05& amp-саМ=21:2011−04−17−11 -45−10& amp-Itemid=42
11. Словарь литературоведческих терминов. иКХ: http: //slovar. lib. ru/dictionary/ binaroppozicija. htm
12. Щеглов А. «Всешутейший» царь-антихрист Петр Первый и его кощунства. иКХ: http: //www. staropomor. ru/posl. vrem (5) /vseshutejshij. html

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой