«Ейтральное» и «Разговорное» в устном дискурсе: сильная и слабая синтаксические позиции (на материале немецкого языка)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 11
М. В. Беляева
«НЕЙТРАЛЬНОЕ» И «РАЗГОВОРНОЕ» В УСТНОМ ДИСКУРСЕ: СИЛЬНАЯ И СЛАБАЯ СИНТАКСИЧЕСКИЕ ПОЗИЦИИ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА)
Аннотация. В статье анализируются понятия «нейтрального» и «разговорного» в синтаксисе устного дискурса на немецком языке, рассматриваются условия для использования нейтральных и разговорных высказываний, определяются суть и содержание разговорных структур. При этом указывается на системный характер речи и на возможность выявления парадигматических отношений между определенными формами устных высказываний. Анализируются понятия сильной и слабой позиции и их соотношение с нейтральными и разговорными построениями в немецком устном дискурсе.
Ключевые слова: устный дискурс, немецкий язык, нейтральное высказывание, разговорное высказывание, парадигматические отношения, сильная и слабая позиция.
Abstract. The article analyzes the concepts of & quot-neutral"- and & quot-colloquial"- in the syntax of verbal discourse in German language. The author examines the use of neutral and colloquial utterances, and determines the essence and the content of colloquial structures. Besides that, the article deals with systematic characteristics of speech and with the possibility of revealing the paradigmatic relations between the certain types of utterances. It also analyzes the concepts of strong and weak positions and their correlations with neutral and colloquial constructions.
Key words: verbal discourse, German language, neutral utterance, colloquial utterance, paradigmatic relations, strong and weak position.
Существует достаточно много определений понятия «дискурс», но нет пока такого, которое могло бы стать абсолютно единственным и общепринятым, поэтому любое исследование в области дискурса начинается с уточнения позиции автора в отношении этого языкового феномена. Справедливости ради следует отметить, что большинство определений дискурса являются в той или иной степени интерпретацией известного определения, данного
Н. Д. Арутюновой в «Лингвистическом энциклопедическом словаре».
Наиболее компактным и простым, на наш взгляд, является понимание дискурса, сформулированное Е. Ф. Кировым: «Дискурс представляет собой цепочку речевых актов, из чего следует, что дискурс также имеет локуцию, иллокуцию и перлокуцию в целом» [1, с. 68]. Отталкиваясь от этого определения, подчеркнем, что в системном изучении синтаксиса устного дискурса обязательно необходимо учитывать как его лингвистические, так и прагматические составляющие, прежде всего внелингвистический контекст, конситуа-цию в терминологии Е. А. Земской [2]. Значение прагматических составляющих устной коммуникации замечено уже давно, и неоднократно подчеркивалась их важная роль. Напомним лишь известный пример Ш. Балли из его книги «Общая лингвистика и вопросы французского языка», к которому часто обращаются лингвисты:
«…Каким образом вещи, существа, движения, события, воспринимаемые нашими чувствами в момент, когда мы говорим, могут фигурировать в
нашей речи? А между тем нам вполне достаточно указать на самолет и одновременно произнести: „Regardez!“ „Смотрите!“, чтобы этот самолет стал составной частью предложения — в частности объектным дополнением глагола» [2, с. 196].
Возможность интеграции в языковую ткань дискурса внелингвистиче-ской ситуации и ее компонентов обусловливает специфику структурносинтаксической организации устного дискурса, т. е. использование разнообразных по структурной полноте синтаксических построений, что позволяет исследователю говорить о «нейтральном» или «разговорном» компоненте в синтаксисе устного дискурса.
Чтобы представить себе сущность нейтральных и разговорных структур, обратимся к описанию взаимодействия языка и субъязыка в теории Ю. М. Скребнева, известного коллоквиалиста. Как отмечает ученый, в различных сферах языкового общения используются языковые системы, различающиеся по составу единиц, поэтому общую систему национального языка целесообразно рассматривать как совокупность частных систем, или подсистем. Для обозначения частных языковых «подсистем» он использует понятие субъязыка. Одни единицы субъязыка могут быть употребительны только в данной узкой сфере, другие — в двух или нескольких или же практически во всех сферах действия национального языка. Пространственно система субъя-зыков может быть представлена в виде эллипсисов, вписанных в окружность, очерчивающую границы национального языка. Все субъязыки так расположены внутри круга, что имеют область взаимного пересечения. Эта общая для всех субъязыков область является областью нейтральных языковых единиц, т. е. общеупотребительных единиц, в то время как непересекающиеся участки эллипсисов, наиболее удаленные друг от друга, представляют собой области специфических единиц каждого отдельного субъязыка. Таким образом, в субъязыке выделяются, с одной стороны, специфические единицы, а с другой стороны, нейтральные (неспецифические), общие для всех или для нескольких субъязыков единицы [3].
По сути, система субъязыков в концепции Ю. М. Скребнева является совокупностью различных типов дискурсов, поскольку речь идет о специальном употреблении языка в речи, ориентированном на определенные прагматические задачи.
В устном дискурсе, таким образом, мы выделяем неспецифические (нейтральные) и специфические (разговорные) построения, которые целесообразно называть высказываниями, поскольку понятие высказывания распространяется на весьма широкий спектр синтаксических построений, функционирующих в речи и по-разному воплощающих модели (структурные схемы) языка. Поясним сказанное.
Как известно, структурная схема реализуется через предложение, что является общепринятым в современной лингвистике, другими словами, предложение — это языковой образец. Однако в речи образец может быть воплощен не в полном объеме. Вот это воплощение образца в речи и является высказыванием. При этом важно подчеркнуть, что воплощение образца в речи без самого образца невозможно. Подобное теоретическое решение проблемы соотношения единиц языка и речи было осуществлено ранее всего в фонологии, однако такое решение потребовало обязательно введения понятия пози-
ции, что явилось достижением, прежде всего, Московской фонологической школы [4]. Из этого следует, что для решения данной проблемы в синтаксисе также потребуется выработка и введение понятия синтаксической позиции -сильной, слабой и сверхслабой, а также соответствующего инвентаря синтаксических единиц. В рамках данной статьи будем говорить о двух синтаксических позициях: сильной и слабой.
Предположим, что нейтральные синтаксические построения в устном немецкоязычном дискурсе — это высказывания, строго и полностью актуализирующие языковые модели, т. е. предложения-высказывания, образованные по моделям языка. Они функционируют в речи, не претерпевая каких-либо существенных семантических или структурных деформаций, поэтому и могут использоваться в различных типах дискурсов, особо не нуждаясь в контекстном окружении. Разговорные синтаксические построения, воплощая в себе проекцию структурной схемы предложения языка, могут представлять ее в редуцированном или искаженном виде. Разброс в плане внешнего совпадения схемы высказывания речи со схемой предложения языка может быть разным -от более или менее полного совпадения внешней структуры до очень бледной копии структурной схемы предложения в структуре высказывания. В данном случае уместным оказывается использование понятия позиции:
— если схемы совпадают, то это сильная синтаксическая позиция, в структуре высказывания не происходит нейтрализации элементов полной схемы предложения. Например, предложение Es ist ein tolles Wetter heute («Сегодня хорошая погода») и высказывание Es ist ein tolles Wetter heute («Сегодня хорошая погода») совпадают, что означает: высказывание как реализация предложения не редуцировано и поэтому практически независимо от внелингвистического контекста-
— если в схеме высказывания имеются лакуны, то это слабая синтаксическая позиция, приводящая к нейтрализации некоторых синтаксических элементов, т. е. к неполному насыщению данной синтаксической единицы различительными признаками. Например, предложению Es ist ein tolles Wetter heute («Сегодня хорошая погода») может соответствовать высказывание Es ist toll! («Сегодня хорошо»), которое на уровне языка можно считать архипредложением, поскольку это высказывание может символизировать несколько предложений в разных контекстах типа: «Сегодня хорошая погода», «Мне стало хорошо», «У меня сегодня отличное настроение», «Ответ студента сегодня хороший» и т. д. Только употребление архипредложения в конкретном контексте превращает его в реальное и конкретное высказывание речи. Таким образом, осуществляется структурная градация в синтаксисе устного дискурса: высказывания в сильной позиции менее зависимы от контекста и ситуации, а высказывания в слабой позиции обязательно нуждаются в «контекстной поддержке», выступая, таким образом, в зависимой позиции. При таком подходе к синтагматике речи уместно говорить о наличии парадигмы устного высказывания, т. е. о системном характере речи. Парадигма предложений в речи представляет собой своего рода позиционные варианты предложений при наличии сильных (независимых) и слабых (зависимых) позиций. Иными словами, речь идет о возможности выбора из форм реализации предложения-высказывания необходимых вариантов грамматического, семантического, информативного и прагматического устройства [5, с. 249- 6, с. 418].
Итак, нейтральные высказывания (сильная синтаксическая позиция) по основным параметрам совпадают с синтаксическими единицами, реализующими схемы-модели языка. Для монопредикативных высказываний это прежде всего реализация двусоставности, вербальной и адъективной рамочной конструкции в немецких предложениях-высказываниях. Для полипредика-тивных высказываний в сильных синтаксических позициях характерна реализация в речи моделей сложносочиненных и сложноподчиненных предложений в более или менее полном объеме составных элементов.
Немецкими лингвистами были проведены исследования сложных построений в различных дискурсах и получены статистические данные о длине нейтральных полипредикативных высказываний в различных типах устных текстов, о числе зависимых предикативных единиц, о встречаемости отдельных членов высказывания в их синтаксических позициях- в результате было установлено, что по тем параметрам, которые были выбраны, существенных отличий в структурной организации сложных высказываний в различных типах дискурсов не наблюдается [7, 8].
Тем не менее есть все основания говорить о разговорной специфике устного дискурса в целом, которая распространяется, пусть не столь очевидно, и на нейтральные структуры в сильной синтаксической позиции. В нейтральных структурах, сформированных в условиях устного общения, для дифференциации смысловых отношений, например, используется меньший набор подчинительных союзов, чем в художественном дискурсе: в основном употребляются союзы dass (вводит 40% придаточных), wenn и weil. Эти три самых распространенных союза охватывают 67% придаточных предложений [9, с. 210].
Специфика синтаксических структур в слабых синтаксических позициях исследовалась как на уровне простых и идиоматических конструкций, так и на уровне сложных полипредикативных построений. Было установлено, что так называемая «разговорная» специфика в синтаксисе устного дискурса выражается как в особой «отмеченности» языковых средств, их «маркированности», так и в неизбежной редукции синтаксической структуры высказывания по отношению к эталону предложения языка, что можно было выявить лишь при сопоставлении с нейтральным, немаркированным образцом высказывания в речи. По словам В. Д. Девкина, разговорность всегда выявляется с опорой на «нейтральное» в синтаксисе [10, с. 12]. Фактически это означает сопоставление редуцированной или избыточной конструкции с ее полной структурой при разнице синтаксических позиций — сильной и слабой. Данное положение распространяется на все структурные типы синтаксических единиц. Своеобразие таких разговорных единиц по сравнению с нейтральными построениями заключается в наличии определенных структурно-семантических изменений, обусловленных спецификой устного дискурса, возникающих в результате изменения синтаксических позиций — сильных и слабых соответственно, что, как было показано выше, связано с большей или меньшей зависимостью высказывания от внелингвистического контекста.
Устный дискурс, как известно, формируется высказываниями разного порядка. Остановимся на таком существенном вопросе, как разграничение полипредикативных высказываний и сверхфразовых единств, представляющих собой объединения самостоятельных высказываний. Опираться на кри-
терий полипредикативности при этом не представляется возможным, так как полипредикативность сама по себе не является признаком, позволяющим установить границу между полипредикативным высказыванием и сверхфразо-вым единством, поскольку объединение самостоятельных высказываний в сложную смысловую единицу также основано на полипредикативности.
Процесс квантования устной речи носит субъективно окрашенный характер, достаточно сложно отграничить полипредикативные высказывания от единиц больших, чем названные.
Можно выделить два существенных признака для определения поли-предикативного высказывания: соединение компонентов по определенной схеме и функционирование в качестве единой коммуникативной единицы. Ведущим критерием отграничения полипредикативного высказывания как специальным образом структурированной речевой единицы от объединения самостоятельных высказываний в смысловой блок следует считать его структурно-семантическую организацию: компоненты полипредикативного высказывания взаимообусловлены, т. е. появление одного из компонентов предполагает и появление другого, необходимого как для структурного, так и для семантического завершения сложной синтаксической единицы. В зависимости от коммуникативной или (и) прагматической установки говорящего высказывания могут группироваться в блоки, выступающие как сложные смысловые структуры — сверхфразовые единства [11, с. 61]. Отчетливой границы между такими синтаксическими конструкциями нет. Возникает вопрос: «А есть ли вообще критерий дифференциации подобных структур в синтаксисе устного дискурса?».
Одним из достаточно объективных критериев выделения полипредика-тивных единиц в речи, на наш взгляд, является принцип закрытости или открытости структуры [12]. Компоненты открытых синтаксических структур находятся в одинаковых логико-синтаксических отношениях, этот ряд может быть продолжен, но он и легко распадается, поскольку его компоненты связаны между собой лишь внешними по отношению к самим структурам факторами. Конструкции открытой структуры характеризуются синтаксическим параллелизмом, в иной терминологии — топологическим параллелизмом [13], структурно-семантической независимостью компонентов друг от друга. Открытыми могут быть немецкие полипредикативные высказывания с союзами und, und dann, а также бессоюзные полипредикативные высказывания.
Приведем пример полипредикативного высказывания открытой структуры: Und dieser Gro? vater hatte eine goldene Uhr mit einem Springdeckel und dann nahm er mich auf den Schoss und wurd dann drauf gedruckt und dann sprang die Uhr auf und wieder zu und wieder auf… [14, с. 10].
Данный пример наглядно иллюстрирует возможности открытой структуры. Предикативные единицы в ее составе, вводимые соединительными словами und dann и und, как бы нанизываются одна на другую (принцип сегментного построения, типичный для разговорных конструкций), и этот ряд легко может быть продолжен. По всем обозначенным признакам полипреди-кативное высказывание открытой структуры совпадает со сверхфразовым единством — сложным высказыванием. Выделение данных синтаксических единиц из различного рода последовательностей самостоятельных высказываний в речевом потоке затруднено, лингвистический статус таких образова-
ний не достаточно определен. В силу этого целесообразно отказаться от их дифференциации по признаку «одно высказывание — несколько высказываний» и рассматривать их в устном дискурсе как явления одного порядка, т. е. как полипредикативные высказывания открытой структуры большего или меньшего объема.
Полипредикативным высказываниям закрытой структуры присущ иной тип объединения компонентов. Полипредикативные высказывания закрытой структуры — это такие синтаксические построения, в которых отчетливо выделяются две или несколько внутренних групп, находящихся в различных логико-синтаксических отношениях, причем признак закрытости структуры не нарушается, если один из взаимодействующих компонентов расширяется за счет дополнительных речевых сегментов.
Закрытость структуры обеспечивается целым рядом средств единства, ведущим из которых является одно- или двунаправленная смысловая зависимость. Она может эксплицироваться союзами и относительными словами, незамещенной валентной позицией или не эксплицироваться вовсе, оставаясь латентной. Однако в таких полипредикативных высказываниях всегда есть структурно или семантически главные и зависимые компоненты. Приведем пример: Es war in der alten Zeit ein sehr gastfreues Haus und wenn die Gaste etwas zu lange blieben, kam er am Abend um zehn Uhr mit einer Laterne herunter [14, с. 33]. Данное высказывание распадается на две смысловые части: семантически главным (обобщающим) компонентом является первая часть (Es war in der alten Zeit ein sehr gastfreues Haus) — далее следует разъяснение, почему дом был гостеприимным, и структурно эта часть соединена с последующей частью высказывания сочинительным союзом und, во второй части присутствует отношение подчинения между последующими сегментами: wenn (подчинительный союз) die Gaste etwas zu lange blieben, kam er am Abend um zehn Uhr mit einer Laterne herunter. Так осуществляется тесная структурносемантическая спаянность всех компонентов высказывания.
Полипредикативные высказывания закрытой структуры, состоящие более чем из двух предикативных единиц, обнаруживают в своем строении некоторые признаки сложного высказывания, однако они отличаются от сложных высказываний открытой структуры более тесными структурносемантическими связями между предикативными единицами, основанными на их внутреннем сцеплении.
Полипредикативные высказывания открытой и закрытой структуры могут быть как нейтральными, так и разговорными построениями устного дискурса. Однако их отношение к синтаксическим позициям (сильной или слабой) иное, чем в монопредикативных высказываниях. В слабых позициях находятся лишь отдельные части полипредикативных высказываний, а другие при этом являются контекстным окружением, способствующим реализации высказывания в конкретной ситуации. Приведем пример: Das gefiel unwahrscheinlich gu^ wir hatten auch schones Wette^ und haben abends dann in einer Jugendherberge ubernachtet die an dem gro? en Vatersee in der (Mitte von Schweden also Sudschweden) Mitte von Sudschweden liegt\ [14, с. 55]. Жирным выделена часть высказывания, которая находится в собственно слабой синтаксической позиции, так как без конкретного контекстного окружения ее понимание затруднено. Суть же полипредикативного высказывания в целом заклю-
чается в последовательном уточнении ситуации, что в конечном итоге приводит к тому, что все высказывание целиком, не утрачивая разговорной маркированности, занимает сильную синтаксическую позицию. Более детальный системный анализ подобных построений еще предстоит.
Подведем итог: нейтральными можно считать высказывания, совпадающие по основным структурным параметрам с предложениями языка, представленными в сильной синтаксической позиции в разных типах дискурса, а разговорными высказываниями — построения по преимуществу в слабых синтаксических позициях, маркированные признаком «разговорность», встречающиеся только в устном дискурсе. Разговорную специфику высказываний следует искать в сочетаемости компонентов и в структурносемантических изменениях как целого, так и его частей.
Список литературы
1. Киров, Е. Ф. Начала концептуально-дискурсивной лингвистики [Текст] / Е. Ф. Киров // Система языка и языковое мышление. — М.: «ЛИБРОКОМ», 2009. -С. 66−97.
2. Земская, Е. А. Русская разговорная речь [Текст] / Е. А. Земская, М. В. Китайгородская, Е. Н. Ширяев. — М.: Наука, 1981. — 275 с.
3. Скребнев, Ю. М. Введение в коллоквиалистику [Текст] / Ю. М. Скребнев. -Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1985. — 209 с.
4. Киров, Е. Ф. Фонология языка [Текст] / Е. Ф. Киров. — Ульяновск: СВНЦ, 1997. — 541 с.
5. Левицкий, Ю. А. Основы теории синтаксиса: учеб. пособие / Ю. А. Левицкий. — Изд. 3-е, испр. и доп. — М.: КомКнига, 2005. — 368с.
6. Гладров, В. Модель предложения и модель высказывания [Текст] / В. Гладров // Русский язык: исторические судьбы и современность. Труды и материалы. IV Международный конгресс исследователей русского языка. — М.: Изд-во МГУ, 2010. — С. 418.
7. Hohne-Leska, Chr. Statistische Untersuchungen zur Syntax gesprochener und geschriebener deutscher Gegenwartssprache: Abhandlungen der Sachsischen Akademie der Wissenschaften zu Leipzig [Text] / Chr. Hohne-Leska // Philologisch-historische Klasse. — Berlin: Akademie-Verl., 1975. — Bd. 59. — H. 1. — 164 S.
8. Weiss, A. Syntax spontaner Gesprache. Einfluss von Situation und Thema auf das
Sprachverhalten [Text] / A. Weiss. — Dusseldorf: Schwann-Verl., 1975. — 168 S.
9. Wackernagel-Jollis, B. Untersuchungen zur gesprochenen deutschen Stan-
dardsprache: Beobachtungen zur Verknupfung spontanen Sprechens [Text] / B. Wack-ernagel-Jollis. — Goppingen: Kummerle, 1971. — 267 S.
10. Девкин, В. Д. Немецкая разговорная речь: Синтаксис и лексика [Текст] / В. Д. Девкин. — М.: Международные отношения, 1979. — 256 с.
11. Ванников, Ю. В. Синтаксис речи и синтаксические особенности русской разговорной речи [Текст] / Ю. В. Ванников. — М.: Русский язык, 1979. — 295 с.
12. Орлова, Н. В. Бессоюзные предложения открытых и закрытых структур со словами-скрепами компонентов в современном русском литературном языке: ав-тореф. дис. … канд. филол. наук: 10. 02. 01 / Орлова Н. В. — Новосибирск, 1970. -20 с.
13. Поликарпов, А. М. Топологический параллелизм в паратаксисе немецкой разговорной речи [Электронный ресурс] / А. М. Поликарпов. — URL: http:/ www. pomorsu. ru/body. php? page=sin50312, свободный.
14. Wackernagel-Jollis, B. Untersuchungen zur gesprochenen deutschen Standardsprache: Beobachtungen zur Verknupfung spontanen Sprechens [Text] / B. Wack-ernagel-Jollis. — Goppingen: Kummerle, 1971. — 267 S.
Беляева Мария Вячеславовна кандидат филологических наук, профессор, кафедра немецкого языка и современных технологий обучения, Институт иностранных языков, Московский городской педагогический университет
E-mail: beljaeva-mv@mail. ru
УДК 811. 11 Беляева, М. В.
«Нейтральное» и «разговорное» в устном дискурсе: сильная и слабая синтаксические позиции (на материале немецкого языка) / М. В. Беляева// Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. — 2011. — № 1 (17). — С. 123−130.
Belyaeva Mariya Vyacheslavovna Candidate of philological sciences, professor, sub-department of German language and modern educational technologies, Institute of Foreign Languages, Moscow State Pedagogical University

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой