Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов (статья 256 уголовного кодекса Российской Федерации)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Гончаренко Анна Ивановна
кандидат юридических наук,
старший преподаватель кафедры уголовного права и криминологии Краснодарского университета МВД России (тел.: +78 612 583 563)
Незаконная добыча (вылов)
водных биологических ресурсов (статья 256
Уголовного кодекса Российской Федерации)
В статье дается уголовно-правовая характеристика преступления, предусматривающего ответственность за незаконную добычу (вылов) водных биологических ресурсов.
Ключевые слова: водные биологические ресурсы, незаконная добыча, незаконный вылов, экологические преступления.
A.I. Goncharenko, Master of Law, Senior Lecturer of the Chair of Criminal Law and Criminology of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia- tel.: +78 612 583 563.
Illegal extraction (catch) of aquatic biological resources (article 256 of the Criminal code of the Russian Federation)
The article gives a legal description of the crime setting responsibility for illegal extraction (catch) of aquatic biological resources.
Key words: aquatic biological resources, illegal extraction, illegal catching, ecologic crime.
Статья 256 УК РФ призвана обеспечить уголовно-правовую защиту общественных отношений в области охраны рыбных запасов, промысловых видов животных и морских растений, гарантируя тем самым их рациональное использование.
Предметом данного преступления выступают водные биологические ресурсы, т. е. рыбы, водные беспозвоночные, водные млекопитающие, водоросли, другие водные животные и растения, находящиеся в состоянии естественной свободы (п. 1ч. 1 ст. 1 Федерального законаот 20 декабря 2004 г. № 166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»). Если же перечисленные животные, звери, растения, рыбы выращены в процессе осуществления предпринимательской и иной хозяйственной деятельности, то они не являются предметом данного преступления.
Объективная сторона этого преступления выражается в незаконной добыче (вылове) водных биологических ресурсов. Таковыми в соответствии с п. 3 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26 признаются действия, направленные на изъятие их из среды обитания и (или) завладение ими в нарушение норм экологического законодательства (например, без полученного в установленном законом порядке разрешения, в нарушение положений, предусмотренных таким разрешением, в запрещенных районах, в отношении отдельных видов запрещенных к
добыче (вылову) водных биологических ресурсов, в запрещенное время, с использованием запрещенных орудий лова).
При этом в каждом конкретном случае необходимо устанавливать и отражать, в чем именно выразилась незаконная добыча (вылов), способ вылова, а также нарушенную норму федерального закона, других нормативных правовых актов, регулирующих осуществление, например, рыболовства.
Законодатель, кроме того, установил ряд условий привлечения к уголовной ответственности за совершение вышеперечисленных действий. Речь идет о том, что данное деяние должно быть совершено:
1. С причинением крупного ущерба, при определении которого необходимо исходить из количества и стоимости добытых, поврежденных или уничтоженных ресурсов. Следует также учитывать нанесенный добычей ущерб водным биологическим ресурсам (который нужно исчислять исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния водной среды и т. д.), распространенность особей, их отнесение в установленном порядке к специальным категориям, экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания, а также иные обстоятельства содеянного.
О причинении крупного ущерба может свидетельствовать, например, наличие отдель-
18
но или в совокупности следующих факторов: гибель большого количества неполовозрелых рыб (мальков), вылов или уничтожение рыб и растений, занесенных в Красную книгу субъекта Российской Федерации, уничтожение мест нереста, зимовальных ям, нагульных площадей, ухудшение качества среды обитания водных биологических ресурсов и нарушение процесса их воспроизводства (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда Р Ф от 23 ноября 2010 г. № 26 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об уголовной ответственности в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов (ст. 253, 256 УК РФ)»). Решая данный вопрос, также следует ориентироваться на постановление Правительства Р Ф от 18 августа 2008 г. № 625 «Об установлении размера ущерба, который причинен водным биологическим ресурсам и который следует считать крупным», а также привлекать соответствующих специалистов и экспертов.
Незаконная добыча морских млекопитающих (котиков, морских бобров), совершенная в открытом море или в запретных зонах, образует состав ч. 2 ст. 256 УК РФ.
2. С применением самоходного транспортного плавающего средства, а также определенного способа, предполагающего использование взрывчатых и химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления указанных водных животных и растений.
Согласно п. 5 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26 к самоходным транспортным плавающим средствам следует относить те из них, которые оснащены двигателями (например, суда, яхты, катера, моторные лодки), а также иные плавающие конструкции, приводимые в движение с помощью мотора. Применение самоходного транспортного плавающего средства подразумевает его непосредственное использование как орудия добычи водных биологических ресурсов (например, для установки и (или) снятия рыболовной сети).
Основание для квалификации содеянного по п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ дает и применение взрывчатых, химических веществ, электротока или иных способов массового истребления водных животных и растений. Под иными способами массового истребления водных животных и растений следует понимать действия, связанные с применением таких незаконных орудий лова, которые повлекли либо могли повлечь массовую гибель водных биологических ресурсов, отрицательно повлиять на среду их обитания: прекращение доступа кислорода в
водный объект посредством уничтожения или перекрытия источников его водоснабжения, спуск воды из водных объектов, перегораживание водоема (например, реки, озера) орудиями лова более чем на две трети его ширины, применение крючковой снасти типа перемета, лов рыбы гоном, багрение, использование запруд, применение огнестрельного оружия, колющих орудий (п. 6 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26).
Решая вопрос о том, совершено ли преступление с применением способов массового истребления водных биологических ресурсов, судам надлежит не только исходить из того, какой запрещенный вид орудия лова или способ вылова был применен, но и устанавливать, может ли их применение с учетом конкретных обстоятельств дела повлечь указанные последствия. В необходимых случаях к исследованию свойств таких орудий лова или примененных способов добычи (вылова) водных биологических ресурсов надлежит привлекать соответствующих специалистов либо экспертов, поскольку использование хоть и запрещенных орудий лова, но не способных повлечь массового истребления водных животных и растений, при отсутствии иных способов их массового вылова, не образует состав преступления, предусмотренный п. «б» ч. 1 ст. 256 УК РФ.
3. В определенных местах, а именно местах нереста или на миграционных путях к ним.
Местом нереста следует признавать, например, море, реку, водоем или часть водоема, где рыба мечет икру, а под миграционным путем к нему — проходы, по которым рыба идет к месту нереста. Если водный объект имеет небольшие размеры (например, озеро, пруд, запруда) и нерест происходит по всему водоему, он с учетом установленных фактических обстоятельств может быть признан местом нереста (п. 8 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26).
Кроме того, следует иметь в виду, что квалификация незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов по признаку совершения деяния в местах нереста или на миграционных путях к ним возможна лишь при условии совершения этих действий в период нереста или миграции к местам нереста. Совершение такого деяния вне этих сроков или с помощью орудий лова, применение которых не причиняет вред нерестящимся особям, не подлежит признанию преступным по данному признаку.
4. На особо охраняемых природных территориях (заповедник, заказник) либо в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.
19
Для установления факта добычи водных биологических ресурсов в запрещенных районах: в местах нереста или миграционных путях к ним, на особо охраняемых природных территориях, а также в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации (пп. «в» и «г» ч. 1 ст. 256 УК РФ) -судам надлежит исследовать данные, определяющие такой район промысла с описанием ориентиров или географических координат (п. 9 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26).
Пленум (п. 12 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26) также гласит, что, если действия, связанные с незаконной добычей (выловом) водных биологических ресурсов, совершенные лицом с применением самоходного транспортного плавающего средства либо в местах нереста, или на миграционных путях к ним, или на особо охраняемых природных территориях, хотя формально и содержали признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 253 или ст. 256 УК РФ, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, когда не использовались способы массового истребления водных животных и растений, суд вправе прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ. При этом основанием для признания действий подсудимого малозначительными могут служить, например, незначительные количество и стоимость выловленной рыбы, отсутствие вредных последствий для окружающей среды, а также используемый способ добычи, который не являлся опасным для биологических, в том числе и рыбных, ресурсов.
Проводя отграничение рассматриваемого состава преступления от аналогичного административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8. 37 КоАП РФ, следует исходить из того, что нарушение правил добычи (вылова) водных биологических ресурсов не связано с причинением крупного ущерба, применением самоходного транспортного плавающего средства, взрывчатых или химических веществ, электротока либо иных способов массового истребления водных животных и растений, в местах нереста или на миграционных путях к ним, на особо охраняемых природных территориях, в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации.
По законодательной конструкции данный состав преступления является формально-
материальным. Так, состав преступления, предусмотренный в п. «а» ч. 1 ст. 256 УК, считается материальным, т.к. предполагает последствие в виде причинения крупного ущерба, с наступлением которого и связан момент его окончания. Во всех остальных случаях состав ст. 256 УК РФ считается формальным и признается оконченным с момента начала их незаконной добычи (вылова) независимо от последствий содеянного.
В тех случаях, когда действия лица, непосредственно направленные на незаконную добычу водных биологических ресурсов (например, начало установки орудий лова, непосредственная подготовка к применению для вылова рыбы и других водных биологических ресурсов взрывчатых или химических веществ, электротока), были пресечены в установленном законом порядке, содеянное им надлежит квалифицировать по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 256 УК РФ (п. 10 ППВС РФ от 23 ноября 2010 г. № 26).
Субъективная сторона анализируемого преступления характеризуется прямым умыслом, а деяние, предусмотренное п. «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ, может быть совершено и с косвенным умыслом.
Субъект деяний, предусмотренных ч. 1−2 и 3 (только в случае совершения преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) ст. 256 УК РФ, общий. Им является вменяемое физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16 лет. Специальный субъект встречается в ч. 3 данной статьи, когда деяние совершено лицом с использованием своего служебного положения. Действия указанных лиц при наличии к тому оснований могут быть квалифицированы по совокупности с соответствующими должностными преступлениями.
Часть 3 ст. 256 УК РФ предусматривает также наказание за деяния, предусмотренные ч. 1 или 2 ст. 256 УК РФ, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. В том случае, когда лицо заранее обещало приобрести добытые заведомо преступным путем предметы рассматриваемого преступления либо систематически приобретало их от одного и того же правонарушителя, содеянное подлежит квалификации по ч. 5 ст. 33 и ст. 256 УК РФ.
20

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой