Портрет языковой личности в аспекте формирования социально-коммуникативной компетентности студентов вуза

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 81. 23
Ольга Григорьевна Усанова
Российская Академия Естествознания
ПОРТРЕТЯЗЫКОВОЙЛИЧНОСТИВАСПЕКТЕ ФОРМИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНО-КОММУНИКАТИВНОЙКОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА
Подлинная языковая личность немыслима без языкового сознания и языкового самосознания. В предложенном материале актуализируется проблема, связанная с неумением достаточно ясно выражать свои мысли и чувства, с одной стороны, и с затруднениями понимания мыслей и чувств собеседника, с другой.
Ключевые слова: языковые процессы, речевая коммуникация, культура профессионального речевого общения
Фундаментальные изменения в российской действительности нашли отражение и в речевой практике россиян и их коммуникативно-прагматических установках. Усиление личностного начала, демократизация речи, расширение сферы спонтанного общения, отсутствие цензуры — все эти социо- и психолингвистические факторы оказали влияние на характер речевого поведения современных носителей русского языка, вызвали определенные изменения на всех языковых уровнях, во всех сферах речевого общения [8. С. 102].
Отношение к этим изменениям разное. Специалисты, связанные с языком профессионально (филологи, писатели, журналисты), более спокойно и взвешенно оценивают все происходящее в языке: проблема связана с низкой речевой культурой многих социальных слоев. Как справедливо отмечает Е. А. Земская в коллективной монографии «Русский язык конца ХХ столетия», что «порча» языка, о которой так много пишут, затрагивает не систему языка, а языковую способность (умение говорить) и, следовательно, порождаемые тексты. Новые условия функционирования языка, появление большого числа неподготовленных устных и письменных публичных выступлений способствуют общему впечатлению о росте количества ошибок, неверных словоупотреблений и т. п." [5. С. 18].
Состояние современной живой речи, а в более отдаленной перспективе и состояние русского языка во многом формируют наиболее активные представители говорящего социума, или социальные и социально-профессиональные слои общества, говорящего по-русски, которые при этом оказывают решающее влияние на всех остальных носителей русского языка и предопределяют состояние большей части всего коммуникативно-речевого пространства российского общества. К таким наиболее активным представителям речевого сообщества можно отнести молодежь, журналистов, государственных служащих, политиков, бизнесменов, творческую и техническую интеллигенцию. Все они распределяются по четырем социально-профессиональным слоям наиболее активных носителей языка: молодежь, журналисты, политико-административный аппарат, интеллигенция (интеллектуалы). Предлагаемое деление носит условный характер, поскольку представители каждого слоя в целом неоднородны по социальному статусу, группируются по разным основаниям, однако объединены по речевым приоритетам: это самые влиятельные в языковом отношении социальные категории лиц, говорящих по-русски. Именно они представляют доминирующие тенденции в живом языковом процессе: порождение и аккумуляцию речевых явлений, апробацию нововведений, употребление, консервацию или отторжение тех или иных единиц языка, а значит, в какой-то мере определяют и перспективное развитие русского языка в целом [10. С. 7].
© О. Г. Усанова, 2013.
Выделенные инициативные социально-профессиональные категории носителей современной русской речи частично совмещаются, совпадают или накладываются друг на друга: одни и те же лица могут занимать три, а то и все четыре позиции, но каждая из них имеет собственные речевые, стилистические и социальные доминанты, каждая может рассматриваться отдельно и каждая представляет собственную и относительно самостоятельную социолингвистическую сферу: язык СМИ, язык молодежи, язык политико-административного аппарата, язык интеллигенции (интеллектуалов).
Язык молодежи — вторая по влиянию на состояние современной живой речи сфера массового общения. Доминанта этой сферы — разговорный стиль, устная форма языка. Идеалы «хорошей речи» — оригинальность, комизм, эпатаж, языковая игра. Субъекты речи — молодежь: школьники, студенты, творческая молодежь, молодые специалисты.
Социально-групповые и профессиональные жаргоны подростков, школьников, студентов, молодых специалистов, творческой молодежи — все формируют условное понятие «язык молодежи» — популярное и влиятельное в речевом плане социолингвистическое явление.
Речь студентов отличается собственными и вполне специфическими особенностями выражения модуса экспрессивного отчуждения. Ядром студенческого жаргона являются немногочисленные элементы студенческого арго — условные наименования специальных понятий из разных сфер жизни, называемые иногда жаргонными, которые в студенческом речевом обиходе получают уточняющую семантическую спецификацию и неизбежное коннотативное смысловое наращение, например: хвост («академическая задолженность» + экспрессия комической образности сравнения) — автомат («зачет, полученный по результатам текущих занятий» + экспрессия шутливой образности) [2. С. 78−82 ].
Студенческие арготизмы сохраняют внутреннее вузовское употребление, т. е. обычно не выходят за пределы студенческого, иногда и преподавательского словоупотребления, и в целом служат для рациональной (с точки зрения носителей арго) коммуникации, например: препод («преподаватель»), академка («академический отпуск»), зачетка («зачетная книжка»).
Жаргонная лексика молодежных социально-профессиональных группировок — яркое средство выражения корпоративного имиджа, ориентации речи на «своих» в отличие от «чужих», которая и поддерживает модус отчуждения от нормы. Таковы, например, студенческие жаргонизмы: стёпа/степуха («стипендия»), волочь («понимать что-либо»), скинуть, свалить, спихнуть («сдать экзамен»). В отличие от номинативно-семантических единиц, арготизмов, жаргонные прагматические переименования элементов действительности легко выходят за пределы узкого группового словоупотребления и часто характеризуются как молодежные вообще: сечь, пролететь, завал, отпад.
Актуализация «выделяющегося речевого поведения» определяется ценностными стереотипами и популярными мифологемами студенческой жизни: свободный образ жизни, материальная стесненность, претензия на интеллектуальную элитарность. Отсюда и соответствующее варьирование модуса экспрессивного отчуждения: фамильяризация, снижающая насмешливость и ироническая оценка основных сфер студенческой жизни, трудностей студенческой профессиональной деятельности — учебных занятий, академических дисциплин, экзаменов, зачетов.
Занятия надо посещать, хотя с них хочется свалить, слинять («уйти, пропустить»), зачет или экзамен необходимо скинут, спихнуть, но для этого нужно в чем-то сечь, волочь («понимать, разбираться»), хотя можно шпорить («пользоваться шпаргалкой»), или при возможности перекатать («списать») у кого-то, в противном случае есть риск провалиться, или гикнуться, пролететь, загреметь («потерпеть неудачу, не сдать»), а это завал, облом («крайне неприятная ситуация»), неуд («неудовлетворительно»), либо
удочка («удовлетворительно»), что не престижно, препятствует получению степухи, стёпы («стипендия»), а это не лишние деньги.
Модус экспрессивного отчуждения конкретизируется в студенческом жаргоне актуализацией своеобразной иронической образности (пара, шпора), комическими сравнениями (плавать, хвост), традиционным молодежным эпатажем (корочки — «диплом, документы», прогнуться — («угодничать»), скинуть — «сдать экзамен/зачет»), с помощью которых снимается профессиональное напряжение и одновременно подчеркивается компенсирующая корпоративная избранность студенчества, особого статуса студента в обществе.
«Пренебрежение к русскому языку, мат становятся нормой жизни. Иногда я не понимаю, о чем говорят два студента. Такой сленг!» — такими жесткими и резкими выражениями прокомментировал «язык молодежи» В. А. Садовничий, академик, ректор МГУ им. М. В. Ломоносова, президент Российского союза ректоров, вице-президент РАН [6. С. 3 ].
Живая речь молодежи в целом отличается полифункциональностью, т. е. включением в общение самого широкого реестра средств выразительности и образности: нормативных и ненормативных, разговорно-сниженных и диалектных. Но особенно популярны в молодежной среде единицы общеупотребительного субстандарта: просторечия и жаргонов [10. С. 11].
Поскольку будущим специалистам социокультурной сферы деятельности придется работать с различными социальными группами, то нельзя не сказать о стилистически маркированных языковых единицах, социальных и территориальных диалектах, профессиональном и молодежном сленге. По словам Л. П. Крысина, массовое вхождение в литературно-речевой обиход инноваций вызывает необходимость оценки этих элементов, как с позиций нормы, так и в отношении их социальной маркированности: многие из новшеств имеют отчетливо выраженное «социальное происхождение» [4. С. 63−91]. Так, например, следует обращать внимание на то, что в публицистическом стиле появляется много новой лексики и фразеологии, порой переходящей из разговорного стиля или просторечия. Например: обвал, беспредел, раскрутка, тусовка, крутой, новые русские, дикий рынок, шоковая терапия, теневая экономика, отмывание денег, лицо кавказской национальности, страны ближнего (дальнего) зарубежья, группа поддержки, товарищество с ограниченной ответственностью, потребительская корзина, встреча без галстуков и т. д. Нередко в речи молодежи появляются заимствования из криминального арго: наезд (проявление враждебности), навар (доход), стукач (доносчик), травка (наркотик для курения и т. д., из компьютерного сленга: зависнуть (задуматься, стать в тупик перед чем-то), файл (по-английски просто «папка») и т. д. Эти слова проникают в наш язык через средства массовой информации. Изучая стилистически окрашенную лексику, следует подбирать задания, в которых студент должен выделить маркированные языковые средства, иметь представление о номинативном значении и уместности употребления.
При этом педагог обязан быть избирателен по отношению к речи студентов и адекватно реагировать на правомерность отбора языковых средств, которые использует студент: орфоэпических, лексических, морфологических, стилистических (в устной речи) и синтаксических, орфографических и пунктуационных (в письменной речи). Важно обращать внимание, как произносится слово, в какой грамматической форме оно стоит, каков порядок слов в словосочетании и предложении, правильно ли построен текст как единица высказывания.
Можно отметить, что особенности речевой коммуникации молодых людей нового поколения вполне вписываются в общие языковые процессы, но при этом выделяются в них усиленными, акцентированными, а в некоторых случаях и исключительными проявлениями в рамках общего языкового и культурного процесса. В этом смысле важно
проанализировать такой актуальный и общий для всего социума процесс современного развития, как глобальное снижение и усиление экспрессивности публичного общения.
Русский язык по-разному функционирует в зависимости от социальной и территориальной принадлежности его носителей, сферы общения, целей и типов этого общения. Профессия, возраст, пол, социальные пристрастия, эмоциональное состояние — все это определяет особенности речевой коммуникации собеседников.
Не меньший интерес вызывает изучение так называемого языкового самоощущения, тех оценок, которые люди дают своему собственному речевому поведению, а также родному языку в целом и отдельным языковым элементам в частности. Несмотря на весь разброс и полярность имеющихся точек зрения, анализ различий в оценках языковых факторов позволяет определить перспективы развития языковой нормы, возможность проведения языковой политики, без которой общество могут подстерегать проблемы не только с речевым поведением его членов, но и глобальные негативные изменения в его языковом сознании вплоть до деструктивных изменения в самой языковой системе. Интенсивные процессы современной общественной жизни обостряют языковую рефлексию носителей языка [7. С. 7].
Языковое самосознание заключается в способности интерпретировать и квалифицировать элементы языкового сознания. Интерпретация состоит в изложении понимания текстов и языковых единиц.
В проведенном нами исследовании мы изучили и проанализировали особенности речевой коммуникации студентов Челябинской государственной академии культуры и искусств (в социологическом опросе участвовали студенты разных факультетов и разных курсов обучения).
1. В целом, у студентов сохраняется внимание к родному языку, и они обращают внимание на происходящие изменения в русской речи (80% респондентов).
2. Явным свидетельством значимости, важности культуры речи студентов выступает феномен влияния на отношение к человеку уровня его речевой культуры (58%)
3. Распространение иностранных заимствований (57, %), молодежного сленга (43,0%), инвективной лексики (35,2%).
4. На уровень речевой культуры влияют: чтение художественной литературы (романы русских и зарубежных классиков читает 31,8% респондентов- фантастику — 25,6%- «женские» романы о любви — 19,3%) — телевизионные передачи (информационно-политические — 20,0%- научно-образовательные — 17,1%- музыкальные — 46,6%- юмористические — 36,4%- реалити-шоу — 23,4%) — окружение (друзья, товарищи).
5. Конгруэнтны перспективы специалиста-профессионала, обладающего речевой культурой, что подтверждается данными.
Наиболее интересными нам показались ответы на вопрос: «Как вы считаете, влияет ли на будущего специалиста уровень его речевой культуры?» Результативность вариантов ответов представлена в таблице 1.
По итогам проведенного социологического исследования необходимо констатировать, что у каждого пятого студента возникают трудности в общении с людьми в различных ситуациях (официальные/неофициальные). Таким образом, возникает важная проблема, связанная с неумением достаточно ясно выражать свои мысли и чувства, с одной стороны, и с затруднениями понимания мыслей и чувств собеседника. Это проблема эффективной межличностной коммуникации в широком смысле.
Речь служит также для выражения личности человека. Каждый человек неповторим, уникален, но только при помощи ясного и выразительного слова, обращенного к другим, эта неповторимость, внутренняя красота души становится доступной для восприятия и понимания её окружающими людьми.
Таблица 1
Уровень речевой культуры будущего специалиста
Определение Варианты ответов Частота % Валидный % Кумулятивный %
Влияет, хороший специалист должен быть грамотным- 47 25,8 77,0 77,0
Почти не влияет, главное,
чтобы тебя в конце концов 13 7,1 21,3 98,4
Валидные поняли
Не влияет, т. к. сегодня речь
культурного человека включает все функциональные 1 1,5 1,6 100,0
стили русского языка
ИТОГО: 61 33,5 100,0
Пропущенные Системные пропущенные 121 66,5
ИТОГО: 182 100,0
Речь выступает также и в качестве средства информационной войны — в политике и бизнесе. С ее помощью информация, события подаются под нужным углом зрения: о чем-то говорится подробно, что-то умалчивается. Широко используются слова, несущие положительную или отрицательную оценку. Один и тот же предмет, явление может получать прямо противоположные оценки, в зависимости от позиции говорящих (пишущих) или в зависимости от позиции автора высказывания.
Первое десятилетие ХХ1 века отмечено динамично изменяющейся политической, экономической и социальной ситуацией в стране. Все это не могло не отразиться и в современном языке. Возникли такие проблемы, связанные с функционированием русского языка, как ложное понимание свободы слова, что в целом привело к снижению уровня речевой культуры российского общества, проникновению вульгаризмов и неоправданных иноязычных заимствований даже в речь образованных людей. Русский язык в последние годы подвергся невиданному ранее насилию и испытаниям со стороны англоязычных слов и «интернетовской» лексики, которая уже считается еще одним лексическим пластом языка: «креативный» — вместо «творческий», «шопинг» — вместо «поход по магазинам», «уикэнд» — вместо «субботавоскресенье», и «драйв», «трэш», «винтаж-ный»… В. Г. Белинский писал, что «использование иностранного слова там, где можно употребить русское, противоречит здравому смыслу и здравому вкусу». Сегодня ясно осознается, что язык — это народообразующий стержень, и сохранение русского языка и культуры есть основа безопасности нации и российского государства.
Осмысление языковой личности как многослойного и многокомпонентного набора языковых способностей, умений, готовностей и, самое главное, осуществления речевых поступков различной степени сложности по всем видам речевой деятельности (говорение, слушание, письмо, чтение) и уровням языка (фонетика, грамматика, лексика, синтаксис) — по определению Г. И. Богина — позволяет создать эффективную модель прежде всего обучения языку, определить этапы формирования языковых способностей, а также интегрировать разрозненные области научного знания.
Развитие языковой личности в соответствии с её параметрами может быть представлено следующим образом:
— уровни лексикона и тезауруса закладываются в семье, в дошкольных учреждениях и начальной школе. Именно здесь формируется словарный состав, усваиваются основные грамматические нормы. На этом этапе должна быть решена задача формирования навыков письменной и устной речи как условия изучения других школьных предметов-
— в дальнейшем под влиянием различных источников информации и в процессе речевой деятельности языковая личность пополняет обыденные знания — культурные, исторические, мировоззренческие, духовные и т. п.
Наряду с развитием репродуктивного, отражательного мышления совершенствуется интерпретация, развивается рефлективная мыслительная деятельность. Появляются первые навыки стилистической организации речи, увеличивается лексикон, усложняется грамматикон, осваиваются правила текстообразования. Курс русского языка в современной школе начинает отставать, и ход развития языковой личности несколько замедляется.
В частности, в школе не возникает необходимости в формировании понятия о функциональной парадигме языка, не освещается на должном уровне функционально-стилистическая дифференциация современного русского литературного языка. Отсутствие элементарных сведений о соответствии речевых средств экстралингвистическим факторам, об особенностях выбора функционального стиля, речевого жанра с учётом экстралингвистических факторов, специфики устной и письменной форм речи приводит к целому ряду нарушений культуры речи и затруднений в общении. Именно в процессе получения высшего образования студент имеет возможность научиться культуре профессионального речевого общения [9. С. 42−86.].
Формирование высшего уровня языковой личности происходит на протяжении всей жизни индивида. Именно прагматикон обусловливает представление о языковой личности как «углубления, развития, насыщения дополнительным содержанием понятия личности вообще» [3. С. 38]. В связи с этим работа над формированием языковой личности не должна ограничиваться стенами школы, среднего специального заведения или вуза, особенно в тех случаях, когда человек по роду своей профессиональной деятельности обязан быть элитарной языковой личностью. Это относится не только к так называемым лингвоинтенсивным современным профессиям (учитель, преподаватель, воспитатель, менеджер, юрист), но и для многих представителей других специальностей — высокая речевая культура личности, его хорошее знание и чутьё родного языка — «самая лучшая опора, самое верное подспорье и самая надёжная рекомендация для каждого человека в его общественной жизни и творческой деятельности» [1. С. 40].
Следовательно, констатируя факт, отмечаем, что сегодня востребовано введение в вузах курсов, направленных на совершенствование языковой личности, культуры речевого общения, которые формируют язык профессиональных коммуникаций.
Такие элективные курсы, как «Речевые коммуникации», «Культура профессионального речевого общения», «Язык профессиональных коммуникаций», «Основы риторики» и др., помогут через призму филологического знания углубить представления о мире и месте в нём человека, осветить проблематику важнейшей области человеческих отношений — общения. Основными компонентами программы студентов гуманитарного профиля профессиональной подготовки должна стать характеристика современной языковой ситуации, функциональных страт языка, функциональных стилей современного русского литературного языка.
Теоретический курс должен способствовать развитию инструментально-культурологической ипостаси языковой личности, усвоению закреплённого в языке общественно-исторического опыта и нравственного кодекса народа, обогащению и развитию креативной функции.
Практические занятия должны предполагать активное участие студентов при усвоении норм литературного языка и норм коммуникативного поведения. При формировании профессиональной речевой деятельности языковую личность необходимо коммуникативно ориентировать, что должно выразиться в её способности построить сообщение и реализовать своё отношение к сообщаемому, к адресату и участникам коммуникативной ситуации, в обозначении своей роли в ней.
Развитие языковой личности предполагает вооружение её механизмами адаптации языковых единиц к условиям коммуникативной ситуации и намеренного их нарушения
(например, при использовании конвенциональной лексики, смешении разностильных элементов ит. д.).
Предложенный эскиз языковой личности в свете современных теорий не претендует на глобальное осмысление необыкновенно сложной проблемы формирования и существования феномена языковой личности вследствие беспредельности двух её составляющих — языка и личности. Но некоторые дополнения к портрету языковой личности в аспекте формирования социально-коммуникативной компетентности студентов вуза позволили выявить ряд слабых звеньев и осветить возможные направления коррекции сложившейся ситуации, важнейшими из которых представляются следующие:
1. Развитие языковой личности, ибо еще К. Д. Ушинский утверждал, что «в воспитании всё должно основываться на личности воспитателя, потому что воспитательная сила изливается только из живого источника человеческой личности». Особая ответственность за воспитание языковой личности лежит на учителях-словесниках, так как объект их творческих и педагогических устремлений является «человекообразующим началом» (В. фон Гумбольдт).
2. Корректировка курса «Русский язык и культура речи» в вузе в соответствии с линг-водидактическими представлениями о языковой личности, ее структуре и этапах формирования базисных компонент.
3. Поэтапное введение элективных курсов «Речевые коммуникации», «Культура профессионального речевого общения», «Язык профессиональных коммуникаций», «Основы риторики» и др. и их интеграция с другими дисциплинами для всех форм обучения студентов высших учебных заведений.
4. Усиление коммуникативного потенциала дисциплин нового государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования третьего поколения.
5. Ориентация практической деятельности студентов во внеаудиторное время на формирование параметров элитарной языковой личности (участие в конференциях, дискуссионных клубах, интеллектуальных гостиных и др.).
Языковая личность как базовый компонент всех методик обучения и концептуальная основа образования и воспитания позволит интегрировать разрозненные факты современной филологической науки, свести их в единую языковую картину мира и повернуться анфас к сосредоточию всех научных и педагогических усилий — к человеку.
Список литературы
1. Виноградов, В. В. История русского литературного языка [Текст] / В. В. Виноградов. — М.: Наука, 1978. — 352 с.
2. Дубровина, К. Н. Студенческий жаргон [Текст] / К. Н. Дубровина // Филол. науки. -1980. -№ 1. -С. 78−82.
3. Караулов, Ю. Н. Русский язык и языковая личность [Текст] / Ю. Н. Караулов. — М.: УРСС, 2002. -261 с.
4. Крысин, Л. П. О некоторых изменениях в русском языке конца ХХ века [Текст] / Л. П. Крысин // Исследования по славянским языкам (Сеул). — 2000. — № 5.- С. 63−91.
5. Русский язык конца ХХ столетия (198−1995) [Текст] / отв. ред. Е. А. Земская. — [2-е изд.]. — М.: Языки русской культуры, 2000. — 478 с.
6. Садовничий, В. А. Их нужно заразить правильным отношением к учебе и труду [Текст] / В. А. Садовничий // Аргументы и факты. — 2009. — № 13 (1482). — 25−31 марта 2009. — С. 3.
7. Семенов, В. Е. Русская речь в современной России: тенденции развития: (по результатам социологического исследования) [Текст] / В. Е. Семенов, Е. Е. Юрков. — СПб.: Политехника, 2004. — 45 с.
8. Усанова, О. Г. Особенности речевой коммуникации студентов ЧГАКИ. Вестник института педагогических исследований: Теория и практика педагогики и психологии профессионального и общего образования / [Текст] / О. Г. Усанова — ФГОУ ВПО «ЧГАКИ». — Челябинск, 2009. — Вып. 31. — 158 с.
9. Усанова, О. Г. Речь как основа формирования социально-коммуникативной компетентности студента в современной ситуации массовой культуры. Язык и массовая культура [Текст]: монография / Е. А. Селютина, О. Г. Усанова, А. А. Селютин. — Издатель: LAP LAMBERT Akademic Publishing, Saarbrucken, Germany, 2011. -С. 42−86.
10. Химик, В. В. Язык современной молодежи. Современная русская речь: состояние и функционирование: сб. аналитич. Материалов [Текст] / В. В. Химик. — СПб., 2004. -368 с.
Bibliography
1. Vinogradov, V. V. Istorija russkogo literaturnogojazyka [Tekst] / V. V. Vinogradov. — M.: Nauka, 1978. -352 s.
2. Dubrovina, K. N. Studencheskij zhargon [Tekst] / K. N. Dubrovina // Filol. nauki. — 1980. -№ 1. -S. 78−82.
3. Karaulov, Ju. N. Russkij jazyk i jazykovaja lichnost'- [Tekst] / Ju. N. Karaulov. — M.: URSS, 2002. -261 s.
4. Krysin, L. P. О nekotoryh izmenenijah v russkom jazyke konca HH veka [Tekst] / L. P. Krysin // Issledovanija po slavjanskimjazykam (Seul). — 2000. — № 5.- S. 63−91.
5. Russkij jazyk konca HH stoletija (198−1995) [Tekst] / otv. red. E. A. Zemskaja. — [2-e izd.]. — M.: Jazyki russkoj kul'-tury, 2000. — 478 s.
6. Sadovnichij, V. A. Ih nuzhno zarazit'- pravil'-nym otnosheniem k uchebe i trudu [Tekst] / V. A. Sadovnichij //Argumenty i fakty. — 2009. — № 13 (1482). — 25−31 marta 2009. — S. 3.
7. Semenov, V. E. Russkajarech'- v sovremennoj Rossii: tendencii razvitija: (po rezul'-tatam sociologicheskogo issledovanija) [Tekst] / V. E. Semenov, E. E. Jurkov. — SPb.: Politehnika, 2004. — 45 s.
8. Usanova, О. G. Osobennosti rechevoj kommunikacii studentov ChGAKI. Vestnik instituta pedagogicheskih issledovanij: Teorija i praktika pedagogiki i psihologii professional'-nogo i obshhego obrazovanija / [Tekst] / O. G. Usanova — FGOU VPO «ChGAKI». — Cheljabinsk, 2009. — Vyp. 31.- 158 s.
9. Usanova, O. G. Rech'- kak osnova formirovanija social'-no-kommunikativnoj kompetentnosti studenta v sovremennoj situacii massovoj kul'-tury. Jazyk i massovaja kul'-tura [Tekst]: monografija/E. A. Seljutina, O. G. Usanova, A. A. Seljutin. -Izdatel'-: LAP LAMBERT Akademic Publishing, Saarbrucken, Germany, 2011. — S. 42−86.
10. Himik, V. V. Jazyk sovremennoj molodezhi. Sovremennaja russkaja rech'-: sostojanie i funkcionirovanie: sb. analitich. Materialov [Tekst] / V. V. Himik. — SPb., 2004. — 368 s.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой