Ничто и нечто в апофатике и атеизме

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Философия


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Гришин Вадим Васильевич, Шиловская Наталья Станиславовна, Колобова Мария Дмитриевна НИЧТО И НЕЧТО В АПОФАТИКЕ И АТЕИЗМЕ
В статье фиксируется гносеологический статус апофатики, определяется ее специфика в качестве метода познания как бытия-мира (античность), так и бытия-Бога (апофатическое богословие), проясняется связь апофатики и атеизма. Связующим звеном между ними представлена онтологическая категория & quot-ничто"-. Авторы определяют содержательное отличие апофатического ничто как неопределенного нечто и атеистического варианта ничто как отрицания бытийности. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/372 015/6−1/13. html
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 6 (56): в 2-х ч. Ч. I. C. 49−51. ISSN 1997−292X.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/materials/3/2015/6−1/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota. net
УДК 140. 08 Философские науки
В статье фиксируется гносеологический статус апофатики, определяется ее специфика в качестве метода познания как бытия-мира (античность), так и бытия-Бога (апофатическое богословие), проясняется связь апофатики и атеизма. Связующим звеном между ними представлена онтологическая категория «ничто». Авторы определяют содержательное отличие апофатического ничто как неопределенного нечто и атеистического варианта ничто как отрицания бытийности.
Ключевые слова и фразы: апофатика- атеизм- Бог- бытие- Ничто- нечто.
Гришин Вадим Васильевич, к. филос. н., доцент Шиловская Наталья Станиславовна, к. филос. н., доцент Колобова Мария Дмитриевна
Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина vadimgrishin61@mail. ru- shilovskaya-nata@mail. ru- Mary_Moor92@mail. ru
НИЧТО И НЕЧТО В АПОФАТИКЕ И АТЕИЗМЕ (c)
Как правило, под апофатикой подразумевают апофатическое богословие. Однако апофатика и богословский апофатизм нетождественны: апофатика есть, с одной стороны, метод описания Бога, способ богопо-знания путем последовательного отрицания того, чем он не является, с другой, — раннефилософская попытка рефлексии. Апофатика (как раннефилософская, так и зрелая теологическая) принадлежит сфере гносеологии: она направлена на то, что апофатически именует как не-что (не-то и не-это). Если для богословской апофатики в качестве не-что выступает трансцендентность Бога, то для раннефилософского апофатизма нечто есть тотальный космос-бытие. В обоих случаях апофатика есть признание бессилия человеческого разума в познании не-что, в положительном определении сущностных свойств нечто, невыразимом в позитивном знании, недоступном человеческому уму. Иными словами, сфера апофатики есть сфера тайны бытия, пока еще сокрытой для рационального познания или никогда не раскрываемой ему в силу сущностной ина-ковости. Отсюда апофатика как раз и стала использоваться теологами для описания трансцендентности Бога, перед которым человеческий разум бессилен и который выше эмпирически нам данного мира.
Апофатика и атеизм наберут силу с возникновением теизма. Точнее тогда, когда возникнет христианство. В античности тотальной категорией является бытие: все есть бытие. Греческие боги, проживающие на вполне реальном Олимпе, не вне бытия, они также суть бытие. У греков все тождественно: все есть бытие-мир, и человек тоже есть мир, только микро, а боги суть те же люди только бессмертные. Поэтому греческий апофатический метод и стихийный атеизм есть попытка объяснения этого тотального целокупного бытия, пока еще не выделившегося человека-субъекта.
Иначе обстоит дело с христианством. В христианском теизме апофатика и атеизм также связаны с познанием бытия, только бытие становится несколько иным. Христианство удваивает мир, а истинное бытие не по-сюсторонне: оно есть не мир и человек, оно есть Бог. При этом Бог-бытие трансцендентно миру и человеку, последние же теряют античный статус причастности неделимой тотальной бытийности, превращаясь в бытие, но уже иное (инобытие) и, кроме того, тварное. Если античность не знала иного бытия, только тотальное бытие-сущее, христианство знает и признает бытие как исключительно божественное. С другой стороны, христианский Бог есть личность, Бог антропоморфен, а Иисус Христос кроме того еще и Богочеловек. В трансцендентности бытия-Бога и одновременной Его антропоморфности корень отличия христианской апофатики и атеизма Нового времени от античных аналогов. Христианская апофатика стремится отделить Бога, с одной стороны, от тварного мира, отсекая все характеристики мира дольнего, с другой — зафиксировать отличие Бога как личности от человеческой личности как копии божественной. Поэтому христианский апофатизм, превращая Бога-бытие в нечто отличное от того, что дано человеку, в нечто неопределенное, со временем приводит неопределенность нечто к определенности ничто, расчищая тем самым путь к атеизму. Это не означает, что апофатика неизбежно ведет к атеизму, что атеизм рождается из апофатики (атеизм возник в Древней Греции). Но при христианском теизме апофатика стала благоприятной почвой для последующего возникновения атеизма, только не наивно-стихийного, а научного.
Мысль апофатики и атеизма сосредоточена вокруг ничто: в обоих вариантах отрицательного богопони-мания Бог есть ничто. В ничто есть общее: для апофатики Бог есть ничто, отличное от мира. Данная идея присутствует и в атеизме: есть Я и мир, Бог не есть ни первое, ни второе. Но это внешняя близость. «Мысль атеизма состоит именно в том, что в непосредственном опыте объективной действительности мы не встречаемся с таким объектом, как Бог… Первое положение, как таковое, совершенно бесспорно, и в нем вера, в сущности, согласна с безверием» [6, с. 179].
По сути апофатический и атеистический смыслы ничто в корне отличны. С атеизмом проще, понятнее: Бог есть ничто, поскольку Его нет. Атеистическое ничто означает несуществование, небытие, отличное
© Гришин В. В., Шиловская Н. С., Колобова М. Д., 2015
50
Издательство «Грамота»
www. gramota. net
от существования и бытия меня и мира, меня в мире. Бога нет ни в бытии-мире, ни в моем бытии, ни вне наличного бытия. Кроме меня и мира нет ничего, мир субстанциален, Бог же не есть субстанция, и нет трансцендентности Бога, поэтому Он и есть чистое ничто. Данное ничто, следовательно, подразумевает, что есть другое, которое и есть что, или бытие. В этом смысле атеистическое ничто онтологично.
Для апофатики Бог — ничто (например, известное определение Бога Псевдо-Дионисием Ареопагитом как «подлинного Ничто»: «оно — ничто в силу своего пресущественного отстранения от всего сущего» [2]). Однако апофатическое ничто не является самостоятельной, самодостаточной единицей, указывающей, как в атеизме, на несуществование. Апофатическое ничто нуждается в определении, уточнении: это ничто из чего-то данного нам, эмпирически ощущаемого и рационально постигаемого. Бог есть ничто, из того, что мы знаем, или можем познать: у Псевдо-Дионисия Бог не исчерпывается никаким понятием и никаким видом тварного бытия, Он превосходит все тварное и является бытием творящим. Поэтому апофатическое ничто по смыслу есть другое из ощущаемого и рационально постигаемого: «Наши глаза, — говорит Ориген, -не могут созерцать самую природу света, т. е. субстанцию солнца- но, созерцая блеск его или лучи, льющиеся в окна или в какие-нибудь другие небольшие проводники света, мы можем сообразить, сколь велик самый жар и самый источник телесного света. Точно так же и дела Божественного мышления, и искусство устроения вселенной суть как бы некоторые лучи Божественной природы в сравнении с самой субстанцией и природой» [3, с. 32]. Следовательно, Бог не есть солнечный блеск или солнечные лучи, т. е. Он — ничто из видимого человеческим взглядом или ощущаемого прикосновением. Здесь обозначается и второй важный момент апофатического ничто. Бог есть не совсем ничто, а как выясняется, субстанция, т. е. скорее, не ничто, а нечто. Свет божественной субстанции и есть свет нашей физической реальности, но свет нетождественный божественной субстанциальности. Иными словами, апофатическое ничто отсылает, с одной стороны к нечто, с другой, — к что: апофатическое ничто-нечто есть что. Но это — логика идеалистической богословской апофатики. Материалистически-атеистический ответ бытийному трансцендентизму Бога и, как следствие этого положения, инобытийности мира-сущего состоит в том, что бытие представлено как материя и как единственная объективная реальность. Значит трансцендентизм Бога суть онтологическое ничто, а библейская претензия на сотворение мира Богом означает происхождение этого мира из ничего.
Апофатика, рассматривающая Бога как ничто-нечто, является шагом к атеизму, но этот шаг делается в рамках теистического мировоззрения и не выводит человека за пределы теизма. Апофатическое определение Бога есть одно из первых искушений человеческого сознания возможностью его отрицания. Но это не означает, что там, где расцветает апофатическая мысль, позднее рождается и господствует атеистическое мировоззрение. Само отрицание, прежде всего, имплицитно присутствует в библейской посылке: «И сотворил Бог человека по образу и подобию Своему». Сотворенный Богом человек оборачивается сотворенным человеком Богом: «Но как может Бог вместиться в человеке, если он так огромен, а человек лишь малая часть его творений, Бог остается в человеке силою причастия, и тогда выходит, что Бог остается в человеке не тогда, когда сам того захочет, но когда человек пожелает принять его, если так, то Творец сам в какой-то степени оказывается творением… Бог во мне, стало быть я есть Бог, и не в трех лицах, не в четырех, а един, един перед Богом, Бог это мы, Он я, я Он» [4, с. 185−186]. Это же мы встречаем у Л. Фейербаха, который говорит о человечности Бога [5, с. 103]. Библейский посыл не состыкуется со смыслом гуманности, поскольку в нем человек, во-первых, не есть ценность, а только копия, и, во-вторых, статус субъекта-творца принадлежит Богу, человек же выступает продуктом божественной деятельности. Оборачивание человека Богом -это уже мысль, как атеистическая, так и явно гуманистическая. Итак, атеизм изначально наличествует в теизме (необязательно в его апофатическом варианте), и, наоборот, от атеизма общество может снова вернуться к теизму, но тем самым уйти от гуманизма.
Об оборотничестве апофатики в атеизм говорит М. Эпштейн: атеизм (имеется в виду его советский вариант) является итогом парадоксального развития апофатической теологии, ее следующим шагом, приводящим к стиранию самого «теистического» и «теологического» компонентов [8, с. 267−275]. Действительно, отрицающее ничто рождает возможность утраты разграничения атеистического отрицания Бога и апофатическо-го признания Его субстанциальности. Между тем нельзя согласиться с предположением М. Эпштейна, согласно которому советский атеизм был возможен только постольку, поскольку в русском православии была сильна апофатическая струя. Действительно исторически апофатическая мысль свойственна в большей степени восточной ветви христианства, нежели западной. Атеизм же, особенно в его научном варианте, -достижение западноевропейской мысли, христианский вариант которой был катафатическим (если не считать мистиков Я. Беме [1] и М. Экхарта [7]). Если все-таки принять позицию М. Эпштейна за истинную, то как же объяснить тот факт, что другие восточно-христианские страны далеки от атеизма (например, современная Греция, где в паспорте сохраняется графа «вероисповедание»)?
Атеистическое мировоззрение основано на рациональном мышлении: это рациональное обоснование несуществования Бога. Апофатика, напротив, есть путь иррационального богопознания, его открытие в мистическом акте. Атеизм есть гармония чувственного и рационального познания: несуществование Бога подтверждается как эмпирически, так и рациональной аргументацией. Апофатика — расхождение между разумом и чувствами: она признает бессилие разума в познании божественной сущности, но сохраняет возможность Его сверхъестественного постижения. Например, у упомянутого выше апофатика Оригена человек не понимает основания всего видимого им на земле, это познание будет дано человеку после смерти, но есть особые люди —
святые, — которые когда «достигнут небесных мест, тогда они уразумеют сущность каждого светила и узнают… что они такое. Там они поймут… основания дел Божьих, которые откроет им сам Бог» [3, с. 182, 184].
Апофатика — это метод описания трансцендентного Бога-нечто посредством молчания, непроговаривания Его атрибутов, это вынесение Бога за пределы мыслимого нами бытия. Атеизм — научное мировоззрение, рациональное, логически доказуемое слово об отсутствии Бога, трансцендентности в целом. Апофатика удваивает мир, разрывает его. В атеизме, напротив, мир — целостный, единый, человек — не частичка некоего Бога, Его подобие, а часть этого мира, гуманистически вплетенная в мир и активно действующая, опять же в духе гуманизма в мире. Если в апофатике идеал вынесен за пределы наличного сущего в трансцендентность нечто, отсюда исключается гуманистическая ценность человека и его постулирование себя как субъекта, то при атеистическом взгляде на мир достижение идеала возможно в самом бытии. Отсюда особый статус обретает человек: именно он, будучи творческим субъектом, способен реализовать достижение идеала в бытии-мире.
Список литературы
1. Беме Я. Аврора, или Утренняя заря в восхождении. М.: Книжный Дом, 2011.
2. Между «интеллектуализмом» и «платонизмом» в понимании Первоначала [Электронный ресурс]. URL: http: //www. biblicalstudies. ru/Books/Svetlov10. html (дата обращения: 06. 04. 2015).
3. Ориген. О началах. СПб.: Амфора, 2007.
4. Сарамаго Ж. Воспоминания о монастыре. СПб.: Домино- М.: Эксмо, 2008.
5. Фейербах Л. Сущность христианства. М.: Мысль, 1965.
6. Франк С. Реальность и человек. Метафизика человеческого бытия. Париж, 1956.
7. Экхарт М. Духовные проповеди и рассуждения. СПб.: Лениздат, 2013.
8. Эпштейн М. Слово и молчание: метафизика русской литературы. М.: Высшая школа, 2006.
NOTHING AND SOMETHING IN APOPHATISM AND ATHEISM
Grishin Vadim Vasil'-evich, Ph. D. in Philosophy, Associate Professor Shilovskaya Natal'-ya Stanislavovna, Ph. D. in Philosophy, Associate Professor Kolobova Mariya Dmitrievna
Minin Nizhny Novgorod State Pedagogical University vadimgrishin61@mail. ru- shilovskaya-nata@mail. ru- Mary_Moor92@mail. ru
The article touches on the gnosiological status of apophatism, identifies its specifics as a method of the cognition of existence-universe (antiquity) and existence-God (apophatic theology), clarifies the relation of apophatism and atheism. The ontological category of & quot-nothing"- is represented as a link between them. The authors identify a meaningful difference of apophatic nothing as something uncertain and the atheistic interpretation of nothing as the negation of existentiality.
Key words and phrases: apophatism- atheism- God- existence- Nothing- something.
УДК 321: 001. 11 Политология
В статье анализируется специфика политической стабильности. Рассмотрены внешние и внутренние факторы, обеспечивающие стабильность политической системы. Уточнены механизмы влияния субъектов политики (коллективных и индивидуальных) на стабилизацию политической сферы. Предложены некоторые способы и методы для поступательного инновационного развития демократической политической системы (прогнозирование деятельности политических акторов, уменьшение политического отчуждения, внедрение инноваций в политике, согласование действий групп интересов). Автор дополняет существующие подходы к исследованию проблемы политической стабильности в современной России.
Ключевые слова и фразы: политическая система- политическая стабильность- политическая сфера- политическая структура- субъекты политики- политическое отчуждение- группы интересов.
Гришин Олег Евгеньевич, к. полит. н.
Российский университет дружбы народов helg-g@rambler. ru
ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ: ПОНЯТИЕ, ФАКТОРЫ, ИННОВАЦИИ (c)
Политическая сфера включает в себя комплекс отношений, которые осуществляются между индивидами и социальными группами, стремящимися реализовывать собственные интересы, влиять на социально-политические решения, принимаемые органами государственной власти, местного самоуправления или другими политическими акторами. Предназначение политической сферы заключается, как правило, в двух видах
© Гришин О. Е., 2015

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой