Порядок признания недействительными подозрительных сделок должника в процедурах банкротства

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
2012 Юридические науки Выпуск 4(18)
УДК 347. 441:347. 736
ПОРЯДОК ПРИЗНАНИЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА В ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА
К.С. Кондратьева
Кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права
Пермский государственный национальный исследовательский университет
614 990, г. Пермь, ул. Букирева, 15
E-mail: kskondratieva@ gmail. com
В статье рассмотрена новая для отечественного законодательства о банкротстве категория оспоримых сделок, исследованы условия, при которых могут быть оспорены подозрительные сделки. Кроме того, проанализированы две категории подозрительных сделок: по признаку неравноценного предоставления и по признаку цели причинения вреда кредиторам. Статья написана с учетом толкования Высшим арбитражным судом Российской Федерации закрепленных в главе III.1 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» норм об оспаривании сделок должника.
Ключевые слова: несостоятельность (банкротство) — недействительность сделок- подозрительные сделки
Вопросы несостоятельности интересуют как теоретиков, так и практиков. Законодатель достаточно часто реформирует положения Федерального закона от 26 октября 2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [17] (далее — Закон о банкротстве). Так, Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. № 73-Ф3 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [19] (далее — Закон о внесении изменений № 73-Ф3) в Закон о банкротстве были внесены существенные изменения, в том числе в части регулирования вопроса, касающегося признания сделок должника недействительными, и установили новый подход в рассматриваемой сфере. За изменениями последовали новые споры в литературе и на практике о вариантах толкования новых норм, обнаружилась конкуренция норм внутри Закона о банкротстве, но также были разрешены и многие уже существовавшие споры.
В настоящее время в Законе о банкротстве предусмотрены только два специальных основания признания сделок недействительными, совершенных в преддверии банкротства и по которым сделка может быть оспорена в процедурах внешнего и
© Кондратьева К. С., 2012
конкурсного производства: подозрительные сделки и сделки с предпочтением.
Предлагаю остановить свое внимание на одном из вышеназванных оснований.
Подозрительные сделки определены в ст. 61.2 Закона о банкротстве. Они не были известны ни дореволюционному законодательству о банкротстве, ни закону РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929−1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» [14], ни Федеральному закону от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [4].
Статья 61.2 Закона о банкротстве выделяет две категории подозрительных сделок: по признаку неравноценного предоставления (п. 1 ст. 61. 2) и по признаку цели причинения вреда кредиторам (п. 2 ст. 61. 2).
I. Подозрительные сделки по признаку цели причинения вреда кредиторам.
В соответствии с п. 2 ст. 61.2. Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред
имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).
Рассмотрим состав (элементы) данного основания.
Первый элемент. Совершение сделки в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления.
Установление периода, в течение которого должна быть совершена сделка, оспариваемая по специальным основаниям, является важным изменением в правовом регулировании оспаривания сделок должника. В различных государствах он исчисляется по-разному и связан с определенным фактом. Так, например, во Франции для признания ряда сделок недействительными установлен период подозрительности, исчисление которого связано с установлением даты прекращения платежей [20]. В Англии точкой отсчета для установления периода подозрительности является установление неплатежеспособности должника.
В Российской Федерации этой точкой отсчета является дата принятия заявления о признании должника банкротом, под которой в соответствии с абз. 1 п. 1 постановления Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 23 июля 2009 г. № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» [4] понимается дата вынесения судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом.
Слова «в течение трех лет» относятся только к словам «до принятия заявления о признании должника банкротом». Совершенная после возбуждения дела о банкротстве сделка может быть оспорена независимо от того, сколько времени прошло после его возбуждения [7]. Выше было отмечено, что рассматриваемые основания применяются и к сделкам, совершенным после принятия заявления о признании должника банкротом.
Второй элемент. Совершение сделки в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов.
Г. Ф. Шершеневич при рассмотрении вопроса опровержения действий, совершен-
ных должником до объявления несостоятельности, пытался выявить юридический принцип, в силу которого конкурсные кредиторы вправе не признавать имущественных последствий сделок, законно совершенных несостоятельным должником, и пришел к выводу, что ряд сделок законодатель признает опровержимыми со стороны конкурсного управления потому, что в громадном большинстве случаев они скрывали в себе злое намерение должника причинить ущерб кредиторам [25].
Таким образом, элемент нацеленности является основным уже на протяжении длительного исторического опыта, поскольку именно он позволяет обосновать возможность оспаривания сделки, которая в остальном соответствует закону, и данный элемент обусловливает специальность основания по отношению к общим основаниям признания сделок недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации [15] (далее — ГК РФ) и законодательством о юридических лицах.
Понятие вреда, причиненного имущественным правам кредиторов, содержится в абз. 32 ст. 2 Закона о банкротстве: уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приводящие к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.
Причинение вреда имущественным правам кредиторов должно быть целью сделки, другим важным обстоятельством является знание контрагента об этой цели, т. е. наличие цели причинить вред имущественным правам кредиторов у контрагента не требуется, но знание контрагента об этой цели у должника является элементом признания сделки недействительной по рассматриваемому основанию.
Доказать наличие у субъекта нацеленности весьма сложно, поскольку это субъективный критерий. В этих целях в законе содержится ряд презумпций, в силу которых
такая цель предполагается, если на момент совершения сделки:
должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества. В настоящее время Закон о банкротстве впервые содержит легальные определения соответствующих понятий. Так, в соответствии с абз. п. 1 ст. 2 Закона о банкротстве неплатежеспособность — прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей, вызванное недостаточностью денежных средств, а недостаточность имущества — превышение размера денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника над стоимостью имущества (активов) должника.
При этом одновременно имеется одно из следующих условий:
а) сделка была совершена безвозмездно-
б) сделка была совершена в отношении заинтересованного лица. Закон о внесении изменений № 73-ФЗ расширил понятие заинтересованного лица, содержащегося в ст. 19 Закона о банкротстве.
Заинтересованность в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, отличается от заинтересованности в других областях права прежде всего по целям. Так, в целях банкротства контроль за действиями заинтересованных лиц имеет более широкий характер и не ограничивается установлением специальных правил для совершения сделки. Например, под контролем законодательства о банкротстве находится заинтересованность специализированной организации, занимающейся организацией торгов в ходе финансового оздоровления и внешнего управления (абз. 2 п. 5 ст. 18.1 Закона о банкротстве), временных управляющих, административных управляющих, внешних управляющих или конкурсных управляющих в целях утверждения их в деле о банкротстве (абз. 2 п. 2 ст. 20.2 Закона о банкротстве).
В ст. 19 Закона о банкротстве понятие заинтересованных лиц раскрывается путем установления их перечня по отношению к должнику, арбитражному управляющему, кредиторам.
По отношению к должнику Закон о банкротстве выделяет: общие основания для признания лица заинтересованным и в зависимости от «вида» должника — к должнику -юридическому лицу и должнику — гражданину.
По общим основаниям, т. е. вне зависимости от того, должник юридическое лицо или гражданин, заинтересованным признается:
— лицо, которое в соответствии с Федеральным законом от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» [18] входит в одну группу лиц с должником. Под понятие «группы лиц» подпадают практически все ситуации воздействия одних юридических и физических лиц на другие [22]. Например, группой лиц признаются хозяйственные общества, в которых одно и то же лицо осуществляет функции единоличного исполнительного органа [9]-
— лицо, которое является аффилированным лицом должника. Сегодня понятие «аффилированное лицо» содержится только в законе РСФСР от 22 марта 1991 г. № 948−1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» [2].
В соответствии со ст. 4 указанного закона аффилированные лица — это физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Перечень данных лиц обширен и приведен в этом же законе.
По мнению М. Ю. Тихомирова, понятие аффилированного лица предполагает наличие отношений не столько имущественной, сколько управленческой зависимости между субъектами, предусматривающей ту или иную степень воздействия на деятельность органов управления [23].
Заинтересованными по отношению к должнику — юридическому лицу признаются также:
— руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет), коллегиальный исполнительный орган или иной орган управления должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица,
освобожденные от своих обязанностей в течение года до момента возбуждения производства по делу о банкротстве, а также лица, находящиеся с указанными физическими лицами в родственных отношениях.
В соответствии с абз. 6 ст. 2 Закона о банкротстве руководитель должника — единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.
Наряду с единоличным исполнительным органом и руководителем коллегиального исполнительного органа от имени юридического лица без доверенности могут выступать: 1) участник (участники) в полном товариществе, товариществе на вере либо уполномоченный товарищ, на которого возложено ведение дел полного товарищества, товарищества на вере (ст. 72 и 84 ГК РФ) — 2) управляющий или управляющая организация (ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 42 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») — 3) ликвидатор (п. 3 ст. 62 ГК РФ) — 4) руководитель ликвидационной комиссии (п. 3 ст. 62 ГК РФ).
Понятие «главный бухгалтер (бухгалтер при отсутствии в штате должности главного бухгалтера)» раскрыто в ст. 7 Федерального закона «О бухгалтерском учете» от 21 ноября 1996 г. № 129-ФЗ путем определения его правового положения [16]. Также следует отметить, что Федеральным законом «О бухгалтерском учете» (подп. в п. 2 ст. 6) помимо ведения бухгалтерского учета главным бухгалтером (бухгалтером при отсутствии в штате должности главного бухгалтера) допускается передача его полномочий на договорных началах централизованной бухгалтерии, специализированной организации или бухгалтеру-специалисту.
О. Сысоева считает, что действие норм о заинтересованности необходимо распространить и на указанных лиц [21]-
— лица, признаваемые заинтересованными в совершении должником сделок в соответствии с гражданским законодательством о соответствующих видах юридических лиц. В литературе обсуждается вопрос
о порядке применения корпоративного законодательства. Так, в Законе о банкротстве лицо признается заинтересованным уже в силу факта принадлежности к определенного рода лицам. В соответствии со ст. 45 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 81 ФЗ «Об акционерных обществах» для признания лица заинтересованным устанавливается два критерия: круг лиц и обстоятельства, при которых они признаются заинтересованными (например, еще лицо должно являться стороной сделки) [1]. На сегодняшний день Закон о банкротстве, отсылая корпоративному законодательству, не отвечает на вопрос, должны ли существовать эти дополнительные обстоятельства для признания указанных лиц заинтересованными [18, с. 88]. Представляется, что судебная практика пойдет по пути применения круга лиц и дополнительных обстоятельств, поскольку еще до принятия изменений в Закон о банкротстве суды так и применяли нормы корпоративного законодательства [10- 11- 12].
Заинтересованными лицами по отношению к должнику-гражданину считаются его супруг, родственники по прямой восходящей и нисходящей линии, сестры, братья и их родственники по нисходящей линии, родители, дети, сестры и братья супруга.
Расширение круга заинтересованных лиц связано с наличием у перечисленных лиц существенных прав по управлению организацией либо возможности доступа к финансовой и бухгалтерской документации.
До 5 июня 2009 г. (день вступления в силу Закона о внесении изменений № 73-ФЗ) сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, существовала в качестве самостоятельного основания для признания сделки недействительной в процедуре банкротства (п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве). Применительно к этому основанию в постановлении Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом & quot-О несостоятельности (банкротстве)& quot-» от 30 апреля 2009 г. № 32 было дано разъяснение: под сделкой, совершенной с заинтересованным лицом, понимается не только сделка, другой стороной
которой является заинтересованное лицо, но и сделка, которую от имени другой стороны совершило в качестве представителя или единоличного исполнительного органа заинтересованное лицо [8]. Думается, что такое толкование заинтересованного лица должно применяться и к новой редакции закона-
в) сделка была направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника-
г) стоимость переданного в результате совершения сделки или нескольких взаимосвязанных сделок имущества либо принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника, а для кредитной организации — десять и более процентов балансовой стоимости активов должника, определенной по данным бухгалтерской отчетности должника на последнюю отчетную дату перед совершением указанных сделки или сделок-
д) должник изменил свое место жительства или место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие документы, документы бухгалтерской отчетности или иные учетные документы, ведение которых предусмотрено законодательством Российской Федерации, либо в результате ненадлежащего исполнения должником обязанностей по хранению и ведению бухгалтерской отчетности были уничтожены или искажены указанные документы-
е) после совершения сделки по передаче имущества должник продолжал осуществлять пользование и (или) владение данным имуществом либо давать указания его собственнику об определении судьбы данного имущества.
Таким образом, закрепленные в абз. 2-
5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве нормы о наличии цели причинить вред имущественным правам кредиторов являются нормами-презумпциями и, по мнению О. Р. Зайцева, их следует отнести к опровержимым, т. е.
контрагент вправе доказывать, что, несмотря на наличие указанных в этих положениях обстоятельств, на самом деле цели причинить такой вред не было [7, с. 100].
Третий элемент. В результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов. Рассматриваемый критерий использовался еще в Древнем Риме. Как отмечается в этой связи в Дигестах Юстиниана, то, что совершено с целью обмана, кредиторов отменяется только тогда, когда обман имел результат [24].
Буквальная формулировка п. 2 ст. 61.2. упоминает только о причинении вреда.
О. Р. Зайцев высказывает мнение, что могут оспариваться сделки, из условий которых ясно, что они могут причинить вред, но еще не причинили (например, если сделка еще не исполнена, но уже ясно, что вещь продана задешево) [6, с. 100].
Четвертый элемент. Другая сторона сделки знала о цели должника причинить вред имущественным правам кредиторов к моменту совершения сделки (недобросовестность контрагента).
При признании сделки недействительной в банкротстве в первую очередь страдают интересы контрагента должника, поскольку, приобретая имущество должника, они рассчитывают на его использование в своей хозяйственной деятельности [5]. Введение рассматриваемого элемента позволяет защищать интересы добросовестных контрагентов, поскольку если будет доказано, что другая сторона сделки не знала о цели должника, то сделка не может быть признана недействительной.
Возникает вопрос, как определить, что контрагент действовал добросовестно и что же такое добросовестность. Законодательство Р Ф такого понятия не содержит, как не содержит и критерии отнесения поведения к добросовестному/недобросовестному.
Н. Костюк добросовестность, применяемую в гражданском праве, предлагает определять как совокупность субъективных и объективных элементов: субъективной стороны поведения лица (отсутствия умысла или неосторожности по отношению к совершаемым действиям), проявляющейся объективно в том, что оно предприняло все надлежащие меры для установления управомо-
ченности контрагента на совершение сделки при той степени заботливости и осмотрительности, которая от него требовалась по характеру правоотношения [13]. При таком подходе трудно будет установить, поскольку категории «заботливость» и «осмотрительность» оценочны, а доказать отсутствие умысла или неосторожности сложнее, чем их присутствие. В связи с этим, согласно п. 3 ст. 10 ГК РФ, в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. Данная норма содержит некое общее правило и опровержимую презумпцию: добросовестность участников предполагается, пока не будет доказано иное.
Закон о банкротстве (абз. 1 п. 2 ст. 61. 2) содержит случаи для доказывания этого «иного», т. е. когда, наоборот, предполагается недобросовестность контрагента:
1) если другая сторона сделки признана заинтересованным лицом-
2) если другая сторона знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника или если другая сторона знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности должника. По применению данной нормы в п. 7 постановления Пленума ВАС РФ № 63 даны следующие рекомендации:
— при решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. Однако факт ненадлежащего исполнения обязательств перед одним клиентом не свидетельствует в безусловном порядке в части неплатежеспособности должника-
— сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию. В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания сделок, совершенных после этих публикаций, надле-
жит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит, и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.
Наличие всех четырех элементов является обязательным для признания сделки по признаку причинения вреда имущественным правам кредиторов недействительной.
О. Р. Зайцевым высказано мнение, что рассматриваемое основание (по признаку причинения вреда имущественным правам кредиторов) следует считать общим по отношению к сделкам с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве) и сделкам с предпочтением (ст. 61.3 Закона о банкротстве), поскольку оно является более глобальным основанием (и по сроку, и по кругу сделок, которые могут быть оспорены по нему). Значение такой квалификации оснований состоит в том, что если сделка подпадает под сделку по признаку цели причинения вреда кредиторам (п. 2 ст. 61. 2) и одновременно под сделку с неравноценным встречным исполнением (п. 1 ст. 61. 2)/сделку с предпочтением (ст. 61. 3), то проще будет ее оспорить как сделку с неравноценным встречным исполнением/сделку с предпочтением, поскольку меньше элементов для доказывания. Также квалификация сделки с предпочтением как разновидность сделки по признаку цели причинения вреда кредиторам открывает возможность постановки вопроса
об оспаривании сделок с предпочтением за пределами установленного п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве шестимесячного периода подозрительности, но уже по правилам п. 2 ст. 61.1 Закона о банкротстве, т. е. в том числе с доказыванием наличия у должника цели причинить вред кредиторам.
Библиографический список
1. Алиева К. М. Сделки с участием заинтересованных лиц по акционерному законодательству и законодательству о банкротстве // Юрист. 2006. № 8. С. 15.
2. Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16, ст. 499.
3. Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 1, ст. 6. (Утратил силу).
4. Вестник ВАС РФ. 2009. № 9.
5. Костюк Н. Добросовестность в российском и зарубежном гражданском праве // Хозяйство и право. 2008. № 12. С. 104.
6. Кузнецов С. А. Проблемы оспаривания сделок должника // Закон. 2010. № 3. С. 104.
7. Несостоятельность (банкротство): науч. -практ. коммент. новелл законодательства и практики его применения / под ред. В. В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С. 92.
8. О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»: постановление Пленума ВАС РФ от 30 апр. 2009 г. № 32 // Вестник ВАС РФ. 2009. № 7.
9. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февр. 2011 г. № 17АП-10 364/2010-ГК по делу №А60−3847/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс».
10. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 февр. 2011 г. № 17АП-13 342/2010-ГК по делу №А71−3645/2010 [Электронный ресурс]. Доступ из справ. -правовой системы СПС «КонсультантПлюс».
11. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 апр. 2010 г. № 17АП-2981/2010-ГК по делу №А50−39 013/2009 [Электронный ресурс]. Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс».
12. Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10 но-яб. 2010 г. № 17АП-10 244/2010-ГК по делу №А71−17 990/2009 [Электронный ресурс]. Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс».
13. Решение Арбитражного суда Пермского края от 9 февр. 2010 г. по делу №А50−35 619/2009 [Электронный ресурс]. Доступ из справ. -правовой системы «Кон-сультантПлюс».
14. Собрание законодательства Российской Федерации. 1992. № 2, ст. 222. (утратил силу).
15. Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32, ст. 3301.
16. Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 48, ст. 5369.
17. Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 43, ст. 4190.
18. Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. № 31, ч. 1, ст. 3434.
19. Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. № 18, ч. 1, ст. 2153.
20. Степанов В. В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут, 1999. С. 63.
21. Сысоева О. Оспаривание сделок должника в процедурах банкротства // Хозяйство и право. 2010. № 8. С. 88.
22. Телюкина М. В. Комментарий к Обзору практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» // Вестник ВАС РФ. 2009. № 8. С. 49.
23. Тихомиров М. Ю. Совершение обществом с ограниченной ответственностью сделок с заинтересованностью и крупных сделок // Законодательство и экономика. 2010. № 9. С. 35−36.
24. Царик Г. П. Специальные основания для оспаривания сделок должника в процедурах банкротства. Нужны ли они? // Предпринимательское право. 2008. № 2. С. 10−15.
25. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. 476 с.
Bibliograficheskij spisok
1. Alieva K.M. Sdelki s uchastiem zaintereso-vannyh lic po akcionernomu za-konodatel'-stvu i zakonodatel'-stvu o bank-rotstve // Jurist. 2006. № 8. S. 15.
2. Vedomosti SND i VS RSFSR. 1991. № 16, st. 499.
3. Vedomosti SND i VS RF. 1993. № 1, st. 6. (utratil silu).
4. Vestnik VAS RF. 2009. № 9.
5. Kostjuk N. Dobrosovestnost'- v rossijskom i zarubezhnom grazhdanskom prave // Hozjajstvo i pravo. 2008. № 12. S. 104.
6. Kuznecov S.A. Problemy osparivanija sdelok dolzhnika // Zakon. 2010. № 3. S. 104.
7. Nesostojatel'-nost'- (bankrotstvo): nauch. -
prakt. komment. novell zakonodatel'-stva i praktiki ego primenenija / pod red. V.V. Vitrjanskogo. M.: Statut, 2010. S. 92.
8. O nekotoryh voprosah, svjazannyh s ospa-
rivaniem sdelok po osnovanijam, pre-dusmotrennym Federal'-nym zakonom «O nesostojatel'-nosti (bankrotstve)»: post-
anovlenie Plenuma VAS RF ot 30 apr. 2009 g. № 32 // Vestn. VAS RF. 2009. № 7.
9. Postanovlenie Semnadcatogo arbitrazhnogo apelljacionnogo suda ot 2 fevr. 2011 g. № 17AP-10 364/2010-GK po delu №A60−3847/2010 [Jelektronnyj resurs]. Dostup iz sprav. -pravovoj sistemy «Konsul'-tant-Pljus».
10. Postanovlenie Semnadcatogo arbitrazhnogo apelljacionnogo suda ot 2 fevr. 2011 g. № 17AP-13 342/2010-GK po delu №A71−3645/2010 [Jelektronnyj resurs]. Dostup iz sprav. -pravovoj sistemy SPS «Konsul'-tant-Pljus».
11. Postanovlenie Semnadcatogo arbitrazhnogo apelljacionnogo suda ot 20 apr. 2010 g. № 17AP-2981/2010-GK po delu №A50−39 013/2009 [Jelektronnyj resurs]. Dostup iz sprav. -pravovoj sistemy «Konsul'-tant-Pljus».
12. Postanovlenie Semnadcatogo arbitrazhnogo apelljacionnogo suda ot 10 nojab. 2010 g. № 17AP-10 244/2010-GK po delu №A71−17 990/2009 [Jelektronnyj resurs]. Dostup iz sprav. -pravovoj sistemy «Konsul'-tant-Pljus».
13. Reshenie Arbitrazhnogo suda Permskogo kraja ot 9 fevr. 2010 g. po delu №A50−35 619/2009 [Jelektronnyj resurs]. Dostup iz
sprav. -pravovoj sistemy «Konsul'-tant-Pljus».
14. Sobranie zakonodatel'-stva RF. 1992. № 2, st. 222. (utratil silu).
15. Sobranie zakonodatel'-stva RF. 1994. № 32, st. 3301.
16. Sobranie zakonodatel'-stva RF. 1996. № 48, st. 5369.
17. Sobranie zakonodatel'-stva RF. 2002. № 43, st. 4190.
18. Sobranie zakonodatel'-stva RF. 2006. № 31, (ch. 1), st. 3434.
19. Sobranie zakonodatel'-stva RF. 2009. № 18, (ch. 1), st. 2153.
20. Stepanov V. V. Nesostojatel'-nost'- (bankrotstvo) v Rossii, Francii, Anglii, Germanii. M.: Statut, 1999. S. 63.
21. Sysoeva O. Osparivanie sdelok dolzhnika v procedurah bankrotstva // Hozjajstvo i pravo. 2010. № 8. S. 88.
22. Teljukina M.V. Kommentarij k Obzoru praktiki rassmotrenija arbitrazhnymi su-dami sporov, svjazannyh s osparivaniem sdelok po osnovanijam, predusmotrennym Federal'-nym zakonom «O nesostojatel'-nosti (bankrotstve)» // Vestn. VAS RF. 2009. № 8. S. 49.
23. Tihomirov M. Ju. Sovershenie obwestvom s ogranichennoj otvetstvennost'-ju sdelok s zainteresovannost'-ju i krupnyh sdelok // Zakonodatel'-stvo i jekonomika. 2010. № 9.
S. 35−36.
24. Carik G.P. Special'-nye osnovanija dlja osparivanija sdelok dolzhnika v procedurah bankrotstva. Nuzhny li oni? // Predprini-matel'-skoe pravo. 2008. № 2. S. 10−15.
25. Shershenevich G.F. Konkursnyj process. M.: Statut, 2000. 476 s.
THE ORDER OF ANNULLING THE QUEER TRANSACTIONS OF THE DEBTOR IN BANKRUPTCY PROCEEDINGS
K.S. Kondratyeva
Perm State National Research University
15, Bukirev st., Perm, 614 990 E-mail: kskondratieva@ gmail. com
In the article, a category of voidable contracts (being a new category for the domestic legislation) is viewed- the conditions for contesting a queer transaction are
researched. Besides, the two categories of the queer transactions are analyzed — as per unequal granting and as per the purpose of doing a mischief to the creditors.
The bankruptcy (insolvency) legislation is one of the most disputable branches of law. The issues of insolvency are interesting both for the theorists and practicians. The legislator rather often reforms the provisions of Federal Law dd 26. 10. 2002 № 127−03 «On insolvency (bankruptcy)». For example, Federal Law dd 28. 04. 2009 № 73−03 «On introducing changes into separate legislative acts of the Russian Federation» brings significant changes into Federal Law dd 26. 10. 2002 № 127−03 «On insolvency (bankruptcy)», including those that changed critically the legislator’s approach to the regulation the issues associated with annulling the debtor’s transactions and that defined a new approach in the field in question. The changes were followed by new disputes on paper and in practice about the variants of the new norms' interpretation- a competition of norms was found out in the Insolvency Law- but many of the disputes which had existed before were successfully solved.
Annulling the transaction and applying the consequences of its annulling is one of the ways to protect the civil rights (Article 12 of the Russian Federation Civil Code). The reasons for annulling the transactions are contained not only in the Russian Federation Civil Code but also in other normative legal acts embedded into the civil legislation system including Federal Law dd 26. 10. 2002 № 127−03 «On insolvency (bankruptcy)», whci apart from the Russian Federation Civil Code provides for a different order and scope of persons whose claim can cause the transaction annulling. Besides, the annulling concept performs two important functions within the insolvency framework: protecting the creditors' interests and restoring the debtor’s paying capability.
In the bankruptcy proceedings, the transactions can be annulled both on common and special grounds contained in the Insolvency Law. However, opposed to the Russian Federation Civil Law, the special grounds for annulling are not given in a separate chapter of Federal Law dd 26. 10. 2002 № 127−03 «On insolvency (bankruptcy)», but are included into each chapter devoted to separate procedures. With this, even an insolvency expert sometimes faces a difficulty in defining the number of special grounds for annulling, the order of annulling as per such grounds and persons who can correspondingly claim in the court.
Keywords: Insolvency (bankruptcy) — invalidity of a deal- queer transactions

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой