Поселение Елово i как один из крупнейших памятников эпохи бронзы в Среднем Предуралье в XX начале XXI века

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 8 (337). История. Вып. 59. С. 5−10.
НАУЧНЫЙ дискурс ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ И ТРАДИЦИОННАЯ КУЛЬТУРА
А. А. Лавров
ПОСЕЛЕНИЕ ЕЛОВОI КАК ОДИН ИЗ КРУПНЕЙШИХ ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ БРОНЗЫ В СРЕДНЕМ ПРЕДУРАЛЬЕ В XX — НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
Рассматриваются жилища ерзовской культуры памятника Елово I. Дается полное описание 9 построек эпохи бронзы Среднего Предуралья. Проводится сравнительный анализ морфологических признаков построек. Выявляются особенности домостроительства в эпоху бронзы Среднего Предуралья.
Ключевые слова: археология, бронзовый век, ерзовская культура, Среднее Предуралье,
жилища, домостроительство.
Жилище — это одно из основных материальных условий существования человека. Археологи любой специализации понимают условность понятия 'жилище' как объекта исследования. Общего определение жилища в археологическом смысле не существует. То, что называют остатками жилища или жилищем, — это целый ряд объектов культурного слоя. Но определения понятия 'остатки жилища' или 'жилище' для конкретных памятников или группы памятников встречаются крайне редко. Существует, конечно же. ряд определений понятия 'жилище'. Более точным применительно к археологическому материалу будет определение жилища как ограниченного пространства, выделенного искусственно или естественно (но преобразованного человеком) для защиты от внешней среды (природных явлений), служившего убежищем на время отдыха и сна, и где могли вестись хозяйственно-бытовая и производственная деятельность человека или группы людей1. Из этого определения следует, что главным критерием жилища должно быть наличие конструкции для выделения искусственного или преобразованного естественного объема, вмещающего в себя как минимум одного человека.
В то же время вопросы интерпретации построек составляют одно из наиболее сложных и запутанных мест всей проблематики, связанной с археологией как Прикамья, так и Приуралья эпохи бронзы. Отсутствие единых принципов интерпретации материала, общепринятой терминологической системы, не говоря уже о каких-либо целостных кон-
цепциях эволюции, охватывающих весь регион, приводят к постоянным разночтениям в работе с жилищами и в итоге возникновению противоречащих друг другу построений, не отражающих адекватно историческую действительность.
Для изучения особенностей домостроительства в эпоху бронзы большое значение имеют материалы раскопок 1950-х гг. на поселении Елово I, которые до сих пор не были опубликованы.
Елово I является одним из самых крупных поселений ерзовской культуры эпохи бронзы (ХГУ-ГХ вв. до н. э.). Большое количество построек, обнаруженных на поселении Елово Г, в сравнении с другими поселениями ерзовской культуры — Ерзовка Г, Сосновка IV, Бойцово Г Г, Чернушка и Заосиново VI — позволяет нам говорить о том, что изучаемое поселение является одним из крупнейших памятников эпохи бронзы в Среднем Предуралье.
Находится оно в Еловском районе Пермского края на берегу р. Камы. Впервые раскопки на памятнике были начаты в 1956 г. под руководством А. Д. Вечтомова2. В ходе работ было вскрыто жилище № 1. В 19 571 958 гг. раскопки продолжил В. П. Денисов, который вскрыл еще девять построек3. Памятник интересен не только своей материальной культурой, но и сохранившимися остатками сооружений, характерных для поселений эпохи бронзы в Среднем Предуралье.
Перейдем к более подробному описанию сооружений.
Жилище № 1, размерами 9×8 м, было углублено на 0,6−0,7 м (рис. 1). У постройки на-
ходилось 3 входа-выхода: западный выход (шириной 1,4, длиной 4 м) вел в соседнее жилище № 2. По своему устройству этот переход между землянками несколько отличается от подобных ему длинным ответвлением, ведшим от перехода в южном направлении. Начинаясь от перехода, ответвление в своей южной части заканчивалось небольшой ямой. Длина ответвления в прослеженной части раскопа равна 6 м, при наибольшей ширине 0,8. Северный (1×1,9 м) и восточный (0,8×2 м) выходы вели на дневную поверхность. У стенки, располагавшейся напротив северного выхода, был обнаружен очаг мощностью 0,1 м и диаметром 0,9 м. Внутри постройки обнаружены две столбовые ямы, взаимосвязь которых не прослеживается. По очертаниям углов постройки можно говорить, что она была срубной4.
Жилище № 2 представляло собой полуземлянку размерами 9×7 м, ориентированную в северо-западном направлении (рис. 2). Плоское дно его было углублено в подстилающий песок на 0,4−0,5 м и слегка наклонно к югу. У постройки были обнаружены 4 входа-выхода. Восточный выход являлся переходом и его описание сделано выше. Западный выход (0,8×0,8 м) вел в соседнею постройку. Южный (1,8×1,7) и северный (1,2×1,9) выходы вели на поверхность. На дне постройки было обнаружено два овальных очага. Первый, мощностью 0,22 и диаметром 1,2 м, находился в центре жилища- второй, мощностью 0,22 и размерами 1,2×0,75 м, — у выхода. Стоит также отметить, что очаги находились вдоль оси жилища. Внутри постройки обнаружено более 20 столбовых углублений. Располагались они в основном вдоль стен и оси постройки5.
Жилище № 3 представляло собой неправильную подпрямоугольную полуземлянку размером 7×7 м, углубленную в подстилающий слой на 0,6 м. Уплощенное дно ее довольно сильно наклонено в сторону речной поймы (к югу). В постройке был обнаружен один очаг (мощностью 0,15 и диаметром 1,5 м), который находился у выхода. Из жилища на поверхность вели два выхода: северный (длиной 2 и шириной 1 м) и южный (1×0,6 м). В постройке были обнаружены четыре столбовые ямы, которые располагались вдоль оси и у выхода6.
Жилища № 5 имело прямоугольную форму, размером 7,5×9 м (рис. 3). Плоское дно
его было углублено в подстилающий слой на 0,6 м. От юго-западной стенки шел выход длиной 2 м, при ширине его до 1 м. От юго-восточной стенки отходил второй выход, шириной 2 м, при длине его 1,8. В юго-восточной части жилища был прослежен большой овально-вытянутый очаг, диаметром 2,2×1,2 м. Очаг состоял из прокаленного буровато-красноватого песка, мощностью не более 0,5 м. Внутри жилищных очертаний прослежено восемь неглубоких столбовых ямок, шедших вдоль продольной оси жилища7.
Жилище № 6 представляло собой полуземлянку размерами 8×8 м, плоское дно которой было углубленно в подстилающий слой не более 0,4−0,5 м и слегка наклонено в югозападном направлении (рис. 4). Постройка с соседними полуземлянками (7и 5) и поверхностью памятника соединялось четырьмя углубленными входами. Первый выход был прослежен в западном углу жилища. Длина его была 2−2,6 м, при ширине в наиболее узкой части около 1 м. Второй выход был прослежен в юго-западной части жилища. Это был переход в 5-е жилище. Длина его в прослеженной части 1,6 м, при ширине 1,1−1,6 м. От южного угла жилища отходил третий узкий выход. Длина его около 2 м, при ширине 0,6−1,4 м. И, наконец, четвертый выход, длиной 1,8 м и шириной 1,4 м, соединял 6 и 7 жилище. В центральной части жилища находился округлый грунтовый очаг диаметром около 1,1 м, при мощности очажного слоя 0,28 м. Очаг состоял из плотного прокаленного красновато-буроватого песка и своим основанием лежал в небольшой яме, заполненной культурным слоем. Вокруг него, на дне жилища, встречен плохо прослеживаемый зольный слой, в котором встречались мелкие угольки. Внутри очертаний постройки прослежены 14 столбовых ямок, а также две около жилища. Столбовые ямки располагались внутри жилища поблизости от его стенок и двумя параллельными рядами вдоль центральной оси жилища8.
Жилище № 7, размерами 7×6 м, было углублено в подстилающий слой на 0,6 м (рис. 4). Плоское дно постройки слегка наклонено в юго-западном направлении. В центральной части жилища находился округлый грунтовый очаг диаметром 1,25×1,3 м. Очаг был зафиксирован на глубине 0,55−0,6 м от современной поверхности и своим нижним основанием лежал непосредственно на под-
стилающем песке. Очаг состоял из плотного красного прокаленного песка, мощностью не более 0,1 м. С северо-востока и к юго-западу к очагу примыкали две больших хозяйственных ямы. Вдоль стенок жилища прослежено несколько углистых полос, шедших параллельно стенкам жилища и 6 столбовых углублений, как и углистые полосы они были прослежены вдоль стенок9.
Жилище № 8 имело размеры 6×8 м. Дно постройки, углубленное в центре на 0,6 м, было ровное. Ориентировка жилища СЮ. В северном углу постройки имелся углубленный выход шириной до 1 м при длине 2,53 м. Второе углубление культурного слоя, напоминавшее выход, отходило от восточной стенки жилища. Ширина его около 1 м при длине около 2 м. Интересной особенностью 8 жилища является то обстоятельство, что внутри него не обнаружено очажного слоя10.
Жилище № 9 представляло из себя большое прямоугольное сооружение, размером 12,5×9,5 м, основание которого было незначительно углублено (10−30 см) в подстилающий песок. Ориентировка — северо-запад. В юго-восточной части его прослежен выход. Длина его не превышала 1,3 м при ширине 0,7 м. Второй выход был обнаружен в юго-западной части раскопа и связывал югозападную часть жилища с поверхностью. Длина его не превышала 2 м при 1,5 м ширины. Около западного и северного углов жилища обнаружено два небольших слабо углубленных нишеобразных ответвления, размером 1,4−1,8×1,5 м. В центральной части жилища был обнаружен большой округлый очаг (2,2×2,3 м), нижняя часть которого была углублена в подстилающий песок около 0,2 м при мощности очажного слоя около 0,3 м. Очажный слой состоял из темного прокаленного песка, в котором встречались мелкие фрагменты керамики и угольки11.
Жилище № 10 было расположено к юго-востоку от восьмого и десятого жилищ и непосредственно к ним примыкало (рис. 5). Прямоугольное жилище представляло из себя большую слабо углубленную полуземлянку размером 14×6,5−7 м, ориентированную в направлении ЮЗ-СВ, сравнительно плоское дно которой было углублено в подстилающий слой на 0,4 м. Судя по очертаниям, описанное жилище можно разделить на 2 половины: юго-западную, примерно, 6,7×7 м, и северо-восточную, 6,5×5,5 м, которые сое-
динялись между собой коридором, достигающим ширины 3 м. Вдоль поперечной оси ЮЗ части жилища прослежено 2 округлых грунтовых очага. Оба очага находились вдоль оси первой камеры постройки у выходов. Первый очаг состоял из красноватого прокаленного песка мощностью 0,85 м. Второй очаг состоял из плотного красноватого прокаленного песка мощностью 0,1 м. Из постройки вели три входа-выхода. Первый из них (длиной
3 м, шириной 1,2 м) соединял юго-западную часть жилища с дневной поверхностью. Второй, юго-восточный, выход соединял девятое жилище с десятым. Длина его, в прослеженной части, не превышала 0,8 м при ширине 1,35 м. Во второй камере постройки очагов не было. В северо-восточной части второй камеры обнаружен выход (длина 1,5,
ширина 1,4 м), который соединял постройку
12
с дневной поверхностью12.
Для сравнительного описания конструкционных особенностей построек были рассмотрены морфологические признаки жилища. К таким признакам мы относим: размеры и площадь построек, ориентация, углубленность в подстилающий слой, выходы, очаги, хозяйственные и столбовые ямы.
Площадь построек на данном поселении довольно разнообразна — от 42 до 118,8 кв. м. В таких сооружениях могло проживать разное количество человек. По данным В. С. Бузина в постройках данного периода могло проживать по 1 человеку на 2,5−3,5 кв. м13. Следовательно, в жилищах № 3, 7 и 8 могло проживать от 14 до 18 человек, в жилищах № 1, 2, 5, 6 и 10 могло проживать от 18 до 33 человек. Автор данной статьи не рассчитывал количество человек, которые могли проживать в жилище № 9, так как данное сооружение, скорее всего, не являлось жилым — такие признаки, как большая площадь и отсутствие очагов, характерны для хозяйственных сооружений. Подробней стоит остановиться на постройке № 10. Это сооружение, скорее всего, было двухкамерным и соединялось широким переходом. Поэтому количество человек стоит необходимо рассчитывать на две постройки, т. е. в первой камере могло проживать от 13 до 18 человек, во второй же камере от 10 до 14.
Ориентированы постройки были по-разному — 3 из них в направлении северо-запад-юго-восток, 3 в направлении юг-север, и
2 в направлении запад-восток. Стремление
ориентировать постройки в направлении юг-север находит свое отражение на других поселениях и в предыдущую эпоху — энеолита. Ориентация построек северо-запад-юго-восток для бронзового века встречается довольно редко.
Количество выходов в постройках на поселении Елово I сильно варьирует, и связано это с их функциональной принадлежностью. Выходы разделяются на две группы: выходы, которые ведут на дневную поверхность, и выходы-коридоры. Так, на поселении встречается от одного (жилища № 7, 8) до пяти входов-выходов (жилище № 2). Всего выходов изучено 26, из них 11 являются переходами. Строгого расположения выходов по отношению к реке и сторонам света на поселении нет. Как правило, выходы ровные, исключение — три выхода с небольшим сужением в середине.
В 9 постройках Еловского I поселения было обнаружено 12 открытых очагов. В жилище № 8 их не было обнаружено, зато один очаг находился за очертаниями постройки. Как правило, очаги округлой формы располагались в центре, вдоль оси, либо у выхода постройки. Рассматривая расположение очагов можно предположить конструкцию кровли. Скорее всего, при расположении очагов вдоль оси крыша будет двускатной и несоединенной. На такую конструкцию крыши указывают и другие исследователи древних построек
— А. В. Жульников14, Е. М. Черных15.
Хозяйственные ямы. При описании построек хозяйственные ямы не были описаны, так как надо четко разграничивать понятие ямы, находящейся непосредственно в центре хозяйственной жизни, и углубления, которое могло появиться в результате этой хозяйственной жизни. Всего в постройках было обнаружено 27 углублений, из них 11
— хозяйственные ямы. Располагались они, в основном, у стен, очагов и в центре построек. При довольно больших размерах глубина редко достигала 0,6 м. В содержании ям в основном встречается керамика и каменные отходы производства. Таким образом, ямы, скорее всего, использовались для выброса мусора.
Столбовые ямы. Всего их на поселении было обнаружено более 50. Располагались они, как правило, вдоль оси и вдоль стен постройки. Максимальный диаметр столбовой ямы достигал 0,4 м.
Рассмотрев морфологические признаки сооружений данного поселения, можно говорить об особенностях строительства в изучаемый период. Ровные очертания построек, углубленных в подстилающий слой, говорят нам о существовании здесь полуземлянок бревенчатой конструкции. Выявленные очертания бревен в жилище № 2 позволяют нам говорить о существовании в данную эпоху сруба, хотя в других постройках бревенчатые стены фиксировались специальными столбами. Кроме того, сооружения Елово I эпохи бронзы имели взаимосвязь с водоемом, которая подтверждается наклоном дна в сторону реки и ориентацией некоторых выходов. Они же, в свою очередь, выделяются на фоне входов построек с других поселений — на данном поселении они удлиненные и узкие. Такие размеры входов-выходов характерны для более ранней эпохи — энеолита16. По месторасположению очагов можно предложить вариант реконструкции кровли построек (как было выше сказано — крыша двускатная и несоединенная). Эту же гипотезу доказывает факт расположения столбовых ям, которые в некоторых постройках четко прослежены в два ряда вдоль оси сооружения.
Примечания
1 Леонова, Е. В. Мезолитические жилища Волго-Окского междуречья (к проблеме интерпретации источника) // Проблемы каменного века русской равнины. М., 2004. С. 49.
2 Вечтомов, А. Д. Отчёт о раскопках, произведённых Камской археологической экспедицией Молотовского государственного университета в 1956 г. // Арх. ИА РАН. 1956. Р-1. № 1328.
3 Денисов, В. П.: 1) Отчет о раскопках в Верх-немулинском, Осинском, Частинском и Елов-ском районах, Пермской обл. Камской археологической экспедиции // Арх. ИА РАН. 1957. Р-1. № 1585- 2) Отчет об археологических разведках в Верхне-Мулинском районе Пермской области // Арх. ИА РАН. 1958. Р-1. № 1801.
4 Денисов, В. П. Отчет о раскопках в Верх-немулинском, Осинском, Частинском и Елов-ском районах, Пермской обл. Камской археологической экспедиции // Арх. ИА РАН. 1957. Р-1. № 1585. С. 88−92.
5 Там же. С. 24−28.
6 Денисов, В. П. Отчет об археологических разведках в Верхне-Мулинском районе
Пермской области. С. 101−106.
7 Там же. С. 110−115.
8 Там же. С. 116−120.
9 Там же. С. 120−123.
10 Там же. С. 125−129.
11 Там же. С. 129−132.
12 Там же. С. 132−138.
13 Бузин, В. С. Поселения и жилища воло-совской культуры как источник социологи
ческой реконструкции // Совет. археология. 1990. № 5. С. 32−43.
14 Жульников, А. В. Древние жилища Карелии. Петрозаводск, 2003. 200 с.
15 Черных, Е. М. Жилища Прикамья (эпоха железа). Ижевск, 1987. 272 с.
16 Лавров, А. А. Реконструкция жилищ гарин-ской культуры // Вестн. Башкир. гос. пед. унта им. М. Акмуллы. 2010. № 1. С. 6.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой