Ногайцы Восточного Приазовья по данным краниологии

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 12 (303).
История. Вып. 55. С. 17−27.
С. Г. Комаров, В. Н. Чхаидзе НОГАЙЦЫ ВОСТОЧНОГО ПРИАЗОВЬЯ ПО ДАННЫМ КРАНИОЛОГИИ
Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант № 12−31−1 338 (1а) и № 12−31−1 310 (а2)).
В работе представлены краниологические материалы ХУГИ-ХГХ вв., проливающие свет на характеристику краниологических особенностей одной из групп кочевников Предкавказья -приазовских ногайцев. С использованием методов многомерной статистики анализируется место этой группы в круге осёдлого и кочевого населения степей Восточной Европы эпохи средневековья — нового времени.
Ключевые слова: ногайцы, краниология, Золотая Орда, кочевники, Восточное Приазовье.
Различные группы населения, объединяемые этнополитонимом 'ногайцы', в эпоху позднего средневековья — нового времени составляли значительную часть кочевнического мира степей Восточной Европы. До недавнего времени антропологические исследования ногайцев были в основном ограничены соматологией. Накопление палеоантропологических материалов, относимых к ногайцам, позволяет нам предметно говорить
о краниологии этого некогда мощного этно-политического объединения. На сегодняшний день опубликовано несколько краниологических серий, большей частью полученных из могильников на территории современных Молдавии и Украины1. Ногайцы восточных частей занимаемых ими земель представлены в настоящий момент двумя сериями из
Предкавказья — из могильников Ипатово-3 и Барханчак-2 в Ставропольском крае2.
Сумма имеющихся в нашем распоряжении данных рисует неоднородность краниометрических характеристик ногайцев. В составе этого объединения фиксируются как европеоидные, так и смешанные группы, в разной степени проявляющие выраженность монголоидных особенностей.
В предлагаемой работе проводится исследование материалов ХУІИ-ХІХ вв. с территории Восточного Приазовья. В ходе археологических работ Северо-Кавказской экспедиции ИА АН СССР в Краснодарском крае3 в 1980-х гг. была получена краниологическая серия, происходящая из могильников Лебеди-1, Греки-11, Малаи-1 и Останний (рис. 1).
Рис. 1. Расположение курганных групп Восточного Приазовья, из которых происходят исследуемые материалы.
Общая численность материалов составляет 26 черепов, из которых 20 мужских и 6 женских. Могильники располагались на курганах и окружающем их пространстве, но по сути своей являлись грунтовыми кладбищами. Погребальный обряд выявленных некрополей, а также сумма данных исторических и этнографических источников дают основания считать могильники ногайскими4.
Вместе с этим необходимо отметить существование объективных трудностей при попытках установления этнической атрибуции (в частности, ногайской или адыгской) погребений эпохи позднего средневековья -нового времени с территории Предкавказья, если основываться лишь на археологических или этнографических данных5.
Целью нашей работы является выяснение специфики краниологических особенностей приазовских ногайцев. Для достижения результата необходимо соотнесение полученных в ходе исследования данных с другими материалами по краниологии ногайского населения. Этим обстоятельством обусловлен выбор сравнительного фона: нами привле-
чены 8 краниологических серий ногайцев XVII—XIX вв. с территории степной зоны Молдавии, Украины и России. Кроме того, в разработке участвуют материалы, характеризующее население Восточной Европы первой половины — середины II тыс. н. э., общей численностью 28 серий. Большей частью это данные по краниологии жителей Золотой Орды. Исключение составляют несколько серий: Самосделка, датированная XVI в. или ещё более поздним временем- Березовский могильник XII—XIII вв., выборка из могильников Западно-Казахстанской области с широким диапазоном дат — от XI до XV в. Исследование материалов проводилось в соответствии с традиционной для отечественной антропологии программой6. Одномерная статистическая обработка проведена с помощью программы Microsoft Exel-2007. Для межгруппового сравнения мы прибегли к кластерному анализу (в пакете программ Statistica 8. 0) и компонентному анализу с использованием программы Б. А. Козинцева (1991).
Обратимся к краниометрической характеристике исследуемых материалов (табл. 1, 2).
Таблица 1
Морфометрическая характеристика мужских черепов из ногайских могильников
Восточного Приазовья
Признак, № по Мартину и название n x min max о
1. Продольный диаметр 14 188,7 177,0 203,0 7,83
8. Поперечный диаметр 7 13б, б 12б, 0 14б, 5 7,95
17. Высотный диаметр от Ьа S 134,2 119,0 149,5 10,47
20. Высотный диаметр от ро б 12б, 3 119,0 133,0 5,02
5. Длина основания черепа 7 10б, 9 100,0 117,0 б, 39
9. Наименьшая ширина лба 15 92,4 83,0 100,0 5,07
10. Наибольшая ширина лба 9 118,0 10б, 0 131,0 7,11
11. Ширина основания черепа 5 129,7 120,0 142,0 8,57
12. Ширина затылка 10 112,1 105,0 120,0 4,30
8:1 Черепной указатель 7 73,8 бб, 7 82,4 б, 12
17:1 Высотно-продольный указатель 7 72,5 бб, 5 79,9 5,32
17:8 Высотно-поперечный указатель б 98,0 80,7 11б, 8 11,95
20:1 Высотно-продольный указатель от ро 5 б8,3 б5, б б9,8 1, б5
20:8 Высотно-поперечный указатель от ро 4 88,9 82,4 97,8 7,12
40. Длина основания лица 4 102,4 95,0 110,0 б, 13
48. Верхняя высота лица 10 73, б б7,0 81,5 5,74
47. Полная высота лица 7 12б, 0 118,5 132,5 5,88
43. Верхняя ширина лица 12 103,3 98,0 110,0 4,3б
46. Средняя ширина лица S 101,3 92,5 110,5 б, 53
іїто-іто Бималярная хорда 13 94,7 90,0 100,8 3, б1
h над? то Высота назиона над бималярной хордой 13 1б, 5 11,8 22,4 3, б8
Признак, № по Мартину и название п X тіп тах о
zm-zm Зиго-максиллярная хорда 7 98,1 90,4 109,8 7,38
h над zm высота субспинале над зиго-мак-слиллярной хордой 7 26,1 22,5 32,8 3,68
55. Высота носа 14 52,8 48,0 60,0 4,44
54. Ширина носа 10 24,5 22,6 27,0 1,27
51. Ширина орбиты от mf 13 43,4 40,8 46,6 1,71
52. Высота орбиты 14 33,0 30,9 37,0 1,96
FC Глубина клыковой ямки 14 4,6 1,2 6,6 1,46
МС Максилло-фронтальная ширина 9 18,6 15,7 21,7 2,55
М8 Максилло-фронтальная высота 9 6,1 3,2 9,5 1,99
8С Симотическая ширина 10 8,4 5,3 12,1 2,28
88 Симотическая высота 10 3,7 2,3 6,8 1,47
54: 55 Носовой указатель 9 46,0 40,3 49,6 3,53
52: 51 Орбитный указатель от mf 12 76,0 69,6 84,9 5,02
88: 8С Симотический указатель 10 43,6 33,3 56,2 7,78
72. Общий лицевой угол 4 81,0 78 84 2,58
73. Средний лицевой угол 4 85,8 82 91 4,11
74. Угол альвеолярной части 4 68,3 55 79 9,91
75(1). Угол выступания носа 7 23,6 10 32 7,52
77. Назо-малярный угол 13 141,7 130,6 152,4 7,84
& lt- zm' Зиго-максиллярный угол 7 124,0 112,4 135,4 7,51
Таблица 2
Морфометрическая характеристика женских черепов из ногайских могильников
Восточного Приазовья
Признак, № по Мартину и название п X тіп тах о
1. Продольный диаметр 5 177,5 172,5 183,0 4,74
8. Поперечный диаметр 6 134,4 126,0 141,0 5,02
9. Наименьшая ширина лба 6 90,9 86,0 95,5 3,28
10. Наибольшая ширина лба 4 115,8 112,0 118,0 2,87
12. Ширина затылка 5 109,1 102,0 112,5 4,10
8:1 Черепной указатель 5 75,9 68,9 80,1 4,61
43. Верхняя ширина лица 6 100,0 97,5 103,5 2,26
іто-?то Бималярная хорда 6 92,0 89,4 94,1 1,74
h над іто Высота назиона над бималярной хордой 6 17,0 14,7 19,3 1,76
55. Высота носа 4 49,1 48,0 50,0 0,85
51. Ширина орбиты от mf 6 41,7 39,8 43,0 1,36
52. Высота орбиты 5 32,8 29,8 35,9 2,36
МС Максилло-фронтальная ширина 4 17,0 14,4 18,8 2,19
8С Симотическая ширина 4 9,4 7,5 11,3 1,64
88 Симотическая высота 4 3,4 2,3 4,2 0,82
52: 51 Орбитный указатель от mf 4 80,6 75,6 84,1 3,97
88: 8С Симотический указатель 4 37,4 22,8 47,7 11,51
77. Назо-малярный угол 6 139,6 134,6 144,1 3,39
Мужские черепа серии характеризуются большим продольным диаметром при узкой черепной коробке. Черепной указатель свидетельствует о долихокрании. Из семи чере-
пов, по которым взяты наблюдения, четыре являются долихокранными, мозговая коробка двух индивидов среднеширокая и один череп брахикранный. Высотный диаметр от бази-
она средний, при этом высота свода черепа от порионов чётко определяется как очень большая. Длина основания черепа большая, в эту же категорию размеров попадают и значения ширины основания и ширины затылка. Наименьшая ширина лба малая, высота изгиба лобной кости средняя.
Лицевой скелет отличается большой высотой. Верхняя ширина лица средняя, на зи-го-максиллярном уровне лицо широкое. Нос средневысокий при большой ширине, по указателю лепторинный. Носовые кости выступают довольно слабо: значения признака находятся на границе малых и средних величин. Характеристики переносья — высота, ширина и симотический указатель — не выходят за границы средних значений. Орбиты широкие и низкие, мезоконхные. В горизонтальной плоскости лицо профилировано средне на верхнем уровне. На нижнем уровне лицо резко профилировано. Клыковая ямка средней глубины.
К сожалению, сохранность материала не позволяет охарактеризовать мужские черепа по целому ряду важных размеров: скуловому диаметру и длине основания лица, а также углам вертикальной профилировки лицевого скелета.
Женские черепа, так же как и мужские, длинные, но уже среднеширокие. Женская часть серии по средним величинам должна быть определена как мезокранная. Из пяти наблюдений по два черепа попадают в категории долихокранных и мезокранных- один индивид имел брахикранную мозговую коробку. Примечательно, что все значения высотного диаметра (проанализированные на индивидуальном уровне в силу небольшой численности) существенно превышают верхние границы встречаемых на женских черепах величин. Наименьшая ширина лба средняя, наибольшая — большая, высота изгиба лобной кости малая. Затылок широкий.
Размеры лицевого скелета могут быть проанализированы только на индивидуальном уровне. Значения высоты и ширины лица на женских черепах попадают в категорию средних. Нос средней высоты на всех измеренных черепах. Орбиты средневысокие. Переносье среднеширокое и высокое. Величина назо-малярного угла на границе малых и средних значений. Плохая сохранность материала при малой численности не даёт возможности судить о многих размерах мозговой коробки и лицевого скелета.
Имеющиеся в нашем распоряжении данные, в первую очередь основанные на значениях основных таксономически ценных признаков, позволяют без затруднений провести расовую диагностику. Население, оставившее указанные могильники в Восточном Приазовье, было европеоидным.
Для выявления однородности серии проанализируем дисперсии краниометрических признаков (таблица 3).
Подавляющее большинство значений средних квадратических уклонений и коэффициентов вариации в мужской части серии превосходят средние величины, что свидетельствует о существенных внутригрупповых различиях краниологических особенностей мужского населения. В женской части выборки приазовских ногайцев картина принципиально отличается: повышенные дисперсии наблюдаются только в двух случаях из шестнадцати (высота орбиты и черепной указатель). Несмотря на отсутствие данных по ряду признаков и малочисленность материала, мы всё же имеем основания сделать вывод
об однородности женской части популяции приазовских ногайцев.
Разнородность характеристик мужских черепов вполне соотносится с данными, полученными в ходе визуального анализа. Однако на данном этапе нашего исследования мы не стремимся выявлять конкретные компоненты внутри изучаемой группы.
Перейдём к межгрупповому анализу, осуществлённому поэтапно.
На первом этапе проведём классификацию исследуемых серий с целью выявления групп, наиболее схожих по краниометрическим параметрам с исследуемой выборкой. Для этого воспользуемся кластерным анализом на основе матрицы евклидовых расстояний. Сравнение проведено по четырнадцати краниометрическим признакам, характеризующих морфологические особенности строения черепа: продольный (1.), поперечный (8.) и высотный (17.) диаметры, наименьшая ширина лба (9.), скуловой диаметр (45.), верхняя высота лица (48.), ширина (51.) и высота (52.) орбиты, ширина (54.) и высота (55.) носа, симотическая высота (SS), угол выступания носа (75(1)), назо-малярный (77.) и зиго-мак-силлярный углы.
Дендрограмма, полученная в результате анализа (рис. 2), свидетельствует о наличии двух больших совокупностей серий. Первая из
Таблица 3
Показатели дисперсии некоторых краниометрических признаков серии приазовских ногайцев в сравнении со стандартными- * - повышенное значение
№ признака по Мартину Мужчины Женщины
а эмп. а ср. V эмп. V ср. а эмп. а ср. V эмп. V ср.
1. 7,8* 6,1 4,15* 3,35 4,7 5,8 2,67 3,35
8. 8,0* 5,0 5,8* 3,5 5,0 4,8 3,7 3,5
17. 10,5* 4,9 7,80* 3,65 — 4,7 — 3,65
20. 5,0* 4,0 4,0* 3,5 — 3,8 — 3,5
5. 6,4* 4,1 6,0* 4,1 — 3,9 — 4,1
9. 5,0* 4,4 5,5* 4,6 3,3 4,3 3,6 4,6
10. 7,1* 4,8 6,03* 4,05 2,9 4,6 2,48 4,05
11. 8,6* 4,8 6,61* 3,85 — 4,6 — 3,85
12. 4,3 4,5 3,8 4,1 4,1 4,3 3,8 4,1
8:1 6,1* 3,2 — - 4,6* 3,2 — -
17:1 5,3* 3,1 — - - 3,1 — -
17:8 12,0* 4,4 — - - 4,4 — -
20:1 1,7 2,5 — - - 2,5 — -
20:8 7,1* 3,3 — - - 3,3 — -
40. 6,1* 4,9 6,0* 5,0 — 4,7 — 5,0
48. 5,7* 4,1 7,8* 5,8 — 3,8 — 5,8
43. * 6 СО 4, 3,85 4,22* 3,65 2,26 3,65 2,26 3,65
46. 6,5* 4,7 6,5* 4,9 — 4,45 — 4,9
55. * 4, 2,9 * 8, 5,6 0,9 2,7 1,7 5,6
54. 1,3 1,8 5,2 7,1 1,5 1,7 6,0 7,1
51. 1,7 1,8 4,0 4,3 1,4 1,7 3,3 4,3
52. 2,0 1,9 5,9 5,6 2,4* 1,9 7,2* 5,6
FC 1,5* 1,1 * О, 3 21,6 — 1,0 — 21,6
БС 2,3* 1,8 27,1* 21,0 1,6 1,8 17,4 21,0
ББ 1,5* 0,9 * 3 24,9 0,8 0,7 23,9 24,9
54: 55 3,5 4,1 — - - 4,1 — -
52: 51 5,0 5,0 — - 4,0 5,0 — -
ББ: БС 7,8 11,7 — - 11,5 11,7 — -
72. 2,6 2,9 — - - 2,9 — -
75(1) 7,5* 4,6 — - - 4,6 — -
77. 7,8* 4,4 — - 3,4 4,4 — -
т 7,5* 5,4 — - 5,4 — -
них состоит из двух разновеликих кластеров. Вполне ожидаемо в отдельный кластер обособились группы кочевников Золотой Орды и серия из Нижнего Джулата — группы, характеризуемые монголоидными особенностями строения черепа. Другой кластер выделяет две группы серий. Одна из них объединяет ногайские выборки — из Балковского кургана и кургана Барханчак-2 и серию из Верхнего Джулата. Другая группа в свою очередь разбивается на три совокупности. Первая представлена населением эпохи Золотой Орды
совершенно разных территорий (серии из Сарайчика, Мари-Луговского могильника и могильников Нижнего Подонья) и одной из ногайских групп — из могильников в Херсонской области. Вторая совокупность объединяет большинство групп оседлого населения Нижнего Поволжья золотоордынского времени (Селитренное, Водянское, Царевское, Хан-Тюбе, Вакуровский бугор) и более поздней эпохи (Самосделка), одна из кочевых групп -из Калиновского могильника и выборка, представляющая ногайцев Северного Крыма.
Рис. 2. Результат кластеризации серий II тысячелетия. Мужские черепа:
1 — Старый Орхей7 (Молдавия) — 2 — Мамай-Сурка8 (Украина, Запорожская область) — 3 -Маяки9 (Украина, Донецкая область) — 4 — Маджары10 (Ставропольский край) — 5 — Нижний Джулат11 (Кабардино-Балкария) — 6 — Верхний Джулат12 (Северная Осетия) — 7 — Селитренное13 (Астраханская область) — 8 — Водянское13 (Волгоградская область) — 9 — Царевское14 (Волгоградская область) — 10 — Хан-Тюбе15 (Астраханская область) — 11 — Самосделка16 (Астраханская область) —
12 — Вакуровский бугор17 (Астраханская область) — 13 — Маячный бугор18 (Астраханская область) — 14 — Нижняя Студенка19 (Саратовская область) — 15 — Сарайчик20 (Казахстан, Атырауская область) — 16 — Миздахкан21 (Узбекистан, Каракалпакия) — 17 — Новохарьковский могильник22 (Воронежская область) — 18 — Мари-Луговской могильник23 (Марий-Эл) — 19 — Березовка24 (Самарская область) — 20 — Тягинка (Украина, Херсонская область25) — 21 — Могильники Нижнего Подонья26 (Ростовская область) — 22 — Кривая Лука, Никольское27 (Астраханская область) — 23 — Давыдовка, Августовка, Иргизное, Харьковка28 (Саратовская и Самарская области) — 24 — Калиновский могильник29 (ХГУ-ХУ вв.- Волгоградская область) — 25 — Курганы Букеевской степи30 (Казахстан, Западно-Казахстанская область) — 26 — Могильники ЗападноКазахстанской области31 (Казахстан) — 27 — Могильники Карагандинской области32 (Казахстан) —
28 — Мокринский могильник33 (Казахстан, Западно-Казахстанская область) — 29 — Комрат34 (Молдавия) — 30 — Могильники бывшего Тираспольского уезда35 (Молдавия- Украина, Одесская область- Комаров, 2012) — 31 — Могильники Херсонской области36 (Украина) — 32 — Могильники Северного Крыма36 (Украина) — 33 — Балковский курган36 (Украина, Запорожская область) —
34 — Бердянский курган и могильник у с. Троицкое37 (Украина, Запорожская область) — 35 -Могильники Восточного Приазовья (Краснодарский край) — 36 — Ипатово-338 (Ставропольский край- Герасимова, 2003) — 37 — Барханчак-239 (Ставропольский край)
Первая большая совокупность кластеров объединяет серии монголоидного или смешанного, европеоидно-монголоидного облика. Исключение составляет группа из Верхнего Джулата, в которой В. П. Алексеевым и К. Х. Беслекоевой не выявлено следов монголоидной примеси.
Вторая большая совокупность также разбивается на несколько групп объектов. Обособленное положение занимают серии из Березовки и Новохарьковского могильника. Второй кластер составляют три ногайские серии — исследуемая в настоящей работе, из Комрата и из могильников с территории Запорожской области. Третий кластер включает исключительно золотоордынские серии (Старый Орхей, Маяки, Маджары, Маячный бугор, Миздахкан), из числа которых несколько выделяются Нижняя Студенка и группа кочевников из курганов Букеевской степи. Вторая большая совокупность объединяет европеоидные серии. Здесь из общей картины несколько выбивается серия из Комрата, проявляющая в целом европеоидно-монголоидные черты.
Серия из Мокринского могильника стоит особняком, попадая в отдельный кластер. Монголоидное население, оставившее могильник, не находит близких аналогий даже с другими кочевыми группами Золотой Орды.
Результат кластерного анализа чётко связывает исследуемую серию ногайцев из Восточного Приазовья с группами европеоидного населения Восточной Европы эпохи Золотой Орды и последующего времени. При выявленном сходстве ногайцев Приазовья, Северного и Северо-Западного Причерноморья (Запорожская область Украины и Молдавия) большинство ногайских групп находятся всё же в блоке монголоидных и смешанных серий. И в этой связи важно отметить отсутствие близкого сходства краниометрических характеристик приазовских ногайцев и двух других групп ногайского этнополитического объединения с территории Предкавказья.
На втором этапе межгруппового сравнения выясним, по каким параметрам различаются серии. Для этого используем компонентный анализ, который проведён по тем же четырнадцати признакам, что и кластерный анализ.
Значимыми в анализе оказались две первые главные компоненты (далее — ГК). Первая Г К (47,39% описываемой изменчивости)
дифференцирует серии по комплексу из десяти признаков (табл. 4).
Таблица 4
Факторные нагрузки на признаки в проделанном анализе
Признак, № по Р. Мартину I ГК II ГК III ГК
1 0,056 0,680 0,434
8 0,735 0,291 -0,479
17 -0,355 0,836 0,106
9 -0,007 0,831 -0,424
45 0,833 0,286 -0,253
48 0,830 0,032 0,418
51 0,729 0,134 0,380
52 0,712 -0,217 0,260
54 0,588 0,336 0,304
55 0,800 0,037 0,337
88 -0,751 0,256 0,039
75(1) -0,827 0,102 0,040
77 0,807 -0,135 -0,331
^т' 0,811 0,002 -0,438
Собственные числа 6,634 2,293 1,569
Процент общей дисперсии 47,385 16,378 11,209
С увеличением размеров лицевого скелета и ширины мозговой коробки возрастают значения углов горизонтальной профилировки при уменьшении симотической высоты и угла выступания носа. Таким образом, основные различия между сериями, включёнными в анализ, заключаются в принадлежности к большой расе — европеоидной или монголоидной. Вторая Г К (16,38% изменчивости) различает серии по комплексу трёх признаков, характеризующих мозговую коробку: высотному и поперечному диаметрам и ширине лба.
Взаимное расположение серий в пространстве двух первых главных компонент (рис. 3) демонстрирует наличие двух блоков — европеоидного и монголоидного.
«Крайнее» расположение обнаруживают для европеоидного блока группы осёд-лого населения золотоордынской эпохи, для монголоидного — кочевники Улуса Джучи. Большинство серий находятся вблизи начала координат, что может говорить о смешанности населения, представленного этими выборками. По краниологическим особенностям ногайцы не представляли собой однородную совокупность: три серии (из
Рис. 3. Расположение серий в пространстве первых двух главных компонент- мужские черепа:
• - ногайские серии
1 — Старый Орхей- 2 — Мамай-Сурка- 3 — Маяки- 4 — Маджары- 5 — Нижний Джулат- 6 — Верхний Джулат- 7 — Селитренное- 8 — Водянское- 9 — Царевское- 10 — Хан-Тюбе- 11 -Самосделка- 12 — Вакуровский бугор- 13 — Маячный бугор- 14 — Нижняя Студенка- 15 -Сарайчик- 16 — Миздахкан- 17 — Новохарьковский могильник- 18 — Мари-Луговской могильник- 19 — Березовка- 20 — Тягинка- 21 — Могильники Нижнего Подонья- 22 — Кривая Лука, Никольское- 23 — Давыдовка, Августовка, Иргизное, Харьковка- 24 — Калиновский- 25 -Курганы Букеевской степи- 26 — Могильники Западно-Казахстанской области- 27 — Могильники Карагандинской области- 28 — Мокринский могильник- 29 — Комрат- 30 — Могильники бывшего Тираспольского уезда- 31 — Могильники Херсонской области- 32 — Могильники Северного Крыма- 33 — Балковский курган- 34 — Бердянский курган и могильник у с. Троицкое- 35 -Могильники Восточного Приазовья- 36 — Ипатово-3- 37 — Барханчак-2.
могильников Восточного Приазовья, с территории Запорожской области и из курганов в Северном Крыму) могут быть названы европеоидными, в то время как шесть других серий являются смешанными, проявляя сдвиг в сторону монголоидности. При этом степень выраженности монголоидных особенностей (по данным компонентного анализа) в сериях из Комрата, с территории бывшего Тираспольского уезда, из могильников Херсонской области, из Балковского кургана.
из курганов Ипатово-3 и Барханчак-2 примерно равная- население, оставившее эти серии, отличалось в первую очередь по высоте свода черепа, продольному диаметру и ширине лба.
Примечательно, что результат как кластерного, так и компонентного анализов включает серию Барханчак-2 в группу смешанных серий. Можно предположить, что это связано с большими широтными размерами мозговой коробки и лицевого скелета черепов из этого кургана. Важно, что компонентный анализ
также, как и кластерный, не находит близкого сходства краниометрических характеристик трёх групп с территории Предкавказья.
Данные компонентного анализа свидетельствуют о том, что в числе наиболее близких по краниологическим особенностям по отношению к приазовским ногайцам находятся две группы ногайцев: из могильников Северного Крыма и с территории Запорожской области. Появление в круге близких к исследуемой выборке серии из Северного Крыма и, напротив, некоторое отдаление серии из Комрата, на первый взгляд, не соотносится с результатами кластерного анализа. Однако, принимая во внимание тот факт, что взаимное расположение групп в пространстве двух первых ГК фиксирует, в первую очередь, расовые различия, такое положение дел не кажется невероятным.
Компонентный анализ выявляет тенденцию сходства расовых особенностей ногайцев Восточного Приазовья и населения Золотой Орды: жителей Миздахкана, городских центров Нижнего Поволжья и группы, оставившей могильник Маяки. Серии, представляющие указанное население Золотой Орды, определены их исследователями либо как европеоидные с небольшой монголоидной примесью, либо как смешанные. Вероятно, данные проведенного анализа могут служить дополнительным свидетельством преобладания европеоидного компонента в большинстве смешанных групп оседлого золотоордынского населения.
Как и кластерный анализ, компонентный фиксирует сходство приазовских ногайцев и кочевников Букеевской степи, определяемых в целом как представителей европеоидной расы.
Основные выводы можно свести к следующим положениям:
1) исследованная серия была оставлена европеоидным населением. Мужская часть выборки разнородна, в то время как женские черепа характеризуются единым краниологическим комплексом-
2) наиболее близкими по краниологическим особенностям к погребённым в некрополях Восточного Приазовья являются ногайцы, оставившие могильники в Запорожской области, а также некоторые группы осёдлого населения Золотой Орды.
3) ногайцы разных территорий не представляли собой однородное в краниологи-
ческом отношении население. Большинство ногайских серий характеризуются смешанными, европеоидно-монголоидными особенностями. Однако в составе ногайского этно-политического объединения были группы европеоидного облика.
Примечания
1 См.: Великанова, М. С. Антропология средневекового населения Молдавии (по материалам памятника Старый Орхей) // Материалы к серии «Народы и культуры». Вып. X, кн. 3. М.: Наука, 1993- Круц, С. И. Антропологическая характеристика ногайцев ХУГ-ХУШ вв. // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. IV: Антропология ногайцев. М.
: Памятники ист. мысли, 2003- Комаров, С. Г. Краниологическая дифференциация ногайцев XVI—XVIII вв. // ВкА. 2011. Вып. 19- Комаров, С. Г. Краниологические материалы позднего средневековья с территории бывшего Тираспольского уезда Херсонской губернии // Кадырбаевские чтения — 2012: материалы III междунар. конф. Актобе, 2012.
2 См.: Герасимова, М. М. Краниология кала-усских ногайцев // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. IV: Антропология ногайцев. М.: Памятники ист. мысли, 2003.
3 Благодарим начальника Северо-Кавказской экспедиции ИА РАН — А. Н. Гея — за возможность работы с материалами.
4 См.: Чхаидзе, В. Н. Погребения ногайцев в Восточном Приазовье и их степные параллели // Проблеми археології Подніпров'я. Дніпропетровськ, 2012.
5 См.: Чхаидзе, В. Н.: 1) Мусульманский могильник у пос. Красноармейский на Таманском полуострове // Отражение цивилизационных процессов в археологических культурах Северного Кавказа и сопредельных территорий (Юбилейные XXV «Крупновские чтения» по археологии Северного Кавказа): тез. докл. Владикавказ, 2008- 2) Мусульманские некрополи Позднего Средневековья — Нового времени в Восточном Приазовье // Новейшие открытия в археологии Северного Кавказа: исследования и интерпретации. XXVII Крупновские чтения: материалы между-нар. науч. конф. (Махачкала, 23−28 апр. 2012 г.). Махачкала, 2012- Дружинина, И. А. Этнографические параллели погребального
обряда населения среднего течения реки Абин XVI—XVIII вв. (по материалам курганного могильника Грузинка X) / И. А. Дружинина, В. Н. Чхаидзе // Археология, этнография и фольклористика Кавказа: материалы
Междунар. науч. конф. «Новейшие археологические и этнографические исследования на Кавказе». Махачкала, 2007.
6 Алексеев, В. П. Краниометрия. Методика антропологических исследований / В. П. Алексеев, Г. Ф. Дебец. М.: Наука, 1964.
7 Великанова, М. С. Указ. соч.
8 Литвинова, Л. В. Антропологічна характеи-стика населення Нижнього Подніпров'я доби середньовіччя (за матеріалами могильника Мамай Сурка) // Археологія. 2004. № 2.
9 Ходжайов, Т. К. Археология и антропология населения Подонцовья эпохи Золотой Орды (по материалам могильников у с. Маяки на Северском Донце) / Т. К. Ходжайов, М. Л. Швецов // Археолог, зап. Вып. 7. Ростов н/Д, 2011.
10 Алексеев, В. П. Антропологический состав средневекового города Маджара и происхождение балкарцев и карачаевцев // Учен. зап. Кабардино-Балкар. науч. -исслед. инта. Нальчик, 1967. Вып. 25- Евтеев, А. А. Население золотоордынского города Маджара по данным краниологии // ВкА. 2003. Вып. 10.
11 Алексеев, В. П. Происхождение народов Кавказа. Краниологическое исследование. М.
: Наука, 1974.
12 Алексеев, В. П. Краниологическая характеристика средневекового населения Осетии / В. П. Алексеев, К. Х. Беслекоева // МИА. 1963. № 114.
13 Яблонский, Л. Т. Социально-этническая структура золотоордынского города по данным археологии и антропологии (монголы в средневековых городах Поволжья) // Герасимова, М. М. Антропология античного и средневекового населения Восточной Европы / М. М. Герасимова, Н. М. Рудь, Л. Т. Яблонский. М.: Наука, 1987.
14 Залкинд, Н. Г. Краниологические материалы из Нового Сарая (Сарай Берке) // Труды Московского общества испытателей природы. Т. 43. М.: Изд-во МГУ, 1972- Яблонский, Л. Т. Указ. соч.
15 Шевченко, А. В. Антропологическая характеристика населения низовьев Волги по краниологическим материалам могильника Хан-Тюбе // Исследования по палеоантропологии и краниологии СССР. Л.: Наука, 1980.
16 Ходжайов, Т. К. Средневековые краниологические материалы из Астраханской области // ВкА. 2005. Вып. 12.
17 Балабанова, М. А. Антропологический облик населения Красноярского городища по данным краниологии // Антропология Красноярского городища золотоордынского времени. Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2011.
18 Ходжайов, Т. К. Средневековые краниологические материалы из Астраханской области // ВкА. 2005. Вып. 12- Балабанова, М. А Указ. соч.
19 Евтеев, А. А. Антропологические материалы из Могильника Нижняя Студенка-1 // Археология Восточно-Европейской степи. Вып. 5. Саратов, 2007.
20 Гинзбург, В. В. Материалы к краниологии казахов / В. В. Гинзбург, Н. Г. Залкинд // СМАЭ. 1955. Т. XVI.
21 Ходжайов, Т. К. Население Миздахкана по данным антропологии // Ягодин, В. Н. Некрополь древнего Миздахкана / В. Н. Ягодин, Т. К. Ходжайов. Ташкент: Фан, 1970.
22 Алексеева, Т. И. Антропологический облик населения / Т. И. Алексеева, М. В. Козловская // Новохарьковский могильник эпохи Золотой Орды. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2002.
23 Алексеев, В. П. Золотоордынский форпост на марийской земле // ВА. 1967. Вып. 26.
24 Алексеева, Т. И. Черепа из Березовского могильника // СА. 1958. № 3.
25 Использованы измерения автора.
26 Батиева, Е. Ф. Материалы к антропологии нижнедонского населения эпохи Золотой Орды // Человек: его биологическая и социальная история: тр. междунар. конф., посв. 80-летию акад. РАН В. П. Алексеева (Четвертые Алексеевские чтения). М., 2010. Т. 1.
27 Использованы измерения автора.
28 Использованы измерения автора.
29 Гинзбург, В. В. Этногенетические связи древнего населения Сталинградскгого Заволжья (по материалам Калиновского могильника) // МИА. 1959. Т. 1, № 60.
30 Комаров, С. Г. Население Букеевской степи в эпоху Золотой Орды по данным краниологии // Вестн. Калмыц. ин-та гуманитар. ис-след. В печати.
31 Гинзбург, В. В. Материалы к антропологии древнего населения Западного Казахстана / В. В. Гинзбург, Б. В. Фирштейн // СМАЭ. 1958. Т. XVIII. С. 407−417.
32 Гинзбург, В. В. Древнее население восточных и центральных районов Казахской СССР по антропологическим данным // ТИЭ (новая серия). Антропологический сборник I. 1956. Т. 33.
33 Материалы Китова Е. П. Пользуясь случаем, выражаем благодарность Е. П. Китову за возможность использования в работе его неопубликованных данных.
34 Комаров, С.Г. К краниологии позднесредневекового степного населения Приднестровья (по материалам из г. Комрат) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. XXIII. Антропология. В печати.
35 Комаров, С. Г. Краниологические материалы…
36 Круц, С. И. Указ. соч.
37 Там же- Комаров, С. Г. Краниологическая дифференциация ногайцев XVI-XVШ вв. // ВкА. 2011. Вып. 19.
38 Герасимова, М. М. Указ. соч.
39 Использованы измерения автора.
Список сокращений
АЖ — Антропологический журнал.
ВА — Вопросы антропологии.
ВкА — Вестник антропологии. Научный альманах.
МИА — Материалы и исследования по археологии СССР.
СА — Советская антропология.
СМАЭ — Сборник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого.
ТИЭ — Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой