Последние тенденции в рассмотрении налоговых споров арбитражными судами

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Последние тенденции в рассмотрении налоговых споров арбитражными судами
Э.Н. Нагорная
судья Федерального арбитражного суда Московского округа, кандидат юридических наук (г. Москва)
Эвелина Николаевна Нагорная, rod@inbox. ru
В последнее время Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принят целый ряд постановлений, свидетельствующих о том, что вырабатываются новые подходы к разрешению налоговых споров, связанных с применением постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды».
В первую очередь это постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года № 18 162/09, которым были отменены судебные акты судов первой, апелляционной и кассационной инстанций в части отказа в удовлетворении требований налогоплательщика о признании недействительным решения налогового органа о доначислении налогов и взыскании штрафных санкций в соответствии с пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ). Основанием доначисления оспариваемых сумм налога на добавленную стоимость послужил вывод налоговой инспекции о неправомерном применении акционерным обществом налоговых вычетов на основании счетов-фактур, выставленных в его адрес контрагентами, поскольку указанные документы содержат недостоверные сведения и подписаны неустановленными лицами [2].
Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций при принятии решения исходили из того, что при выборе контрагентов общество не проявило должной осмотрительности, счета-фактуры содержат недостоверные сведения, поскольку
подписаны от имени руководителей поставщиков неуполномоченными лицами, что лишает налогоплательщика права на применение налоговых вычетов по НДС. При этом, по мнению судов, реальность поставки не является определяющим условием для получения налоговой выгоды в виде соответствующих вычетов по налогу.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, отменяя состоявшиеся судебные акты, исходил из того, что обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком — покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в этих счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.
О необоснованности налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не
производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.
Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из указанных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика. В материалы дела приобщены выписки по расчетным счетам поставщиков, из которых следует, что в рассматриваемые налоговые периоды указанные лица совершали операции как по приобретению электродов графитированных, так и их последующей реализации не только акционерному обществу, но и иным покупателям, с которыми хозяйственные операции также производились на постоянной основе. Кроме того, ими приобретался упаковочный материал, оплачивались услуги по автоперевозкам и налоги, в том числе налог на прибыль и НДС.
Таким образом, следует прийти к выводу о том, что в настоящее время судам при разрешении налоговых споров, связанных с применением постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53, необходимо устанавливать не только достоверность документов, представленных налогоплательщиком в обоснование произведенных затрат и налоговых вычетов, но и проверять, опроверг ли налоговый орган реальность проведенных хозяйственных операций, и при отсутствии таких доказательств исходить из презумпции добросовестности налогоплательщика, которая предполагает, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении НДС, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны.
Некоторые авторы, ссылаясь на то, что Конституционным Судом Российской Фе-
дерации неоднократно рассматривался вопрос о конституционности положений пунктов 2, 5 и 6 статьи 169 НК РФ, приходят к выводу о том, что счет-фактура — не единственный документ для предоставления налогоплательщику вычетов по налогу на добавленную стоимость, налоговые вычеты могут предоставляться и на основании иных документов, подтверждающих уплату налога [3].
Вместе с тем текст рассматриваемого постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не содержит выводов об ограничении действия статьи 169 НК РФ, согласно которой именно счет-фактура является документом, служащим основанием для «принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав сумм налога к вычету».
Это постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации содержит еще одну важную правовую позицию о том, что налогоплательщику следует проявлять должную осмотрительность при выборе контрагентов.
Ранее суды при отсутствии законодательного определения должной осмотрительности исходили из положений письма Министерства финансов Российской Федерации от 10 апреля 2009 года № 03−02−07/1−177.
В настоящее время Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлениях от 20 апреля 2010 года № 18 162/09 и от 25 мая 2010 года № 15 658/09 определил, что должная осмотрительность налогоплательщика проявляется не только в удостоверении правоспособности поставщиков и их надлежащей государственной регистрации в качестве юридических лиц, необходимо учитывать совокупность обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе основания, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иные обстоятельства, упомянутые в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53.
В последнее время арбитражными судами принят целый ряд судебных актов, каса-
ющихся соблюдения налоговыми органами процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки и являющихся актуальными абсолютно для всех налогоплательщиков, поскольку в соответствии с пунктом 14 статьи 101 НК РФ «несоблюдение должностными лицами налоговых органов требований, установленных настоящим Кодексом, может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом вне зависимости от существа установленных правонарушений, совершенных налогоплательщиком».
Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 137-Ф3 «О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования» законодатель внес изменения в статью 101 НК РФ, дополнив ее пунктом 14, в соответствии с которым отнес к существенным условиям процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки и представить объяснения, несоблюдение которого является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения [4].
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 16 июня 2009 года № 391/09 установил толкование положений пункта 14 статьи 101 НК РФ, оставив без изменения постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 октября 2008 года, которым были отменены решение и постановление судов первой и апелляционной инстанций об отказе в удовлетворении требований закрытого акционерного общества о признании недействительным решения налогового органа о доначислении налогов,
пени, а также о привлечении общества к налоговой ответственности, предусмотренной статьей 122 НК РФ [5].
Федеральный арбитражный суд СевероЗападного округа, согласившись с выводами судов первой и апелляционной инстанций относительно правомерности доначисления акционерному обществу налогов, начисления пени и взыскания штрафа, тем не менее постановлением от 6 октября
2008 года отменил принятые ими решение и постановление и признал недействительным решение налогового органа ввиду существенных нарушений процедуры его принятия.
В рамках настоящего дела по результатам выездной налоговой проверки общества налоговым органом составлен акт проверки и рассмотрены представленные обществом возражения, на основании которых принято решение о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля, и по итогам дополнительных мероприятий налоговый орган вынес оспариваемое решение.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при принятии постановления исходил из положений статьи 101 НК РФ, в соответствии с которой рассмотрение акта проверки и других материалов налоговой проверки, в ходе которой были выявлены нарушения законодательства о налогах и сборах, а также представленных проверяемым лицом письменных возражений по указанному акту завершается вынесением решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения либо об отказе в привлечении к ответственности.
Вынесение налоговым органом решения о назначении дополнительных мероприятий налогового контроля (п. 6 ст. 101 НК РФ) производится в случае необходимости получения дополнительных доказательств для подтверждения факта совершения нарушений законодательства о налогах и сборах и не является завершающей стадией производства по делу о налоговом правонарушении.
В связи с этим Высший Арбитражный Суд Российской Федерации пришел к вы-
воду о том, что участие лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка, должно быть обеспечено на всех стадиях осуществления налогового контроля.
Поскольку решение налогового органа было вынесено по результатам рассмотрения материалов проверки с учетом информации, полученной в результате проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля без извещения общества, это обстоятельство Высший Арбитражный Суд Российской Федерации расценил как нарушение положений пункта 14 статьи 101 НК РФ, влекущее безусловную отмену этого решения.
Таким образом, судебно-арбитражной практикой выработан один из критериев, позволяющих отнести неизвещение налогоплательщика о рассмотрении материалов, полученных в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля к существенным нарушениям процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, влекущим безусловную отмену решения налогового органа. В связи с этим не только извещение налогоплательщика о рассмотрении акта налоговой проверки, но и извещение налогоплательщика о рассмотрении материалов, полученных в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля, следует отнести к существенным условиям процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки.
Практикующие юристы исходят из того, что налоговый орган должен сообщать налогоплательщику о результатах дополнительных мероприятий налогового контроля вне зависимости от их содержания. Налогоплательщику должна быть предоставлена возможность ознакомиться с результатами дополнительных мероприятий налогового контроля вне зависимости от их содержания и присутствовать при вынесении решения. Несоблюдение указанного требования -безусловное основание для признания решения налогового органа незаконным [6].
Вместе с тем Высший Арбитражный Суд Российской Федерации определением от 15 января 2009 года № ВАС-17 489/08 поддержал позицию Федерального арбитражного суда Московского округа, который поста-
новлением от 11 декабря 2008 года решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил в части признания недействительным решения инспекции по эпизоду доначисления налогов, пени, штрафов, отказав налогоплательщику в удовлетворении заявленных требований в указанной части [7].
Признавая выводы судов в этой части ошибочными, суд кассационной инстанции указал, что обстоятельства, связанные с недостоверностью сведений, содержащихся в документах контрагента заявителя, установлены налоговым органом в ходе проведения выездной налоговой проверки, отражены в акте проверки, были известны заявителю, который давал соответствующие пояснения по этим обстоятельствам, в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля никакие новые обстоятельства установлены не были, инспекция лишь подтвердила выводы, ранее отраженные в акте выездной налоговой проверки.
Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, принимая названное определение, не нашел оснований для переоценки вывода суда кассационной инстанции о том, что неучастие заявителя при рассмотрении материалов проверки после дополнительных мероприятий налогового контроля является нарушением процедуры, однако не привело к принятию неправомерного решения.
Юридической общественностью принятие постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 года № 391/09 было воспринято как отход от правоприменительной практики, которая не всегда рассматривала извещение налогоплательщика о рассмотрении результатов дополнительных контрольных мероприятий в качестве существенного нарушения, которое само по себе влечет недействительность решения налогового органа [8].
До тех пор пока не будет выработана устойчивая судебно-арбитражная практика по применению пункта 14 статьи 101 НК РФ в отношении дополнительных мероприятий налогового контроля, подобный вывод представляется преждевременным.
Если обратиться к тексту названного постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, то буквально правовая позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по этому вопросу сформулирована в следующей фразе: «Поскольку решение управления было вынесено по результатам рассмотрения материалов проверки с учетом информации, полученной в результате проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля без извещения общества, это обстоятельство следует расценивать как нарушение положений пункта 14 статьи 101 Кодекса, влекущее безусловную отмену данного решения».
Таким образом, сравнение текстов постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 июня 2009 года № 391/09 и определения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 января 2009 года № ВАС-17 489/08 позволяет говорить о том, что в них рассмотрены разные правовые ситуации. В первом случае решение налогового органа было вынесено с учетом информации, полученной по итогам дополнительных мероприятий налогового контроля- во втором — какие-либо новые обстоятельства в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля не устанавливались, налоговый орган лишь подтвердил выводы, ранее отраженные в акте выездной налоговой проверки и известные заявителю.
В связи с этим на современном этапе развития правоприменительной практики пункта 14 статьи 101 НК РФ можно прийти к выводу о том, что неизвещение налогоплательщика о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля следует признавать существенным нарушением процедуры такого контроля только в том случае, если налоговый орган принимает решение с учетом информации, полученной в результате проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля.
Такой вывод вполне соответствует норме права, содержащейся в пункте 14 статьи 101 НК РФ, в которой к существенным условиям процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки относится обе-
спечение возможности налогоплательщика участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки и представить свои объяснения, а не факт извещения налогоплательщика о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля.
Налоговыми органами в целом соблюдаются указанные требования закона, о чем свидетельствует сложившаяся судебно-арбитражная практика. Так, по делу арбитражного суда города Москвы № А40−78 393/08−80−285 было установлено, что Управлением Федеральной налоговой службы (далее — ФНС России) по городу Москве по итогам рассмотрения апелляционной жалобы закрытого акционерного общества принято решение от 6 октября 2008 года об отмене решения Инспекции ФНС России по городу Москве от 25 августа 2008 года как вынесенное с нарушением порядка, предусмотренного положениями статьи 101 НК РФ, поскольку не была обеспечена возможность общества участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки.
Вместе с тем решением арбитражного суда города Москвы от 20 января 2009 года по настоящему делу, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 марта 2009 года и постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 июня 2009 года, указанное решение Управления ФНС России по городу Москве было признано незаконным в части обязания Инспекции ФНС России по городу Москве вынести новое решение вместо отмененного решения от 25 августа 2008 года [9].
Действительно, в соответствии с пунктом 2 статьи 140 НК РФ по итогам рассмотрения апелляционной жалобы на решение вышестоящий налоговый орган вправе:
1) оставить решение налогового органа без изменения, а жалобу — без удовлетворения-
2) отменить или изменить решение налогового органа полностью или в части и принять по делу новое решение-
3) отменить решение налогового органа и прекратить производство по делу.
Представленный перечень является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит.
В связи с этим, обязывая нижестоящий налоговый орган вынести новое решение взамен отмененного и сообщить о результатах проведения проверки в срок до 31 августа 2008 года, Управление ФНС России вышло за рамки полномочий, предоставленных пунктом 2 статьи 140 НК РФ.
При этом суд кассационной инстанции в постановлении от 4 июня 2009 года пришел к выводу о том, что действия Инспекции ФНС России по городу Москве, производимые в рамках исполнения поручения, данного Управлением ФНС России в решении от 6 октября 2008 года, фактически означают повторное рассмотрение материалов налоговой проверки [10].
Однако спор участников налоговых правоотношений продолжился уже в рамках другого дела арбитражного суда города Москвы № А40−4509/09−118−7 после того, как Инспекция ФНС России по городу Москве во исполнение решения Управления ФНС России по городу Москве от 6 октября 2008 года приняла решение от 29 октября 2008 года о привлечении к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, о начислении пени, об уплате недоимки по налогу на добавленную стоимость [11]. Указанное решение было оспорено обществом в суде, и решением арбитражного суда города Москвы от 22 июля 2009 года заявление общества отклонено, поскольку налогоплательщик неправомерно воспользовался налоговой льготой, но постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2009 года, оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 февраля 2010 года, решение суда первой инстанции отменено, заявление удовлетворено, так как налоговым органом была нарушена процедура проведения налоговой проверки, при том что налогоплательщик обоснованно применил льготное налогообложение [12].
При этом суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что Инспекцией ФНС России по городу Москве
после отмены Управлением ФНС России по городу Москве первоначально принятого решения от 25 августа 2008 года фактически проведена повторная выездная налоговая проверка.
Согласно подпунктам 1 и 2 пункта 10 статьи 89 НК РФ повторная выездная налоговая проверка налогоплательщика может проводиться:
1) вышестоящим налоговым органом -в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку-
2) налоговым органом, ранее проводившим проверку, на основании решения его руководителя (заместителя руководителя) -в случае представления налогоплательщиком уточненной налоговой декларации, в которой указана сумма налога в размере, меньшем ранее заявленного.
Поскольку по настоящему спору отсутствовали условия, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 10 статьи 89 НК РФ, у Инспекции ФНС России по городу Москве отсутствовали предусмотренные законом основания для проведения повторной выездной налоговой проверки.
Инспекция ФНС России по городу Москве в обоснование законности своих действий ссылалась на пункт 14 статьи 101 НК РФ, согласно которому основаниями отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом могут являться иные, помимо существенных, нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, если только такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения. При этом Инспекция ФНС России по городу Москве считала, что в этом случае нарушение процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки не привело и не могло привести к принятию неправомерного решения.
Между тем в статье 89 НК РФ прямо предусмотрены основания проведения повторной выездной налоговой проверки, в связи с чем проведение повторной выездной налоговой проверки по основаниям, не предусмотренным статьей 89 НК РФ, следует отнести к существенным нарушениям
процедуры проведения налоговой проверки, которые в силу пункта 14 статьи 101 НК РФ в любом случае являются основанием для отмены решения налогового органа.
Таким образом, судебной практикой выработан еще один критерий, позволяющий отнести нарушение условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки к существенным, а именно проведение повторной выездной налоговой проверки без установленных законом оснований.
Анализ двух указанных взаимосвязанных дел показывает, что в настоящее время налоговые органы не должны игнорировать требования закона о тщательном соблюдении процедуры проведения налоговых проверок, рассчитывая на то, что суды расценят допущенные ими нарушения как несущественные, не приводящие к принятию неправомерного решения.
По сравнению с ранее действовавшей редакцией пункта 6 статьи 101 НК РФ, в соответствии с которым несоблюдение налоговым органом требований указанной нормы кодекса могло являться основанием для отмены решения налогового органа, теперь законодатель ограничил свободу суда в оценке правомерности действий налоговой инспекции с введением критерия существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, нарушение которых в любом случае является основанием отмены решения налогового органа.
В последнее время суды первой и апелляционной инстанций склоняются к более формальному применению пункта 14 статьи 101 НК РФ.
Так, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2009 года по делу № А40−95 760/08−116−293 арбитражного суда города Москвы апелляционный суд, поддерживая решение суда первой инстанции о признании недействительным одного из пунктов оспариваемого решения налогового органа, ссылался не только на неправильно установленные Инспекцией ФНС России по городу Москве при проведении налоговой проверки обстоятельства, но и на то, что при вынесении решения по настоящему эпизоду налоговый
орган допустил существенные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки [13].
В решении Инспекции ФНС России по городу Москве основанием к доначислению налога на прибыль послужил вывод о том, что заявитель допустил ошибку при определении амортизационных отчислений, поскольку необоснованно не применил максимальный срок полезного использования автомобиля, предусмотренный 3-й амортизационной группой (60 месяцев). Однако в акте проверки Инспекцией ФНС России по городу Москве установлено иное нарушение (основание для доначисления) — неприменение понижающего коэффициента 0,5 к сумме ежемесячной амортизации. Следовательно, только указанное обстоятельство и подлежало оценке при вынесении решения в силу требований статьи 101 НК РФ.
В связи с этим суд пришел к выводу о том, что при вынесении решения налоговый орган изменил основание для доначисления налога, указав новые претензии, о которых заявителю не могло быть известно на стадии рассмотрения материалов проверки. Установив в решении новое обстоятельство для доначисления налога, налоговый орган не уведомил об этом заявителя и принял решение, минуя обязательную стадию отражения этого обстоятельства в акте проверки, в результате чего заявитель был лишен права представить свои возражения относительно новых установленных Инспекцией ФНС России по городу Москве фактов.
Таким образом, судебно-арбитражная практика идет по такому пути: существенным условием процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является не только изложение в соответствии с пунктом 8 статьи 101 НК РФ обстоятельств совершенного налогоплательщиком налогового правонарушения в решении налогового органа, но и их соответствие фактам, зафиксированным в акте налоговой проверки.
Это положение, как полагают налоговые юристы, относится не только к вынесению решения по результатам выездной налоговой проверки, но и к утверждению этого решения вышестоящим налоговым органом,
что подтверждается формулировкой нормы пункта 14 статьи 101 НК РФ: в ней речь идет о соблюдении должностными лицами налоговых органов всех требований, установленных НК РФ, а не только статьи 101 «Вынесение решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки», а также пунктом 9 статьи 101 НК РФ, которым установлено, что в случае подачи апелляционной жалобы на решение налогового органа решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения или об отказе в его привлечении к ответственности вступает в силу со дня его утверждения вышестоящим налоговым органом полностью или в части.
Из этих положений сделан вывод о том, что принятие судами изложенной позиции повлечет признание решения вышестоящего налогового органа, принятого без уведомления налогоплательщика (его представителя), о времени и месте рассмотрения его жалобы, нарушающим процедуру принятия решения, затрагивающим право налогоплательщика на защиту, а следовательно, недействительным [14].
Правда, сами авторы признают, что сегодня подобная судебная практика единична.
Ни статья 101, ни статьи 101. 2, 139−141 НК РФ не содержат прямого указания на распространение требований пункта 14 статьи 101 кодекса на процедуру проверки правильности решения налогового органа вышестоящим по отношению к нему налоговым органом, поэтому только судебная правоприменительная практика либо разъяснение Конституционного Суда Российской Федерации позволят дать положительный ответ на вопрос о расширительном толковании рассмотренной нормы права.
ЛИТЕРАТУРА
1. Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды: постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53. Доступ из справочной правовой системы «КонсультантПлюс».
2. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 31 июля 1998 года № 146-ФЗ — часть вторая от 5 августа 2000 года № 117-ФЗ.
3. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 апреля 2010 года № 18 162/09 // Архив Федерального арбитражного суда Московского округа.
4. Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 января
2009 года № ВАС-17 489/08 // Архив Федерального арбитражного суда Московского округа.
5. Баталова Л. Я. О порядке применения вычетов сумм налога на добавленную стоимость по исправленным счетам-фактурам // Налоговед. № 8. 2009.
6. О внесении изменений в часть первую и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с осуществлением мер по совершенствованию налогового администрирования: Федеральный закон от 27 июля 2006 года № 137-Ф3 // Российская газета от 2006 № 165(4131).
7. Лысенко Е. А., Семкина Е. И., Хача-трян Н. Р. Права налогоплательщика при дополнительных мероприятиях налогового контроля // Налоговед. № 8. 2009.
8. Кузнецов А. Б. ВАС РФ поставил точку: дополнительные мероприятия налогового контроля — налогоплательщика уведомлять // Налоговед. № 9. 2009.
9. Решение Арбитражного суда города Москвы от 20 января 2009 года по делу № А40−78 393/08−80−285 // Архив Федерального арбитражного суда Московского округа.
10. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 июня 2009 года по делу Арбитражного суда города Москвы № А40−4509/09−118−7 // Архив Федерального арбитражного суда Московского округа.
11. Решение Арбитражного суда города Москвы от 22 июля 2009 года по делу № А40−4509/09−118−7 // Архив Федерального арбитражного суда Московского округа.
12. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 3
февраля 2010 года по делу Арбитражного Архив Федерального арбитражного суда суда города Москвы № А40−4509/09−118−7// Московского округа.
Архив Федерального арбитражного суда 14. Кравчинский Л. В., Травкина Н. А. Московского округа. Процедура рассмотрения апелляционной
13. Постановление Девятого арбитражно- жалобы на решение налогового органа: го апелляционного суда от 12 октября 2009 обязательно ли участие налогоплательщика по делу № А40−95 760/08−116−293 // ка // Налоговед. № 12. 2009.
СОВЕЩАНИЕ АССОЦИАЦИИ РОССИЙСКИХ БАНКОВ, ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ И ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО УПРАВЛЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ИМУЩЕСТВОМ ПО «ПРОБЛЕМНЫМ» ИПОТЕЧНЫМ КРЕДИТАМ
29 июля 2010 года, Ульяновск
29 июля 2010 года в городе Ульяновске прошло совещание Комитета Ассоциации российских банков по ипотечному кредитованию (далее — Комитет АРБ) с представителями Федеральной службы судебных приставов (далее — ФССП России) и Федерального агентства по управлению государственным имуществом (далее — Росимущество).
Состоявшаяся встреча стала продолжением совместной работы в рамках Соглашения между АРБ и ФССП России, подписанного по инициативе Комитета АРБ в конце прошлого года. По результатам заседания Комитета АРБ, проведенного 24 мая 2010 года с участием руководства ФССП России, было решено продолжить встречи по вопросам взаимодействия на региональном уровне. В качестве первого проекта был выбран один из крупных региональных центров — город Ульяновск. В совещании приняли участие представители ФССП России и Росимущества Приволжского федерального округа, а также центральных структур этих ведомств.
На совещании обсуждались вопросы, связанные с обращением взыскания на залоговое имущество (ипотека) и его последующую реализацию или передачу на баланс взыскателя, предложения по оптимизации взаимодействия заинтересованных сторон на стадии исполнительного производства, в том числе по внесению необходимых изменений в российское законодательство. В ходе обсуждения были сформулированы, в частности, проблемы, возникающие при наложении ареста на имущество должника при реализации заложенного недвижимого имущества, а также вопросы регистрации права собственности на нереализованное недвижимое имущество.
Оценивая состоявшийся обмен мнениями, председатель Комитета АРБ, президент Европейского трастового банка Андрей Крысин сказал, что Комитет как инициатор совещания вполне удовлетворен конструктивным ходом обсуждения актуальных вопросов и не в последнюю очередь открытостью к диалогу с банками таких влиятельных федеральных ведомств, как ФССП России и Росимущество. «Особо хотелось бы отметить интерес к скорейшему решению этих проблем на региональном уровне, — подчеркнул Андрей Крысин. Комитет АРБ по ипотеке, изучая ситуацию с ипотекой на местах, обращает особое внимание на анализ факторов, сдерживающих динамику ипотечного кредитования. Назревшие проблемы сигнализируют о необходимости скорейшего их решения на профессиональном уровне с вовлечением в эту работу всех заинтересованных структур. Банки не одиноки в своем стремлении придать ипотеке больший размах. Открытое обсуждение имеющихся проблем в сфере исполнительного производства, готовность к взаимодействию свидетельствуют о государственном подходе ФССП России и Росимущества к оценке значимости ипотечного кредитования для реализации Национального приоритетного проекта „Доступное и комфортное жилье — гражданам России“. В лице ФССП России и Росимущества банки нашли партнеров, нацеленных на конструктивный диалог в решении задач в рамках названного национального проекта. Предлагаемый формат региональных совещаний дает возможность не только мониторинга ситуации, но и оперативного обмена мнениями. Развертывая работу в регионах, Комитет АРБ рассчитывает на активное участие в ней банков, других заинтересованных структур», -констатировал председатель Комитета АРБ по ипотечному кредитованию.
Комитет АРБ по ипотечному кредитованию

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой