Номинация лиц в испанском теленовостном дискурсе

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ
ЯЗЫКОВОЙ НОМИНАЦИИ
УДК 811. 134. 2'-373. 2
НОМИНАЦИЯ ЛИЦ В ИСПАНСКОМ ТЕЛЕНОВОСТНОМ ДИСКУРСЕ*
И.С. Грибанов
Кафедра иностранных языков Филологический факультет Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 6, Москва, Россия, 117 198
В статье рассматриваются лингвопрагматические характеристики повторной номинации лиц в новостного медиадискурсе на испаноязычном телевидении, анализируются конвергентные и дивергентные признаки на материале пиренейского и латиноамериканских национальных вариантов современного испанского языка, проводятся параллели с русским языком.
Ключевые слова: повторная номинация, медиадискурс, телевидение, новости, антропони-мия, испанский язык.
Дискурсу средств массовой информации, или медиадискурсу, сегодня уделяют достаточно много внимания как зарубежные, так и отечественные лингвисты. Как правило, специалисты определяют его как «тематически сфокусированную, социокультурно обусловленную речемыслительную деятельность в масс-медий-ном пространстве» [6. С. 14]. В зависимости от различных языковых характеристик, а также прагматических целей и задач медиадискурс подразделяется на целый ряд типов: рекламный, промоцийный (также известный как PR-дискурс), аналитический, публицистический, идеологический, репрезентирующий и некоторые другие. Однако основой медиадискурса, по нашему мнению, выступает новостной дискурс как наиболее устойчивый и универсальный, представляющий все главные особенности и черты данной сферы речеупотребления. Более того, «новостные тексты наиболее полно реализуют одну из главных функций массовой коммуникации — информативную, а также одну из главных функций языка — сообщение» [4. С. 47].
* Рец.: проф. О. С. Чеснокова (РУДН) — доц. Е. В. Журавлева (МПГУ).
При этом дискурс теленовостей представляет особый интерес для исследования, поскольку именно он благодаря своей поликодовости, т. е. сочетанию визуальных, звуковых и вербальных компонентов, обладает наибольшим влиянием на сознание человека. Это мнение в том числе подтверждают многочисленные опросы общественного мнения, согласно которым именно телевидение на протяжении десятилетий удерживает позицию самого достоверного источника информации, опережая радио, печатные и электронные СМИ.
Итак, какие же основные критерии определяют принадлежность того или иного телевизионного сообщения к новостному дискурсу и позволяют ему достичь поставленной цели?
Прежде всего излагаемая информация должна отвечать таким требованиям, как фактуальность, т. е. сообщать о событии, положении дел, а не представлять собой анализ ситуации- конкретность- релевантность, т. е. быть интересной зрителю- значимость, или широта круга людей, которым интересно новостное сообщение- достоверность или, как минимум, неопровержимость- новизна и свежесть.
Для телезрителя очень важно не только «присутствовать» в гуще событий, но и в каждый момент времени понимать, что именно и где происходит, о ком идет речь и т. д. Именно поэтому содержание же теленовостного дискурса, согласно журналистам-практикам, должно соответствовать формуле «пяти W», т. е. отвечать на пять вопросов: What? / Что?, Who? / Кто?, When? / Когда?, Where? / Где?, Why? / Почему или зачем?
Как мы видим, особую роль в медиатекстах играют компоненты кто и где и, следовательно, в первую очередь имена собственные. Имена собственные, по справедливому мнению О. С. Чесноковой, «это неотъемлемый и обязательный компонент новостных лент. Антропонимы и топонимы задают событийный фон новостного сообщения, его координаты в пространстве и времени, а также выявляют интересные закономерности семиотики, связанные с механизмами повторной номинации» [7. С. 122−123].
Словарь лингвистических терминов определяет «повторную номинацию» как «различное обозначение одного и того же предмета, лица, признака» [5. С. 307]. Аналогичное определение дает и В. Г. Гак, а именно: «наименование уже ранее обозначенного в данном контексте денотата: лица, предмета, действия, качества» [3. C. 123].
Автор также отмечает, что разные обозначения одного и того же предмета различаются в зависимости от того, что кладется в основу наименования. Так, одно и то же лицо может быть названо не только его собственным именем, но и на основании самых разных признаков (внешность, пол, возраст). При этом при выделении признака, который берется за основу, основную роль играет установка именующего субъекта [2. С. 525].
Прежде всего, повторные номинации призваны выполнять текстообразую-щую функцию. Они тематически и грамматически соединяют компоненты высказываний, межфразовых единств. Исследователи-лингвисты отмечают, что в качестве повторных наименований могут употребляться местоименно-наречные слова: он, она- тот, этот, который- там, туда, оттуда- метафорически употребленные
существительные- слова и сочетания указательного значения, например: этот вопрос- данные сведения- такие выводы- перифразы: Остап Бендер — великий комбинатор и др.
Характер повторных номинаций зависит от вида текста: они могут быть стилистически нейтральными или иметь экспрессивно-оценочную окраску- по объему информации точно соответствовать именуемому предмету или расширять, уточнять его содержание. Такое разнообразие приводит и к функциональному разнообразию.
Номинативные единицы выполняют следующие основные функции: информативно-описательную (например, дефиниция полная или частичная при терминах- характеристика объекта — Бендер — молодой человек, лет двадцати восьми) — ситуативную (характеристика в данной ситуации) — экспрессивно-оценочную (характеристика объекта с оценкой его качеств) — редуцирующую (сокращение объема текста) [1.C. 35].
Как правило, повторная номинация в новостных текстах носит нейтральный характер и используется для удержания внимания аудитории, постоянной отсылки к объекту сообщения, месту или персонажу: «Людей больше всего интересует то, что происходит с другими людьми. Если они известны и их имя знакомо телезрителям, интерес к сообщению возрастает… Фраза, начинающаяся с имени нарицательного или собственного, всегда звучит более значимо, обращает на себя внимание публики» (перевод наш — И.Г.) [8. C. 74, 36].
Анализ новостных текстов телекомпаний TVE и TeleSUR, представляющих пиренейский и ряд латиноамериканских национальных вариантов испанского языка соответственно, позволяет утверждать, что имена собственные почти всегда используются в редуцированном виде. Так, вместо русской формулы полной ономастической идентификации (фамилия, имя, отчество) и испанского имени с двумя и более фамилиями, как правило, используются одно имя и фамилия, например: Vladimir Putin вместо Владимир Владимирович Путин, Rafael Correa вместо Rafael Vicente Correa Delgado, Hugo Chavez вместо Hugo Rafael Chavez Frias.
Отдельного внимания заслуживает употребление в медиадискурсе антропонимов, относящихся к монаршим особам. Они также употребляются в сокращенном виде, однако исключительно в форме имени (имен) и титула: Principe Felipe, Reina Sofia, Juan Carlos I (Rey Juan Carlos) вместо полного Juan Carlos Alfonso Victor Maria de Borbon y Borbon-Dos Sicilias. При этом редакции испанских телеканалов, упоминая в своих новостных выпусках короля Испании Хуана Кар-лоса, почти в обязательном порядке используют формулу вежливости Don, указывающую на высокий титул: Don Juan Carlos, Rey Don Juan Carlos I, Su Majestad Don Juan Carlos и т. д.
Если имя человека, о котором говорится в новостном сообщении, достаточно известно, первое именование может представлять собой исключительно фамилию или комбинацию имени и должности. Однако даже в этом случае, как отмечают испанские журналисты, рекомендуется подготовить зрителей и при первом упоминании назвать должность, профессию или род деятельности лица, а уже затем имя
собственное: De esta manera, Rusia tuvo el primer presidente de su historia. Fue el lider radical Boris Yeltsin, elegido por la mayoria de los votantes en 1992. (Ср.: Так появился первый президент в истории России. Это был лидер, сторонник радикальных реформ Борис Ельцин, избранный большинством голосов в 1992 г.) [8. С. 74].
Как справедливо отмечают языковеды, уже в случае повторной номинации персоны, первоначально названной по имени, полнота наименования практически отсутствует. Это в этикетном дискурсе противоречило бы нормам вежливости. В новостном сообщении обычно указывается только фамилия или должность. Однако «краткость и стремительность новостных текстов обусловливают быстрый переход на тот этап отношений между отправителем и получателем текста, когда они как бы знакомы, и, несмотря на максимы вежливости и социальные предписания, полная ономастическая идентификация лица, о котором идет речь в сообщении, не требуется» [7. C. 124].
Действительно, новостной дискурс испанского телеканала TVE демонстрирует унифицированность формул идентификации лица при повторной номинации: наибольшее количество упоминаний приводится в редуцированной антропоним-ной форме — фамилии человека, например: el presidente venezolano, Hugo Chavez / Chavez / el presidente / Chavez / отсутствие подлежащего / Chavez (16. 09. 2009) — el presidente de Venezuela / Chavez / Chavez / Chavez / Chavez / Hugo Chavez / el presidente Chavez (27. 09. 2010) — el presidente venezolano, Hugo Chavez / Chavez / отсутствие подлежащего / Chavez / el presidente / Chavez / Hugo Chavez / Chavez / Chavez / el presidente venezolano / Hugo Chavez (13. 12. 2012) — el presidente ruso / Putin / отсутствие подлежащего / Vladimir Putin / presidente ruso / Putin / Putin (07. 05. 2012) — el presidente ruso, Vladimir Putin / Putin / el presidente ruso / Putin / Putin /Putin (31. 12. 2013).
Примечательно, однако, что данное наблюдение не всегда справедливо в отношении дискурса латиноамериканского канала TeleSUR, в новостном эфире которого значительно чаще звучат более распространенные формы номинации, нередко с обязательным указанием не только имени и фамилии, но и должности (роли) главного персонажа сообщения.
Думается, что медиатексты, отражающие особенности ряда латиноамериканских национальных вариантов испанского языка, в большей степени тяготеют к официальному стилю повествования, когда речь идет, например, о первых лицах того или иного государства, представителях власти, сравните:. Vladimir Putin / el lider del partido Rusia Unida / Vladimir Putin / Putin / Vladimir Putin (13. 02. 2012) — el presidente ruso, Vladimir Putin / Vladimir Putin / отсутствие подлежащего / Vladimir Putin / el mandatario ruso / отсутствие подлежащего / Vladimir Putin / Vladimir Putin / Putin / el presidente, Vladimir Putin / отсутствие подлежащего / Vladimir Putin / el presidente Putin (24. 11. 2013) — el presidente ruso, Vladimir Putin / el presidente Putin / el mandatario ruso, Vladimir Putin / el jefe de Estado / el presidente ruso, Vladimir Putin / el mandatario / Putin / отсутствие подлежащего / el presidente de Rusia (20. 12. 2013).
Аналогичная ситуация наблюдается, когда речь идет о новостных выпусках TeleSUR c упоминанием покойного Президента Венесуэлы Уго Чавеса, например: el presidente Chavez / el presidente Chavez / el mandatario venezolano / el presidente Hugo Chavez / el primer mandatario / отсутствие подлежащего / el primer mandatario de la Republica Bolivariana de Venezuela, Hugo Chavez Frias / el presidente Hugo Chavez (26. 08. 2012) — el primer mandatario Hugo Chavez / el presidente de Venezuela / el primer mandatario venezolano, Hugo Chavez / el mandatario, Hugo Chavez Frias / el presidente Hugo Chavez / el primer mandatario del pais / el comandante Hugo Chavez (08. 03. 2013).
Обращаясь к вышеприведенным примерам, отметим также особенность испанского новостного дискурса, характерную как для печатного, так и для телевизионного текста, а именно: более широкое, чем для русского дискурса, употребление прилагательных географической принадлежности. Так, активно используются конструкции с прилагательными типа: итальянская столица, французский президент, русский президент, что нетипично для русского новостного текста, где предпочтение отдается словосочетаниям с родительным падежом: столица Италии, Президент Франции, Президент России [7. C. 125].
Подчеркивая определенную схожесть, а иногда и тождественность языковых формул в дискурсе телевизионных новостей и, например, печатных изданий, нельзя не отметить и некоторые особенности. Так, в отличие от текстов газеты и электронных средств массовой информации, сообщения на испаноязычном телевидении, как правило, избегают повторной номинации при помощи числительных без указания поста или должности, а также местоименных форм. Это правило справедливо как для личных местоимений, так и для указательных (например, este, ese, aquel), в достаточной степени распространенных, согласно ряду исследователей, в газетных статьях и новостных лентах. Вот так звучит сообщение новостного агентства EFE: «Una de las piezas de la muestra & quot-Una mujer, una voz, un mito & quot- es un traje de laminas de plata que le regalo el magnate Aristoteles Onassis, pareja de Callas durante muchos anos hasta que este contrajo matrimonio con Jacqueline Kennedy» [7. С. 125].
Думается, что отказ от употребления аналогичных конструкций в теленовостном дискурсе испанского языка обусловливается, прежде всего, аудиовизуальным каналом донесения информации. Соответственно, зритель не имеет возможности, как в газете, вернуться к ранее прочитанному, чтобы установить, к какому лицу относится та или иная местоименная повторная номинация. Восприятие и понимание сообщения должно происходить одномоментно: «По этой причине употребление местоимений имеет смысл только в том случае, когда они располагаются в непосредственной близости от имени, которое они замещают… В ходе повествования требуется постоянно повторять имя человека, чтобы в любой момент времени телезритель понимал, о ком идет речь, даже если смотрит новости не с начала» (перевод наш — И.Г.) [8. C. 36, 74].
Даже когда в сообщении говорится об известном человеке, испанские учебники по журналистике рекомендуют предварять его имя упоминанием должности,
профессии или другой причины его популярности, например: El modisto frances Pierre Cardin I Французский модельер Пьер Карден- El tenor catalan Josep Carreras I Каталонский тенор Хосе Каррерас- El presidente norteamericano George Bush I Президент США Джордж Буш и т. п.
Если же новостное сообщение касается персонажей, чье имя неизвестно широкой аудитории, специалисты рекомендуют полностью отказаться от их упоминания, ограничившись исключительно указанием должности, в частности: El ministro de Asuntos Exteriores de Sri Lanka- El ministro de Trabajo de Burkina Fasso. В большинстве случаев малоизвестные и особенно труднопроизносимые имена и фамилии не только не представляют ценности для сообщения, но и способны привести в недоумение телезрителей. Подобное правило распространяется и на сложные для понимания должности и ранги, которые предлагается давать в редуцированном, упрощенном виде: Un juez de Palencia investiga presuntas irregularidades en el voto por correo вместо El titular del juzgado numero tres de Palencia, Angel Muniz, investiga presuntas irregularidades en el voto por correo [8. C. 75−76].
Нельзя не отметить, однако, большую универсальность телевизионного канала передачи информации по сравнению, например, с радио. Дело в том, что помимо произносимых диктором или корреспондентом имен и должностей телезритель, как правило, имеет возможность идентифицировать персонаж новостного сюжета благодаря их графическому обозначению в виде титров.
Возвращаясь к вопросу повторной номинации в теленовостном дискурсе, отметим способность наименований придавать тексту экспрессивно-оценочную окраску, характеризовать описываемый предмет или лицо. В данном случае информационный дискурс реализует одну из важнейших функций массовой коммуникации — интерпретационную, или идеологическую. При этом думается, что, в отличие от сугубо аналитических программ на телевидении новостные выпуски в менее заметной для получателя информации форме доносят идеологическую составляющую.
Так, в отдельных текстах испаноязычных TVE и TeleSUR мы наблюдаем яркие примеры возрастающей роли элементов морфосинтаксиса, способствующих реализации функции воздействия, таких как большее число описательных структур, многоэлементные атрибутивные соединения смешанного типа и т. д. На лек-сико-фразеологическом важную роль играют высокоэкспрессивные словосочетания, клишированные соединения и другие средства эмоционального влияния на сознание аудитории (см. [4. С. 60−63]).
Наглядным примером служит, в частности, новостной сюжет испанского канала TVE, посвященный выборам президента России в 2012 г. и персоналии кандидата на этот пост Владимира Путина. Само название репортажа Putin, el lider que nunca se fue / Путин — лидер, который никуда не уходил подготавливает и настраивает зрителя на определенный лад. Далее среди уже знакомых нам редуцированных форм повторной номинации в виде фамилии и должности мы наблюдаем целый ряд элементов с эмоционально-экспрессивной окраской, формирующих оп-
ределенный образ кандидата в президенты: Putin / el hombre que ha guiado el destino de Rusia desde el ano 2000 / ex presidente / Putin / claro favorito / отсутствие подлежащего / garante de estabilidad / actual primer ministro / отсутствие подлежащего / espia del KGB / Vladimir Putin / Putin / Putin / отсутствие подлежащего / Putin / un jugador independiente / hombre de accion / Putin / Putin / отсутствие подлежащего / Putin / Putin / lider ruso / отсутствие подлежащего / Vladimir Putin / lider fuerte/jefe de un sistema corrupto / Putin / viejo lider (03. 03. 2012).
Примечательно, что в приведенном дискурсе в качестве повторной номинации значительно чаще употребляется сильная лексема lider, весьма нетипичная для стандартных новостных сообщений по сравнению с presidente или mandatario, носящих обыденный характер.
Выразительные примеры использования идеологически окрашенной повторной номинации предлагает эфир латиноамериканского телеканала TeleSUR, в течение нескольких дней освещавшего церемонию прощания с покойным Президентом Венесуэлы Уго Чавесом:
Lider bolivariano Hugo Chavez (боливарианский лидер Уго Чавес) / lider revolucionario (лидер революции) / Maximo Lider (верховный лидер) / Comandante presidente Hugo Chavez Frias (Команданте-президент Уго Чавес Фриас) / Comandante Chavez (Команданте Чавес) / el primer mandatario venezolano (первый президент Венесуэлы) / icono de la izquierda de Latinoamerica (символ левого движения в Латинской Америке) / hombre del pueblo (человек из народа) / defensor de las causas justas, de los humildes y de la tierra (защитник правого дела, обездоленных и земель) (06−08. 03. 2013).
Особенно примечательно в данном контексте прилагательное bolivariano — синоним прилагательного географической принадлежности venezolano/венесуэль-ский, неразрывно связывающий историю этой латиноамериканской страны и ее жителей с именем Симона Боливара, национального героя Колумбии, Эквадора, Венесуэлы, Боливии [7. C. 127].
Интересно обозначение Чавеса как «первого президента Венесуэлы». Речь идет непосредственно о новом названии государства с 1999 г. — Боливарианская Республика Венесуэла, несмотря на то, что официально Чавес считается сорок шестым главой государства.
Привлекает к себе внимание и номинация Maximo Lider (верховный лидер), традиционно используемое в отношении лидера кубинской революции Фиделя Кастро, а также таких личностей, как руководители Панамы Омар Торрихос и Мануэль Норьега. Также по отношению к Уго Чавесу регулярно применяется широко известное революционное звание «Команданте» (Comandante), высшее среди повстанцев в Латинской Америке в конце 1950-х гг. и равнозначное майору в испанской армии и званию подполковника в венесуэльской, которое действительно носил покойный Президент.
Во время исследования повторных номинаций лиц в ходе сравнительного анализа языковых особенностей новостного медиадискурса телекомпаний TVE
и TeleSUR были также отмечены примеры метафоры в обозначении Уго Чавеса, определенно обладающие яркой эмотивной характеристикой и свидетельствующие о тесной связи между Венесуэлой и Кубой: el mejor discipulo /лучший ученик (Фиделя Кастро: прим. наше — И.Г.) — el hijo del gobierno cubano / сын кубинского правительства (11. 03. 2013).
Итак, многочисленные примеры на основе языкового материала испанских новостных текстов демонстрируют четко определенные правила использования повторной номинации лиц в телевизионном дискурсе. Ее механизмы заметно отличаются от формул, принятых в печатных или электронных СМИ, и обусловливаются как аудиовизуальным способом передачи информации, так и прагматическими задачами информационного дискурса, в том числе идеологическими.
Повторная номинация в теленовостном дискурсе тяготеет к более узуальным, разговорным и редуцированным формулам, часто заключающимся в упоминании исключительно фамилии действующего лица без опасений чрезмерного количества повторений.
Тем не менее, сравнительный анализ дискурса телеканалов, представляющих пиренейский и ряд латиноамериканских национальных вариантов современного испанского языка, позволил выявить ряд особенностей. Так, тексты латиноамериканского TeleSUR чаще аппелируют к формам официально-делового стиля, традиционно характеризующегося более сложными конструкциями наименования с указанием полного имени и должности лица. Дискурс TeleSUR также в большей степени проявляет экспрессивно-оценочные и идеологические признаки.
Однако приоритетные задачи испанского новостного медиадискурса ориентируются скорее на конвергентные, чем на дивергентные формы существования современного испанского языка, обеспечивая общедоступность и понятность новостных сообщений для всех типов аудитории.
ЛИТЕРАТУРА
[1] ВалгинаН.С. Теория текста: Учебное пособие. — М.: Логос, 2003.
[2] Гак В. Г. Языковые преобразования. — М.: Школа «Язык русской культуры», 1998.
[3] Гак В. Г. Повторная номинация и ее стилистическое использование // Вопросы французской филологии. — М.: МГПИ, 1972. — Вып. I. — C. 120−127.
[4] Добросклонская Т. Г. Язык средств массовой информации: учебное пособие. — М.: КДУ, 2008.
[5] Жеребило Т. В. Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-е и доп. — Назрань: Изд-во «Пилигрим», 2010.
[6] Кожемякин Е. А. Массовая коммуникация и медиадискурс: к методологии исследования // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. — 2010. — № 2 (73). — Вып. 11. — С. 13−21.
[7] Чеснокова О. С. Семиотика имен собственных в испанском и русском новостных дискурсах // Личность в контексте процессов глобализации: Общество, язык, информация: Коллективная монография. — М.: Изд-во РУДН, 2008. — С. 121−130.
[8] Oliva L., Sitja X. Las noticias en radio y television. Periodismo audiovisual en el siglo XXI, 5a edicion. — Barcelona: Ediciones Omega, S.A., 2007.
PERSONAL NAMING IN SPANISH TELEVISION NEWS DISCOURSE
I.S. Gribanov
Foreign Languages Department Philological Faculty Peoples'- Friendship University of Russia
Miklukho-Maklaya str., 6, Moscow, Russia, 117 198
The article deals with linguo-pragmatic characteristics of secondary personal naming in Spanish TV news media discourse and reviews it'-s convergent and divergent features both in the Peninsular and Latin American variants of modern Spanish, and also makes brief comparative study of the material with the Russian language.
Key words: secondary naming- media discourse- television- news- anthroponomy- Spanish language.
REFERENCES
[1] ValginaN.S. Teoriya teksta: Uchebnoye posobiye. — M.: Logos, 2003.
[2] Gak V.G. Yazykovye preobrazovaniya. — M.: Shkola «Yazyki russkoy kultury», 1998.
[3] Gak V.G. Povtornaya nominatsiya i yeyo stilisticheskoye ispolzovaniye // Voprosy fTantsuzskoy filologii. — M.: MGPI, 1972. — Vyp. I. — P. 120−127.
[4] Dobrosklonskaya T.G. Yazyk sredstv massovoy informatsii: uchebnoye posobiye. — M.: KDU, 2008.
[5] Zherebilo T.V. Slovar lingvisticheskikh terminov: Izd. 5-e, ispr-e i dop. — Nazran: Izd-vo «Piligrim», 2010.
[6] Kozhemyakin E.A. Massovaya kommunikatsiya i mediadisckurs: k metodologii issledovaniya // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye nauki. — 2010. — № 2 (73). — Vyp. 11. — P. 13−21.
[7] Chesnokova O.S. Semiotika imen sobstvennykh v ispanskom i russkom novostnykh diskursakh // Lichnost v kontekste protsessov globalizatsii: Obschestvo, yazyk, informatsiya: Kollektivnaya monografiya. — M.: Izd-vo RUDN, 2008. — P. 121−130.
[8] Oliva L., Sitja X. Las noticias en radio y television. Periodismo audiovisual en el siglo XXI, 5a edicion. — Barcelona: Ediciones Omega, S.A., 2007.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой