Ноосферная футурология: стратегия глобальной безопасности России и человечества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 113+141.2 ББК Ю6+С550. 01
Г. М. Иманов
ноосферная футурология: стратегия глобальной безопасности россии и человечества
Раскрываются мировоззренческие источники, институциональные императивы единства ноосферной природы, ноосферного статуса, ноосферной функции науки в эпоху глобализации, которые необходимо опережающе учитывать в системе управления взаимодействием социума и природы. Предложены идеи упреждающего учета угроз глобализации во взаимодействии общества и природы.
Ключевые слова:
биосфера, депопуляция, закон, императив, мировоззрение, наука, ноосфера, функция, футурология, футурошок.
В настоящее время мы наблюдаем опасные тенденции в развитии цивилизации: после демографического взрыва во второй половине XX в. в его конце и в начале XXI в. наблюдается обратный процесс — мировой демографический переход и даже (например, в России) — депопуляция. Анализируя состояние населения Земли в 1905 г., Д. И. Менделеев насчитывал живущих на планете его времени «не более 1,6 миллиарда» [11, с. 39]. К началу XXI в. численность населения Земли выросла почти в четыре раза — сейчас нас более 6,1 млрд человек. На перелом веков пришелся пик прироста человечества (85−87 млн в год) и… начало региональной депопуляции. Упадок рождаемости переживают Россия и индустриально развитые страны: рождаемость детей на семью снизилась в России с 7,5 в 1900 г. до 1−1,2 в 2000 г.- в Европе, США, Японии — с 3,5 до 1,5−2 [7, с. 181- 9, с. 4−6] - при необходимом для устойчивого воспроизводства уровне 2,3−2,5 ребенка на семью.
В официальных международных документах последней трети XX в. 1, в концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию и экологической доктрине государства2 признается кризис цивилизации — основного способа глобализации взаимодействия человечества с биосферой Земли- оценены техногенные последствия и угрозы для выживания людей в регионах планеты. Острота проблем усугубляется глобальным финансово-экономическим кризисом, начавшемся в 2008 г. Но очень медленно разрабатываются методы решения проблем, адекватно и с опережением учитывающие угрозы человечеству.
Демографический переход и угрозы депопуляции для России показывают не только прогнозы ООН, но и ежегодный недобор первоклассников в школах и абитуриентов в вузах, дефицит рабочей силы на рынке труда, борьба государств, в т. ч. и России, за трудовых мигрантов и против
«утечки мозгов», но и постоянное снижение количества детей в семьях новых поколений. Все это значит, что угроза депопуляции в России становится опасной для национальной безопасности.
Одновременно существуют проблемы, обострившие угрозы основам жизни человечества, которые мы называем мировоззренческим, космополитизмом, когда в реалиях глобализации человек разумный пренебрегает открытыми В. И. Вернадским экологическими законами устойчивости биосферы. Примером мировоззренческой близорукости космополитически обезличенного подхода футурологов и лидеров стратегии глобализации к развитию цивилизации является книга Э. Тоффлера, описавшего глобальный феномен футуро-шока человечества. Время показало: этот мировоззреческий шок, вызванный ростом вызовов безопасности жизни поколений, затрудняет на уровне органов власти адекватный времени выбор стратегии развития стран, в институтах человечества XXI в., переживающего процессы глобализации.
Тоффлер писал: «Каждое общество сталкивается не просто с последовательностью вероятных будущих, но с множеством возможных будущих и конфликтом по поводу предпочтительных будущих. Управление переменами — это попытка превратить определенные вероятности в возможности, следуя предпочтениям, по которым достигнуто согласие. Определение вероятности требуется от науки футурологии. Описание возможности требуется от искусства футурологии. Выяснение предпочтения требуется от политики футурологии» (выд. нами — Г. И.) [15, с. 501]. Эксперты Института современного развития подчеркивают: «Речь идет о самом выживании России, по крайней мере, в ее нынешних геостратегических параметрах, в качестве передовой нации. Вопрос в том, сможем ли мы этот вызов осознать и приступить к немедленным действиям
(выд. нами — Г. И.). … Вход в модернизацию начинается с идеологического признания приоритета ценностей человеческого достоинства, свободы и права» [14, с. 4−5]. Но они не учитывают, что стратегия модернизации должна соответствовать вызовам глобальных угроз гражданам России.
«В обновляющейся стране отношение к этим ценностям должно быть выражено определенно, безоговорочно и обоснованно:
морально, как установка, единственно достойная человека разумного, вменяемого, самостоятельного и ответственного, а также страны, претендующей на статус современной-
прагматически, как единственная система принципов, открывающая путь к экономической и технологической модернизации, преодолению инерции ресурсного развития и выходу в инновационное будущее, а значит, дающая шанс на выживание в современном мире-
юридически, как система ценностей и идей, однозначно и без оговорок зафиксированная в Конституции Р Ф, а потому не допускающая ревизии, особенно в системе власти и политическом истеблишменте» [14, с. 9−10].
В докладе Института современного развития «ситуации повышенных рисков», «катастрофическая депопуляция, прежде всего качественная — новая утечка „человеческого капитала“, исход из страны наиболее продуктивной, вменяемой и инициативной части населения» — поставлены на последнее место, и не учитывается, что катастрофическая депопуляция, утечка наиболее активного населения происходят в условиях планетного эколого-демографи-ческого перехода, обострения дефицитов жизнеобеспечения стран в регионах планеты [14]. Поэтому «приоритеты ценностей человеческого достоинства, свободы и права» политически не согласуются с демоэко-логическими угрозами опасности России.
Причина прогностической слепоты авторов «образа России XXI века» — в пренебрежении выводами ученых Российской академии наук: «В своем развитии человек перешел допустимые экологические пределы, определяемые законами биосферы,. человек зависим от этих законов,. закончился длительный период условной независимости человечества от законов биосферы» [7, с. 26]. Эколого-демопереход и депопуляция, беспрецедентные в истории цивилизации, названы феноменом «окончания человека» [10, с. 37−38].
На феномен футурошока Тоффлер указывал в самом разгаре холодной войны. Но война политических систем продолжа-
ется, обостряя причины и факторы футу-рошока новых поколений. В большинстве футурологических актов, определяющих стратегию развития стран (Устав ООН, Всеобщая декларация прав человека ООН, доклад ООН «Наше общее будущее», 1989- принципы декларации по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 1992- Иоханнесбургская декларация по устойчивому развитию, 2002 и др.) недостаточно учитываются выводы В. И. Вернадского о роли науки в жизни человечества.
Свою работу «Химическое строение биосферы Земли и ее окружения» В. И. Вернадский называл «книгой жизни»: в ней сформулированы основы учения о ноосфере, более известные как фрагмент «Несколько слов о ноосфере», из которых формируются основы ноосферологии и ноосферной футурологии [2]. Развитие ноосферологии из учения Вернадского о ноосфере позволяет соединять в единый комплекс инструменты прогнозирования развития человечества — науку, искусство и политику, особенно актуальных в условиях глобализации. Соблюдение императивов ноосферологии и ноосферной футурологии позволяет преодолевать мировоззренческие и институциональные ловушки космополитизма в отношении к биосфере Земли. Ноосферная футурология эпохи глобализма определяет стратегию безопасности, устойчивого развития цивилизации, позволяет упреждающе учитывать угрозы, вызовы населению Земли.
Исследования Международного НИИ космической антропоэкологии показывают, что Земля находится в критическом состоянии: уничтожается биосферный «чехол» — геофизическая оболочка планеты, — обеспечивающий ее безопасность, наблюдаются неблагоприятные тенденции в социальной сфере. Процесс старения населения характеризуется тем, что в развитых странах доля пожилых людей к 2009 г. выросла до 21%, количество их возрастает при постоянном уменьшении численности новорожденных. К 2050 г. доля пожилых людей составит 33% и более чем вдвое превысит ожидаемую долю детей (15%). В то же время имеет место непрерывный рост хронических заболеваний, которые постоянно «омолаживаются»: сегодня до 10−15% (по некоторым данным до 20%) новорожденных и детей в возрасте до 7−10 лет уже имеют хронические заболевания. Значит, речь идет не только о старении населения планеты, но и об «утомлении» человеческой цивилизации. Оно выражает эволю-ционно опасное планетарное истощение потенциала духовности [8].
Футурошок массового сознания особенно опасен в институтах власти — ошибки в выборе целей и вектора глобализации сфер жизни приводят к духовной усталости народов, дегуманизации и даже деинтеллек-туализации образования, снижению воспроизводственного и интеллектуального потенциала поколений. Эксперты прогнозируют дальнейшее снижение рождаемости, определяемое экодемографическими последствиями 1992−2010 гг. [6]. В докладе ООН «Преодоление барьеров: человеческая мобильность и развитие» (2009) прогнозируется ухудшение демографических тенденций в России: снижение рождаемости (коэффициент фертильности) на одну женщину до 1,4 ребенка- снижение демонагруз-ки детей с 34,3% с 1990 до 20,8% к 2010 г. и повышение демонагрузки пожилых, соответственно, — с 15,1% до 17,9% [13, с. 192]. Футурошок XXI в. опасен вымиранием человека, называющего себя разумным.
Как преодолеть угрозы футурошока России и человечеству? Впервые на эту проблему обратил внимание В. И. Вернадский сто лет назад. Оценивая «кровавое применение научных завоеваний» (1914−1915 гг.) как угрозу человечеству «империалистических стремлений», он обосновал футурологичес-кую роль «охранительной и защитительной силы научного творчества», «которая должна быть выдвинута на первое место, чтобы не довести человечество до самоистребления» [5, с. 545−546]. Он подчеркивает: «Революция не должна привести к распаду России. Многие не принимают в расчет, что есть общность более могучая, чем государственность, — есть научное единство территории. Сохранение единого государства и национальное возрождение — не противоречат друг другу, если решаются научным путем… Наука больше всего способствует международному пониманию. Ненасильственно и самым прочным способом она связывает людей и народы. Она выявляет огромные преимущества страны-континента. Пока мы этим преимуществом не пользуемся» [1, с. 201]. В годы гражданской войны ученый анализирует политическую опасность отставания социального строя от развития науки и научной мысли граждан отечества: «Пока прогресс науки XIX и XX вв. до сих пор имел лишь слабое влияние на современную социальную мысль… Не только массы, но и предводители и сами их вдохновители принадлежат по своему разуму и научному багажу к стадиям, давно превзойденным научной эволюцией. В современной общественной и социальной конструкции человечество в большей степени управляется идеями, которые уже более не соответству-
ют реальности и выражают состояние ума и научные знания поколений, исчезнувших в прошлом… Медленное проникновение научных достижений в жизнь и в научную мысль является обычной и общей чертой истории науки» [3, с. 299].
Упреждение вызовов глобализации возможно при условии опережающего развития ноосферных функций науки, внедрения ноосферной парадигмы в систему образования, в институты власти и управления взаимодействием общества и природы. Основой подхода к гармонизации взаимодействия институтов общества и природы является учение ноосферизма (А.И. Субетто), выраженного соблюдением принципов ноосферного реализма в философии и политике (В.Н. Василенко).
В. И. Вернадский писал: «Есть одно коренное явление, которое определяет научную мысль и отличает научные результаты и научные заключения ясно и просто от утверждений философии и религии, — это общеобязательность и бесспорность правильно сделанных научных выводов, научных утверждений, понятий, заключений… Такое положение науки в социальной структуре человечества ставит науку, научную мысль и работу совершенно в особое положение и определяет ее особое значение в среде проявления разума — в ноосфере. Это представление об особом положении научных истин, об их обязательности, до сих пор не является общепринятым» [5, с. 346, 349]. Не является общепринятым и то, что «Ноосфера — биосфера, переработанная научной мыслью, подготовлявшаяся шедшим сотнями миллионов, может быть миллиарды лет, процессом, создавшим Homo sapiens faber, не есть кратковременное и преходящее геологическое явление» [4, с. 46].
В. И. Вернадский не мог предугадать демографический переход и угрозы депопуляции в России, выражающие угрозу жизни геологическому явлению вида Homo sapiens faber. Но в своих работах он подсказал ответ: «Великая загадка вчера-сегодня-завтра, непрерывно нас проникающая, пока мы живем, распространяется на всю природу. Пространство-время не есть стационарно абстрактное построение или явление. В нем есть вчера-сегодня-завтра. Оно все как целое этим вчера-сегодня-завтра всеобъемлюще проникнуто». Это обобщение выражает принцип футурологической обязательности научно-мировоззренческого учета в пространстве-времени происхождения и развития геологического явления — вида Homo sapiens faber в биосфере, осознающего ноосферный статус личности в жизнеустройстве поколений человечества
в биосфере планеты. Загадка-парадокс учения о биосфере, эволюции биосферы в ноосферу разрешена последователями Вернадского, исследующими ноосферную природу, статус, функцию Homo sapiens faber в пространстве-времени биосферы Земли. Футу-рологический императив учета ноосферной природы Homo sapiens faber в биосфере выражен связью экологического императива и ноосферных основ человековедения с устойчивым развитием цивилизации (Н.Н. Моисеев, И. Т. Фролов, В.П. Казначеев).
Почему Homo sapiens faber действует социально-экологически, институционально-политически и футурологически слепо? Ответ на этот вопрос дал старший современник Вернадского К. Маркс в теории общественно-экономических формаций, определяющих политико-экономические основы жизни народов. Формационно-классовое понимание функций государства выразил О. В. Иншаков: в обществе «Homo sapiens предстает как Homo institutes», «сделавший экономический выбор"3. Homo institutius во власти традиционно „игнорирует“ социальную и футурологи-ческую роль наук, знаний человечества в жизнеустройстве народов Земли. Глобальный Homo institutius живет „вне“ ноосферы и биосферы, „вне“ семьи и отечества.
В. И. Вернадский показал мировоззренческое и футурологическое значение понимания начал ноосферной природы, статуса, функции Homo sapiens faber в биосфере планеты, обязательных для учета не только в институтах науки, системе образования, но и в функциях органов власти. С позиций учения о ноосфере, выражающего уровень знаний социума об основах жизнедеятельности человечества в биосфере Земли, развитие Homo sapiens faber до ноосферного статуса Homo sapiens institutius должен проходить в эпоху глобализма каждый индивид4. Это главные задачи науки и образования.
Пренебрежение ноосферной функцией научных знаний и образования наиболее опасно в действиях власти. В этом плане научные знания выполняют функцию фу-турологического учета экологических законов биосферы в законах жизни социума.
Выделим основные ноосферные функции философского знания, которые необходимо опережающе учитывать в институтах власти в процессе глобализации взаимодействия человека разумного институционального с природой.
Онтологическая функция выражает сущность законов природного бытия. Глобализация привела к снижению универсального значения философских знаний, деятельности философов в обществе, в ин-
ститутах знаний и управления (особенно в сфере регулирования взаимодействия последнего с природой). В космополитическом восприятии реалий традиционный конфликт между философией и естествознанием оборачивается игнорированием биосферно-экологических условий жизни Homo sapiens institutius, изменяемых обществом.
Гносеологическая функция выражает способность познания человеком природы, ее законов для того, чтобы с опережением учитывать их в законах жизни социума. Рост угроз глобализации основам жизни человечества выражает доминирование космополитического парадокса позитивизма: „Ignoramus et ignorabimus — мы не знаем и не будем знать“ [12, с. 92], отрицающего экологический императив жизнеспособности человечества.
Аксиологическая функция выражает способность субъектов оценивать незаме-щаемость (общеобязательность соблюдения) универсальности научной теории и эмпирических знаний в ценностях основ жизни человека. Космополитически обезличенная стратегия глобализации выражена мировоззренческим социал-дарвинизмом и социал-фрейдизмом.
Праксеологическая функция выражает способность общества практически применять высшие ценности знаний для решения проблем жизнедеятельности. Доминирование в философии мировоззренческого, футурологического и институционального социал-фрейдизма приводит к тому, что ноосферная природа, статус, функции науки игнорируются в приоритетах политики, что приводит к доминанте экологически обезличенных интересов потребления.
Футурологическая функция выражается мировоззренческой способностью институтов общества учитывать ноосферную природу, статус, функцию научных знаний о законах биосферы для принятия правильных решений в социальной практике.
Мониторинговая функция. Глобальный рост угроз человечеству, выраженный в т. ч. процессом депопуляции в России, угрозой „окончания“ человека в биосфере, показал актуальность практического учета единства функций науки в инструментарии мониторинга и учета угроз глобализации институтами власти. Это требует реального учета ноосферной функции и статуса человечества в природе, что позволяет преодолевать космополитическую обезличенность позитивизма.
Выход из кризиса политического мышления массового политического сознания граждан возможен на основе интеграции учения о ноосфере, ноосферных принци-
нем сочетаются интересы стран и народов, природы и общества, научное знание и государственная политика. Именно на фундаменте этого учения фактически строится сегодня концепция устойчивого развития». Понимание учения о ноосфере должно стать императивом политики глобальной безопасности и устойчивого развития России.
пов знания в политику государства. Органам власти нужен переход от власти силы, власти капитала — к ноосферной власти науки. По сути это признал В. В. Путин на Саммите АТЭС «Бизнес и глобализация» (Бруней, 2000): «Наш соотечественник Владимир Вернадский еще в начале XX века создал учение об объединяющем человечество пространстве — ноосфере. В
Список литературы:
1. Аксенов Г. Вернадский. — М.: Мол. Гвардия, 2001. — 486 с.
2. Василенко В. Н., Иманов Г. М. Ноосферная футурология. — СПб.: «Лема». — 866 с.
3. Вернадский В. И. Живое вещество и биосфера. — М.: Наука, 1994. — 672 с.
4. Вернадский В. И. Философские мысли натуралиста. — М.: Наука, 1994. — 520 с.
5. Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. — М.: АЙРИС-ПРЕСС, 2003. — 575 с.
6. Грицюк М. Трудные роды // Российская газета. — 2010, 1 апреля.
7. Доклад о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации в 2000 году. — М.: Права человека, 2001. — 196 с.
8. Казначеев В. П., Трофимов А. В. Духовность человечества — космопланетарный феномен (возможные пути духовного согласия и сохранения жизни в ноокосмосе). Тез. докл. на Всемирном Форуме Духовной Культуры. Астана — 2010. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. astanaforum. kz/
9. Капица С. П. Человечество переживает эпоху глобальной демографической революции // Зеленый мир. — 2009, № 1−2. — С. 4−6.
10. Лекторский В. А. Философия общества знания и судьба человека // Вестник Российского философского общества. — 2009, № 3. — С. 37−38.
11. Менделеев Д. И. Заветные мысли. — М.: Мысль, 1995. — 416 с.
12. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. Новый диалог с природой. — М.: Изд-во ЛКИ, 2008. — 296 с.
13. Преодоление барьеров: человеческая мобильность и развитие. Доклад ООН — 2009 г. — Интернет-ресурс. Режим доступа: http: //www. un. org/ru/development/lidr/2009/.
14. Россия XXI века: образ желаемого завтра. — М.: Экон-Информ, 2010. — 66 с.
15. Тоффлер Э. Шок будущего. — М.: Изд-во АСТ, 2001. — 560 с.
1 См.: Наше общее будущее. Доклад МКОСР. — М., Прогресс, 1989- Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию // Ноосфера. — 1996, № 1. — С. 22−28- Декларация тысячелетия ООН // Московский журнал международного права. — 2001, № 1. — С. 257−269- Йоханнесбургская декларация по устойчивому развитию // Вестник экологического образования в России. — 2002, № 4. — С. 5−6- Программа действий ООН по осуществлению «Повестки дня на XXI век». Принята XIX Специальной сессией Генассамблеи ООН, Нью-Йорк, 1997 // Зеленый мир. — 1998, № 6- Доклады ООН о развитии человека за 1990−1998, 2003 годы // Нью-Йорк, Оксфорд. — 1990−1998- Доклады о развитии человеческого потенциала в Российской Федерации за 1995−2003 годы. — М., 1996−2001- Хартия Европейской безопасности // Независимая газета. 1999, 23 ноября- Отчеты по человеческому развитию в Казахстане за 1995−1998 годы. — Алматы, 1996−1998 гг.- Доклад международной конференции по народонаселению и развитию (Каир, 1994 г.) ACONF. 17 113. — 1994, 18 October.
2 См.: Указ Президента Российской Федерации «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию», 1 апреля 1996 года, № 440 // Российская газета. — 1996, 9 апреля- Новая парадигма развития России (комплексные исследования проблем устойчивого развития). — М., 1999- Научная основа стратегии устойчивого развития Российской Федерации. — Экос. — 2002, № 2- Зеленый мир. — 2002, №№ 13 -14 и 15−16- Основные положения стратегии устойчивого развития России. — М., 2002- Стратегия и проблемы устойчивого развития России в XXI веке / Под ред. А. Г. Гранберга, В.И. Данилова-Даниль-яна, М. М. Циканова, Е. С. Шопхоева. — М., 2002.
3 Homo institutius — человек институциональный / Под ред. д-ра экон. наук, проф. О. В. Иншакова. -Волгоград, 2005. — С. 13, 62, 76- см. также: Ерзнкян Б. А. Человек институциональный, или Эволюция концепции Homo economicus // Вестник ун-та (ГУУ), Серия «Институциональная экономика». — 2000, № 1- Иншаков О. В., Фролов Д. П. Институционализм в российской экономической мысли (IX-XXI вв.). В 2-х тт., Волгоград, 2002- Иншаков О. В. Человек институциональный — проблема свободы выбора // Человек в современных философских концепциях. Материалы третьей международной научной конференции. Волгоград, 14−17 сентября 2004 г. Т. 1. — Волгоград, 2004. — С. 39−44.
4 См.: работы Василенко В. Н. Ноосферная концепция развития социальных институтов / Автореф. дисс. д-ра филос. н. — Волгоград, 2005- От идеи ноосферы к ноосферному реализму XXI века // Ноосфера. -2009, № 27. — С. 90−95- Ноосферные институты и мониторинг безопасности граждан России и Евразии // Безопасность Евразии. 2009, 4 (39). — С. 32−62- Россия 2000−2010: Ноосферная философия. Институты и инструменты выхода из кризиса. // Международная коллективная монография «2000−2010 годы: эволюция и генезис структуры социально-политических отношений в России и за рубежом». В двух томах. М., Центральный дом ученых РАН, редакция журнала «Человеческий фактор: Общество и властъ». — М., 2010- Том второй. Раздел III. — С. 167−247- 289−300- Василенко В. Н., Ульмасов Р. У. Глобализация и вынужденная миграция народонаселения. Российско-Таджикский славянский университет- РАГС при Президенте РФ- ВолГУ, Международная академия ноосферы (устойчивого развития). — Душанбе, 2007. — 541 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой