«Осле киберпространства»: социальные медиа и проблема власти

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 130.2 С-59
Соколова Наталья Леонидовна
кандидат философских наук,
докторант кафедры философии гуманитарных факультетов Самарского государственного университета sokol. nat@list. ru
«После киберпространства»: социальные медиа и проблема власти
Аннотация:
В статье показано, что природа власти применительно к «социальным медиа» или Web 2.0 может быть понята с учетом модели перехода от ««дисциплинарного общества» к «обществу контроля». Подчеркивается противоречивый характер интерактивности Web 2. 0, высвобождающей потенциал массового пользователя и одновременно подавляющей его. Понимание современного культурного производства, как связанного с креативными индустриями и нематериальным трудом, позволяет избежать излишне оптимистического, связанного с неолиберальной идеологией, дискурса в оценке «социальных медиа» и отказаться от поверхностных форм критики этого феномена.
Ключевые слова: «социальные медиа», Web 2. 0, власть, общество контроля, интерактивность, креативные индустрии, нематериальный труд.
Существуют разные метафоры власти, связанные с «новыми», или цифровыми медиа: их появление было принято не только с энтузиазмом, но и остро критически. Еще в 1999 г. А. Крокер и М. Вайнстайн в своей теории «виртуального класса» высказали идею об установлении нового разделения труда и закручивании очередного витка отчуждения. Э. Барбук и Р. Камерон в «Калифорнийской идеологии», А. Барт и Я. Зодерквист в «Ме^ократии» подняли вопрос об установлении нового мирового порядка. На мой взгляд, проблема власти приобретает особую остроту с установлением культурной парадигмы Web 2.0 — новой даже в контексте развития «новых» медиа.
Web 2.0 — это феномен, который связывают с рядом технологических нововведений, результатом которых стала существенная модификация «классического» Интернета. Понятие Web 2.0 было предложено в 2004 г. Т. О'-Рейли [1] и до сих пор не имеет четкого, однозначного определения. С технологической точки зрения под Web 2.0 понимают массовые сервисы, дающие пользователям возможность самостоятельно производить «контент» (дневники, статьи, видео- и фотоальбомы и многое другое) — обмениваться созданными артефактами через интернет-платформы поверх официальных профессиональных институтов- создавать сообщества и социальные сети. Web 2.0 еще больше усиливает такую составляющую «новых» медиа, как их интерактивность. Парадигма Web 2.0 серьезно меняет роль пользователя, который перестает быть простым потребителем информации и онлайновых продуктов и сам становится их «производителем» или «просьюмером» (prosumer, слово-гибрид, образованное от английского producer — производитель и consumer — потребитель). Наиболее наглядно особенности Web 2.0 воплощены в таких проектах, как онлайновая библиотека «Википедия», социальные сети и хос-тинги My Space, YouTube, Flickr, игровой виртуальный мир Second Life и другие. Энтузиасты Web 2. считают, что ключевой частью новой Сети является «мудрость толпы» (Дж. Суровецки) или использование «коллективного разума» (П. Леви).
Web 2.0 дает рядовым пользователям огромные возможности для культурного самовыражения и непосредственного «участия» в масс-медиа. Помимо термина Web 2. 0, который фиксирует, скорее технологические характеристики, используют такие термины, как «самодеятельные медиа», «коллаборативные медиа», «социальные медиа», подчеркивающие значимость «низовой», «горизонтальной» креативности, свободной (по крайней мере, на поверхности) от жесткой иерархии легитимной, официальной культуры. Радикальность перемен, которые несет Web 2. 0, дает некоторым исследователям повод говорить об особом качестве этого этапа развития новых медиа. К. Бэссет, например, указывая на необходимость рефлексии над этим новым явлением, использует метафору «пост-киберпространство» [2]. Этот термин мне кажется вполне уместным. Во-первых, понятие «киберпространство» имеет технократические коннотации, в то время как новая Сеть — это скорее пространство коммуникации, «антропо-
30
пространство». Во-вторых, крайне усилилась тенденция внедрения высоких технологий в жизненное пространство современного человека- неверно рассматривать Web 2.0 исключительно как феномен Интернет, тем более, если учитывать его нынешний тандем с политикой, экономикой, культурой.
Социальные и культурные последствия установления Web 2.0 еще не вполне ясны, однако очевидно, что активное участие аудитории в создании медиаконтента, трансформация системы авторства, свободный неоплачиваемый труд «просьюмеров» (от дизайна домашних страниц до модификаций компьютерных игр), использование массовой любительской креативности бизнесом — ведет к значительным социально-культурным изменениям. «Социальные медиа», базой которых является онлайновая креативность массового пользователя, вписываются в современную модель культурного производства, в котором повышается роль креативных практик: это, в частности, нашло отражение в идее «креативного класса» Р. Флориды [3] и, более широко, — в идее «креативных индустрий». Становится ясно, что многие инновации исходят извне профессиональной среды, и если раньше креативность ассоциировалась с «большим талантом», сейчас можно говорить о массовизации и демократизации креативных практик.
Высказываются точки зрения о принципиально новом, демократичном характере «социальных медиа», которые позволяют избежать манипуляции и сгладить социальные противоречия. Это характеризует, например, концепции «партисипаторной культуры» (или «культуры участия», participatory culture) Г. Дженкинса, «культурного со-производства» Дж. Хартли, «экономики дарения» (gift economy) Дж. Ритцера, «этичной экономики» А. Арвидссона, «викиномики» (wikinomics) Т. Тарпскота и Г. Уильямса. Эти авторы сходятся в следующем: новая ситуация в массмедиа создает возможности для активности и креативности массового пользователя, что позволяет говорить о новом способе организации культурного производства и новой экономики. Акцент в таких концепциях делается на моменте «солидарности», «совместной выгоды». Дж. Ритцер и Н. Джергенсон, например, полагают, что факт «дарения» (пользователи свободно отдают, «дарят» созданный ими контент во всеобщее пользование) свидетельствует о серьезной трансформации капитализма, возникновении принципиально нового общества [4].
Однако эти концепции во многом являются утопичными. В ситуации «социальных медиа» возникают более изощренные формы контроля: они связаны с новыми способами собирания информации через отслеживание действий, вкусов и потребностей пользователей. Наиболее активные и креативные, включенные в коммуникацию и деятельность сообществ, пользователи оказываются наиболее «видимыми», становятся идеальной моделью для сбора информации. Особое измерение приобретает проблема власти.
Как уже было указано, основное преимущество Web 2.0 связывают с интерактивностью, высвобождающей потенциал обычного человека, с новой свободой и возможностью самовыражения. Э. Бэрри считает, что интерактивность Web 2.0 позволяет отказаться от идеи дисциплинарного общества М. Фуко: по его мнению, интерактивность ассоциируется со свободно формируемой креативностью- здесь мы имеем дело с «недисциплинированным телом» и «нефоку-сированным сознанием" — власть «эксперта» отныне заменяется на экспертизу и воображение обычных граждан и т. д. По мнению Э. Бэрри, если прежде господствовал девиз «Учись!», «Ты должен!», то интерактивность предполагает девиз «Открывай!», «Ты можешь!» [5, с. 177−179].
Более убедительной представляется точка зрения К. Джеррет. В своей статье с провокационным названием «Интерактивность — это зло!» автор пытается доказать, что можно говорить о дисциплинарном характере интерактивности. Потенциал «дисциплинарного» общества, с ее точки зрения, не исчерпан: свобода, которая, как будто бы предоставляется человеку — это условная, кажущаяся свобода. Интерактивность созвучна современному пониманию человеческой субъективности: кажется, что человек существует без внешнего контроля, имеет выбор, возможность для самовыражения (отражением этого является утверждение этики самосовершенствования и самореализации, соответствующей постмодернистскому представлению об изменчивой, «гибкой» (flexible) субъективности. По мнению К. Джеррет, «партисипаторные» медиа действительно способствуют производству «гибкой субъективности», но она производится в соответствии с потребностями культурной капиталистической индустрии. Интерактивность оказывается дисциплинарной технологией, которая призвана воспроизводить неолиберальный режим власти [6].
При всей провокативности идей К. Джаррет, здесь много справедливого. Однако, на мой взгляд, природа власти по отношению к Web 2.0 может быть более глубоко понята с учетом модели перехода от дисциплинарного общества к «обществу контроля».
Как известно, М. Фуко относил расцвет дисциплинарного общества к ХХ в. и признавал его промежуточный характер. Согласно Ж. Делезу, в «обществе контроля» (которое он связывает с машинами «третьего типа», т. е. с компьютерами) нет противоречия между властью и индивидуальностью: власть «одновременно и индивидуализирует, и запрессовывает массу, т. е. собирает подвластную субстанцию в единое тело, которым управляет, и, вместе с тем, от-
31
ливает в законченную форму каждый индивидуальный фрагмент этого тела» [7]. Согласно А. Негри и М. Хардту, в дисциплинарном обществе отношения между властью и индивидом остаются статичными: мера дисциплинарного вмешательства соответствует мере сопротивления индивида. Напротив, «общество контроля», по их мнению, надо понимать как общество, где механизмы принуждения становятся все более «демократическими», все более имманентными социальному полю, распространяясь на умы и тела граждан [8, с. 36−38]. Таким образом, практики социальной интеграции и исключения, свойственные системе управления, все более и более становятся внутренней сущностью самих субъектов. Власть, утверждают они, может достичь действительного контроля над всей жизнью общества только тогда, когда она становится неотъемлемой, жизненной функцией, которую каждый индивид принимает и выполняет по собственному желанию. Наивысшая функция этой власти — охватить все сферы жизни, а ее важнейшая задача — управление жизнью [8, с. 42].
Web 2. 0, на мой взгляд, хорошо согласуется с этой моделью власти. Концепции «парти-сипаторности», «экономики дарения», «викиномики» и другие, как представляется, отражают новую философию (точнее идеологию) бизнеса, в соответствии с которой эффективный контроль над потребителями и рынком может быть достигнут через обеспечение возможностей для максимальной активности и инициативы потребителей (эта философия выражена, в частности, в идее «со-производства» или «со-созидания» компаний и потребителей в создании ценности (value co-creation) К. К. Прахалада и В. Рамасвами). Вместе с тем мне представляются не вполне продуктивным подход неомарксистов (Т. Терранова, С. Фурш и др.), которые, анализируя «социальные медиа» в русле так называемого когнитивного капитализма и нематериального труда, рассматривают новые культурные практики и формы креативности преимущественно как свидетельство новых форм эксплуатации и отчуждения.
Дальнейшая перспектива исследования, как мне представляется, связана с анализом специфики современного культурного производства. Это позволяет более глубоко проанализировать проблему власти в отношении Web 2. 0, избежать излишне оптимистического (связанного с неолиберальной идеологией) дискурса в оценке этого феномена, а с другой стороны — отказаться от поверхностных форм критики этого феномена. Проблема, по моему мнению, заключается в том, что роль нематериального труда и креативных индустрий в современном культурном производстве крайне велика. Это совершенно иная логика культурного производства, нежели та, о которой писали в своей классической работе М. Хоркхаймер и Т. Адорно «Диалектика Просвещения». В их работе речь шла о культуриндустрии, базирующейся на логике товарного производства и порождающей разнообразные формы экономической власти и отчуждения. Web 2.0 представляет собой крайне противоречивый феномен: она создает большие возможности для расцвета вернакулярной, «низовой» креативности и инициативы «со-участия» потребителей в культурном производстве, а с другой стороны, налицо еще большая коммерциализация культуры и интенсификация потребления.
И резкая критика Web 2. 0, и безосновательный оптимизм по поводу новых возможностей демократизации публичной сферы в равной степени не представляются мне продуктивными. Мне близка позиция М. Лаззарато, который выступает с критикой «когнитивного капитализма» и, одновременно, подчеркивает, что в условиях современного постиндустриального производства с характерным для него распространением информационных технологий и преобладанием нематериального труда рассмотрение культурного производства возможно только через отказ от понимания творчества как «вотчины высших классов» [9].
В свое время Ж. Делез говорил о том, что «кольца змеи», которая у него символизирует «общество контроля», еще более сложны, нежели подземные ходы «кротовых нор» (крот для него — символ дисциплинарного общества). Но он же отмечал, что в каждом режиме существуют противодействующие факторы — и порабощающие, и освобождающие. Возможно, Web 2.0 еще предстоит обнаружить новые освобождающие факторы для «общества контроля».
Ссылки:
1. О’Рейли Т. Что такое Веб 2. 0//Компьютерра. 2005. № 37(609), 38 (610).
URL: & lt-http://www. computerra. ru/think/234 100. & gt-См. также: О’Рейли Т. Движение в новую реальность. URL: http: //www. habrahabr. ru/blog/translations/6747. html
2. Bassett C. New Maps for Old?: The Cultural Stakes of '-2. 0'- // Fibreculture. 2008. — № 13. -URL: http: //journal. fibreculture. org/issue 13/issue 13_bassett. html
3. Флорида Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М.: Издательский дом «Классика-XXI». 2005. 342 с.
4. Ritzer G., Jurgenson N. Production, Consumption, Prosumption: The Nature of Capitalism in the Age of the Digital.
URL: http: //www. georgeritzer. com/docs/Production%20Consumption%20Prosumption. pdf
32
5. Barry A. On Interactivity // The New Media Theory Reader / eds. R. Hassan, J. Thomas. L. &-N.Y.: Open Univ. Press. 2006. P. 163−187.
6. Jarrett K. Interactivity is Evil! A Critical Investigation of Web 2.0.
URL: http: //firstmonday. org/htbin/cgiwrap/bin/ojs/index. php/fm/article/view/2140/1947
7. Делез Ж. Post scriptum к обществам контроля // Элементы. — № 2000. 9.
URL: http: //www. arcto. ru/modules. php? name=News&-file=article&-sid=547
8. Хардт М., Негри А. Империя / пер. с англ., под ред. Г. В. Каменской. М.: Праксис,
2004.
9. Лаззарато М. Нематериальный труд //Художественный журнал. 2008. № 69.
URL: http: //xz. gif. ru/numbers/69/nmtrln-trd/
33

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой