Нормативно-правовое регулирование брачно-семейных отношенийв средневековой Турции (XIV-XVI века)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Залозный Николай Юрьевич
кандидат юридических наук,
преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Крымского филиала Краснодарского университета МВД России (тел.: +79 892 112 286)
Нормативно-правовое регулирование брачно-семейных отношений в средневековой Турции (XIV-XVI века)
В статье исследуются нормативно-правовое регулирование брачно-семейных отношений в средневековой Турции, роль в этом процессе государственных и правовых источников. Показано, что такое регулирование не входило в сферу государственно-правового, а для мусульманской части населения, составлявшей большинство, строилось на основе религиозно-правовых источников, принципов и норм мусульманского права.
Ключевые слова: Коран, Сунна, шариат, сура, айят, хадж, махр, кадий, векиль, мусульманин, брачный договор, временный брак.
N. Yu. Zalozniy, Master of Law, Lecturer of the Chair of Civil Law of the Crimea branch of the Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia- tel.: +79 892 112 286.
Legal regulation of matrimonial relations in the medieval Turkey in the XIV-XVI centuries
This article is dedicated to a research of legal regulation of matrimonial relations in the medieval Turkey and also of a role of the government and legal system in this process. The article shows that legal regulation of matrimonial relations was not a part of state-legal regulation system, and for majority of Muslim people, it was based on religious and legal sources and principles, and also on Muslim legal standard.
Key words: Quran, Sunna, Sharia, surah, ayat, hadj, mahr, cadi, vekil, Muslim, premarital agreement, fixed-term marriage.
Правовая основа брачно-семейных отношений в средневековой Турции (Х1У-ХУ1 вв.) определялась конфессиональной принадлежностью подданных Османской империи, предписаниями, содержавшимися в религиозно-правовых источниках. Для мусульман (турок, арабов, курдов, боснийцев) это были нормы мусульманского права (шариата), для православных (греков, болгар, сербов, македонцев) — православного канонического права, для армян — религиозного права Армянской (григорианской) апостольской церкви, для евреев — иудаизма.
Основное влияние на данные общественные отношения оказывали религиозно-правовые нормы мусульманского права (шариата), в большей степени распространенные в Османском государстве, они содержали в себе различные предписания, используемые их последователями для регулирования брачно-семейных отношений. Установления регламентировали виды данных отношений, условия и порядок вступления в брак, правила заключе-
ния брачных договоров, права и обязанности супругов, характер имущественных и иных отношений между ними, вопросы, связанные с содержанием семьи, последствиями заключения брака, правовым положением детей, их взаимоотношениями с родителями, расторжением брака и т. д.
Средневековая Турция — исламская страна, в которой религия не отделена от государства. Большая часть ее населения исповедовала ислам. Естественно, что для регулирования различных аспектов брачно-семейных отношений использовалось мусульманское право, причем не просто мусульманское право, а его ханафитский маз-хаб — правовая школа, основанная вскоре после возникновения ислама Абу Ханифой.
Существует немало исследований, в которых анализируются предписания мусульманского права, направленные на регулирование брачно-семейных отношений среди мусульман. В частности, это публикации Маруана И. Аль-Кайси [1], П. В. Антаки [2], Н.Е. Торнау
24
[3], Ван ден Берга [4], Г. Снесарёва [5], С. Г. Кащенко [6]. Однако до настоящего времени и в Российской Федерации, и в других странах (кроме Турции) нет специальных публикаций, в которых бы рассматривались вопросы, связанные с нормативно-правовым регулированием брачно-семейных отношений в Османской империи периода Средневековья (Х!У-ХУ! вв.).
В Х! У-ХУ! вв. в среде мусульман Турции господствовало представление о браке как о субъективном праве, которым в равной степени все они обладают.
С точки зрения шариата, целью брака являлось не только умножение числа правоверных, но и совершенствование каждого мусульманина как личности, а также предохранение его от нравственного разложения. Брак делает женщину дозволенной для мужчины и тем самым ограждает его от безнравственности. Считалось также, что ничего так не способствует укреплению любви двух людей, как брак между ними [1, с. 91].
Согласно шариату вступление мусульман в брак было не только их субъективным правом, но и обязанностью, установленной основателем ислама.
Кроме этого, по шариату вступление в брак мусульманина имело своей целью получение им удовольствия, радости, должно было благоприятно сказаться на его умственных способностях. В этом турок и других мусульман убеждали слова из писания: «О, юноша! Тот, кто способен, должен женится… это прибавляет ему радости» [1, с. 49].
Нормы шариата устанавливали, что брак обязателен не только для мужчин, но и для женщин. Считалось, что в нем их ожидает немало хорошего. «Женщинам, — подчеркивал известный исламский авторитет П. В. Антаки, — вступление в брак приносит наибольшую пользу. Она в муже своем находит естественного защитника, хранителя и ощущает блаженство, видя его довольным» [2, с. 65].
Однако шариат предоставлял неодинаковые субъективные права на пребывание в брачном состоянии. Для мужчин оно было более широким. Женщина могла иметь только одного мужа. Мужчина в этом отношении находился в более привилегированном положении — мог иметь до четырех жен.
Мусульманское право обосновывало необходимость полигамии для мужчин необходимостью полного удовлетворения их сексуальных
потребностей. Считалось, что, если ограничить число женщин у мужчины одной, это не удовлетворит его потребности в данном отношении и приведет к тому, что он будет удовлетворять их запрещенными и порочными способами (вне брака).
С другой стороны, пророк ограничил число жен, которых мог иметь правоверный: «Возьмите в жены тех, которые любимы вами, будь то одна иль две иль три или четыре» [7, с. 102]
Ограничивая предельное число жен для мусульманина четырьмя, пророк исходил из того, что именно это позволит мужчине в равной мере соблюдать права всех жен и быть справедливым в отношении каждой из них, равномерно распределяя свои силы.
Такое отношение мусульманина ко всем своим женам было обязательным. «Но если есть в вас страх, — говорилось в Коране, — что справедливость к ним вы не соблюдаете, возьмите в жены лишь одну» [7, с. 102].
Коран учитывал и то, что не все мусульмане имеют равные потребности, что есть среди них такие, которым для их удовлетворения мало и четырех жен. Поэтому турки и другие мусульмане, жившие в Турции, имели право на заключение временных браков с чужими невольницами, число которых не ограничивалось и зависело от материальной возможности их содержать.
При выборе своих жен мусульмане в средневековой Турции руководствовались правилами, установленными в ряде айятов Корана. Им рекомендовалось обращать внимание на социальный аспект — «жену искать согласно своему достатку», поскольку «за пользу которую вы извлечете, вам надлежит им (ее родственникам) дать награду» [7, с. 107]. Размер же этой награды должен был определяться взаимным соглашением до брака.
Следовательно, для вступления в брак турецкому мусульманину нужны были определенные материальные и финансовые возможности, средства. Прежде всего, они были необходимы, чтобы внести родителям невесты махр — выкуп за нее.
Если у турок не было средств, необходимых для внесения выкупа за невесту, они откладывали свою женитьбу на будущее, чтобы «в воздержании жить, пока их от своих щедрот Аллах не осчастливит» [7, с. 379]. А если у турок вообще не было шансов на получение средств в будущем, они, чтобы «взять верную и охраняемую в жены», могли воспользоваться содер-
25
жавшейся в 25 айяте 4 суры Корана нормой, дозволявшей «брать в жены тех из верных, которыми владеют ваши правые руки», т. е. собственных невольниц. Они могли брать в жены не всех невольниц, а только безупречных в моральном отношении — «целомудренных, непохотливых, внебрачных связей не имевших» [7, с. 107]. Хозяевам же невольниц Коран рекомендовал выдавать для брака только «благочестивых» [7, с. 379].
Как и предусматривалось Кораном, турки и другие мусульмане могли брать в жены не только мусульманок «целомудренных, уверовавших в бога», но и имели право остановить свой выбор на «целомудренных из тех, кому ниспослано писанье до вас», т. е. на христианках и еврейках. Но тоже не безвозмездно, а при условии внесения родителям будущей супруги «предбрачного дара». Относительно его размеров рекомендации в Коране отсутствовали, и женихи должны были решать этот вопрос по взаимному согласию сторон.
При женитьбе и на мусульманке, и на не мусульманке жених должен был перед заключением брака вести себя достойно, «при этом скромность соблюдая, не предаваясь похоти и не беря любовницу» [7, с. 132].
Могли мусульмане в Турции брать в жены и «многобожницу» (язычницу), но только из своих невольниц. Предпочтение при этом они должны были отдавать тем из них, кто принял ислам. В Коране об этом говорилось так: «Уверовавшая в Господа рабыня вам в женах лучше многобожницы, хотя вторая вас прельщает больше» [7, с. 60].
Однако турецкие мусульмане, имевшие дочерей, не имели права выдавать их замуж за «многобожников», доколе те не уверуют в Аллаха, т. е. не станут мусульманами [7, с. 60].
Дозволяя правоверным в Османском государстве многоженство, Коран тем не менее ограничивал их произвол и чехарду при «комплектовании» своего гарема, старался обеспечить его стабильный состав:
«Впредь других брать в жены не дозволено тебе.
Иль этих заменять другими.
Даже когда тебя пленит их красота» [7, с. 450].
Внесение «махра» (предсвадебного дара) перед вступлением в брак было обязательным. Право распоряжения им имела невеста и ее родственники или опекуны. У нее также было право после выхода замуж «по своей доброй
воле, предоставить часть его (махра) в пользование мужа» [7, с. 102].
Турки вносили выкуп в разной форме — деньгами, скотом, иным имуществом или каким-либо полезным действием. До внесения махра в полном объеме жена имела право отказать мужу в совместном проживании [3, с. 156].
По мусульманскому праву размер выкупа должен был быть небольшим. Однако в Турции при заключении брака это правило нередко нарушалось, начинался торг: члены семьи невесты старались его увеличить, а жених и его родственники уменьшить. Большие размеры махра не позволяли многим мусульманам своевременно жениться: им приходилось долго накапливать деньги и имущество, чтобы внести выкуп за невесту и завести семью.
Быливбрачно-семейныхотношенияхсредне-вековой Турции и некоторые запреты, содержавшиеся в Коране:
«Вы не берите в жены женщин,
Что были в браке с вашими отцами…
Вам запрещается брать в жены матерей,
Сестер и ваших дочерей.» [7, с. 106].
Турки и другие мусульмане не могли себе позволить иметь брачные отношения с женщиной, если она была его «родственницей по кормилице», т. е. в младенчестве их кормила одна женщина.
Для установления молочного родства между женихом и невестой требовалось установить, что в раннем детстве они пользовались грудью одной кормилицы минимум пять раз. Это было общее установление шариата. Но ханафитское его толкование исходило из того, что для этого достаточно одного такого кормления [4, с. 136].
Нельзя также было вступать с женщиной в брак сразу после смерти ее мужа или развода, а также во время ее хаджа (паломничества), пока она не снимет с себя одежду паломника [3, с. 138].
Отрицательно шариат относился к браку с женщиной, рожденной в результате прелюбодеяния. В Турции этот запрет действовал с дополнением, внесенным Абу-Ханифой: запрещалось вступать в брак с женщиной, а также с ее дочерью, если первая была прелюбодейкой.
Существовали в шариате рекомендации, которыми надо было руководствоваться при выборе супруги. Одна из них заключалась в том, что будущая жена должна быть здоровой в физическом отношении, совершеннолетней, истинной мусульманкой, непорочной (если вступает в брак в первый раз). Ей также следовало
26
быть законнорожденной и безукоризненной с моральной стороны [2, с. 78].
При выборе невесты рекомендовалось обратить внимание на ее внешний облик и внутреннюю красоту. Под внутренней красотой понималось нравственное и религиозное совершенство. Считалось, что такая жена своевременно напомнит мужу о необходимости соблюдения им установлений шариата, если он вдруг о них забудет [7, с. 83].
Для определения степени привлекательности потенциальной невесты жениху разрешалось ее увидеть, при этом он должен был выполнить обязательное условие. Пообещать, что он на ней женится.
В Османской империи запрещалось принуждать к вступлению в брак как мужчину, так и женщину. Если невеста не давала согласия на брак, никто, даже отец, не имел права настаивать на этом. Следует заметить, что согласия только девушки на вступление в брак для его заключения было мало. Требовалось на это согласие и ее ве-киля (опекуна). Данная норма была установлена пророком: «Брак только при наличии опекуна» [2, с. 138].
В его роли имели право выступать отец, брат и другие родственники (мужчины) невесты по отцовской линии. Если их не было, в роли ве-киля мог выступать кадий (судья).
По мусульманскому праву брак, заключенный без участия опекуна, являлся неправомерным, поскольку у невесты при этом не было защитника ее интересов, а она без него могла ошибиться в своем выборе.
Однако в средневековой Турции эта норма применялась с некоторыми изменениями, внесенными Абу-Ханифой. Невесте предоставляли право заключать брачный договор, но юридическое значение он приобретал только после утверждения его опекуном [4, с. 135]
В соответствии с номами шариата брачным возрастом считалось достижение мужчиной пятнадцати, а женщиной девяти лет от роду [3, с. 139].
Еще одним обязательным условием при заключении брака по нормам шариата было обязательное участие в процессе двух свидетелей — по одному с каждой стороны. Однако в Османском государстве в этом случае применялась ханафитская поправка, которая допускала замену двух свидетелей мужчин одним мужчиной и двумя женщинами.
В брачном договоре фиксировались вид и размеры махра, согласованные с опекуном
невесты. При этом выкуп за невесту-девушку должен был быть больше, чем за невесту-женщину, вступавшую в брак не в первый раз. В соответствии с установлением ханафитской правовой школы в Турции махр в стоимостном выражении не мог быть меньше 10 дирхемов. Если после заключения брачного договора брак не становился действующим по вине невесты, то махр полностью возвращался жениху. А если по его вине, то ему возвращалась только половина [4, с. 138−139].
Следующим предусмотренным шариатом действием при заключении постоянного брака было произношение кадием молитвы, благословляющей брак, и скрепление акта своей печатью и подписями свидетелей. После этого текст брачного договора вручался новоиспеченной жене или ее векилю. Заканчивалась брачная церемония тем, что муж вносил кадию плату за оформление брака. Затем в течение трех дней муж должен был у себя дома устраивать праздничные пиршества, от которых у мусульман было не принято отказываться [5, с. 129].
Наряду с постоянным браком, допускалось заключение временного брака. При его заключении тоже требовалось установление его добровольности, произнесение кадием молитвы и заключение брачного договора, в котором указывалось время действия брака. По его окончании брак считался аннулированным, но при желании участников его можно было продлить, повторив процедуру оформления брака и заключив новый брачный договор.
Мусульманское право позволяло невольникам вступать в брак и с невольниками, и со свободными. При этом брак хозяина с рабыней и хозяйки с рабом допускался только при условии освобождения невольницы или невольника. Однако в отличие от свободного мусульманина невольник мусульманин мог иметь только двух жен.
Права и обязанности в семьях турецких мусульман лишь в небольшой степени определялись брачным договором. Основными их регуляторами были нормы мусульманского права. При этом каждый из супругов должен был выполнять свои обязанности, определенные пророком Мухаммедом.
В Османском государстве среди мусульман прекращение брачно-семейных отношений могло осуществляться только на основе норм шариата.
27
В целом они их прекращения не одобряли. Тем не менее, развод допускался, но должен был происходить в определенных рамках, с соблюдением некоторых обязательных правил.
Шариат давал право каждому мусульманину в любое время по своему усмотрению прервать брачные отношения с женой, не вдаваясь при этом в объяснения. Не распространялось это право только на мужа, который изъявил такое желание, находясь в состоянии сильного
1. Маруан И. Аль-Кайси. Нравы и нормы поведения в исламе. Краткая энциклопедия. Аль-Маддина, 1999.
2. Антаки П. В. Сборник постановлений шариата по семейному и наследственному праву. СПб., 1912.
3. Торнау Н. Е. Изложение начал мусульманского законоведения. Репринтное издание 1850 г. М, 1991.
4. Ван ден Берг. Основные начала мусульманского права согласно учению имамов Абу Ханифы и Шафии: [пер. с голланд.]. М., 2005.
5. Снесарёв Г. П. Женщина и религия на Востоке. М., 1936.
6. Кащенко С. Г. Всеобщая история государства и права новейшего времени. Симферополь, 2006.
7. Коран: [пер. смыслов и коммент. Иман Валерии Прохоровой]. М., 2000.
душевного волнения, опьянения или невменяемости [6, с. 660].
Таким образом, в средневековой Турции регламентация брачно-семейных отношений среди мусульманского населения не входила в сферу государственно-правового регулирования общественных отношений. Она основывалась только на нормах мусульманского права, определенных главными его источниками — Кораном и Сунной.
1. Maruan I. Al Kaisy. Customs and regulations of behavior in Islam. Brief encyclopedia on Islam. Al-Maddina, 1999.
2. Antaki P. V. The collection of regulations of Sharia in family and inheritance law. St. Petersburg, 1912.
3. Tornau N.E. Summary of the bases of Islamic law. Reprint of edition of 1850. Moscow, 1991.
4. Van den Berg. The basic principles of Islamic law according to the teachings of Imam Abu Hanifa and Shafia: [transl. from Dutch]. Moscow, 2005.
5. Snesaryov G.P. A woman and religion in the East. Moscow, 1936.
6. Kaschenko S.G. General history of state and law of modern times. Simferopol, 2006.
7. The Koran: [transl. of meanings and comment. by Iman Valeria Prohorova]. Moscow, 2000.
28

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой