Постановки «Гамлета» на постсоветской сцене в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИИ, КУЛЬТУРОЛОГИИ И ИСКУССТВОЗНАНИЯ
Постановки «Гамлета» на постсоветской сцене в России
Н. В. Захаров (Московский гуманитарный университет)*
В статье рассматривается особая роль шекспировского «Гамлета» в русской культуре. Анализируются постановки «Гамлета» в России 1990−2000-х годов (П. Штайна, Ю. Бутусова, А. Тите-ля, В. Фокина, В. Поплавского).
Ключевые слова: Шекспир, «Гамлет», русская культура, постсоветские постановки.
В русской культуре шекспировский «Гамлет» всегда играл особую роль. Начиная с середины XVIII в. трагедия Шекспира влияла на творчество писателей, находила живой отклик у читателей и театральной публики. Играя «Гамлета», каждое новое поколение проходит испытание «проклятыми» вопросами, которые ставит в своих монологах главный герой. В целом история постсоветских постановок шекспировских трагедий, в том числе «Гамлета», — «это история попыток обратить трагедию в иронический трагифарс» (Бартошевич, 2010: 210). Таковыми, безусловно, можно считать большинство постановок «Гамлета» 1990−2000-х годов.
10 октября 1998 г. состоялась премьера «Гамлета» в сценической постановке извест-
ного немецкого театрального режиссера Петера Штайна с русскими актерами (Гамлет — Евгений Миронов, Клавдий — Александр Феклистов, Гертруда — Ирина Купченко, Полоний — Михаил Филиппов, Горацио — Алексей Зуев, Офелия — Елена Захарова). В спектакле Штайна были использованы пять переводов шекспировской пьесы, и подобный компилятивный подход станет определенным знаком для постсоветской сцены. Место действия спектакля переносится на боксерский ринг. Гамлет одновременно вступает в боксерский поединок и с окружающим миром, и самим собой. Как положено в постмодернистском спектакле, не обошлось без злободневных аллюзий. Но так ли были они необходимы для лучшего понимания вечной пьесы? Спустя дюжину лет, каза-
* Захаров Николай Владимирович — доктор философии (Ph.D.), кандидат филологических наук, заместитель директора Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета, академик Международной академии наук (IAS, Инсбрук), ученый секретарь Шекспировской комиссии РАН. Тел.: +7 (499) 374-75-95. Эл. адрес: nikol-tine@yandex. ru
лось бы, удачные находки воспринимаются как некие бутафорские атавизмы: Гамлет в шутовской короне, играющий на саксофоне, Фортинбрас в шлеме, камуфляже и с автоматом и т. д. «Заслуженного» престарелого Первого актера (В. Этуш) с макияжем, облаченного в дамский наряд, и вовсе по-человечески жалко.
Спектакль вызвал большой резонанс у публики и театральных критиков. Одни называли его очень русским «с нашими вечными „проклятыми“ вопросами, с вечными „русскими мальчиками“» (Мурзина, Полянко, Изгаршев, 1999), другие — «очень немецким»: «Даже в ярости никто не позволяет себе безумства» (Заславский, 1998: 7). Одно точно: благодаря мастерскому умению перевоплощаться исполнение роли Гамлета утвердило Евгения Миронова в статусе ведущего театрального актера своего поколения.
В конце 2005 г. режиссер Ю. Бутусов впервые за долгие годы возобновил «Гамлета» в Московском Художественном театре им. А. П. Чехова. Спектакль вызвал неоднозначную реакцию публики и критиков. Ю. Бутусов использовал первый вариант перевода Бориса Пастернака, сделанный в конце 30-х годов по заказу Вс. Мейерхольда. В спектакль Бутусов пригласил даровитых актеров, которые получили известность как исполнители ролей в криминальных сериалах: Гамлет — Михаил Трухин («Менты»), Клавдий — Константин Хабенский («Убойная сила»), Полоний — Михаил По-реченков («Агент национальной безопасности»). К удивлению многих, Бутусов удалил из спектакля Горацио, друга и однокашника Гамлета по Виттенбергскому университету. В пьесе у Горацио не так уж много функций, но именно он сообщает Гамлету о появлении на стенах Эльсинора призрака, ему доверено присмотреть за безумной Офелией (после чего она тонет!), у него на руках умирает принц, ему поручено передать власть в руки Фортинбраса и рассказать миру правду о случившемся. Кроме того, именно к нему Гамлет обращает ставшую в русской культуре афоризмом фразу: «Есть многое на свете,
друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам» (перевод Н. Полевого).
Уже шесть лет «Гамлет» Бутусова остается в репертуаре театра. Спектакль потряс публику сценической зрелищностью. Режиссер и сценограф постановки Александр Шишкин развернул действие пьесы в нордическом ландшафте, с ледяным морем и промерзшим Эльсинором. Море Бутусова сделано из металлического хлама, проволоки и пустых консервных банок: «лагерная ограда и мусорная свалка одновременно». В свое время Вс. Мейерхольд представлял своего «Гамлета» среди «свинцового моря и песчаного берега» (Бартошевич, 2010: 209−210). По замыслу режиссера Призрак в серебряных латах должен был выходить на зрителя из морских глубин, еле вытягивая ноги из зыбучего песка. Стоя спиной к зрителям, Гамлет в черном плаще должен был укрыть им озябшего отца и открыть зрителю свои сверкающие латы. Черный принц и серебряный король меняются местами — «картина возвышенно романтическая» (там же).
В своей интерпретации «Гамлета» Бутусов обошелся без постановки и обсуждения известных тайн и загадок пьесы, он всему находит простое объяснение, не прибегая для этого к циничной иронии над классическим произведением. Его спектакль имеет прерывистую структуру, включает в себя массу тем, которые, не раскрывая, режиссер бросает на полпути. Ироничный Гамлет в версии Бутусова посмеивается над смертью и потусторонним. Он непринужденно у лодки перед костром болтает со своим стариком отцом, тогда как шекспировский принц цепенеет от ужаса перед инфернальным Призраком. Это милый разговор между отцом и сыном, а не диалог со смертью в атмосфере священного ужаса. «Гамлет» Шекспира выстроен на попытке познать тайну смерти, пронизан «ощущением зыбкости бытия с его преисподней и с небесами» (там же: 211). «Гамлет» Бутусова запросто обходится без всего этого. В той же манере актер Михаил Трухин, исполняющий роль Гамлета «с глумливым отчаянием», выкрикивает:
«Дальше — тишина». «Смысл его последнего крика: дальше — пустота» (там же: 210). Тем не менее Бутусову удалось придумать массу интересных деталей и забавных положений, большинство зрителей и критиков остались довольны зрелищностью действа и игрой знакомых актеров.
Оперный парафраз трагедии Шекспира «Гамлет (датский) (российская) комедия» выполнен на постмодернистский лад. В основу либретто положена пародийная пьеса по шекспировским мотивам екатеринбургского драматурга А. Застырца «Гамлет. Эксцентрическая комедия в пяти действиях», музыку написал уральский композитор В. Кобе-кин, поставил спектакль режиссер А. Титель в Музыкальном театре им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко (2008). В опере почти нет привычных в современных интерпретациях Шекспира злободневных политических аллюзий (кроме заказанной и оплаченной Лаэртом оппозиционной демонстрации), на сцене царит абсурд, смешение стихотворной речи, высокопарного ямба и абстинентных инвектив. И чего еще ждать от постановщиков, которые не ставят гамлетову задачу «вправить вывихнутый век», «восстановить связь времен», переносят акцент с вечного гамлетовского «Быть иль быть?» на другой вопрос: «Иметь иль быть?». Сценическое пространство спектакля превращается в цирк, где «весь мир — дурдом, а Дания — сортир в дурдоме». Вопрос, что в постсоветском пространстве есть «дурдом» и где в нем «сортир», переходит в разряд риторических.
Премьера «Гамлета» в постановке Валерия Фокина (Александринский театр — Российский государственный академический театр драмы им. А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге) состоялась в апреле 2010 г. Спектакль явно выбивается из «иерокомической» игры в постмодерн, он злободневен и политичен. В гротескной сценографии Александра Боровского население Дании — футбольные фанаты, действие разворачивается в сложной конструкции трибун футбольного стадиона- актуальны политические аллюзии (торжественная инаугурация с салютом
и ликованием толпы, стражники в камуфлированной одежде с собаками, яма, куда сбрасывают трупы, репетиция с актерами, в которой Гамлет дает урок декламации на манер чтения стихов Иосифом Бродским). Им соответствуют трактовки других ролей пьесы: бродячий студиозус Горацио, энергичный спортсмен, любимец публики Лаэрт, затюканный злодейкой Гертрудой подкаблучник Клавдий.
В постановке Фокина именно королева является вдохновителем и организатором убийства отца Гамлета. Образ монументальной Гертруды становится ключевым в этом спектакле. Она презирает мужчин, новоиспеченного супруга-короля брезгливо прячет под юбку от опасного сынка-принца, которому, в свою очередь, с отвращением утирает нос- осознав степень своего падения, она с отвагой опрокидывает миску с ядом. Сверх-нервный Гамлет Дмитрия Лысенкова до предела взвинчен, истеричен, плаксив, мечется по сцене и зрительному залу, то, напротив, апатичен и депрессивен. Он не просто совершает убийство Полония в неистовом приступе бешенства, а буквально потрошит тело старика кухонным ножом и яростно таскает его труп (куклу) по сцене.
Лишенный надежды, болезненный Гамлет по-детски восстает против авторитарного начала, он отчаянно играет свой перманентный спектакль, полный горечи и безумства. Фокин попытался обозначить черты современных Гамлетов с их неистовым стремлением к правде, неприятием лжи отцов, нежеланием продолжать их путь. Создается впечатление, что он сочувствует им, принимая на себя родительскую ответственность за то, что эти злые мальчики стали такими. Спектакль дал безжалостный анализ современного состояния российского общества, дал непростой портрет современной молодежи. Точно сказал о постановке В. Фокина А. В. Бартошевич: «Это и есть Гамлет нашего негамлетовского времени. Тот Гамлет, которого мы заслуживаем. Самый безнадежный из всех, что я видел» (там же: 215).
Драматургическая адаптация В. Леванова, использовавшего переводы Н. А. Полевого, М. М. Морозова, Б. Л. Пастернака, М. Л. Лозинского, придает тексту радикальный неакадемический смысл. Адаптатор далеко отошел от оригинального текста, вследствие чего постмодернистская трагикомедия Фокина где-то приобретает оттенок гротескного абсурда. Но то, что невозможно в классическом тексте («сексапильнейшая Офелия»), работает в спектакле о нашем непростом времени.
В финале спектакля на сцену выходит аккуратно причесанный, чистенький, но совершенно индифферентный тинейджер Фор-тинбрас, который сменит неистового, беснующегося Гамлета. Новый правитель не сочувствует погибшим, не оплакивает того, от кого он унаследовал власть, а сухо командует убрать трупы. Послушные служаки без промедления исполняют приказ нового хозяина, и трупы отправляются в яму. Началась модернизация датского королевства.
«Гамлет» Валерия Фокина во многом сломал традиционное представление о том, как надо ставить шекспировские спектакли, чем вызвал яростную полемику по поводу несоответствия постановки шекспировскому тексту и аллюзий на общие темы современной российской политики. Похоже, что александринский «Гамлет» возродил в России 2010 г. политический театр: «„Гамлет“ снова исполнил свою обычную — по крайней мере для России — миссию: быть зеркалом исторического момента, инструментом самопознания национальной судьбы» (там же: 216). И в этом А. В. Бартошевич видит интерес к возрождению политического театра в России. Этот вывод трудно оспорить, постсоветский «Гамлет» наследует традиции, существующие в России с его первой переделки в 1748 г. Александром Сумароковым.
Перечисленные выше тенденции современных постановок «Гамлета» в целом касались спектаклей хорошо известных театральных трупп, с серьезной финансовой поддержкой государства, спонсоров и информационных ресурсов. Между тем, как
нам представляется, не менее интересные эксперименты, а зачастую даже более смелые опыты шекспировских постановок происходят на андеграундной сцене любительских и полупрофессиональных театров.
К таковым можно отнести недавнюю постановку «Гамлета», или, как его окрестил русский драматург, «Гамлета» (1810), в переложении Степана Висковатова (1786−1831), осуществленную Виталием Поплавским. Надо сказать, что В. Поплавский — не только серьезный шекспировед, член Шекспировской комиссии РАН, но и автор собственного перевода пьесы Шекспира (2001) и ее постановки в 2008 г. (см. рец.: Смирнова, 2008: 77−79- Первушина, 2008: 79−84). Премьера «Гамлета» состоялась в рамках культурной программы Международной научной конференции «Шекспировские чтения 2010» (26−30 сентября 2010 г.), организованной Шекспировской комиссией при научном совете «История мировой культуры» РАН, Государственным институтом искусствознания и Институтом фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ, проект № 10−04−14 054 г.). Казалось бы, спектакль по висковатовской версии (переделки французской адаптации пьесы Шекспира, выполненной Ж. -Ф. Дю-си) изначально должен был быть обречен на провал: путы условностей классицистической драматургии, тяжеловесный слог архаичного допушкинского литературного языка и даже счастливый конец (Гамлет и Офелия остаются в живых) противоречат сложившемуся у современного зрителя стереотипу. Тем более удивительно, что, впервые за 200 лет разыграв версию «Гамлета» Виско-ватова в духе психологического театра начала XX в., актеры не только не утомили зрителя, а, напротив, создали удивительную атмосферу актуальности пьесы.
В постановке В. Поплавского были задействованы артисты театра-студии «Горизонт» при Московском городском доме учителя:
В. Новиков, Т. Андреева, А. Кичик, К. Мура-
дян, Н. Такаджан, И. Нагле, М. Додзин. Они «изумили всех невероятной способностью произносить старинный текст, явно рассчитанный на высокопарную пафосную декламацию, так естественно, просто и проникновенно, что у зрителей совершенно пропало ощущение архаичности висковатовского произведения. Напротив, открылась удивительная, трепетно живая красота этих старых слов. К тому же Поплавский, всегда тонко чувствующий театральность всякого литературного произведения, точно нашел сценический рисунок своего спектакля — графически сдержанный, четкий, как будто оживляющий книжную страницу» (Первушина, 2010: 381).
Подобные эксперименты с архаичными, первыми попытками рецепции Шекспира на отечественной сцене достаточно редки. Несколько лет назад учениками одного российского лицея была осуществлена постановка переделки «Гамлета» (1748) А. П. Сумарокова. Между тем такие малобюджетные драматические эксперименты несут в себе очень важный и существенный потенциал. Они дают аутентичную возможность воспроизвести историческую эпоху, когда Шекспир для русской театральной и читающей публики еще не стал тем культурным идолом, коим безусловно является сегодня, был новшеством и не всегда соответствовал оригиналу. Подобные постановки позволяют зрителю прочувствовать тот эволюционный процесс, который прошла трагедия «Гамлет» в русском культурно-эстетическом восприятии.
В целом можно заключить, что постсоветские постановки «Гамлета» так и не превзошли спектаклей прежних лет: Малого театра (пер. Н. А. Полевого, П. С. Мочалов в главной роли) и Александринского театра (Гамлет — В. А. Каратыгин) (оба спектакля 1837 г.) — Московского Художественного театра (1911 г., пер. А. И. Кронеберга, пост. и худ. Э. Г. Крэг, реж. К. С. Станиславский и Л. А. Сулержицкий, Гамлет — В. И. Качалов) — Театра Вахтангова (1932 г., реж. и худ. Н. П. Акимов. Гамлет — А. И. Горюнов) — Ленинградского театра под рук. С. Э. Рад-лова (1938 г., худ. В. В. Дмитриев, комп.
С. С. Прокофьев- Гамлет — Д. М. Дудников, Б. А. Смирнов) — Ленинградского академического театра драмы им. А. С. Пушкина (1954 г., реж. Г. М. Козинцев, худ. Н. И. Альтман, комп. Д. Д. Шостакович, Гамлет — Б. А. Фрейндлих), Московского академического театра им. Вл. Маяковского (1954 г., реж. Н. П. Охлопков, пер. М. Л. Лозинского, худ. В. Ф. Рындин, муз. оформление — фрагменты из произв. П. И. Чайковского, Гамлет — Е. В. Самойлов, позднее М. М. Козаков, Э. Е. Марцевич) и Театра на Таганке (1971 г., реж. Ю. П. Любимов, пер. Б. Л. Пастернака, худ. Д. Л. Боровский- Гамлет — В. С. Высоцкий) и др. Тем не менее даже вопреки диагнозу известного историка театра шекспироведа А. В. Бартошевича — «наше время, по крайней мере, в России, — не для этой пьесы» (Бартошевич, 2010: 211) — «Гамлет» по-прежнему вызывает неизменный интерес у русской публики, его продолжают ставить режиссеры, а сыграть принца Датского на сцене или в кино мечтает всякий уважающий себя актер. Над этой вечной пьесой не властны время, вкусы публики, экономические реформы и политическая конъюнктура.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Бартошевич, А. В. (2010) Гамлеты наших дней // Шекспировские чтения. Науч. совет РАН «История мировой культуры» / отв. ред. А. В. Бартошевич. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 209−216.
Заславский, Г. (1998) Несколько капель крови. Премьера «Гамлета» Петера Штайна // Независимая газета. 14 октября. № 191.
Мурзина, М., Полянко, П., Изгаршев, И. (1999) Русский мальчик по имени Гамлет // Аргументы и факты. 27 мая. № 21.
Первушина, Е. А. (2008) «Пусть узнает мир
о том, что знаю… лишь я один» («Гамлет» Шекспира в постановке Виталия Поплавского) // Шекспировские штудии X: Шекспировские чтения 2008: материалы междунар. науч. конф. (Москва, 29 сентября — 3 октября 2008 года) / отв. ред. Н. В. Захаров, Вл. А. Луков. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 79−84.
Первушина, Е. А. (2010) Шекспировские чтения 2010 // Шекспировские чтения. Науч. совет РАН «История мировой культуры» / отв. ред. А. В. Бартошевич. М.: Изд-во Моск. гу-манит. ун-та. С. 378−385.
Смирнова, Н. А. (2008) Гамлет на горизонте // Шекспировские штудии X: Шекспировские чтения 2008: материалы междунар. науч. конф. (Москва, 29 сентября — 3 октября 2008 года) / отв. ред. Н. В. Захаров, Вл. А. Луков. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та. С. 77−79.
PRODUCTIONS OF «HAMLET»
ON THE POST-SOVIET STAGE IN RUSSIA N. V. Zakharov (Moscow University for the Humanities)
The article covers the special role of Shakespeare’s «Hamlet» in Russian culture. The author analyses some productions of «Hamlet» in Russia of the 1990s-2000s (by P. Stein, Yu. Butusov, A. Titel', V. Fokin, V. Poplavskiy).
Keywords: Shakespeare, «Hamlet», Russian culture, post-Soviet productions.
BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION) Bartoshevich, A. V. (2010) Gamlety nashikh dnei // Shekspirovskie chteniia. Nauch. sovet RAN «Istoriia mirovoi kul’tury» / otv. red.
A. V. Bartoshevich. M.: Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta. S. 209−216.
Zaslavskii, G. (1998) Neskol’ko kapel' krovi. Prem’era «Gamleta» Petera Shtaina // Nezavisi-maia gazeta. 14 oktiabria. № 191.
Murzina, M., Polianko, P., Izgarshev, I. (1999) Russkii mal’chik po imeni Gamlet // Argumenty
i fakty. 27 maia. № 21.
Pervushina, E. A. (2008) «Pust' uznaet mir o tom, chto znaiu… lish' ia odin» («Gamlet» Sheks-pira v postanovke Vitaliia Poplavskogo) // Sheks-pirovskie shtudii X: Shekspirovskie chteniia 2008: materialy mezhdunar. nauch. konf. (Moskva, 29 sentiabria — 3 oktiabria 2008 goda) / otv. red. N. V. Zakharov, Vl. A. Lukov. M.: Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta. S. 79−84.
Pervushina, E. A. (2010) Shekspirovskie chte-niia 2010 // Shekspirovskie chteniia. Nauch. so-vet RAN «Istoriia mirovoi kul’tury» / otv. red. A. V. Bartoshevich. M.: Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta. S. 378−385.
Smirnova, N. A. (2008) Gamlet na gorizonte // Shekspirovskie shtudii X: Shekspirovskie chteniia 2008: materialy mezhdunar. nauch. konf. (Moskva, 29 sentiabria — 3 oktiabria 2008 goda) / otv. red. N. V. Zakharov, Vl. A. Lukov. M.: Izd-vo Mosk. gumanit. un-ta. S. 77−79.
Научная жизнь
15 сентября 2011 г. в МосГУ состоялась вторая городская конференция «О состоянии и перспективах развития досуговой и социально-воспитательной работы с населением по месту жительства», организованная Департаментом семейной и молодежной политики города Москвы и Государственным учреждением города Москвы «Научно-методический центр социально-воспитательной работы». В работе конференции приняли участие представители организационно-методических центров в административных округах, специалисты досуговой сферы, руководители молодежных проектов. С приветствием к участникам конференции обратились: заместитель руководителя Департамента семейной и молодежной политики города Москвы Ю. В. Гримальская, депутат Московской городской Думы, председатель комиссии Думы по государственному строительству и местному самоуправлению Т. А. Портнова. Ректор МосГУ профессор И. М. Ильинский выступил на пленарном заседании с докладом «Воспитание в индивидуализированном обществе», в котором осветил вопросы духовно-нравственного формирования человека.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой