Биосферное мышление - новая парадигма в естествознании XXI века.
Районирование территорий и влияние их геохимической характеристики на организм человека (сообщение 4)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Образ жизни, экология
О ЯНОВСКИЙ л. м —
УДК 504. 5+504. 7+577. 4] (048. 8)
БИОСФЕРНОЕ МЫШЛЕНИЕ — НОВАЯ ПАРАДИГМА В ЕСТЕСТВОЗНАНИИ XXI ВЕКА
РАЙОНИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИЙ И ВЛИЯНИЕ ИХ ГЕОХИМИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКИ НА ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА (СООБЩЕНИЕ 4)
Л. М. Яновский.
(Иркутский государственный медицинский университет, ректор — акад. МТА и АН ВШ д.м.п., проф.
A.A. Майборода, кафедра стоматологии детского возраста, зав. — проф. В.Г. Васильев)
Резюме. Публикация является продолжением аналитического обзора напечатанного в предыдущих номерах Сибирского медицинского журнала (2002. — № 5 и № 6- 2003. — № 1). Этот раздел посвящен описанию встречного движения наук о Земле и медицинских наук, влиянию геохимических особенностей природной среды на уровни распространения хронических заболеваний не эндемической природы, районированию территорий по степени их комфортности и поиску территорий наиболее благоприятных для здоровья человека.
Под влиянием биогеохимических идей
В. И. Вернадского сформировалась новая область знания — & quot-геохимическая среда и здоровье& quot- [6,7, 12,13,16,17]. В. И. Вернадский сам в 1935 г. участвовал в организации первого биогеохимического исследования. Это был поиск биогеохимической природы уровской Кашина-Бека болезни в Забайкалье — эндемического деформирующего дистрофического остеоартрита 125]. С тех пор решены многие вопросы патогенеза и профилактики этого калечащего человека заболевания, известна его биогеохимическая природа, но его этиология так до конца и не ясна.
В основе возникновения и развития эндемических заболеваний лежат регионально-биогеохими-ческие особенности, обусловленные не только уровнем химических элементов, но и количественно-качественным их соотношением во внешней среде. Территориальные особенности распространения и клинического течения присущи не только эндемической патологии, имеется большое количество материалов, свидетельствующих о территориальных различиях в распространении массовых заболеваний человека — атеросклероз, ишемическая болезнь сердца, болезни желудка, кишечника, печени, уролитиаз, сахарный диабет, злокачественные новообразования и т. д. Биогео-химические особенности некоторых территорий являются неблагоприятным фоном для течения этих заболеваний и фактором патогенеза, здесь имеются предпосылки биогеохимической патологии [2,14. 21,22,26,27].
Неэндемические болезни распространены в разнообразных условиях геохимической среды, но показатели их распространения различны. Обнаруживается зависимость этих показателей от геохимической обстановки. Они приобретают черты вторичных эндемий. Следовательно, можно гово-
рить о двух формах эндемических заболеваний -первичных и вторичных эндемиях. Последние представляют собой осложненные геохимической обстановкой неэндемические болезни [17].
Еще А. П. Виноградовым (1938) было установлено, что элементный состав организмов является характерным признаком вида [6]. В последующем стали выявлять физиологические оптимумы отдельных химических элементов для человека, пороговые их концентрации и связанные с этим различные состояния организма. Учение о пороговых концентрациях, разрабатываемое геохимической экологией, предусматривает существование нижних и верхних пороговых концентраций в геохимической среде, в пищевых рационах, в органах и тканях. В гигиенических науках принята система предельно допустимых концентраций (ПДК). Между нижними и верхними пороговыми концентрациями осуществляется нормальная регуляция гомеостатических состояний — это емкость гомеостатических регуляторных систем. В этих пределах обычно хорошо и функционируют все физиологические механизмы [17].
В этой связи велико значение концепции
А. П. Виноградова о геохимических факторах биологической эволюции, о том, что химический состав организмов хранит признаки своего происхождения [23]. & quot-… Биогеохимические провинции с резкой недостаточностью или избыточностью того или иного химического элемента, вероятно, играли особенно большую роль в геологическом прошлом. Флоры и фауны, проходящие через эти барьеры, отбирались и подвергались изменчивости на химической основе. Время существования данной провинции определяло глубину воздействия на живое& quot- [7, с. 84]. Замечено, что не только на состоянии организма человека негативно сказываются отклонения в поступлении ЭВОЛЮЦИОН-
но сложившихся уровней химических элементов, но н на химическом составе флоры и фауны, нх морфологии [6,16].
С развитием научного знания в науках о Земле происходила систематизация понятий о ириродно-террнторнальных образованиях, накопление знаний об нх иерархическом устройстве. К настоящему времени установлены таксономические ряды н в учениях о геохимии ландшафтов и о био-геохимических провинциях [13,23,24].
Встречное движение шло и в медицинских науках. Начало было положено медицинской топографией, затем медицинской географией и позже — географической патологией [1,2,20,37]. Последняя явилась основой медицинской микроэле-ментологии и учения о микроэлементозах человека — школа академика Л. П. Авцына [14,22]. В процессе своего развития микроэлементология стала подразделяться на общую и частные — биологическую. агрономическую, химическую, медицинскую. растениеводческую, зоотехническую и ветеринарную. Здесь выделены группы эссенци-альных, т. е. жизненно необходимых, и токсичных нутриентов. Выделены заболевания, вызываемые микроэлементной недостаточностью — гипомик-роэлементозы и избыточностью — гипермикро-элементозы. Таких состояний природной этиологии насчитывается большое количество, к ним еще прибавляются и состояния, вызываемые производственными и техногенными факторами. Для примера можно привести количественные данные по некоторым патологическим клиническим состояниям: при дефиците железа (гипосидерозе) -их более 15, при его избытке (гиперсидерозе) -более 11- при дефиците фтора (гипофторозе) — 10 (сюда относят и кариес зубов в различных популяциях), гииерфторозе — более 15 состояний [14, 22]. Концепция микроэлементозов способствует ее практическому использованию при исследованиях в эпидемиологии неинфекционных заболеваний [29,32].
В учении о геохимии ландшафта также имеются понятия о дефицитных и избыточных элементах. К первым относятся элементы, добавление подвижных форм которых в ландшафт повышает его биологическую продуктивность, а ко вторым — элементы, удаление которых из ландшафта также повышает его биологическую продуктивность. Дефицит или избыток элементов может приводить к формированию биогеохимиче-ских провинций, обусловленных как недостатком элементов (йодные, фторные, кальциевые, медные и др.), так и их избытком (борные, молибденовые, фторные и др.). В качестве обшей закономерности можно отметить, что дефицит элементов более характерен для зональных гумидных (влажных) ландшафтов, а избыточность для аридных (засушливых) ландшафтов и рудных месторождений. В то же время в обеих группах ландшафтов известны случаи как дефицита, так и избытка отдельных элементов [24].
Уровень распространения неинфекционных заболеваний человека является одним из важных
показателей качества здоровья населения региона. Общественное здоровье формируется и поддерживается всей совокупностью условий повседневной жизни, здоровье человека — главный, системообразующий фактор [31]. Условия, обстоятельства, конкретные причины более других ответственные за возникновение и развитие болезней, выделяются в факторы риска. На формирование популяционного здоровья влиянию природных факторов, в т. ч. и геохимических, отводится ведущее место, и только за тем следует образ жизни и социально-экономические условия, загрязнение и деградация окружающей среды, и в заключение — производственные условия [26,27, 2 81.
Известно, что эволюция биосферы сопровождается и изменением питания организмов. В частности, переход населения на использование подземных вод вместо поверхностных речных, отразился на здоровье человека. Исследованиями по Тамбовской области показано, что для человека существует определенный оптимальный диапазон химического состава питьевых вод. Как при низком содержании основных минеральных компонентов (Са, Mg, общая жесткость, щелочность и т. д.), так и при их высокой концентрации в питьевой воде, у человека чаще всего возникают различные заболевания. Эти данные свидетельствуют
о проявлении закона минимума и согласуются с концепцией гомеостаза в геохимической экологии и микроэлементного гомеостаза в микроэлемен-тологии [8,13,14]. Переход на потребление подземных вод с высокими концентрациями фторида в некоторых районах Московской области вызвал распространение флюороза зубов у детей [11]. С аналогичными мероприятиями связано и увеличение распространения уролитиаза [42].
Одной из восьми проблем, разрабатываемых прикладной геохимией, является формирующиеся новые синтетические направления — медицинская геохимия и медицинская геология. Они базируются на медицинских сведениях, данных медицинской географии, географической патологии и геохимии ландшафтов [5,19,41,42]. Международной рабочей группой по медицинской геологии с 2001 года выпускается журнал & quot-Medical Geology Newsletter& quot- [45]. Исследований по биогеохимиче-скому районированию территорий и оценке воздействия природно-территориальных комплексов на население еще мало. Сделана общая медикогеографическая оценка территории Сибири и Дальнего Востока [21]. Проведены общие исследования эпидемиологии различных заболеваний на ландшафтно-геохимической основе в Мурманской области и Карелии [35,36], в Молдавии [34], в Казахстане [10], а также по зобу в Баргузинской котловине Забайкалья [26,27], уролитиаза и направленности биологических и физиологических реакций у практически здоровых людей в Чувашии [33], язвенной болезни также в Чувашии [18].
Медицинской общественности еще мало известны факты употребления человеком & quot-земель"- как фармацевтических средств для введения в ор-
ганизм необходимых МЭ, особенно беременным. Прн этом происходит поглощение токсинов, улучшение деятельности желудочно-кишечного тракта. Также & quot-земли"- используются в качестве добавки при недоедании. Это явление еще Аристотель называл & quot-геофагия"-, сейчас встречается термин & quot-литофагия"- [3,40]. Древняя аюрведиче-ская литература свидетельствует о том, что с древних времен лечение осуществляется не только травами и исполнением мантр, но и минералами [44].
Экологические аспекты биогеохимии нашли наиболее полное отражение в концепциях геохимии ландшафта, биогеохимических провинций, геохимической экологии и др. Предложена классификация биогеохимических провинций и проведена их экологическая оценка в соответствии с биогеохимическими критериями. Здесь учтены природно-техногенные факторы воздействия, их
уровни, длительность действия и площадь рас-
пространения. Предлагается выделить 4 типа биогеохимических провинций:
I тип — зона относительно благополучной экологической ситуации'-'-
II тип — зона экологического риска-
III тип — зона экологического кризиса-
IV тип — зона экологического бедствия.
В зоны риска и кризиса вошли провинции обогащенные фторидом — Кировск, Восточное Забайкалье, Красноярск, Братск [12].
Другой метод эколого-биогеохимической оценки предусматривает выделение трех типов зон:
I тип — зона благоприятной экологической ситуации-
II тип — зона напряженной экологической обстановки-
III тип — зона экологического бедствия [18].
Одна из моделей биогеохимического районирования, основанная на учении о геохимии ландшафта, использована в Китае. На территории Китая выделено 4 почвенно-геохимических региона, состоящих из 13 зон. Обоснованием такой дифференциации явилось сопоставление типов почв, уровней подвижных форм ряда микроэлементов, реакций растений и распространения эндемических заболеваний человека (флюороз, зоб, болезни Кешана, Кашина-Бека, Якши) [9]. Выявлено влияние геохимических ландшафтов на здоровье населения в округе Барселона и на островах, принадлежащих Испании [46].
В. В. Ковальский (1974) считал, что условноэталонные (наиболее благоприятные) для человека биогеохимические провинции находятся в зоне распространения черноземов. В. М. Мещенко (1968) на территории Сибири к таким провинциям отнес северо-западную часть Алтайского края и значительную часть Хакасии. Он считал, что свойства геохимических ландшафтов необходимо оценивать с санитарно-гигиенических, а еще точнее с медико-географических позиций, с учетом возможности коррекции геохимических условий и использования природных ресурсов для улучше-
ния здоровья населения и продления его жизни [16,21].
С позиций региональной антропоэкологии при ранжировании зональных типов территорий Монголо-Сибирского региона по физиологической комфортности среды высшие оценки в условных единицах имеют лесостепные ландшафты — подгорные и котловинные — 2,8, высоких равнин -2,2. Несколько ниже оцениваются степные и южнотаежные ландшафты — 1,8 единицы. Для объемного представления приведем сведения о физиологической комфортности северо- и среднетаежных ландшафтах. Их оценка колеблется от 0,4 до 1,1 условных единиц [30].
Как видно из приведенных выше сведений наиболее благоприятными для организма человека являются лесостепные ландшафты.
В связи со сложившейся напряженной экологической ситуацией в промышленных регионах России в 80-х годах прошедшего столетия началось экологическое картографирование территории страны для проведения пространственного анализа и разработки предупредительных мер (Институт географии РАН). В результате этой работы к настоящему времени создана карта масштаба 1: 8 000 000 & quot-Комплексное районирование территории России по экологической и социально-экономической ситуации& quot- в рамках целевой программы & quot-Глобальные изменения природы и климата& quot-. Для такого районирования базовой составляющей является природно-ландшафтная дифференциация территорий, а экологическая обстановка определяется в пределах сложившихся природно-хозяйственных ареалов, не зависящих от административных границ. Комплексное районирование, при котором основным объектом выступают такие образования, называют геоэкологическим. В результате было выделено 56 регионов, каждый из которых отнесен к одному из семи рангов экологической напряженности: I — очень низкая. II — низкая, III — относительно низкая, IV -средняя. V — относительно высокая, VI — высокая, VII — очень высокая. Изучаемый нами регион Прибайкалье при таком районировании находится в нескольких экологических районах. Южная его часть относится к Южно-Байкальскому району (VI ранг), срединная часть — к Северо-Байкальс-кому (IV ранг), срединно-восточная — к Витимскому району (II ранг), северная часть — к Среднесибирскому (II ранг) и западные районы — к Ангарскому (V ранг). Юго-восточная оконечность региона находится в Горно-Саянском районе (I ранг) [38].
В любом участке литосферной части биосферы, на всех уровнях ее организации неоценима системообразующая роль воды в обменных процессах между неживой и живой природой, опосредующая обмен веществ между ними, ее роль универсальна. Водообмен — лишь одна из форм обмена веществ, переноса массы.
Биогеохимические методы исследования миграции вещества с природной питьевой водой по-
могли нам определить то, что главным поставщиком микроэлементов в организм человека является вода [4,15]. Растворенные в ней химические вещества имеют мнкромолекулярные формы н могут свободно проходить через клеточные мембраны в отличие от органических комплексов с большой молекулярной массой, характерных для пищевых продуктов. На этой же закономерности основано гомеопатическое действие многих микроэлементов [4].
На территории Прибайкалья нами выявлены очаги эндемического флюороза, распространение которого и степень тяжести тесно коррелируют с концентрацией фторидов в питьевых водах. Концентрацией фторидов и величинами жесткости питьевых вод обусловлены эпидемиологические показатели кариеса зубов. На эти показатели ока-
очевидно и другие химические элементы и их сочетания в питьевых водах различных геохимических ландшафтов [39].
Таким образом, продолжая традицию, заложенную В. И. Вернадским, прослеживания общих закономерностей, связывающих живое и косное вещество, приходишь к заключению, что прежний путь развития наук, сопровождающийся их бесконечным дроблением на все более узкие отрасли, -тупиковый. Поскольку уровень понимания проблемы взаимодействия общества и природы остается еще низким, важное значение приобретает развитие междисциплинарных научных разработок. Несомненно, однако, главное: мир познаваем и при его познании для нас выясняется, что он становится все более сложным, разнообразным и противоречивым.
зывают влияние не только указанные причины, но
BIOSPHERIC THINKING — A NEW PARADIGM IN NARURAL SCIENCES OF XXI CENTURY
THE MAPPING OF TERRITORIES AND INFLUENCE OF THEIR GEOCHEMICAL CHARACTERISTICS ON HUMAN ORGANISM
L.M. Yanovsky
(Irkutsk State Medical University)
This work is a continuation of an analytical review published in Siberian Medical Journal (2002. — № 5 и № 6- 2003. — № 1). This part is dedicated to relationship between natural and medical sciences. The problems of influence of geochemical characteristics of territories on prevalence of chronic non-endemic diseases, mapping of the territories and search for territories favorable for human beings are described.
1. Денисов JI.A. Гигиеническое значение геогидро-химических особенностей Московского региона // Гигиена и санитария. — 2000. — № 1. — С. 18−22.
Литература
1. Авцын А. П. Система медико-географических наук и место, занимаемое в ней географической патологией // Арх. пат. — 1964. — № 8. — С. 3−14.
2. Авцын А. П. Введение в географическую патологию. -М.: Медицина, 1972. — 328 с.
3. Бгатов В. И. Минеральная среда и человек /
B.И. Бгатов, Т. П. Новоселова // Геохимия ландшафтов, палоеэкология человека и этногенез. -Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 1999. — С. 514−517.
4. Белоголова Г А. Химические связи в системе природная вода — биосубстрат человека / Г. А. Белоголова, Л. М. Яновский, О. А. Склярова // Доклады А Н. — 2002. — Т. 386, № 5. — С. 664−667.
5. Белякова Т. М. Заболеваемость населения как интегральный показатель влияния среды обитания на здоровье человека / Т. М. Белякова, Т. М. Дианова // Междунар. сими, по прикладной геохимии стран СНГ: Тез. докл. — М., 1997. — С. 148−149.
6. Виноградов А. П. Биогеохимические провинции и эндемии //Докл. АН СССР. — 1938. — Т. 18., № 4−5. -
C. 283−286.
7. Виноградов А. П. Биогеохимические провинции // Тр. Юбилейной сессии АН СССР, посвящ. 100-летию со дня рождения В. В. Докучаева. — М.: Изд-во АН СССР, 1949. — С. 59−84.
8. Голубев И М. Геохимическая экология и применение ее региональных данных в преподавании химии и биологии. — М.: Прометей, 1992. — 162 с.
9. Гун Цзитун Почвенно-геохимическое районирование Китая и здоровье человека / Гун Цзитун, Ляо Губао // Тр. биогеохим. лаб. — М.: Наука, 1999. -Т. 23. — С. 100−106.
10. Гусейнов Л. И. Ландшафтно-геохимические особенности Гурьевской области и этиология рака пищевода: Автореф. дис. … канд. геогр. наук. -М.: Изд-во МГУ, 1980. -2 2 с.
12. Ермаков В. В. Биогеохимические провинции: Концепция, классификация и экологическая оценка // Основные направления в геохимии. — М.: Наука, 1995. — С. 183−196.
13. Ермаков В. В. Геохимическая экология как следствие системного изучения биосферы // Тр. биогеохим. лаб. — М.: Наука, 1999. — Т. 23. — С. 152−182.
14. Жаворонков А. А. Микроэлементозы — новый класс болезней человека, животных и растешш / А. А. Жаворонков, Л. М. Михалева, А. П. Авцын // Тр. биогеохим. лаб. -М.: Наука, 1999. -Т. 23. -С. 183−199.
15. Кист А. А. Феноменология биогеохимии и бионе-органической химии. — Ташкент: ФАН, 1987. — 236 с.
16. Ковальский В. В. Геохимическая экология. — М.: Наука, 1974. -229 с.
17. Ковальский В. В. Геохимическая среда, микроэлементы, реакции организмов // Тр. биогеохим. лаб. -М.: Наука, 1991. — Т. 22. — С. 5−23.
18. Леженина С. В. Гигиеническая оценка причинноследственных связей язвенной болезни с биогео-химическими факторами: Автореф. дис. … канд. мед. наук. — Казань, 2000. — 23 с.
19. Лукашёв В. К. Основные проблемы прикладной геохимии в Белоруссии // Междунар. сими, по прикладной геохимии стран СНГ: Тез. докл. — М. ,
1997. — С. 7−9.
20. Мещенко В. М. Изучение географического распространения биогеохимических эндемий // Медицинская география. — Иркутск, 1964. — С. 129−140.
21. Мещенко В. М. Биогеохимическая ситуация в Сибири и на Дальнем Востоке и эндемические заболевания человека // Географические аспекты некоторых эндемических болезней в Сибири и на Дальнем Востоке. — Л.: Наука, 1968. — С. 5−46.
22. Микроэлементозы человека / А. П. Авцын, A.A. Жаворонков, М. А. Риш, Л. С. Строчкова. — М.: Медицина, 1991. -496 с.
23. Перельман А. И. Карта & quot-Геохимические ландшафты& quot- // Физико-географический атлас мира. — М.: ГУГК, 1964. — С. 238.
24. Перельман А. И. Взаимосвязь учения о биогеохи-мических провинциях и геохимии ландшафта // Тр. биогеохим. лаб. -М.: Наука, 1999. — Т. 23. -С. 115 133.
25. Переписка В. И. Вернадского и А. П. Виноградова. -М.: Наука, 1995. — С. 146−148.
26. Покатилов Ю. Г. Биогеохимия биосферы и медикобиологические проблемы. — Новосибирск: Наука, 1993. — 168 с.
27. Покатилов Ю. Г. Биогеохимия гидросферы Восточной Сибири. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2000. -248 с.
28. Прохоров Б. Б. Здоровье населения России по регионам. Общественное здоровье // Россия в окружающем мире: 1999 (Аналит. ежегод.). — М.: Изд-во МНЭПУ, 1999. — С. 58−86.
29. Решетник Л. А. Микроэлементозы детей Прибайкалья: Автореф. дис. … докт. мед. наук. — Иркутск. — 2000. — 43 с.
30. Рященко С. В. Региональная антропоэкология Сибири. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2000. — 191 с.
31. Сидоренко Г. И. Экология человека и гигиена окружающей среды на пороге XXI века /Г.И. Сидоренко, С. М. Новиков // Гигиена и санитария. -
1999. -№ 5. -С. З-6.
32. Скальный A.B. Эколого-физиологическое обоснование эффективности макро- и микроэлементов при нарушениях гомеостаза у обследованных из различных климато-географических регионов: Автореф. дис. … докт. мед. наук. — М. — 2000. — 43 с.
33. Сусликов В. Л. Биогеохимические факторы и здоровье населения Чувашии / В. Л. Сусликов, А. 1Д. Ка-планова, Н. В. Ермакова // Материалы 8 Междуиар. симп. & quot-Эколого-физиологические проблемы адаптации& quot- (Москва, 27−30 янв. 1998 г.). — М., 1998. -
С. 367−368.
34. Фельдман Е. С. Медико-географическое исследование территории Молдавии. — Кишинев: Шгиница, 1977. — 168 с.
35. Цветкова Г. А. Медико-географическая характеристика Мурманской области на ландшафтногеохимической основе // Материалы к геохимии ландшафтов Кольского полуострова: Сб. тр. МГПИ. — Мурманск, 1972. — С. 88−114.
36. Цветкова Г. А. Медико-географическая оценка территории Карельской АССР // Геохимия техногенного преобразования ландшафтов: Сб. тр. МГПИ. -Мурманск, 1978. — С. 154−169.
37. Шошии А. А. Некоторые вопросы медико-географического изучения местности // Воен. -мед. жури. — 1948. — № 4. — С. 31−40.
38. Экологическая ситуация в России на обзорной карте / Б. И. Кочуров, А. В. Антипова, В.А. Лобков-ский, С. К. Костовска // Природа. — 2002. — № 12. -
С. 51−56.
39. Яновский Л. М. Биогеохимические предпосылки к проявлениям фтористой интоксикации у населения Прибайкалья // Микроэлементы в медицине. -
2000. -Т. 2, Вып. 1. -С. 42−51.
40. Aufreiter S. Geochemistry and mineralogy of soils eaten by humans / S. Aufreiter, R.G. V. Hancock, W.C. Mahaney et al. // Int. J. Food Sci and Nutr. — 1997. -Vol. 48, N5. -P. 293−305.
41. Bolviken B. Geomedical research at '-NGU / B. Bol-viken, R. Nilsen//Bull. Norg. Geol. Unders. — 1997. -No. 433. — P. 66−67.
42. Laing M. Ground water and urinary calculi // Centenn. Geocong. 1995: S. Afr. -Land Geol. Superlatives: Internat. Earth-Sci. Congr. Commemorate Centenn. Geol. Soc. S. Afr., Johannesburg, 1995. — P. 931−932.
43. Nordberg M. Trace elements and metallothionein related to geo-environment // J. Trace Elem. Exp. Med. -
1998. — Vol. ll, N4. — P. 440−441.
44. Prakash Branu. Use ofmetals in Ayurvedic medicine// Indian J. Hist. Sci. — 1997. — Vol. 32, N1. — P. 1−28.
45. Selinus O. Message from the chairman // Medical Geology Newsletter. — 2002. — N5. — P. 2−4.
46. Viladevalls M. Geoquimica aplicada al medio ambiente / M. Viladevalls, R.V. Navarro, D.P. Guerrero // Acta geol. hisp. — 1995. — Vol. 30, N1−3. — P. l 11−130.
© БЕЛЯКОВА H.A., КИЛЕЙНИКОВ Д.В., КУРОЧКИН H.H., ЛЯСНИКОВА М.Б., САУШКИНАИИ, СМИРНОВ Г. В. -УДК 616−053. 2:612. 392. 64
ЙОДНЫЙ ДЕФИЦИТ И ЕГО КЛИНИКО-ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ У ДЕТЕЙ
П. А. Белякова, Д. В. Килейников, П. П. Курочкин, М. Б. Аясникова, И. И. Сауытта,
Г. В. Смирное.
(Тверская государственная медицинская академия, курс эндокринологии, зав — доц. H.A. Белякова, кафедра госпитальной терапии, зав. — проф. B.C. Волков)
Резюме. Проведена оценка выраженности йодного дефицита в г. Твери и его клиникофункциональных проявлений у детей. Для этого 382 ребёнка (средний возраст 9,8±0,97 лет) были обследованы согласно эпидемиологическим критериям тяжести ИДЗ (медиана йодурии, частота зоба по данным УЗИ ЩЖ). Кроме этого, у детей определялось содержание ТТГ в крови и проводилось психологическое обследование с помощью методики Векслера. У детей г. Твери частота зоба составила 6% (у мальчиков — 7%, у девочек — 5%), что соответствует лёгкой степени зобной эндемии. Йодная недостаточность в г. Твери соответствует лёгкой степени (медиана 66,5 мкг/л). Йодная обеспеченность хуже у детей школ-интернатов (43 мкг/л), чем среди учеников средних школ (77 мкг/л, р& lt-0,001). В 13% случаев от всех обследованных выявлен скрытый гипотиреоз, который может быть одним из критериев тяжести йодной недостаточности в регионе. В районе с более выраженной йодной недостаточностью отмечается выше

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой