Постэфирная гиперсимметрия вселенной.
Часть 3

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Физика


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 523. 8, 530. (075. 8), 531. 51, 539. 12
ПОСТЭФИРНАЯ ГИПЕРСИММЕТРИЯ ВСЕЛЕННОЙ. Часть 3
Верещагин И. А.
Пермский государственный технический университет, БФ, Березники
Предложена стохастическая многолистная теория гравитации без сингулярностей и «черных дыр». Отмечена связь интервала в гиперкомплексном пространстве с системной термодинамикой. Представлен класс пост’октетных физических теорий. Масса является флогистоном.
ГРАВИТАЦИЯ: 1. ТЕОРИЯ БЕЗ СИНГУЛЯРНОСТЕЙ И «ЧЕРНЫХ ДЫР»
Методы подобия в механике и гидродинамике рассматривались в [7, 8]. Взаимная редукция математики, механики и физики — более общий подход. Возможна редукция отображения j I DQ ® Ф (Я8) на структуру S тела элементарных частиц в октетной сигнатуре матрицы операторов [2]. Обратная редукция y из S тела элементарных частиц в гравитационную субстанцию A предполагает, что фрагмент физической картины мира «элементарные частицы» подобен фрагменту «гравитационное взаимодействие». По аналогии с углами смешивания для осцилляций частиц [9] строится локальная динамика смены гравитации (например, уровни Н1 и Н2 -тяготеющее состояние и индифферентное или отталкивающее состояние, соответственно [10], -получены в квазигамильтоновом приближении обобщенной механики). Произведено обобщение семи углов в R8, а именно: h I 0 ® dz, и операторов сложения / умножения: © и ®, «+ «и «* «и т.п. Восемь уравнений, описывающих осцилляции гравитации, в данном обобщении имеют вид:
|g+& gt- = COShi[/1& gt- + SINrhl /2 & gt-,
|g-& gt- = COSh2/2& gt- - SINhil /1 & gt-, (a)
где антигравитирующие g+ и гравитирующие g- состояния и соответствующие им функции справа представлены в 4-векторном виде, /1,
/2, /1, /2 — состояния постэфирной материи (частиц), COS r, SIN r — функции смешивания, отличные от тригонометрических функций cos h, sin r.
Теория {dzU =0} / j изоморфна теории II dz II U = 0, где матрица слева — латинский квадрат с восемью различными операторами [2]. Тригонометрические функции от углов смешивания (Кабиббо) записываются как операторы матрицы II 0 II, а совокупность состояний U рассматривается по фактору систематики частиц: U / S.
Некалибровочный вариант: II J II (U/S) = G, где G — матрица состояний гравитации. Калибро-
вочные варианты предполагают: 1) сохранение энергии всей (замкнутой) системы- 2) устранение физического времени Т (провремени). Тогда при g е S и g с О прямая задача тоже корректна. Обратная задача описания частиц через состояния гравитации решается при |б| Ф 0 — если есть источники полей.
«Спин» субстрата и / S зависит от времени жизни компонент, фрактален и определяет «спин» состояний гравитации. «Суммарный
спин» локального гравитационного состояния -величина стохастическая. Так как генерация материи происходит в недрах массивных небесных тел с последующим ее распространением на периферию, «черных дыр» не существует. Ввиду рождения «ощущаемой материи» и, следовательно, всех ее взаимодействий преимущественно внутри тел, возможно наблюдение эффекта экранировки гравитации.
Сингулярных «точек», подобных полученной в решении уравнений ОТО (А. Фридман), в гравитации || д II (И/5) = О нет. Напротив, в ч. 4 статьи, как основное, аналитически рассматривается эфирное состояние Вселенной, аддитивное с физическими вселенными.
2. МНОГОЛИСТНАЯ ГРАВИТАЦИЯ В ПОСТ’ОКТЕТНОЙ МЕХАНИКЕ
Если и = - утгпМга / г, где у — аналог постоянной тяготения О в теории Ньютона, тгп — гравитационная пассивная масса тела, Мга — гравитационная активная масса центрального тела, г -расстояние между ними, то из (3»), см. ч. 1, получаем:
= р (1 + утгпМга / гт2ии2) / ти, dp/dt = - гутгпМга / г3, (1)
где g =
rp
Y ж =
4m m M
и гп га
/ 4
mu
1 ±1 1 — 96 и
p
1 V У
где р — модуль импульса тела. Множитель при при соответствующих значениях радиусов,
и
масс и импульсов коррелирует с законами И. Кеплера для движения планет.
Из формулы g = g (xs, ps) получаем пять вариантов для решений системы (1):
1р1 & gt- X, (2)
1р1 = X, (3)
1р1 & lt- X, (4)
где X = 26 mHu (вариант *: р = ±2 V6jmHu, где j _ любая единица алгебры октав, здесь не рассмотрен). В варианте (2) взаимодействие расслаивается: g+= g1 + g2, g_ = g1 — g2. «Невозмущенная картина» из (3) _ это g0 =46 ru2 / Mra в рамках ньютонова приближения по тяготению квазиоктетной механики в гамильтоновом варианте. В случае (4) гравитация имеет две гармонические (осциллирующие в пространстве и времени) добавки: ~+ = g~i + ig2, ~~_ = g~i _ ig~2.
Таким образом, при | р | & gt- X имеется два слоя взаимодействия, если |р| = X — квазиклассиче-ское притяжение, при | р | & lt- X — присутствует двойное волновое состояние. Чисто гармоническое взаимодействие: у = ± i 46ru2 / Mra, когда р
= 0. Единица i =V_T _ элемент С, отличный от единиц алгебры октав.
В последнем случае тело, в начальный момент времени покоящееся в системе отсчета, связанной с центром гравитации, испытывает с ним только «волновое» взаимодействие _ в отличие от феноменологической аппроксимации Ньютона. В этом проявляется давление волновой субстанции гравитационного «поля». Такова же ситуация при рождении вещества в кратерах звезд и после падения тела в центр гравитации. По мере «раскачки» вещества в недрах небесного объекта приобретается импульс, и тело покидает область рождения (фаза (4)). Затем тело проходит фазу (3) квазиклассического притяжения, медленно удаляясь в Космос. В фазе (2) материя «расщепляется» под действием антиподов g+ © g_. Такова интерпретация ньютоновой формулы U m M
= _ g----------, где g определяется по (2 _ 4).
r
Подстановка g в систему (1) позволяет построить картину отклонений от классических теорий тяготения:
dr/dt = p (1 + р2/^^^ YH) / mH, dp/dt = _ rp2/4mHr2 YH. (5)
В уравнениях (1) первые три из них отвечают поправке к инертной массе, зависящей от mIU, Mra. Уравнения (5) не зависят от гравитационных масс mIU, Mra. При переходе u ®? исчезает зависимость и от инертной массы. Остается только фундаментальное беспричинное движение двух типов: 1) прямолинейное (называемое в фе-
номенологии движением по инерции) — 2) по экспоненте с расширением или сжатием _ необратимость времени (из различимости уменьшения размеров объекта и их увеличения). Таким образом, даже при ньютоновом варианте тяготения в октетной и пост’октетной физике есть состояния (см. (3»)), не зависящие от какой-либо из масс. То есть движение есть, а масс нет. Эфемерность массы означает, что масса _ очередной флогистон.
При mu = 0 будет уи = 1 ± 1, и второе слагаемое в первых 3-х уравнениях (5) равно ?(+) или 0(-). При скорости передачи взаимодействия u & gt- 0 в варианте 0(-) получаем: m = 0, dr/dt = ?, dp/dt = 0, а в варианте ?(+) имеем: m = 0, dr/dt = ?, dp/dt = ?. Если mu = 0 и m Ф 0, то в варианте 0(-) в общем случае будет dp/dt Ф 0, dp/dt = 0, а в варианте ?(+) имеем: dr/dt = ?, dp/dt Ф 0. Эти случаи показывают, что взаимодействующее тело с m = 0 может находиться: 1) на? и не испытывать действия сил с их источниками вблизи наблюдателя- 2) на? и испытывать ?-действие сил (сжатие пространства на оптическом горизонте в СТО, но с точки зрения наблюдателя), а невзаимодействующее тело с m Ф 0 может находиться: 1) в состоянии расширения пространства, в котором оно существует, без действия сил- 2) на? под действием эфемерных сил с их источниками рядом с неопозитивистом-наблюдателем. Третий случай обусловлен структурой свободного октетного пространства, приведенного, по А. И. Мальцеву: 1) на гиперсфере U2 = R 2 ее фиксацией- 2) уравнением dU/dz = 0.
Решения (1) с учетом варианта * приводят к описанию многолистного гравитационного взаимодействия. Механизм переходов между листами (осцилляции гравитации) зависит от физики взаимных превращений частиц.
ТЕРМОДИНАМИКА
Реальная часть интервала в Q имеет вид *: ds2 = dt2 _ dr2 _ dH2 _ dp2 _ dj2 _ dy2 _ dx2 _ …, где для краткости опущены коэффициенты размерности и связи. Отсюда (для удельных величин) получаем **: Тds = dr (dr/dt) + dh (dh/dt) + da (da/dt) + ., где Т = g _ 1/g, g = 1/(1 _ v2 _ w2 _ f _ …)½, dr/dt _ скорость, w = dh/dt _ плотность мощности, f = dp/dt _ плотность (механической) силы, а _ совокупность обобщенных параметров, da/dt _ совокупность плотностей обобщенных сил, сопряженных а. Положим u = dh (dh/dt) _ внутренняя энергия, dr _ линейный объем, пропорциональный 3-объему dv, dr/dt _ (среднеквадратическая) величина, пропорциональная (микроскопическим) вариациям объема dv, вызванных соударениями континуума точек (идеаль-
ного) газа «со стенками», т. е. пропорциональная давлению р. Тогда, вводя аксиомы термодинамики:
АТ: Между формами * и ** существует простая редукция, сопровождающаяся переобозначением и умножением слагаемых на константы (размерности),
АТ1: Энтропия S подобна интервалу s системной физики (то же для дифференциалов этих функций),
АТ2: Температура Т подобна функции g —
1/g,
получим уравнение состояния системной термодинамики ***: Tds = u + pdv + Ada, где A = da/dt. Из этого вытекает, что системная физика является равновесной теорией. Поскольку из определенных вполне корректных предположений из * следует ***, а ds дефинирует состояние системы, то отсюда видно, что ПНД и лагранж-га-мильтонов формализм в системном подходе -лишь частности. Относительно роли введенного понятия системной энтропии заметим, что уже в случае кватернионов скорость прямолинейного движения «точки» по инерции в фрактальном пространстве со временем падает по экспоненте (см. (2), с. 214 в [3]) до нуля (до минимальной скорости).
Имеем dS = a’ds, где [a'] = 1эрг/(1см*1К), Т = a"(g — 1/g), где [a"] = 1K, а слагаемые справа в *** умножаются на константу a"': [a"'] =
1эрг*1с/1см. Энтропия АТ1 является инвариантом квазигруппы SU («, Q), экстремальна при отсутствии любых изменений, процессов и развития системы и минимальна при ее максимально интенсивных в рамках размерности гиперком-плексной системы процессах. Температура АТ2 равна нулю при отсутствии каких-либо процессов, максимальна (стремится к бесконечности) при процессах, максимально интенсивных в данной (изолированной) системе, и инвариантом относительно SU («, Q) не является. В этом состоит макроскопическая сущность октетной и системной параметризации. Однако в последовательном подходе интервал должен иметь «разрывы», обязанные несохранению числа частиц N макросистемы, количества ее микросостояний W и концентрации вещества р в интенсивных процессах (например, причиной этого могут служить появление адронных струй, аннигиляция и другие реакции ЭЧ).
Температура и энтропия в данном формализме не могут быть отрицательными величинами. Другие свойства величин, согласованных с определенными выше энтропией и температурой, можно получить из рассмотрения чисто ги-перкомплексной части интервала. Решения системы уравнений биоктетной физики указывают
на реверберацию автосолитона Метагалактики -без каких-либо предположений о том, что было до появления наблюдателя. То есть закон возрастания энтропии системной термодинамики содержится в аксиомах системной физики, в ее структуре, и связан с уменьшением амплитуды и с увеличением периода пульсаций проявленной части антропогенной вселенной [2]. Если температура и энтропия вводятся в системную термодинамику определениями, задающими их свойства на «границах применимости», то 1-е начало имеет то же статус, что и постулаты существования величин, входящих в интервал. Второе начало в системной термодинамике — теорема. Отсюда следует, что кроме параметрического времени t и семейства локальных времен {t} существует идея времени, связанная со структурой аксиом системной физики и эксплуатацией ее теоремы — закона возрастания энтропии.
АТ3: Темп термодинамического времени {dt} является функцией температуры Т.
АТ3': Существует термодинамическое время t (ST) — комбинированное интровертное [2].
Основная теорема: При температуре Т = 0 энтропия S системной термодинамики является линейной функцией внешнего параметрического экстравертного экстенсивного времени t.
Действительно, равенство Т = 0 означает, что все термодинамические процессы в системе отсутствуют: g = 1. Так как в этом случае ds = dt, то s = t + C (и S = t + C). Причем экстенсивный экстравертный априорный параметр t по отношению к интровертному комбинированному апостериорному термодинамическому времени t (ST) является внешним. Поэтому в термодинамической теории можно положить SI T=0 = const (= 0).
Следствие 1: Третье начало термодинамики является теоремой системной физики.
Главная теорема: Энтропия S системной термодинамики самопроизвольных и равновесных систем не убывает.
Действительно, т.к. ds = dt/g и g & gt- 0, энтропия среды для внешнего наблюдателя возрастает, поскольку «стрела» параметрического времени задается условием dt & gt- 0. Для внутреннего наблюдателя, находящегося в равновесии с средой и измеряющего интровертное время t (ST), dt/dt =
0, т.к. t и параметры системы явно от t не зависят. Отсюда dt = 0 и dS = 0.
Следствие 2: Второе начало термодинамики содержится в аксиомах системной физики, дополненных экстенциональными аксиомами:
АТ4: Существует мера близости р интровертного времени t, определяемого в изолированной системе, и экстравертного времени t, определяемого в открытой системе.
АТ5: Существует мера l (для Т) изменения параметров частной системы, а по отношению к общей системе S, характеризующая надсистем-ное время.
Такая «эргодичость» термодинамических систем устанавливает более общий смысл времени и она же его ограничивает. Здесь развитие теории времени возможно с привлечением теории меры, методов топологии, при варьировании 2-го начала по способам измерения входящих в уравнения экстенсивных и интенсивных величин.
Замечание: Температура Т = a"(g — 1/g) при постоянных малых значениях s (=ds) определяет термодинамическое время t*. В кинематическом варианте при больших v (ввиду определения Т как функции от скорости) время t* ~ t ~ g. В системе отсчета, связанной с летящим телом, время в которой t', отношение t'/t ~ 1/g, т. е. t =
t’V1 — v 2.
ПРОИЗВОДНЫЕ ТЕОРИИ
Пост’октетная механика уровня 1: dT/dt = HH / m2u4 + c, dr/dt = gradp H — Hp / m2u2 — u2grad T, dH/dt = - т2НТ, dp/dt = - grad H + m2Hr / u2 — m2m2u2gradpТ, (6)
где u — характерная скорость процесса, в системе, c — мера необратимости провремени.
Пост’октетная механика уровня 2: dT/dt = HH / mV + c, dr/dt = gradp H — Hp / m2u2 — u2grad T, dH/dt = 0, dp/dt = - grad H, (7) где полная энергия не меняется со временем,
m=o.
Уравнения для быстрых процессов (частиц):
dT/dt = D, А + Dp Р,
dA/dt = - u (R, А — RpР + uG T), dH/dt = u2(DP — m2m2 Dp A) dP/dt = u (Ri P + m2m2Rp A — m2m2u (Gp T), (8)
где u ® ?, D, D) p, R?, R? p, (G, G — обобщенные
операторы по координатам и импульсам Дивергенции, Мотора, Градиента.
Уравнения для медленных процессов (частиц):
dT/dt = HH / mV,
ЭА/dt = - Hp / mV {+GpH } dH/dt = {- m2Ar }, dP/dt = m2HA / u2 {-GH}, (9)
где и ® 0, а операторы и функции в фигурных скобках — расширение теории.
ПРИМЕЧАНИЯ К ТРЕМ ЧАСТЯМ СТАТЬИ
Термины «октетная физика», «биоктетная механика» и т. д. вводятся на тех же основаниях, что и термины «математическая физика», «статистическая физика», «фрактальная физика» и т. п., — за определением в терминах стоит соответствующий математический аппарат (см. [1 —
5]).
Гиперсфера и* и в О задана уравнением: и02
— и2 — … — и72 = Я 2. Для существования уравнений движения и состояний физики О необходимо постоянство размеров и формы гиперсферы и 2, но не имеет значения, какие локальные натяжения, деформации, потоки и процессы имеются в 7-мерном касательном слое к и 2 в каждой ее «точке» или протекают глобально, на всем ее «глобусе» (условие существования мира явлений
— неизменная сущность отношения «субъект -объект»).
Число V = 6 имеет топологическое происхождение, так как является суммой размерностей координатного пространства Уг и импульсного пространства Ур. То есть как только дополнительно к измерению времени г «появляются» другие, пространственные измерения, так сразу же возникает явление необратимости г. В биок-тетной механике наряду с Уг, Ур рассматриваются пространство момента импульса Угр и пространство момента силы У^, и поэтому V = 12. Такое «теоретическое» повышение степени необратимости времени связано с учетом явлений поглощения и испускания различной радиации при изменении ускорения и ориентации частиц. Поэтому при росте массы (4-е уравнение в (1)) в поле тяжести и = - а/г при г & gt- 0 имеем (I): ЭИ (г)/Эг = (-а/г + И (г)) (С + v0, а при г & lt- 0 будет (II): ЭЛ (-т)/Эт = (а/г — Л (-т)) (С — дт), т & gt- 0. Отсюда видно, что при левой ориентации аксиальной составляющей в С первое уравнение энергетически более выгодное (по модулю изменений), чем второе. То есть физическая система стремится к нарушению РТ-четности. При г & gt- 0 и г «0 излучению энергетически выгодно иметь левую ориентацию (ср. с преобладанием левого нейтрино в солнечной радиации, что указывает на креатистское происхождение звезд и на источник их энергии в провремени, см. также об источнике энергии звезд сообщение
Н. А. Козырева [6]).
Если изучается микро- или мегаобъект и сохраняется отброшенное слагаемое первого уравнения системы (4) в [3], то показатель асимметрии физического мира будет иметь вид: д =
НН/ти2ы4 + V, а постоянная С может изменить свою зависимость от обобщенных координат- в этом случае появляются дополнительные нюансы в теориях необратимости параметра I, нечетности Уг и несохранения РТ-четности. Данная асимметрия «поддерживается онтологически»: при отражениях ^ ® (r) меняется вид
систем уравнений типа (3, 4) в [3], что можно связать с необходимостью «брать энергетический барьер», обусловленный изменением топологии. Вообще, предполагается, что существует два взаимодополнительных подхода к интерпретации решений систем уравнений — первый: а) координаты вектора г в Уг (и вектора р в Ур) относятся к собственно пространству Уг (к Ур), а не к какому-либо конкретному (пробному) телу в нем (в Ур) — б) компоненты вектора г координатного пространства Уг (или вектора импульса р в Ур) относятся к материальному (пробному) телу, «помещенному» в пространство Уг (в Ур), и в этом случае механика имеет дело с проявленной и «сгустившейся» материей, с конденсатом- второй: по возможности в исследованиях решений систем дифференциальных уравнений устраняется представление о ковариантности физических законов, связанной с линейными преобразованиями обобщенных координат (кроме, возможно, отражений). Это допускается, во-первых, потому, что в природе, по большому счету, нет ковариантности, особенно в том виде, который широко обсуждается при построении теорий над множествами ассоциативных элементов (любые преобразования координат — это умозрительная фикция- в объективном физическом мире для осуществления этой фикции требуются определенные усилия и мощность, но все реальные действия в общем случае некоммутативны и неассоциативны, т. е. теорема Э. Нетер об инвариантах, базирующаяся на теоретико-групповом подходе к проблеме геометризации физики, в общем случае не выполняется), а во-вторых — по причине того, что система (всех) координат мысленно ориентирована, растянута, деформирована, вращается, если это допустимо по смыслу задачи, подвергается переносам с изменяющимся ускорением и т. д. произвольным образом сама еще до «привнесения в нее» объектов изучения. Зато объекты изучения в «зафиксированной» произвольно выбранной системе координат (системе отсчета) «ведут себя» произвольно, но по установленным правилам поведения. Таким образом, меняются и выводы о симметрии или асимметрии состояний и процессов, описываемых с помощью представлений квазигрупп, и выводы о плодотворности идеи ковариантности.
В «современной» теоретической физике, в частности в ОТО, априорное принятие какой-
либо локальной калибровочной симметрии требует затем введения определенного конкретного взаимодействия (гравитационного). В октетной физике экспериментальное обнаружение определенной локальной калибровочной симметрии (или асимметрии) приводит к апостериорным теориям взаимодействий. Таким образом, на первый план выступают не воображаемые взаимодействия с целью подогнать их под фантастику частных симметрий, но построение картины взаимодействий на эмпирическом фундаменте наиболее общих симметрий и нарушения или отсутствия частных симметрий.
Вид функции Н (1) получен на первом шаге рекуррентного процесса в приближении НН/ти2ы4 = 0. Далее, учитывая уравнение ЭТЭ = НН/ти2ы4 + V, полученная функция И ({) подставляется в Н и Н, затем определяется новая, скорректированная зависимость Т = Т (^, х, у, г, рх, ру, рг) и решается 4-е уравнение системы, и т. д.
Уравнения 1 и 5 системы (3) в [3] в наших приближениях допускают разрешение относительно функции Н ((). Дифференцируя 5-е уравнение по ^ и подставляя в него значение ЭТ/Э^ из 1-го уравнения, придем к интегро-дифференци-альному уравнению:
Э2 h 2
= «ц'
Ни
2 4
тии
+ С
dt + C
+ Н
ни
-+С
24
ти и
v и /
которое бигармоническое, существенно нелинейное (т.е. имеет автосолитонные решения и не только их). В развернутом виде после некоторых сокращений
Э2 h '- ц2dt2
dh '- э7
J-
p •
(h — a/r)(-------a/r + h)---------Dh
2m и 2m»
— dt + ct + C
H
(h — a/r)(
p
2m»
a/r + h)-------------Dh
2ти
2 4
ти и
+ c
где H = - (• 2/2mu)A — a/r + h (t), v = 6 — показатель необратимости провремени Т, определяемый размерностью пространств Vr, VP …
Аксиоматика классической квантовой механики (в ее центральных утверждениях) выбирается независимо от аксиоматики ОТО. Квантовать ОТО — это скрещивать ужа и ежа, или «более научно»: это подобно тому, как в геоцентрической системе Птолемея объясняется реальное движение планет и Солнца «нанизыванием» на их круговые орбиты все новых «сфер обращения». В «квантовой гравитации», базирующейся на паллиативной квантовой механике и ассоциа-
J
+
т. и
2
тивной теории сингулярной точки — ОТО, нет фундаментальной объединяющей идеи, т. е. содержательного основания. Над тяжелым мышлением механистических квантистов все еще висит обоюдоострый «дамоклов меч»: 1) классической механики с ее законами сохранения- 2) принципа наименьшего действия. Более того, уравнение Шредингера, являющееся, в сущности, расщеплением над комплексным полем С очень частного случая уравнения Колмогорова -Чепмена в теории марковских процессов, построено по аналогии с приближением геометрической оптики на базе аксиомы «отсутствия памяти» системы: Э?/Э/ ~ а?, т. е. принимается, что изменение волновой функции определяется только ее значением в настоящий момент времени. Тем самым вводится этакая «броуновская забывчивость» для мира, инертная масса в котором является синонимом памяти. Все очарование таких теорий состоит, по-видимому, в том, что сначала в них постулируется отсутствие способности искать и находить причинно-следственные связи во времени, а затем на основе их теорем удовлетворяются глубинные потребности субъекта в тайнах и волнующих душу «вероятностных» гаданиях. При этом «расщепленная вероятность» — волновая функция используется не в качестве основы для изучения потенциала упругих натяжений квантовой субстанции, а как цифровой гороскоп. Нормировка волновой функции упускает фазовые множители и, кроме того, нивелирует амплитуду гармонических потенциалов: нет ни порядка наступления событий, ни интенсивности перехода между ними — метафизическая данность мира, как таковая. Но даже в постгамильтоновой механике гравитационную и инертную массы необходимо рассматривать как результат эволюции материи от начала ее рождения до современной космологической эпохи. Между тем «квантовать» (вводом волновой функции под действие обобщенного оператора Гамильтона и под гамильтониан) уравнения ок-тетной физики в общем случае не надо: волновой характер движения в них заложен уже при рождении материи.
Нижний уровень bC ~ kBT, где Т — температура Гамова. Отсюда (1 -^/l- ?)a/2r ~ kBT и
b (kBT) ~ 5. 7668 105 Дж/с. Характерно, что «средний уровень» b (kBT)/VMz ~ 2. 9578 10−75 Дж/c, где VM — объем пространства под оптическим горизонтом, а планковское значение bPi ~ 3. 1321'-1070 Дж/c. То есть для разных тел (для различных задач) удельная мощность имеет разные значения.
Инертная масса тахионов, обеспечивающих эффект гравитации, «безопасна» для вещества, т.к. тахионы ввиду свойств октетного пространства с вероятностью р «1 его огибают, не сталкиваясь [3]. В ОТО данное фундаментальное свойство физического пространства названо эффектом искривления луча света при прохождении вблизи массивных небесных тел.
ЛИТЕРАТУРА
1. Верещагин И. А. Введение в октетную физику // Связь времен, в. 4. — Березники: ТКТ, 1997, с. 50.
2. Верещагин И. А. Волны гравитации // Связь времен, в. 5. — Березники: ПрессА, 1998, сс. 44, 49, 60, 78, 96, 111 — 115.
3. Верещагин И. А. Гиперкомплексная физика // Связь времен, в. 3. — Березники: ТКТ, 1996, сс. 88, 91, 186, 189, 215, 218 — 222.
4. Верещагин И. А. Биоктетная механика // Связь времен, в. 6. — Соликамск: СТ, 1999, сс. 16, 106, 117.
5. Верещагин И. А. Тахионы и масса // Связь времен, в. 7. — Березники: ДС СФЕРА, 2000, с. 70, 73.
6. Козырев Н. А. // Изв. Крым. астр. общ., т. 2, в. 1, 1948.
7. Седов Л .И. Методы подобия и размерностей в механике. — М.: Гостехиздат, 1957.
8. Birkhoff G. Hydrodynamics. — Princeton: Univ. Press, 1960.
9. Bilenky S.M., Pontecorvo B. // Phys. Rep., 1978, v. 41. P. 225.
10. Верещагин И. А. Два уровня гравитационного взаимодействия / Тезисы докладов 11 Российской гравитационной конференции. — Томск: Изд. ТГПУ, 2002.
Post’ether hypersymmetry of universe. part 3
Vereschagin I.A.
The new science: fallow-, stochastic gravitation and thermodynamics in hypercomplex space. A generalization of random walks in gravity for finding new a PDE of particles is found and discussed. Class of theories is considered.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой