Постграмотное чтение: актуальность определения понятия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Культура и искусство


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 17 (346). Философия. Социология. Культурология. Вып. 33. С. 130−132.
М. Ю. Гудова
ПОСТГРАМОТНОЕ ЧТЕНИЕ: АКТУАЛЬНОСТЬ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ
Обсуждается содержательное наполнение понятия '-постграмотность'- в качестве одной из главных характеристик коммуникативной системы чтения в современной культуре: автор — текст — читатель. Выявляется, что постграмотность как отличительная черта характеризует каждый элемент чтения как коммуникативной системы современной культуры. В заключение дается определение понятия '-постграмотное чтение'-.
Ключевые слова: постграмотность- постграмотное чтение- коммуникативная система культуры- полиморфный мультимедийный гипертекст- новый читатель.
Чтение является одной из основополагающих подсистем культуры. Если культура в целом представляет собой мир общения, то чтение как подсистема культуры представляет собой социокультурную коммуникативную систему, в которой главной задачей на протяжении тысячелетий является передача, сохранение и интерпретация социокультурной информации, обеспечивающие устойчивое существование культуры как системы. Зародившись в далекой древности и развиваясь до наших дней, чтение неоднократно меняло технику — от разглядывания отлипов и развязывания узелков до проматывания текстов на экранах разнообразных гаджетов, менялись читательские навыки — от интерпретации знаков изобразительных к знакам символическим и знакам иконическим, менялись читательские идентичности: от жрецов и шаманов до «продвинутых пользователей», но сущность чтения на протяжении культурных эпох оставалась постоянной — это способ трансляции и освоения читателем смысложизненной социокультурной информации, воплощенной в определенном тексте культуры.
В начале третьего тысячелетия в связи с развитием информационной культуры и становлением информационного общества, потребительской культуры и общества потребления, одновременным сосуществованием разнообразных по функциям и социокультурным эффектам медиа, радикально изменилось отношение к книге и чтению. Все это культурным и научным сообществом стало осознаваться как ситуация, названная в социологии культуры, а затем и в других философских и гуманитарных науках, в том числе и в культурологии, «кризисом чтения"1.
На наш взгляд, выход из кризиса может быть найден в процессе анализа чтения в новых социокультурных параметрах, названных М. Маклюэном постграмотностью2.
Сегодня необходимо проанализировать чтение (в прошлом неоднократно и с разных точек зрения исследованный феномен) с точки зрения того, какие новые внешние параметры чтения задает эпоха постграмотности и как чтение в своем реальном повседневном существовании в виде культурной практики к этим условиям приспосабливается, и как оно в этих условиях продолжает существовать, выполняя свою главную культурную миссию — связывать людей при помощи текста и предлагать им определенные культурные модели поведения, ценности и идентичности.
Актуальность исследования специфики чтения в эпоху постграмотности в рамках культурологического знания видится в трех главных аспектах.
Первым аспектом является то, что в конце ХХ — начале XXI в. под воздействием целого ряда факторов: социокультурных, социально-экономических, политико-технологических и деятельностно-антропологических — сформировалась новая социокультурная ситуация постграмотности, которая нуждается в фиксации и аналитическом описании, а также выведении следствий, таких как культура постграмотности и постграмотное чтение.
Вторая причина, по которой мы обращаемся к исследованию чтения в методологии культурной практики, это необходимость систематизации накопленных различными отраслями социально-гуманитарных наук знаний о чтении с точки зрения культурных процессов его реализации. Настоятельная научная потребность системного культуроло-
Постграмотное чтение: актуальность определения понятия
131
гического описания навыков, снаряжения, практических задач читателей в актуальных практиках чтения, а также ценностей и иден-тичностей, форм самоопределения и художественного общения в практиках современного чтения, анализ чтения на фоне многообразных досуговых практик, также является одной из сложнейших и актуальных задач культурологии.
Третья причина, по которой мы обращаемся к исследованию чтения, это необходимость обоснования и содержательного наполнения понятия '-гипертекстуальная практика чтения'- и применения этого понятия для объяснения трансформаций, происшедших с практикой чтения, в связи с технической революцией в сфере гаджетов для чтения, возникновением нового типа мультимедийных и шире, полиморфных, текстов в современной культуре, а также формированием нового культурного типа чтения, связанного не столько с чтением и интерпретацией традиционных книжных текстов, сколько с переходом к чтению сложных, полиморфных текстов, возникающих в современной художественно-эстетической культуре: гипертекстуальных (несетевых) романов У. Эко, муль-тимединых сетевых романов, арт-проектов, использующих пиктографическое и аудиовизуальное письмо.
На протяжении длительной истории культуры сформировались и сегодня сосуществуют три исторических типа чтения — рисуночное, книжное и компьютерное3. Выявить специфику функционирования этих практик в новых технико-технологических и ценностно-смысловых условиях, объяснить механизм сосуществования этих практик в условиях эпохи постграмотности, выявить законы сочетания вербальных, визуальных и мультимедийных текстов — является насущной задачей изучения чтения современной культурологией.
Чтение в данном случае мы понимаем как социокультурную коммуникативную систему, сложившуюся в классической культуре в составе следующих элементов: автор — текст -читатель. Соответственно, для того, чтобы показать, что представляет собой новый тип чтения — постграмотное чтение, мы дадим характеристику изменениям, произошедшим в условиях культуры постграмотности в каждом из элементов данной социокультурной коммуникативной системы чтения.
В результате метаморфоз, произошедших в конце ХХ — начале XXI в. с «автором», мы должны сделать вывод, что автор утратил не только авторитет творческой инстанции, авторитет психологической убедительности, но и языковой самостоятельности. Из субъекта, творящего язык и литературу на своем языке, инстанции, задающей правила грамматики для своих читателей, автор превратился в инструмент, которым владеет язык, в средство существования языка и языковой игры. Автор утратил свою персональность, утратил функцию конструирования языка и выработки правил языковых игр4.
Тип чтения, в котором правила чтения устанавливаются внеличностными, имперсо-нальными структурами, такими как язык, и/ или гипертекст, мы называем постграмотным чтением.
Яркими примерами полифонических интертекстов современной культуры являются мультимедийные тексты. В этих текстах идет внутренний диалог информации, обращенной к различным рецептивным каналам получения и обработки информации. Такие тексты, по мнению Л. Иригарэ, разрушают фаллокра-тизм логоцентричной культуры, поскольку эти тексты — не только вербальные, но и колористические, парфюмерные, новые формы существования в культуре — полиморфные тексты5, транслируемые современными техническими средствами мильтимедийного суперхайвея, несут информацию ко всем органам чувств, осуществляют вовлечение и интерактивное взаимодействие с пользователем виртуальной реальности. В мультимедийных текстах культуры по-новому осуществляется общение, воспитание и образование, бизнес, развлечение и чтение. То есть пересматриваются все старые структуры отношений и, в том числе, власти. Все это позволяет мультимедийные гипертексты считать полиморфными текстами современной культуры, определяющими новый — постграмотный тип чтения.
Как мы видим из анализа изменений, произошедших за последние 50 лет в понимании авторства, произведения и читателя, постграмотное чтение как особый исторический тип чтения, сложившийся с наступлением новой постграмотной культуры, обладает следующими сущностными отличительными признаками.
Первым сущностным отличительным признаком является утрата автором авторите-
132
М. Ю. Гудова
та в создании языка, на котором он пишет свои тексты, в создании грамматики этого языка и грамматики созданного им текста, а также в определении параметров грамотности читателя.
Вторым сущностным отличительным признаком является появление полиморфных мультимедийных гипертекстов, а также их доминирование в качестве востребованных продвинутыми читателями-пользователями текстов для чтения.
Третьим сущностным отличительным признаком является рождение нового типа чита-теля6. Новый читатель осуществляет функцию не только свободного дрейфа-выбора текстов для чтения и их интерпретации, но и деконструкцию оппозиции '-автор-читатель'- в отношении к тексту, самостоятельно и творчески осуществляет функцию конструирования текстов, их комментирования, редактирования и наделения смыслом. Преимущественно это так называемый «виртуальный читатель» — читающий тексты с экранов гаджетов.
Таким образом, постграмотное чтение — это особый тип чтения, возникающий на основе технико-технологических возможностей порождения, функционирования и восприятия мультимедийных гипертекстов, предоставляемых современными гаджета-ми, осуществляемый новыми виртуальными
читателями в культуре, пережившей деконструкцию оппозиций автора и читателя, а также главенство языка и культурного кода.
Примечания
1 Дубин, Б. Чтение в России в 2008 году: тенденции и проблемы / Б. Дубин, Н. Зоркая. М.: Междунар. центр межбибл. сотрудничества: Левада-Центр, 2008.
2 См.: Маклюэн, М. Галактика Гуттенберга: (Становление человека печатающего) / пер. И. О. Тюриной. М.: Акад. проект: Фонд «Мир», 2005. С. 96.
3 См.: Эко, У. От Интернета к Гуттенбергу: текст и гипертекст [Электронный ресурс]. URL: http: //www. gumer. info/bibliotek_Buks/ Culture/Eko/Int_Gutten. php.
4 См.: Фуко, М. Что такое автор? // Фуко, М. Воля к истине: по ту сторону власти, знания и сексуальности. Работы разных лет: пер. с фр. М.: Касталь, 1996.
5 См.: Иригарэ, Л. Как нам создавать свою красоту // Гендерная теория и искусство: антология 1970−2000 / под ред. Л. М. Бредихиной, К. Дипуэлл. М.: РОССПЭН, 2005. С. 419.
6 См.: Корнев, С. «Сетевая литература» и завершение постмодерна [Электронный ресурс] // Новое лит. обозрение. 1998. № 32. URL: http: //magazines. russ. ru/nlo/1998/32/korn. html.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой