Новая политическая экономия С. Сисмонди как проект общества социального благоденствия

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Экономические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКИ
УДК 330. 12
НОВАЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ С. СИСМОНДИ КАК ПРОЕКТ ОБЩЕСТВА СОЦИАЛЬНОГО БЛАГОДЕНСТВИЯ
© Владимир Дмитриевич МАМОНТОВ
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, доктор экономических наук, профессор, первый проректор -проректор по образовательной политике, e-mail: mamontov@tsu. tmb. ru
Симонд де Сисмонди занимает отдельное особое место в западной классической политической экономии. Рассмотрены теоретико-методологические положения его экономической доктрины на основании двух периодов, выделяемых в его творчестве: когда он примыкает к классикам и разделяет «credo» либерализма, и когда он выступает как критик классиков и либерализма. Особенно акцентируется внимание на тезисе социализации экономической науки. Капиталистическая система хозяйствования имеет комплекс социально-экономических противоречий. Вопреки здравому смыслу, экономисты либерального направления в своих методологических основах абстрагируются от реальной действительности. Сисмонди критикует капиталистическую систему хозяйства за ее антисоциальную направленность, за огромную дифференциацию в экономическом положении между различными слоями населения. С его позиции, общество, которое не приносит счастья большинству населения страны, не имеет перспектив развития. Актуален для современности и этический аспект распределительных отношений, исследуемых швейцарским экономистом. В его концепции проблема распределения — краеугольный камень политической экономии и экономической политики.
Ключевые слова: новая политическая экономия- социализация экономики- либеральная экономическая доктрина- экономический романтизм- проблема распределения.
События последних лет в мировой и российской экономике убедительно свидетельствуют о присутствии незримой связующей нити между экономическими концепциями прошлого и настоящего.
В то же время крайнюю обеспокоенность вызывает тот факт, что есть попытка все многообразие хозяйственной жизни в национальной системе уложить в русло доминирующей (в силу действия субъективных факторов) экономической доктрины. В советской действительности это был марксизм, в российской интерпретации и воплощении- в постсоветской России — это неолиберализм, опять-таки с «отечественной спецификой». Современную ситуацию в теории и практике экономической науки отдельные исследователи характеризуют понятием «большевизм наоборот», и это справедливо.
Как сама экономическая действительность, экономическая наука никогда не была монистической. Наличие многообразия
школ, направлений, постоянная их эволюция, взаимопроникновение: все эти процессы способствовали обогащению экономической науки, содействовали тому, что наука наиболее точно отражала реальные хозяйственные процессы. При таком подходе даже футуро-логические проекты опираются на объективно действующие закономерности, а не представляют собой ни к чему не обязывающие возможные сценарии развития. Важно подчеркнуть и следующую тенденцию: доминирование одной научной школы не отторгает идей «несогласных», а в целом научное соперничество плодотворно влияло на хозяйственную практику. Уже во второй половине XIX столетия классическая школа в политической экономии получила серьезных оппонентов в лице немецкой национальной системы, во главе с Ф. Листом, экономического учения К. Маркса. Именно научная состязательность способствовала формированию и развитию оригинальных доктрин, проектов.
В этом ракурсе следует рассматривать политическую экономию Симонда де Сисмонди.
С. Сисмонди занимает отдельное и особое место в западной классической политической экономии. В советской экономической науке в течение длительного времени привыкли оценивать экономическое наследие швейцарского ученого с позиции ленинского восприятия, отраженного в известном сочинении — «К характеристике экономического романтизма». О сущности позиции и ее недостаточной научной обоснованности скажем чуть позже, здесь лишь заметим, что в ленинской интерпретации С. Сисмонди -экономист, в целом правильно критикующий слабые стороны либеральной экономической доктрины, но своими выводами, предложениями, зовущий в прошлую хозяйственную систему — мир ремесленников и мелких крестьян-собственников. Попробуем со всем этим разобраться, но начнем с биографии ученого, а также окружающего его мира. Эти факторы стали важными составляющими при формировании научного мировоззрения экономиста [1]1.
1 Симонд де Сисмонди (1773−1842) родился в окрестностях Женевы, в родовом имении «Шатлен», расположенном в живописном месте на берегу Женевского озера. Отец его был влиятельный протестантский пастор, близко стоящий к старой знати. Среднее образование экономист получил в протестантской коллегии, основанной еще Ж. Кальвиным. По окончании этого учебного заведения он поступает в университет, но не кончает его из-за расстроенных дел отца и уезжает в Лион, где поступает на службу в банкирский дом. Революционное движение заставляет бежать его из Лиона- он возвращается на родину, но и здесь ненадолго находит покой. Революция, перекинувшись из Франции в Швейцарию, довольно недружелюбно обходится с женевской аристократией, в т. ч. и с семьей Сисмонди. Не чувствуя себя на родине, охваченной пламенем революции, в безопасности, С. Сисмонди со своими родителями переселяется в Италию. Там они покупают имение, и будущий экономист и историк становится сельским хозяином, но одновременно активно занимается изучением истории и экономики. В этот период он начал писать свой большой историко-экономический труд «Исследование об общественных науках», изданный лишь в 1836 г. Его опыт в сельском хозяйстве также получил литературное оформление: им издана работа под названием «Картины сельского хозяйства в Тоскане». В 1800 г. наступил конец его жизни на чужбине. Революция ушла в прошлое, С. Сисмон-ди снова делается гражданином Женевы, где он из сельского хозяина превращается в секретаря торговой камеры. Но он не прерывает научных изысканий. В 1803 г. появляется его экономическое сочинение «Торговое богатство», в котором он полностью проводит идеи А. Смита. Впоследствии, после перелома в его
С. Сисмонди, как уроженец французской части Швейцарии, принадлежал к французским экономистам. На формирование его мировоззрения оказали свое влияние исторические условия той эпохи, а именно: французское революционное и контрреволюционные движения, затронувшие своим влиянием практически всю Европу, твердая поступь шагающего капитализма и начало промышленного переворота, специфические условия экономического и политического развития Швейцарии. В Швейцарии, с одной стороны, еще сохранился полупатриархальный строй с его мелким производством, а с другой — этот строй уже был под угрозой гибели благодаря победоносному шествию ка-
воззрениях, он смотрел на этот труд как на «грехи молодости». В 1819 г. появляется основной труд С. Сис-монди, принесший ему громкую известность, — «Новые начала политической экономии». Если в «Торговом богатстве», являясь еще учеником А. Смита, он ставит себе скромную задачу: знакомить французов и швейцарцев со взглядами автора сочинения «Исследование о природе и причинах богатства народов», то в «Новых началах» претензии у него идут дальше — строительство новой политической экономии.
С. Сисмонди был также крупным историком, и им написан ряд больших исторических работ, главнейшие из которых следующие: «История французов», «История падения Римской империи», «История возрождения свободы в Италии». Отличительной особенностью его исторических работ является то, что в них большое место занимают вопросы хозяйства, и этим он выгодно отличается от современных ему историков, излагавших почти исключительно политическую историю. С другой стороны, С. Сисмонди вносит исторический элемент в свои экономические исследования, что для того времени было большой новизной. Ученый подвизался недолго и без особых успехов и на поприще политической деятельности. Боясь революции, С. Сисмонди не хотел и реакции. В победе коалиции над Наполеоном он справедливо усмотрел победу реакции, а потому стал на сторону Наполеона, когда тот сбежал с острова Эльба и вновь провозгласил себя императором Франции (раньше он не был сторонником Бонапарта, считая его деспотом). С. Сисмонди напечатал ряд статей в защиту Наполеона. Как мыслитель и политический деятель С. Сисмонди отличался большой независимостью мысли и всячески ее оберегал. Он отверг сделанное ему предложение занять кафедру политической экономии в Вильне из опасения, что не будет иметь возможности свободно излагать там свои взгляды. Став на сторону Наполеона, С. Сисмонди отказался принять от него орден Почетного легиона, желая сохранить независимость суждений. После реставрации С. Сис-монди удаляется от политики и отдается исключительно научной работе, соединяя ее с путешествиями по Европе, в целях обогащения себя новыми наблюдениями. Он завязывает и личные связи с крупнейшими политиками и экономистами того времени. Умер Симонд де Сисмонди на 69-м году своей жизни.
питализма в более развитых странах. С. Сис-монди на себе ощутил все противоречия революционной эпохи.
Маленькой Швейцарии, расположенной в центре Европы и в непосредственном соседстве с Италией, Францией и Германией, не легко было сохранить свои провинциализм и замкнутость. В течение XVIII в. она успела развить значительную для того времени внешнюю торговлю, промышленность находилась на стадии т. н. рассеянной мануфактуры, ремесленники и кустари работали на торговые конторы.
Швейцария делилась на кантоны, находившиеся на разных ступенях промышленного развития. В одних кантонах преобладали промышленность и торговля, в других -земледелие, а в третьих — скотоводство. И по своему политическому устройству одни кантоны отличались от других- в отсталых кантонах власть безраздельно была в руках патрициев — старой аристократии, а в более передовых кантонах власть оспаривалась и не без успеха новым бюргерством. Но во всей Швейцарии накануне французской революции феодализм был еще довольно, казалось, прочен. В городах большими привилегиями пользовались ремесленные цехи, купеческие гильдии и другие корпорации. А деревня находилась в феодальной зависимости от города- правящий городской слой играл роль сюзерена в отношении окрестного сельского населения. Центральная власть существовала номинально, и каждый кантон представлял чуть ли не самостоятельное государство.
Однако капитализм прокладывал себе путь и в этой самобытной стране. Промышленный переворот в Англии и революция во Франции вовлекают ее в свой водоворот. Революционные бои, в которых принимали участие и внешние силы — войска революционной и наполеоновской Франции, — уничтожили феодализм и нанесли сильнейший удар патриархальщине в Швейцарии. Из революционных потрясений она вышла более объединенной- на Венском конгрессе (1815 г.) Швейцарии была гарантирована независимость.
В развитии экономических воззрений С. Сисмонди различают два периода: первый, когда он примыкает к классикам и разделяет «credo» либерализма, второй, когда он выступает как критик классиков и либера-
лизма. Ученые выдвигают разные причины по поводу перелома во взглядах С. Сисмонди -революционные потрясения во Франции и Швейцарии, жестокие формы утверждения капитализма и в связи с этим неясная картина будущего, массовое разорение крестьян и ремесленников, ухудшение социально-экономического положения значительной части населения Швейцарии. С достаточным основанием можно привести еще ряд факторов, воздействующих на эволюцию взглядов С. Сис-монди и конечно же потрясения личного характера, связанные с революцией во Франции и ее экспортом в «тихую» Швейцарию.
Итак, вначале С. Сисмонди был правоверным смитианцем. Здесь сложно и вряд ли возможно выделить какие-либо новые авторские положения в области политической экономии, выдвинутые ученым. Со всей очевидностью следует говорить о популяризации идей А. Смита. В работе «Торговое богатство» (в советской политической экономии работа была также озвучена под названием «О коммерческом богатстве». — В. М.) С. Сисмонди выступал за свободу конкуренции и свободную игру личных интересов.
В своем главном труде «Новые начала политической экономии» С. Сисмонди делает смелое заявление о создании «новой политической экономии», базирующейся на совершенно иной основе, нежели у классиков. Отсюда и заявка на название — «Новые начала». В предисловии ко второму изданию своего основного сочинения швейцарский экономист пишет: «Я полагаю, что построил политическую экономию на новом основании. Полагаю я это и потому, что дал определение национального дохода, и потому, что исследовал ту форму распределения дохода, при которой осуществляется наибольшее счастье нации и, следовательно, наилучшим образом достигается цель нашей науки» [2, с. 139].
С. Сисмонди в работе стремится провести четкую грань отличий между своими экономическими воззрениями и идеями классиков. Неудивительно, что его сочинение богато представлено критикой классической по-литэкономической доктрины. Но ошибочно было представлять всю критику С. Сисмонди в русле ленинской интерпретации, которая наложила свой отпечаток на весь спектр экономических воззрений швейцарского учено-
го. В этой связи кратко остановимся на ленинской позиции относительно С. Сисмонди.
B.И. Ленин считал, что «по всем пунктам он отличается от классиков тем, что указывает противоречия капитализма. Это с одной стороны. С другой стороны, ни по одному пункту он не может (да и не хочет) провести дальше анализ классиков и потому ограничивается сентиментальной критикой капитализма с точки зрения мелкого буржуа» [3, с. 69]. По Ленину, романтизм С. Сисмонди коренится в его классовой позиции, которая двойственна, как двойственна природа мелкого товаропроизводителя. Как следствие, в советской политической экономии утвердилась позиция, что С. Сисмонди одновременно, осуждая режим свободной конкуренции, противопоставляет ему цеховой строй средневековых ремесленников, идеализирует мелкое крестьянское хозяйство. Д. Розенберг указывает, что в экономических воззрениях
C. Сисмонди наиболее ярко сказывается двойственная природа мелкого товаропроизводителя. «Сисмонди против капитализма с его свободной игрой личных интересов- но он также против социализма, заменяющего „личный интерес интересом корпораций“. Личный интерес, без которого товарное производство существовать не может, должен быть сохранен- но его личный интерес надо как-то обуздать, поставить в рамки, соответствующие интересам именно мелкого производства» [4, с. 89]. По поводу второй части вывода все правильно. Швейцарский экономист был противником революционного развития событий, не считал научно обоснованной социалистическую доктрину. Что касается первой части, то здесь присутствует много надуманного, в сочинениях С. Сисмонди этой идеализации не просматривается. К тому же сам С. Сисмонди убедительно высказывается относительно этого обвинения. Он пишет в предисловии ко второму изданию «Новых начал политической экономии»: «Итак, пусть меня не обвиняют в том, что я хотел обратить науку вспять- наоборот, я ее двинул вперед и подвел под нее новый фундамент» [2, с. 139].
Можно ли говорить о стройности и цельности заявленной «новой» экономической доктрины? Безусловно, нет. Но С. Сисмонди обозначил необходимость развития политической экономии в новом направлении. Ученый заявляет о необходимости со-
циализации экономической науки. Теперь об этом несколько подробнее. С. Сисмонди критикует капиталистическую систему хозяйства за ее антисоциальную направленность, за просто огромную дифференциацию в экономическом положении между различными слоями населения. С его позиции, общество, которое не приносит счастья большинству населения страны, не имеет перспективы в своем развитии. Экономистов-либералов он критикует за то, что они не хотят видеть всю гамму и остроту противоречий капиталистической экономической системы, в своих методологических подходах совершенно абстрагируются от реальной действительности. Примечательно в этом плане «Предисловие ко второму изданию», которое было написано семь лет спустя после выхода в свет первого издания «Новых начал политической экономии». В нем автор говорит о правоте своих выводов. По поводу тенденций и характера развития капитализма он пишет: «Прошло семь лет, и факты, как мне кажется, неизменно выступали в защиту моих взглядов. Они доказали гораздо лучше, чем это мог сделать я, что благополучие, к которому стремились мои теоретические противники, было иллюзорным. Там, где их теории были применимы на практике, они, правда, способствовали суммарному росту материальных богатств, но при этом уменьшали количество наслаждений, выпадавших на долю каждого» [2, с. 133−134]. Швейцарский экономист указывает, что в формирующемся «новом» обществе представители всех слоев населения несчастны по-своему. В контексте этого С. Сисмонди пишет: «Изучение Англии еще более утвердило меня в моих „Новых началах“. В этой удивительной стране, которая как бы в поучение всему миру терпит большие испытания, я наблюдал, как производство растет, а количество наслаждений уменьшается. Я ищу этого счастья среди всех классов общества, но нигде его не нахожу» [2, с. 134]. Ученый отдельно останавливается на положении рабочих, крестьян. С. Сисмонди замечает, что «рост промышленности и богатства не спас творцов богатства — рабочих — от неслыханных страданий, факты не соответствовали ни всеобщим ожиданиям, ни предсказаниям ученых. В деревне нет больше крестьян — их вытеснили батраки» [2, с. 134−136]. По мнению экономиста,
не получила счастья от «нового порядка» и высший слой английского общества — аристократия. «Высшая аристократия Англии достигла богатства и роскоши, превосходящих все, что можно видеть в других странах, но и она не наслаждается тем достатком, который приобрела за счет других классов. Она не чувствует уверенности и прочности своего положения, и в каждой семье больше чувствуются лишения, чем изобилие» [2, с. 134].
С. Сисмонди не скрывает, что его сочинение не встретило одобрения со стороны людей, трудам которых справедливо приписывают самые значительные успехи науки. Он пишет: «Я нисколько не удивляюсь, что книга моя не произвела более благоприятного впечатления. Ведь в ней я подверг сомнению истинность принципов, считавшихся окончательно установленными- я поколебал основы науки, которая благодаря простоте, ясности и методичности своих построений считалась одним из высочайших достижений человеческого ума- наконец, я выступил против ортодоксии — дело столь же опасное в области философии, как и в области религии» [2, с. 133].
Свои «Новые начала» С. Сисмонди начинает с нового определения предмета политической экономии. «Материальное благосостояние людей, — пишет он, — поскольку оно зависит от государства, составляет предмет политической экономии» [2, с. 148]. Классики изучают хозяйственные процессы как естественные процессы, т. е. как процессы, которые совершаются стихийно, спонтанно. С. Сисмонди ставит своей задачей изучать эти процессы как процессы, регулируемые и направляемые правительством. Классиков интересовало, как богатство производится, обращается и распределяется. Швейцарского экономиста интересует, как правительство должно направлять и руководить производством, обращением и распределением богатства. И это вполне согласуется с его общей концепцией, отвергающей & quot-laissez faire& quot- и требующей государственного вмешательства в хозяйственную жизнь. «Государство должно стремиться к такому порядку, который обеспечивал бы и бедному и богатому довольство, радость и покой, — к такому порядку, при котором никто не страдает, не тревожится за свой завтрашний день и каждый имеет возможность собственным трудом обеспечить себе и своей семье пищу,
одежду, жилье и все необходимое, для того чтобы жизнь была бы не бременем, а радостью. Государство не может ставить себе абстрактную цель накоплять богатство- его задача — дать возможность всем гражданам пользоваться тем физическим довольством, которое доставляет богатство» [2, с. 148].
Определяя по-новому предмет политической экономии, С. Сисмонди возражает и против метода классиков. Их метод он отвергает как абстрактный. Он часто упрекает классиков в том, что они абстрагируют богатство от человека, а между тем цель богатства — удовлетворять потребности. Отсюда также обвинение их в абстрагировании производства от потребления. В противовес классикам швейцарский ученый за исходный пункт исследования берет производство и распределение изолированного человека -Робинзона. «История этого человека есть история рода человеческого», — пишет С. Сис-монди [2, с. 172]. В этой связи народное богатство представляется исследователем как сумма частных богатств. История всякого богатства проходит одни и те же стадии: труд, который его создает, бережливость, которая его накопляет, потребление, которое его уничтожает. Ученые обоснованно замечают, что С. Сисмонди вносит субъективизм в исследование экономических процессов.
Симон де Сисмонди большое значение в историческом процессе отводил моральным идеалам справедливого общества, в целом этическим нормам. Мнение правит миром, -на этом принципе базируется методология С. Сисмонди. От него — этого принципа — все качества. Раз плохая действительность — действительность, осуждаемая С. Сисмонди, -является результатом неправильных мнений, то изменить ее можно лишь путем изменений последних. Отсюда оценка событий и фактов, их моральное осуждение или оправдание -единственное средство изменения или утверждения их.
С. Сисмонди в своих «Новых началах» выдвинул постулат, который кладется им в основу его исследования. Этим постулатом является примат потребления над производством. Ученый констатирует: «Потребность стимулировала производство, а производство на основе опыта создало различные виды богатств» [2, с. 150]. Для А. Смита и его школы постулатом их исследований был
«хозяйствующий» («экономический»), т. е. производящий и торгующий человек. Для С. Сисмонди человек прежде всего — существо потребляющее- сисмондистский человек производит лишь в той мере, в какой это диктуется ему его потребностями. А из этого положения экономист делает важный для его концепции вывод. Во-первых, производство в «нормальном» обществе не может быть безграничным, ибо к такому производству нет стимулов. Во-вторых, только в классовом обществе может иметь место безграничное производство, являющееся в свою очередь причиной дальнейшего развития и углубления неравенства. В таком обществе производство определяется потребностями тех, которые не работают, которым не стоят никакого труда те материальные блага, при помощи которых они удовлетворяют свои желания и даже прихоти. В-третьих, в таком классовом обществе, как буржуазное, в котором производят для обширных рынков, безграничное производство вызывает большие затруднения, т. к. оно происходит за счет сокращения потребления и приводит к превышению предложения над спросом.
В концепции С. Сисмонди проблема распределения — проблема и теоретическая и этическая. Не при всяком распределении хозяйство может развиваться и развивается без перебоев и потрясений. Такова теоретическая суть проблемы. Этическая ее суть заключается в том, что распределение должно доставить счастье каждому соответственно его положению. С. Сисмонди проблему распределения делает краеугольным камнем политической экономии и экономической политики. Воспроизведем в точности его аргументацию. Он пишет: «В своей книге я старался доказать, что богатство, поскольку оно
является олицетворением всех материальных радостей, может служить всеобщему счастью лишь при том условии, если рост его соответствует росту народонаселения и если оно распределяется в известной пропорции- нарушение этой пропорции представляет крайнюю опасность. Я поставил себе задачей доказать, что для всеобщего счастья нужно, чтобы доход рос одновременно с капиталом, чтобы рост населения не обгонял роста дохода, необходимого для его существования, чтобы потребление росло вместе с населением и чтобы воспроизводство продуктов было пропорционально как капиталу, который их производит, так и населению, которое их потребляет» [2, с. 137].
Завершая анализ экономических идей швейцарского ученого, следует отметить, что многие положения концепции Симона де Сисмонди в современных условиях требуют нового осмысления.
1. Аникин А. В. Юность науки. М., 1985.
2. Сисмонди С. Новые начала политической экономии. М., 1937.
3. Ленин В. И. К характеристике экономического романтизма. М., 1937.
4. Розенберг Д. История политической экономии. М., 1935. Ч. 2.
1. AnikinA.V. Yunost'- nauki. M., 1985.
2. Sismondi S. Novye nachala politicheskoy ekonomii. M., 1937.
3. Lenin V.I. K kharakteristike ekonomicheskogo romantizma. M., 1937.
4. Rozenberg D. Istoriya politicheskoy ekonomii. M., 1935. Ch. 2.
Поступила в редакцию 23. 03. 2015 г.
UDC 330. 12
NEW POLITICAL ECONOMY OF S. SISMONDI AS A PROJECT OF SOCIETY OF SOCIAL WELFARE Vladimir Dmitrievich MAMONTOV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Doctor of Economics, Professor, First Provost — Provost for Educational Politics, e-mail: mamontov@tsu. tmb. ru
Simonde de Sismondi takes a special place in the Western classical political economy. Theoretical and methodological theses of his economic doctrine on the basis of two periods, which are marked in his works are reviewed: when he joins classics and divides & quot-credo"- of liberalism and when he acts as a critic of classics and liberalism. The attention is paid to the thesis of socialization of economic science. Capitalistic system of management has a complex of socio-economic antagonisms. But, against common sense, economists of liberal direction in their methodological basis abstract reality. Sismondi criticizes capitalistic system of the economy for its antisocial aim, for great differentiation in economic position in two different masses of population. From his position, the society which does not bring happiness to the most of population of the country does not have any prospects of development. Ethical question of distributive relations, which is studied by Swiss scientist, is also relevant for modern world. In this concept the problem of distribution — is a keystone of political economy and economic policy.
Key words: new political economy- socialization of economics- liberal economic doctrine- economic romanticism- problem of distribution.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой