Благопожелания: кочевой образ жизни (Рецензирована)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 82. 0(470. 47)
ББК 82. 3(2=Кал)
М 69
Михайлова Н. Д. Благопожелания: кочевой образ жизни
(Рецензирована)
Аннотация:
Благопожелания, как самостоятельный жанр калмыцкого фольклора, не были предметом специального исследования. Цель статьи: показать особенности благопожеланий, отражающих кочевой образ жизни калмыков. Благопожелания, как источник эстетического наслаждения, отражают богатый опыт трудовой жизни людей.
Объектами изображения в древних благопожеланиях являются человек, ведущий кочевой образ жизни, и окружающая его среда, природа, животные. Благопожелания о кочевом образе жизни проливают свет на историю народа, на его образ жизни в прошлом.
Ключевые слова:
Благопожелание, обрядовый, кочевой образ жизни, фольклорный, тенгрианство, божество, скотоводческое, молебен, жертвоприношение.
Mikhaylova N.D. Good wishes: a nomadic life
Abstract:
Good wishes as an independent genre of Kalmyk folklore, were not a subject of special research. The purpose of the paper is to show features of good wishes, reflecting a nomadic life of Kalmyks. Good wishes as a source of esthetic pleasure, reflect a wide experience of labor life of people. Objects of depicting in ancient good wishes are the person conducting a nomadic life, and the surrounding environment, the nature and animals. Good wishes about a nomadic life throw light on people history and on the way of life in the past.
Keywords:
Good wish, ceremonial, nomadic life, folklore, Tengriism, a deity, cattle breeding, public prayer, sacrifice.
На юге России в Европе с начала XVII века проживает как коренное население один из монголоязычных народов — калмыки (в прошлом — ойраты) (по данным Всероссийской переписи населения 2002 года численность населения Республики Калмыкия составляет 292 410 человек в т. ч. калмыков — 155 938 чел.). Они пришли из Центральной Азии на берега Волги и образовали новый этнос — калмыцкий народ.
На протяжении многих лет ойраты вели борьбу с монгольскими феодалами за свободу и независимость, что явилось причиной их ухода на запад в поисках лучшей жизни, и эти кочевники евразийских степей привезли на новую Родину уникальные образцы устного народного творчества, например — благопожелания, которые отражают национальный быт, самобытную культуру своих носителей. Сказителей, которые исполняют их, называют йорялчи. Благодаря им сохранились в памяти образцы благопожеланий — историческая память в художественной форме.
Как малый жанр устной поэзии калмыков, благопожелания издавна имеют огромную популярность, активно бытуют и в наши дни. Они произносятся по каждому случаю жизни: благопожелания посвящаются рождению ребёнка, свадьбе, юбилеям и другим радостным и горестным событиям. Их произносят обычно старожилы: мужчины или женщины. Язык говорящего должен быть не только красивым, но и образным, выразительным. Этому учатся
с детства у старших в семье. Благопожелания несут большую эмоциональную нагрузку, а также излагаются в лаконичной форме.
В начале ХХ века в калмыцкие степи приезжал финский учёный Густав Рамстедт. Он внимательно всматривался в новый мир незнакомого ему степного народа. Учёный изучал не только язык этого народа, но и приобщался к его культуре и истории. Особое внимание он обратил на произведения устного народного творчества. Рамстедт заметил, что калмыки, прежде чем пригубить еду, начать какое-то дело, отправиться в путь, произносят определённые краткие речи. Это были йорялы, в которых он видел отражение души народа.
Многообразие жизни и суровые испытания, которые выпали на долю наших предков, особенно в средневековый период, закалили народ. Они в устной поэзии отразили кочевую цивилизацию в художественной форме. Идеальным образом кочевого государства была страна Бумба в героическом эпосе «Джангар». Мирная жизнь в эпической стране, где люди пребывают «в счастье и благополучии», «ничего не деля на твоё и моё», была мечтой для поколений людей. Правителем этой идеальной державы был Джангар. Хонгор пригласил его занять трон, провозглашая главой Бумбы, и произнёс такое благопожелание:
— С этого года, с этого месяца, с этого дня
На вершине этой высокой горы Мангхан-Цаган Славный Джангар,
Владеющий резвым конём Зэрдэ, ханом стал.
Имя славного Джангара Трижды произнёс,
Трижды: «Будь счастлив!"-Благословил его… [1: 13].
В эпосе запечатлена фигура крупного правителя, которому удалось слить воедино разрозненные племена и народы в единое государство, в котором царило благоденствие, источником чего был мирный труд жителей этой страны. Когда над страной нависает угроза, богатырю выезжающему на ратный подвиг, адресуется такое благопожелание:
— Да сбудутся все надежды твои,
Да повернёшь ты повод коня золотой По наставлениям предков и веры святой И, победив противника в честном бою,
Да возвратишься ты в Бумбу, в землю свою,
Солнце твоё да будет повсюду светло! [2: 182].
Пожелание мирной и благополучной жизни является условием всестороннего развития человека. В благопожеланиях всегда присутствует информация о долге службы Родине, народу, защите его от врагов — это гимн любви к Отчизне. Эпический герой Хонгор обращается к своим соратникам: «Благословляю всех богатырей! Всем — победы, теперь и впредь!» [3: 233].
Богатырь в благопожеланиях видится идеальным, а потому он наделён высокими моральными качествами, то есть воплощает в себе лучшие черты народа, такие герои -образцы для подражания. Самым ярким персонажем является Санал Строгий. Он не только воплощает девяносто девять человеческих достоинств, но он и дипломат. Когда он выезжал в дальний путь, двенадцать отважных богатырей произнесли благопожелание: «Дело своё по закону веры исполни!»
В благопожеланиях образ получает гиперболизированную характеристику — это -художественный приём данного жанра. Человек изображается в них во всей полноте жизненных взаимосвязей. При этом образ типизирован, хотя индивидуальные черты могут быть обозначены. Имея перед собой конкретное лицо, информант ставит его в тех обстоятельствах и возможностях жизненных позиций, в которых он находится (указывается фамильная или родовая честь, буддийские персонажи). Например, в поэме «О подвиге юного богатыря Улан-Шовшура» повествуется о том, как на весенний праздник «Цаган Сар» едут богатыри к Джангару, чтобы принять участие в празднестве («цаhа бэрхэр»). В
благопожелании этого праздника упоминается богиня Окон-Тенгри, которая, жертвуя собой, спасла народ: убивает младенца, зачатого ею от мангаса, иначе бы он уничтожил мир.
В благопожелании, посвящённом празднику «Зул», также присутствует женское божество Окон-Тенгри:
Ом-мани-падме-хум!
Окон-Тенгри.
Мы празднуем Зул… [4].
Кочевой дух менталитета калмыков ассоциируется с образом дороги, который выражался в благопожеланиях, посвящённых счастливой дороге:
Олзэтэ цакан хаалhта болтха! (Желаем счастливой дороги!).
Это универсальное пожелание в равной степени может относиться к человеку, событиям и т. п. Калмыки испокон веков вели кочевую жизнь, передвигаясь вслед за скотом в поисках новых пастбищ, поэтому кочевая, скотоводческая тематика присутствует почти во всех благопожеланиях. Например, при рождении ребёнка желают ему — Кинь акщ, квлнь дврэд курч встхэ (Пусть его пуповина высохнет, пусть вырастет скорее так, чтобы ноги его достали стремени). Или благопожелание, которое адресуют друг другу по поводу наступающего нового года:
… Авсн наснтн влзэтэ болщ, … Пусть все будут счастливы в новом году,
Цуhар эмтн амулц бээтхэ! Да пребудет в мире весь народ!
Пожелание девушке удачного замужества передаётся через благопожелание:
Не, мордщах куукн Выходя замуж, будь опорой
Одсн hазртан тушг болщ, В новой семье,
Мвцгн дврэд харhтха! Пусть (мужем твоим) будет (человек)
С серебряным стременем!
Каждый раз на новом месте калмыки, ставя свои кибитки, зажигали очаг и всегда благословляли новое место жительства:
Буухд утан бургщ, Пусть (на новом месте) вьётся дым над очагом,
Нуухд тоосн бургщ, Пусть кочевье
Буурин буйн-кишг Будет счастливым
Буусн эзнднь хальдщ, Для хозяев,
Хулха-худл уга, Пусть не будет воровства
Хов-щив уга, И лжи,
Хээсндэн хотан кещ, Пусть (будет огонь в очаге и) будет еда в казане,
Сэн бээтн! Пусть будет жизнь прекрасна!
Для калмыков-степняков важную роль играет природа, времена года. От того, какой будет зима или весна, осень или лето (будут ли дожди, засуха), зависит сохранность скота. Но самым важным временем года была весна, когда скот приносит приплод, когда все заняты их сохранением. Именно поэтому весне посвящены главные благопожелания.
Жизнь кочевника зависела от природы, и «природная среда охранялась целой системой примет: запрещалось рубить одинокое дерево, копать землю в определённые дни, бить землю кнутом- детям запрещалось ходить на пятках, ибо… земле будет больно- нельзя убивать лебедей, иначе в течение трёх дней умрёт кто-нибудь из близких- нельзя убивать лягушку — пойдёт сильный ливень» [5: 32].
Согласно религиозным верованиям существует «закон природы», который управляет различными сферами действительности. Вот почему калмыки поклоняются «хозяевам» гор, рек, озёр, той или иной местности, то есть у каждого объекта имеется своё божество (бурхан) и всегда, когда считают нужным, совершают молебен — поклонение, что, обычно, сопровождается жертвоприношениями. Отмечая праздники — наступление весны «Цаган-Сар», лета «Ур-Сар» и т. д. — калмыки «освящают землю, местность, воду»азр, ус тэклhн), «поклоняются кургану» (ова тэклhн), «поклоняются очагу»улмтын мер^л). Всё это отражено в древних благопожеланиях наших предков-кочевников.
У монгольских народов существует культ Неба и Солнца. «Идеальное Небо -космическое мироздание, согласно их пониманию, присутствует в любой точке пространства. Его цель установить энергетическую связь с Богом, который и есть Небо (Тенгир), а по понятиям древних кочевников он является могучей силой. Тенгрианцы считали человека — посланником богов, то есть боги осуществляли свою волю в земном мире через человеческие деяния. И что у каждого человека есть своё предназначение. «Заян». И смысл жизни человека в том, чтобы. выполнить свой «заян» [6: 50 — 52, 54 — 55]. «Какова судьба, такая и жизнь», — так говорят старожилы. «Выше судьбы не прыгнешь», — говорится в афористической поэзии у всех народов. Вот почему в благопожеланиях говорится о счастье человека, чтобы он жил в мире, благоденствии согласно своего «заян».
Национальные черты идеального человека, как известно, даны в фольклоре: патриотизм, миролюбие, щедрость, великодушие, доброта, готовность помочь окружающим и т. п. В эпосе «Джангар» создан образ совершенного мужчины (обладает девяносто девятью лучшими человеческими достоинствами), высоконравственной (эрYн шагшавдта) женщины.
В благопожеланиях повествуется о лучших человеческих качествах, упомянутых выше. Правда, в текстах некоторых из них раскрываются особенности сознания кочевников, живших в патриархально-родовой период. Это характерно для песни-благопожелания, которую исполняла в порядке назидания одна из женщин перед отъездом невесты. По старой традиции на седьмой день после замужества свою дочь навещала мать, а уезжая, обращалась к сватам:
Даакн мврн дальтрмха биший, Жеребёнок двухгодовалый бывает неустойчив,
Двцщ асрщ зарит. Будьте милосердны к ней, помогайте в работе.
Yрэ мврн ургмтхэ биший, Лошадь трёхгодовалая бывает пуглива,
YYрлн хэлэщ зарит. Относитесь к ней по-дружески, помогайте в работе,
Тоолад уга мвцгн билэ, Была она серебром несчитанным,
Толhаhинь илщ зарит! Гладя по головке, используйте в работе! [7: 56, 57].
Матери жаль свою дочь, но в прошлом игнорировать сложившиеся законы патриархального уклада жизни была она не в силах. Дочь же, покорная женской участи, сознаёт своё положение — переход в новую семью. В современных свадьбах эта песня исполняется с иным содержанием, хотя мотив тот же.
Предки калмыков выработали циклы благопожеланий, которые, аналогичны тем, о которых говорилось выше, отражали самые разные моменты жизни, начиная с рождения ребёнка, его наречения и до смерти.
На основе проведенного анализа можно отметить следующие особенности благопожеланий, в которых отражён кочевой образ жизни предков калмыков. Несмотря на трудные условия кочевой жизни, сопряжённые с длительными и опасными переходами, калмыки не только создали, но и сохранили для последующих поколений самобытные благопожелания. Благопожелания имели важные функции в различных сферах жизни человека: календарных обрядовых праздниках, семейно-бытовых и т. п. Благопожелания отражают лучшие черты калмыцкого народа. Герой благопожеланий выглядит патриотом Отчизны, честным, добрым, физически крепким. Только такие люди бывают полезны народу, Родине, могут строить новую жизнь, где будет царить счастье и благоденствие. Идея бессмертия человека в благопожеланиях порождает идею вечности прекрасного и красоты, а прекрасное есть жизнь. Народ в благопожеланиях выразил своё понимание жизни и человека в ней. Сами благопожелания, как источник эстетического наслаждения, отражают богатый опыт трудовой жизни людей, а образ положительного человека выражает эстетический идеал народа. При этом каждый персонаж выражает идеал своей эпохи. Объектами изображения в древних благопожеланиях являются человек, ведущий кочевой образ жизни, и окружающая его среда, природа, животные. Благопожелания о кочевом образе жизни проливают свет на историю народа, на его образ жизни в прошлом.
Фольклорный репертуар из благопожеланий записан у Б. П. Амбековой в 2009 году доктором наук Биткеевой А. Н., состоит из 38 тематических разновидностей [8]. При
изучении сюжетного состава несложно обнаружить, что они посвящены современной жизни калмыка, его кочевая жизнь — в тени- в целом благопожелания — универсальная картина мира, в которой человек — центральная фигура.
Примечания:
1. Джангар. Калмыцкий народный героический эпос. Эпический репертуар М. Басангова / авт. пер., предисл., коммент. и словаря Н. Ц. Биткеев. Элиста, 1988.
2. Джангар. Калмыцкий народный эпос / пер. С. Липкина. Элиста, 1989.
3. Джангар. Калмыцкий народный эпос. Новые песни. Элиста, 1990.
4. См: Живой родник. Фольклорный репертуар Ц. К. Джаргаевой / сост., авт. вступ. ст. и коммент. Н. Ц. Биткеев. Элиста, 1993.
5. Душан У Суеверие, запрет, мнительность и подношение калмыков. М., 1931. [на калм. яз.].
6. Минаев С А. Истоки духовной культуры калмыков // Приоритеты национальных систем образования. Элиста, 1994. Вып. I.
7. Биткеев Н. Ц. Калмыцкий песенный фольклор. Элиста, 2005.
8. ЛAAБ/Шифр Б^. 2009.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой