Благотворительность по-американски (социальные и политические аспекты)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ПОЛИТИКА И ПРАВО
УДК 34
А. Ю. Саломатин, В. Н. Медведева
БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ ПО-АМЕРИКАНСКИ (СОЦИАЛЬНЫЕ И ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ)
В статье анализируется становление и современное состояние благотворительности в США, его социальные и политические побудительные мотивы, выдвигаются предложения о направлении развития благотворительности в России.
Пожалуй, первым широко известным актом благотворительности явилась передача священником Дж. Гарвардом нескольких сотен книг на нужды образования, однако все же благотворительность становится важным социальным институтом в США лишь на рубеже Х1Х-ХХ вв., т. е. не только по мере формирования для этого материальных возможностей в условиях индустриализации. Она становится организационным условием в связи с развитием корпоративных структур, связанных с большим бизнесом. Кроме того, эпоха индустриального капитализма создала и социально-политический спрос на институциональную благотворительность: атмосфера резкого общественного недовольства монополиями требовала от них хоть какой-то социальной реабилитации, и переход к масштабной благотворительности являлся политически оправданным актом.
Известный мультимиллионер Энрью Карнеги в статье 1889 г. «Евангелие богатства» писал о «позоре» умереть состоятельным, о моральном долге сильных мира сего жертвовать деньги, чтобы «узы братства могли гармонично связывать бедных и богатых» [1]. У автора этого призыва слова не расходились с делом. За 1887−1907 гг. Э. Карнеги раздал на благотворительные цели 125 млн долларов. Но вот характерная деталь: ни один доллар не попал в руки непосредственно бедняков. «Каждый пьяный бродяга и лентяй, поддерживаемый пожертвованиями богатых, является источником моральной инфекции для соседей», — считал миллионер. По его мнению, «человека нельзя подтолкнуть вверх по социальной лестнице до тех пор, пока он сам не пожелает взобраться немного выше». Подобных взглядов придерживались и другие американские магнаты: Вандербильд, Корнелл, Стэнфорд и Рокфеллер, которые финансировали университеты, Купер, Пибоди и Меллон, дававшие средства на развитие картинных галерей. Как указывает американский исследователь И. Уилли, «жертвователи пытались улучшить жизненные шансы тех, кто уже пытался сделать это самостоятельно».
Э. Карнеги явился одним из пионеров широкомасштабной благотворительности. Первоначально он сконцентрировал свои усилия на библиотечном направлении, памятуя о том, какое огромное значение лично для него, мальчишки из бедной иммигрантской семьи, лишенного образования, имело общение с книгами из личной библиотеки богатого взрослого покровителя. В 1889 г. Эндрю построил здание библиотеки для городка Брэддок,
где находился сталелитейный завод, а потом финансировал сооружение 2811 библиотек, из которых 1946 находились в США, 660 — в Великобритании, 156 — в Канаде, 23 — в Новой Зеландии, 13 — в Южной Африке, 6 — в Британской Вест-Индии, 4 — в Австралии и т. д. Карнеги отпускал деньги именно на строительство, предусматривая, что расходы по содержанию библиотек муниципалитеты возьмут на себя. Однако были случаи, когда местные власти отказывались от его щедрых даров. Предложения сталепромышленника отклонили 225 общин, в том числе и в Пенсильвании, не простившей ему подавления стачки на его металлургических предприятиях в 1892 г. [2].
Благотворительности Карнеги придал не только размах и паблисити (это было в его стиле — максимально себя рекламировать), но и серьезную организационную основу. Ни он сам, ни его секретари не смогли бы координировать и контролировать разнообразную филантропическую деятельность. Ему потребовались авторитетные доверенные лица, управляющие учрежденных им благотворительных институтов. Первым из таких образований оказался Институт Карнеги в Питтсбурге, совмещавший в себе библиотеку, картинную галерею, концертный зал и музей. В доверительное управление с целью извлечения доходов, направленных на нужды четырех шотландских университетов, были переданы облигации Стального треста на сумму 10 млн долларов. По той же схеме предназначались на устройство парка и других общественных учреждений в Данфермлайне ценные бумаги на сумму 2,5 млн долларов.
Определенные сомнения испытывал филантроп насчет того, как получше израсходовать средства на нужды образования. Элитарным университетам он не хотел помогать, а небольшим колледжам протягивал руку помощи, но их запросы были скромны. Удачным решением явилось образование Института Карнеги в Вашингтоне, призванного вести научные исследования и распространять соответствующую информацию, предоставляя ее всем университетам страны. Созданное там подобие научного центра, обеспеченное облигациями на сумму 10 млн долларов и ежегодным доходом в 500 тыс. долларов, чьими менеджерами стали сливки деловой и политической элиты Америки, включая президента Т. Рузвельта, вскоре настолько покорило Карнеги своими разносторонними изысканиями, что он впоследствии добавил облигаций на 15 млн долларов.
Еще большую славу принес прежнему сталепромышленнику образовательный фонд, созданный первоначально для выплаты пенсий по старости бывшим университетским профессорам. Карнеги, питавший большое уважение к наукам и образованию, был поражен, узнав, что эти заслуженные люди получают мизерные оклады — около 400 долларов в год, т. е. меньше клерков в крупных корпорациях. Эндрю ассигновал на фонд 10 млн долларов и назначил его управляющими президентов виднейших американских университетов. Их задача — выработать критерии выплат и определить лиц, достойных получения пенсий, для чего были разосланы анкеты в 600 с лишним высших учебных заведений США и Канады.
Когда Карнеги в 1905 г. учреждал этот фонд, он сформулировал единственное условие: получателем дотаций может стать только персонал вузов несектантского характера, т. е. не подчиняющихся какой-либо церковной общине или учреждению. Он не предполагал даже, какой это вызовет ажиотаж.
В погоне за финансовой субсидией университеты и колледжи стали не только конкурировать друг с другом, но и должны были повысить свои образовательные стандарты, как того требовали правила фонда. Уже в 1906 г. задачи фонда были расширены, предусматривая «все действия, необходимые для поощрения, поддержания и придания должного качества преподавательской профессии и делу высшего образования». В 1910 г. сотрудник фонда А. Флекснер провел обследование по вопросам медицинского образования в США и показал, что дипломы многих учебных заведений не соответствуют необходимым требованиям. В 1913 г. в составе фонда было учреждено специальное подразделение, которое стало проводить такие обследования регулярно по многим конкретным специальностям — правовым, инженерным и пр.
Многоэтапным оказалось вхождение Карнеги в благотворительность и на ниве пацифизма. Первоначально его интерес к этой теме был спорадическим, но после русско-японской войны 1904−1905 гг. он стал определяющим. От разовых даров Эндрю перешел к созданию особого Фонда Карнеги по поддержанию международного мира. Правление организации, куда вошли 23 члена, возглавил бывший государственный секретарь США Э. Рут. Фонд состоял из трех подразделений. Одно занималось пропагандой и связью с общественностью- второе изучало причины возникновения войн (членами его исследовательского совета, в частности, были бывший австрийский министр финансов, президент Императорской Академии наук в Вене Е. Бём-Баверк и профессор экономики Мюнхенского университета Л. Брентано) — третье подразделение касалось международного права. Согласно отчету за 1912 г., средства фонда распределялись следующим образом: на секретариат — 106 тыс. долларов- на подразделение пропаганды — 235 тыс.- на изучение происхождения войн — 45 тыс.- на исследование международного права — 50 тыс. долларов.
В 1911 г. бизнесмен-филантроп предпринял кардинальный шаг, учредив Нью-Йоркскую корпорацию Карнеги с широкими полномочиями. Этой организации было ассигновано 125 млн долларов. Она должна была способствовать продвижению и распространению знаний в народе США, помогая техническим школам, институтам, библиотекам и научным исследованиям. Все его фонды оказались одними из первых филантропических организаций в мире1 [3]. Они действуют по сегодняшний день и являются весьма популярными. То же можно сказать о фондах других крупных бизнесменов, созданных позднее — фондов Рокфеллеров, Форда и др.
Разумеется, не всегда эта филантропическая деятельность (за исключением случая с Э. Карнеги) была связана с подлинным бескорыстием. Скорее, она носила конъюнктурный характер. Исследователи прослеживают четкую закономерность между количеством организуемых фондов в отдельные годы и налоговым законодательством. Так, к 1910 г. в США было 18 фондов- а к 1920 г., когда ставка подоходного налога приблизилась к 80%, их число колебалось в пределах 150−175- к 1940 г., когда были введены высокие налоги на наследство и на корпорации, их стало еще больше — 1640 и т. д. «Говоря совершенно откровенно, филантропия — одно из самых благородных побуж-
1 Ныне по объемам активов корпорация Карнеги находится в третьем десятке крупнейших американских фондов (почти 1,9 млрд долларов), а ежегодные пожертвования превышают 70 млн долларов.
дений человечества — превратилась в средство организованного, умышленного уклонения от финансовой и моральной ответственности перед нацией. Это достигается с помощью налоговых привилегий, предоставленных конгрессом США», — с возмущением говорил американский общественный деятель Р. Пэтмэн.
Наряду с тем, что рост фондов был в значительной мере продиктован корыстными мотивами — стремлением уклониться от уплаты налогов и сохранять контроль над семейными предприятиями, у этого явления была и другая сторона — идеологическая. Владельцы крупных состояний отлично понимают важность хорошей репутации. Недаром финансист X. Хиггинсон, на деньги которого в 1881 г. был основан знаменитый Бостонский симфонический оркестр, объяснял в письме своим родственникам причины благотворительных поступков: необходимо «спасти Нас самих, наши семьи и наши деньги от черни».
Бизнес принимает участие в благотворительности не только через семейные филантропические фонды, но и по каналам пожертвований от лица корпораций. Он также активно поощряет и принуждает своих служащих участвовать в благотворительных делах. По данным ежемесячника «Ридерс дайджест», более 600 крупных фирм имеют свои программы Добровольной помощи. Например, корпорация «ЙБМ» платит своим сотрудникам за преподавание современных административно-технических дисциплин в университетах и колледжах, где учатся представители национальных меньшинств. «Дженерал моторс» вовлекает своих работников в сбор и распределение продовольствия для нуждающихся. В Уилмингтоне (штат Делавэр) концерн «Дюпон» использует своих служащих для консультаций бывших заключенных и оказания помощи в их трудоустройстве. В Миннеаполисе «Дженерал милз» затратила в течение пяти лет свыше 2,5 млн долларов, содействуя престарелым в поиске дешевого жилья.
Предмет особой заботы бизнеса — образование. Деловой мир прямо заинтересован в том, чтобы заполучить себе грамотных, высококвалифицированных работников. В Рочестере (штат Нью-Йорк), где находятся штаб-квартиры таких известных корпораций, как «Кодак», «Ксерокс», и где качественный состав рабочей силы в последние годы значительно ухудшился, бизнес не скупится на широкие расходы на школьное образование. Здесь проводится эксперимент, в ходе которого за счет дотаций предпринимателей значительно повышена зарплата учителям (при средней по стране в 23−24 тыс. долларов" в крупных городах — в Рочестере она в ряде случаев достигает 70 тыс.), значительно укрепляется материальная база школ. Отдельные сверхсостоятельные лица берут финансовое и моральное шефство над школьными классами. В 1981 г. 67-летний миллионер Э. Лэнг заявил классу негритянских и испаноязычных школьников: «Не бросайте школу, и я в дальнейшем заплачу за ваше обучение в колледже». После этого Э. Лэнг привлек еще шесть филантропов для осуществления программы, названной им «У меня есть мечта». Предложения о продолжении обучения были сделаны 425 школьникам Нью-Йорка.
Но бизнес не только вкладывает деньги в сферу образования, но и стремится воспитать из юного поколения деловых людей. Еще в 1919 г. предприниматель X. Мозес создал организацию «Джуниэр эчивмент инк. «, которая обучала подростков азам предпринимательства. В первый год она взяла
под опеку 315 юных американцев, а сейчас в ее лоне — более 500 тыс. подростков. Организация по-прежнему существует на пожертвования.
В филантропической деятельности активное участие принимает и церковь. В 1983 г. фонды предоставили на благотворительные цели 3,5 млрд долларов- корпорации — 3,1, а религиозные организации — 8,5 млрд. Журнал «Америка» упоминает об Обществе помощи бедным вдовам с малолетними детьми, основанном в 1797 г. состоятельной протестанткой Изабеллой Грэм. Эта и другие организации оказывали непосредственную помощь нуждающимся. Ныне, однако, наряду с прямым вспомоществованием все больше практикуются программы косвенного содействия: «Так, меннониты-протестанты-фундаменталисты, особенно влиятельные в штатах Пенсильвания и Огайо, отказались от содержания клиник, переключив свое внимание на профилактическую деятельность. По мнению меннонитов, нуждающимся лучше предоставлять не продукты питания, одежду и кров, что порождает чувство несамостоятельности, а средства, которые помогут им выйти из бедственного положения, как, например, займы на уплату жилья, программы по общей и профессиональной подготовке».
В структуре благотворительных пожертвований несомненно львиную долю всегда занимали пожертвования от частных лиц. Так было и в период Великой Депрессии, так это и имело место быть в более благополучные моменты американской истории (таблица 1).
Таблица 1
Основные направления филантропической деятельности в США, 1929−1970 гг. (в млн долларов) [4]
Основные направления 1929 г. 1933 г. 1940 г. 1950 г. 1960 г. 1970 г.
Пожертвования индивидуальных доноров 932 602 1078 3782 7891 14 004
Завещательные отказы недвижимости в благотворительных целях 154 96 143 274 951 2087
Вклады корпораций 32 27 38 252 482 797
Гранты благотворительных фондов 72 73 85 105 677 1460
Доходы высших учебных заведений от благотворительных вкладов 87 70 92 113 303 668
Доходы лечебных учреждений от благотворительных пожертвований 20 90 225
Итого 1277 868 1436 4546 10 394 19 241
Однако наиболее быстрыми темпами за середину XX столетия выросли вклады корпораций и гранты благотворительных фондов. Причем масштабная деятельность благотворительных фондов — это преимущественно феномен послевоенной Америки. Как правило, крупнейшие благотворительные организации, обладая активами в несколько миллиардов долларов, имеют возможность оказывать пожертвования на суммы в несколько сот миллионов долларов (таблица 2).
Таблица 2
Крупнейшие филантропические фонды США [3]
Фонды Активы (в млн долларов) Благотворительные выплаты (в млн долларов)
1. Bill & amp- Melinda Gates Foundation 26 811 1183
2. Lilly Endowment Inc. 10 849 462
3. The Ford Foundlation 10 016 432
4. J. Paul Getty Trust 9100 19
5. The Robert Wood Johnson Foundation 7934 390
Среди основателей благотворительных фондов — известнейшие американские бизнесмены (Б. Гейтс, Ж. П. Гетти, У. К. Келлог, Д. Пэккард,
Э. Меллон, А. Слоан, Г. Люс, У. Р. Херст и др.). Особенность деятельности подобных организаций — это то, что они широко финансируют американскую академическую науку, укрепляя ее международные позиции, а также предоставляют гранты зарубежным ученым.
Вместе с тем тенденция последних десятилетий — это рост гражданских инициатив, в которых финансовая помощь нуждающимся переплетается с затратами личного времени.
В чем же причины пробуждения заботы жителей США о своих ближних? Одна из них — рост благосостояния значительных групп населения в последние годы, что создало материальную базу для расширения индивидуальной благотворительности. Другой вероятный фактор — лучшая информированность американцев о множащихся социальных проблемах, складывание благоприятного общественного климата для частной благотворительности ввиду резкого сокращения в 80-е гг. правительственных социальных программ. Кстати, само правительство приветствует расширение частных усилий в сфере социальной помощи.
Многие американские авторы фиксируют растущее благотворительное движение, связывают его со стоящими перед страной социально-экономическими проблемами. «Экономические проблемы сегодня коренятся в моральном кризисе и невозможности контролировать проистекающий в результате этого социальный конфликт. Чтобы справиться с социальным конфликтом, необходимо создать новый социальный консенсус», — считают Ч. Уилбер и К. Джеймсон. В связи с этим они приветствуют образование соседских ассоциаций, имеющих целью оказание социальной помощи. Ту же линию проводят М. Карной, Д. Ширер и Р. Рамбергер.
Российские телезрители, посмотрев фильм «Душа общества», собственными глазами могли наблюдать, как работает одна из старейших организаций взаимопомощи — «Анонимные алкоголики». Организация эта возникла в 1935 г. и насчитывает ныне более миллиона членов, собранных в 68 тысячах групп в четырех странах мира.
Деятельность добровольческих организаций столь разнообразна, что в США имеются специальные добровольческие центры, призванные помочь нуждающимся сориентироваться в этом разнообразии. Например, в некоммерческой фирме «Контакт сентер инк.» трудятся 18 служащих, получающих зарплату, и 30−50 добровольцев, в задачу которых входит отвечать в среднем
на 5000 писем в месяц. Так, в фирму обратился выпускник колледжа с просьбой помочь подыскать ему работу. Он знает, что работа по его специальности есть и в других городах, но он боится летать самолетом. «Контакт сентер инк.» дала обратившемуся адрес добровольной организации «Летайте без страха» — там молодого человека избавят от боязни перед авиапутешествиями. «Контакт сентер инк.» помогла и матери, чей сын вступил на путь наркомании — ей предоставили координаты группы добровольцев, консультирующей наркоманов. Та же фирма выручила и пожилую вдову — бывшую официантку, желающую найти работу (что в этом возрасте особенно трудно).
Традиционное направление в буржуазной благотворительности — помощь социально обездоленным, тем, кто оказался в стесненных условиях. Например, журнал «Ридерс дайджест» рассказал об организации, действующей в Вашингтоне и состоящей из 350 добровольцев (это адвокаты, журналисты, студенты, домохозяйки — люди самых разных занятий). Члены ее заботятся о тех, кто живет в нужде. Например, они сделали ремонт в доме безработной медицинской сестры, материально помогли 17 жителям близлежащего квартала.
В последнее время появились организации, которые борются с нищетой и нуждой политическими средствами. В частности, с середины 70-х гг., когда бездомных в США стало особенно много, возникли политические группы из представителей «среднего класса», требующие от правительства строительства 3 млн квартир. Эти группы в дальнейшем послужили детонатором, вызвавшим к жизни самостоятельное политическое движение бездомных. Ныне марши бездомных проходят во многих крупных городах — Филадельфии, Атланте, Нью-Йорке. Всего в рядах Национального союза бездомных — 20 тысяч участников.
Особенно выделяются грандиозные мероприятия национального и международного масштаба, внешне напоминающие шумные коммерческие шоу. Примером их могут служить рок-фестивали «Помощь в эфире» и «Помощь фермерам», средства от которых были направлены в фонд голодающим Африки и разоряющимся американским фермерам. Организация таких акций продумана четко. В подготовке акции «Рука об руку через Америку», в ходе которой 7 млн американцев образовали живую цепь от Атлантического до Тихоокеанского побережья, участвовали 760 крупнейших компаний. Участники мероприятия внесли вступительные взносы (не менее 10 долларов), а взносы корпораций исчислялись десятками тысяч долларов («Кока-Кола» и «Ситибанк» внесли миллионы). Полученные средства пошли на помощь голодающим в Америке. В кампании участвовало немало звезд шоу-бизнеса (среди них — М. Джексон, Принс, В. Аллен). Одна из них заявила: «Я думаю, что это фантастично. Это определенно шаг вперед по пути объединения нас».
Современная благотворительность необычайно разнообразна и широка по своим масштабам как по составу участников, так и по направленности. Из случайного и эпизодического явления она превратилась в постоянный институт западного общества. Без благотворительных пожертвований сегодня не обходятся учреждения культуры, образования, не говоря уже об органах социальной помощи, призванных облегчить страдания обездоленных. Создана разветвленная инфраструктура финансового донорства в лице филантропических фондов, даров корпораций, отдельных лиц.
Принципиально новым методом стало появление в последнее время гражданских инициатив. Участники их — не элита, а «средние слои», озабоченные усилением негативных тенденций в общественной жизни, поляризацией и несправедливостью общества. Эти гражданские инициативы несут в себе немалый демократический заряд.
Нельзя не сказать о международном аспекте явления. Помощь западной общественности, капиталистических государств голодающим в Африке, при ликвидации последствий различных аварий показывает лучшие стороны благотворительности, ее подлинно гуманистическую сущность, которая не знает государственных границ и служит укреплению взаимного доверия.
* * *
Российской благотворительности не хватает американского размаха и глубины видения проблемы. В частности, российские спонсоры не дошли до сферы образования. В свое время ЮКОС занимался преимущественно финансированием учебы отдельных студентов, что важно, но не охватывает всех сторон жизни высшей школы. В российских условиях в благотворительности нуждается, прежде всего, наука, которая особенно явно недофинансируется. Это относится не только к естественным наукам, где цена вопроса велика, но и к гуманитарным с их гораздо более скромными притязаниями. В частности, нуждаются в финансировании индивидуальные научные исследования и издание монографий молодых и зрелых исследователей, выпуск книг и учебных пособий высшей школы, работа передовых научных, коллективов и центров. Так, непосредственной площадкой для российских спонсоров мог бы стать Центр сравнительного правоведения и социально-правового мониторинга, поставивший задачу добиться перелома в юридическом образовании посредством внедрения в учебный процесс сравнительно-правового метода и сравнительного правоведения.
Список литературы
1. North American Review. — 1889. — V. 148. — June — 1889. — V. 149. — December.
2. Krause, P. The Battle for Homestead / P. Krause. — Pittsburgh, 1992. — P. 238.
3. The Foundation Directory. 2005. — Edition. 27th Edition. — N. Y., 2005. — P. XI.
4. Historical Statistics, of the United States. Colonial Times to 1970. Part. 1. — White Plains, N. Y., 1989. — P. 359.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой