Новосибирский Академгородок в контексте диссидентского движения в СССР во второй половине 1960-х гг

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Кузнецова Анастасия Александровна
НОВОСИБИРСКИЙ АКАДЕМГОРОДОК В КОНТЕКСТЕ ДИССИДЕНТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1960-Х ГГ.
Статья раскрывает роль Новосибирского Академгородка в диссидентском движении СССР. Рассмотрены ключевые события, повлиявшие на развитие инакомыслия в регионе: письмо 46-ти ученых и фестиваль бардов. 1968 год отмечен как наиболее важный в развитии инакомыслия западносибирского региона. Сделан вывод о том, что Академгородок был выразителем либеральных настроений интеллигенции, которая не оставалась равнодушной к существовавшим в обществе мировоззренческим и социальным разногласиям. Адрес статьи: www. gramota. net/materials/372 015/10−3727. html
Источник
Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики
Тамбов: Грамота, 2015. № 10 (60): в 3-х ч. Ч. III. C. 107−109. ISSN 1997−292X.
Адрес журнала: www. gramota. net/editions/3. html
Содержание данного номера журнала: www. gramota. net/mate rials/3/2015/10−3/
© Издательство & quot-Грамота"-
Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www. gramota. net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota. net
THE UKRAINIANS IN THE HISTORY OF NORTH KULUNDA DEVELOPMENT IN THE XIX-XX CENTURIES
Krikau Lyubov'- Vladimirovna
Institute of Archeology and Ethnography of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences
lkrikau@rambler. ru
The article examines the ethnic aspects of the history of developing Kulunda steppe within the borders of contemporary Novosibirsk region. The peasants'- colonization of the region began in the XVIII century. By the beginning of the XX century the Ukrainians were the most numerous people in North Kulunda. The ethno-demographic structure of the population of the steppe zone was changing during the XX century in the course of the social-political, economic and socio-cultural transformations of the Soviet state. Now there are less than 3 thousand Ukrainians in the region. Active interethnic contacts and the change of ethnic identity have become the main factors of their number reduction.
Key words and phrases: Kulunda steppe developing- Novosibirsk region- the Ukrainians- settlers- mono- and polyethnic villages- interethnic contacts- change of ethnic identity.
УДК 93/94
Исторические науки и археология
Статья раскрывает роль Новосибирского Академгородка в диссидентском движении СССР. Рассмотрены ключевые события, повлиявшие на развитие инакомыслия в регионе: письмо 46-ти ученых и фестиваль бардов. 1968 год отмечен как наиболее важный в развитии инакомыслия западносибирского региона. Сделан вывод о том, что Академгородок был выразителем либеральных настроений интеллигенции, которая не оставалась равнодушной к существовавшим в обществе мировоззренческим и социальным разногласиям.
Ключевые слова и фразы: инакомыслие- диссиденты- самиздат- бардовский фестиваль- история Западной Сибири- Новосибирский Академгородок.
Кузнецова Анастасия Александровна
Сургутский государственный университет smirnova_aa@list. ru
НОВОСИБИРСКИЙ АКАДЕМГОРОДОК В КОНТЕКСТЕ ДИССИДЕНТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 1960-Х ГГ. (c)
Новосибирский Академгородок — один из важнейших научных и образовательных центров России. Он был создан невероятно быстрыми темпами и превратился в символ успеха советской науки. Для работы в Новосибирском научном центре (ННЦ) были привлечены крупнейшие отечественные ученые, которые основали целый ряд новых научных школ и направлений.
В таких городках, благодаря тесному общению интеллектуалов, возникала особая микросреда. Исследователь Е. Г. Водичев отмечает, что научные сотрудники Академгородка построили свой мир, отличный от российских столиц и от города, в котором они формально были прописаны. К Академгородку примкнули те ученые и преподаватели, которые в столичных вузах были объявлены «persona non grata» [6, с. 188]. Атмосфера открытости и демократизма, сложившаяся в научном центре с первых дней его организации, сохранялась, по крайней мере, на протяжении первого десятилетия его истории. Одним из ключевых факторов было то обстоятельство, что Академгородок был создан в период «оттепели».
В середине 1960-х гг. набирает обороты диссидентское движение в СССР: появляются открытые протесты, содержавшие гражданскую позицию, формируется оппозиционное поведение диссидента, основанное на обращении к праву. В первую очередь это относилось к крупным городам, где была наиболее высока концентрация интеллигенции [8, с. 63]. Новосибирский Академгородок стал крупнейшим, по выражению И. Кузнецова, «гнездом инакомыслия» в Западной Сибири [11].
Сложившаяся атмосфера либерализма внутри Академгородка позволяла студентам, научным сотрудникам и преподавателям открыто обсуждать наболевшие острые вопросы общества. Такое положение научного центра сохранялось еще некоторое время после ухода Н. С. Хрущева. Здесь позволялись многие вещи, которые в центре никогда бы не прошли безнаказанно [1, с. 256]. Особый статус научного сообщества Новосибирска отмечали и московские диссиденты. «Академгородок с его институтами, университетом, советом молодых ученых, с проблемными лекциями и семинарами, с концертами филармонии и приемами зарубежных коллег — это чрезвычайно выгодное для показухи место» [2, с. 133], — вспоминала Л. Богораз, которая прожила год в Новосибирске.
В этот период в молодежной среде Академгородка появилось стремление к объединению в клубных формах — политический дискуссионный клуб, клубы интернациональной дружбы, кинолюбителей, путешественников, кафе-клуб [9, д. 668, л. 39].
Участники этих объединений старались дистанцироваться от контроля комсомольских и партийных органов и нередко в своих дискуссиях выходили за рамки дозволенного. Среди студентов Новосибирского
© Кузнецова А. А., 2015
108
Издательство «Грамота»
www. gramota. net
государственного университета известность получили политические дискуссии, участниками которых были студенты В. Дорошенко, В. Половинкин, В. Бородихин, И. Часницкий, Д. Черных и др. [5, с. 273]. Студенты на встречах обсуждали советскую модель социализма, особенности сталинского и хрущевского режимов.
Литературные круги Академгородка также проявляли неортодоксальную активность. В середине 1960-х гг. проведение многих неподконтрольных власти литературных и политических дискуссий было связано с именами неформального литературного объединения (ЛИТО) и его активных участников — Г. М. Прашкевича, Т. Я. Янушевича, В. И. Щеглова, И. С. Гольденберга [4, с. 127, 134]. В ноябре 1965 г. многие участники этого сообщества встретились с редакцией журнала «Новый мир» [9, д. 714, л. 115].
Начиная со второй половины 1960-х гг. властям был необходим достойный повод, чтобы начать вмешиваться в неортодоксальную деятельность представителей интеллигенции Академгородка. Все сколько-нибудь значимые события в культурной и политической жизни научного центра на всякий случай брались на заметку. Однако до поры до времени власти были в стороне, так как обстановка пока не выходила из-под контроля [7].
Ситуация изменилась в 1968 году, когда Академгородок всколыхнули несколько протестных кампаний. Первая из них произошла в январе 1968 г., когда на зданиях Академгородка появились лозунги, протестующие против суда над Гинзбургом и Галансковым: «Их преступление — честность!», «Прекратите закрытые процессы — мы хотим знать правду», «Статьи, аналогичные 70 и 190, существуют только в фашистских странах» [13].
В ходе расследования было установлено, что трое студентов НГУ — Александр Горбань, Леонид Попов и Юрий Мешанин принимали участие в написании плакатов- Галина Жерновая и Борис Калневский (также студенты НГУ) — имели косвенное к этому отношение. В результате все пятеро были исключены из ВЛКСМ- Горбань, Попов и Мешанин — из НГУ без права поступления в вуз в течение двух лет [Там же].
Власти видели одну из причин случившихся событий в особенностях организации учебного процесса университета: близкая и теснейшая связь студенчества с научной интеллигенцией, которая часто носила неорганизованный и неконтролируемый характер, когда «приходилось считаться с возможностью использования политической неопытности студенческой молодежи в своекорыстных целях отдельными представителями научной интеллигенции» [10, д. 64, л. 6].
Вслед за этими событиями последовала еще более мощная акция протеста, последствия которой распространились далеко за пределы СССР. 46 ученых Академгородка написали коллективное письмо в защиту Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова, Алексея Добровольского и Веры Лашковой — активистов самиздата. Их арест стал одним из поводов для демонстрации 22 января 1967 года на Пушкинской площади, а «дело четырех» — причиной протестной кампании против политических преследований, которая развернулась в диссидентских кругах в 1967—1968 гг.
Ученые Новосибирска выражали обеспокоенность тем, что в демократическом Советском Союзе людей судят за закрытыми дверями, однако в письме даже не было слова «протестуем». Поэтому «подписанты» и не думали о том, какой серьезный оборот примет это дело. По невыясненной причине, это письмо было опубликовано в «New-York Times», а также озвучено на радиостанции «Голос Америки», где были оглашены все фамилии «подписантов».
Против ученых Академгородка началась массированная кампания: партийные и общие собрания, заседания ученых советов. Для некоторых «подписантов» это дело закончилось увольнением «по собственному желанию», кого-то понизили в должности, некоторые встречали препятствия в публикациях, в защите диссертаций.
История этого письма мало изучена, и часто протест учёных трактуется едва ли не как «революционный», хотя общественность Академгородка такой цели не преследовала — скорее, это был акт гражданской сознательности [12].
В итоге, интеллигенция Академгородка усвоила уроки «Письма 46-ти» и ее политическая и общественная активность сошла на нет [7].
Наконец, громким событием 1968 года, которое вышло за пределы Академгородка и имело далеко идущие последствия для его участников, был бардовский фестиваль.
Организаторами фестиваля бардов выступили кафе-клуб «Под интегралом», имевший большую известность, и Совет творческой молодежи при Советском Р К ВЛКСМ Новосибирска. Президентом и идейным вдохновителем клуба «Под интегралом» был А. Бурштейн — сотрудник физического факультета НГУ, доцент. Созданный 1 декабря 1963 г. клуб сразу же сконцентрировал нонконформистские литературно-художественные мероприятия.
В 1965—1966 гг. в «Интеграле» начали проводиться первые фестивали джаза и авторской песни, шли представления самодеятельных театральных студий, проходили поэтические вечера и научные дискуссии с невиданной для советского общества свободой мнений, постоянно приглашались ученые и деятели культуры из-за границы, писатели, музыканты, экономисты, корреспонденты «BBC» [1, с. 256].
Показательно мнение академика Николая Покровского, отбывавшего в 1958—1963 гг. срок в Дубравлаге, который написал в книге записей почетных гостей клуба, что свободомыслие, царившее в «Интеграле», сравнимо лишь со свободомыслием в политзонах [Там же].
С 7 по 12 марта 1968 г. состоялся фестиваль поэтической песни молодых бардов. Организаторы мероприятия и главный его участник — А. Галич — член Союза писателей СССР считали, что новый жанр современного искусства — «пародийная песня» сможет противостоять консерватизму и забвению уроков прошлого [9, д. 667, л. 29].
Концерты проходили в зале Дома ученых. С 7 по 9 марта в них побывало более 5500 человек [Там же, л. 30]. Во время концертных выступлений А. Галич исполнил ряд новых песен, которые местным партийным руководством были названы «злопыхательскими в отношении советской действительности», с «ярко выраженной
сионистской окраской» [Там же, л. 31, 33−40]. Поэтому Новосибирский обком счел нужным информировать о творчестве А. Галича в Московский горком КПСС [Там же, л. 31].
Общественность Академгородка была взбудоражена прошедшим фестивалем. Чтобы хоть как-то «охладить» общественный настрой, на прошедших комсомольских и партийных собраниях было резко «осуждено» творчество А. Галича. В апреле в «Вечернем Новосибирске» появилась статья члена Союза журналистов СССР Н. Мейсака, «Песня — это оружие», где автор резко осудил новый жанр искусства и призвал жителей защитить молодежь от тех, кто «кривляясь, издевается над самыми святыми понятиями» [Там же, л. 33−40]. Обком ВЛКСМ попытался снять с себя всю ответственность за совместную организацию и проведение этого фестиваля, сообщив в Новосибирский обком КПСС, что фестиваль, прошедший в Академгородке, «организован фактически без ведома партийных, советских, комсомольских органов, как центральных, так и местных» [Там же, л. 29−30].
После проведения фестиваля, активисты клуба «Под интегралом» были обвинены в антисоветской деятельности, А. Бурштейн уволен с кафедры общей физики, многим пришлось искать новое место работы. Клуб был ликвидирован, т.к. он «распространял нездоровую идеологию» [Там же, д. 668, л. 18].
Кроме того, одной из важных причин прекращения деятельности объединения «Под интегралом», как указывали впоследствии некоторые его активисты, был кризис в преемственности поколений. Многие представители старшего поколения «Интегральцев» в 1968 г. в связи с выходом из молодежного возраста потеряли интерес к клубу, а новое поколение не было воспитано [3].
Таким образом, Новосибирский научный центр во второй половине 1960-х гг. был выразителем либеральных настроений интеллигенции, который не оставался в стороне от происходящих в обществе социальных и мировоззренческих столкновений. 1968 год стал для Новосибирского Академгородка одним из важнейших в истории развития диссидентской деятельности этого региона. Однако удара со стороны властей было достаточно для того, чтобы искоренить не только диссидентство, но даже любое оппонирование власти в публичной форме. Эти события стали поводом для негативных перемен в общественной жизни научного центра и привели к усилению консервативных и застойных тенденций, поэтому, как считает И. Кузнецов, Новосибирск не стал лидером демократического движения во время «перестройки» [11].
Список литературы
1. Аронов М. Александр Галич. М.: Ижевск, 2010. 726 с.
2. Богораз Л. И. Из воспоминаний // Минувшее: исторический альманах. М., 1990. Вып. 2. С. 133−134.
3. Борзенков А. Г. Бардовский фестиваль 1968 г. в Новосибирском Академгородке через призму документов // Вестник НГУ. Сер. История, филология. 2003. Т. 2. Вып. 2. История. С. 152−165.
4. Борзенков А. Г. Молодежное лидерство на востоке России в 1960—1990-е гг. (на примере политизированных форм литературного творчества) // Вопросы истории Сибири XX века: сб. науч. трудов. Новосибирск, 1999. С. 127−134.
5. Борзенков А. Г. Политизированные самодеятельные инициативы молодежи на востоке России (1960-е — нач. 1990-х гг.) // Проблемы истории местного управления Сибири конца XVI—XX вв.: мат-лы третьей регион. науч. конф. (19−20 ноября 1998 г.) / Ком. гос. арх. службы адм. Новосиб. обл. и др.- отв. ред. С. А. Красильников. Новосибирск, 1998. С. 273−275.
6. Водичев Е. Г. Ученые, власть и метаморфозы эпохи. Научное сообщество Новосибирского научного центра во взаимодействии с властью в 1950−60-е гг. // Сибирская провинция и центр: культурное взаимодействие в XX веке: сб. науч. трудов. Новосибирск, 1997. С. 188−196.
7. Водичев Е. Г., Куперштох Н. А. Социальные настроения ученых новосибирского Академгородка в 1960-е гг. (история «Письма 46-ти») // Вестник НГУ. Сер. История, филология. 2003. Т. 1. Вып. 3. С. 80−84.
8. Волохов С. П. Социально-политические протесты середины 1950-х — середины 1980-х гг.: на материалах Алтайского края, Новосибирской и Томской областей: автореф. дисс. … к.и.н. Барнаул, 2002. 218 с.
9. Государственный архив Новосибирской области (ГАНО). Ф. 4. Оп. 34.
10. ГАНО. Ф. 4. Оп. 68.
11. Кузнецов И. «Бунт» в Академгородке: письмо сорока шести [Электронный ресурс] // Голоса Сибири: литературно-художественный альманах. Вып. 5. URL: http: //golosasibiii. ru/almanah/vyp5/046011_kuz. htm (дата обращения: 30. 08. 2015).
12. Протестная весна 68-го. Как 46 учёных пытались добиться гласности [Электронный ресурс] // Сиб. фм: интернет-журнал. URL: http: //sib. fm/interviews/2012/03/21/protestnaja-vesna-1968-go (дата обращения: 30. 08. 2015).
13. Хроника текущих событий [Электронный ресурс] // НИПЦ «Мемориал». Вып. 11. URL: http: //www. memo. ru/history/ diss/chr/ (дата обращения: 30. 08. 2015).
NOVOSIBIRSK SCIENCE CAMPUS IN THE CONTEXT OF DISSIDENT MOVEMENT IN THE USSR IN THE SECOND HALF OF THE 1960S
Kuznetsova Anastasiya Aleksandrovna
Surgut State University smirnova_aa@list. ru
The article shows the role of Novosibirsk Science Campus in the USSR dissident movement. The paper examines the key events, which influenced the development of dissidence in the region: the letter of 46 scientists and a bard festival. The year of 1968 is mentioned as the most important in the development of the dissidence of West Siberian region. The author concludes that the Science Campus was a spokesman of the liberal moods of the intellectuals, who were not indifferent to the existed in the society ideological and social controversies.
Key words and phrases: dissidence- dissidents- samizdat- bard festival- history of Western Siberia- Novosibirsk Science Campus.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой