Новые аспекты минералогии и металлогении Питкярантского рудного района

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Геология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Труды Карельского научного центра РАН № 7. 2015. С. 127−148 DOI: 10. 17 076/део149
УДК 553. 064. 32+553. 493. 563 (470. 22)
НОВЫЕ АСПЕКТЫ МИНЕРАЛОГИИ И МЕТАЛЛОГЕНИИ ПИТКЯРАНТСКОГО РУДНОГО РАЙОНА
В. И. Иващенко, А. И. Голубев
Институт геологии Карельского научного центра РАН
Приведены оригинальные результаты прецизионных минералого-геохимиче-ских исследований скарноворудных образований Питкярантского рудного района. Охарактеризованы главные минеральные рудные ассоциации, в том числе 58 впервые обнаруженных здесь минералов (рокезит, ангелаит, павонит, цер-веллеит, ялпаит, заварицкит, станноидит и др.), 27 из которых являются первыми находками на территории Карелии. Обосновано важное металлогениче-ское значение присутствия в питкярантских рудах рокезита (CulnS2), индийсо-держащего (1,0%) сфалерита, золота самородного, электрума, обширных групп минералов серебра, висмута и теллура. Это и достаточно высокие содержания в рудных скарнах In (до 0,33%), Ад (до 0,2%), Аи (до 1,1 г/т) и платиноидов (до 0,4 г/т) свидетельствует о металлогенических перспективах данного района на эти металлы. По уровню содержаний индия (-100 г/т) и метал-логеническому потенциалу (-2400 т In) Питкярантский рудный район представляется одним из наиболее промышленно перспективных на индий в России. Рассмотрены и обсуждены признаки платиноносности рифейских песчаников района. В сопоставлении с Коростеньским массивом и комплексом Роголанд проведена предварительная прогнозная оценка Салминского анортозит-рапа-кивигранитного массива на редкоземельное и Ti-P оруденение.
Ключевые слова: докембрий, Фенноскандинавский щит, Карелия, Салмин-ский анортозит-рапакивигранитный массив, Питкярантские месторождения, скарны, апоскарновые грейзены, олово, оловоносные гранаты, золото, серебро, платиноиды, индий, рокезит, индийсодержащий сфалерит, редкоземельные элементы, титан, минералогия, металлогения.
V. I. Ivashchenko, A. I. Golubev. NEW METALLOGENIC ASPECTS OF SKARNS FROM THE PITKDRANTA ORE PROVINCE
The original results of high-precision mineralogical and geochemical studies of the skarn ore samples from the Pitklfanta Ore Province are reported. The main mineral ore assemblages, including 58 minerals revealed there for the first time (roquesite, angelaite, pavonite, cervelleite, jalpaite, zavaritskite, stannoidite, etc.), are described. Twenty-seven of them have not been found in Karelia before. Evidence for metallogenic significance of roquesite (CulnS2), indium-bearing (1.0%) sphalerite, native gold, electrum and large groups of silver, bismuth and tellurium minerals in Pitkiranta ores is presented. This, together with high concentrations of In (up to 0. 33%), Ag (up to 0.2%), Au (up 1.1 g/t) and platinoids (up to 0.4 g/t) in the ore skarns, shows that the province has a high metallogenic potential. The Pitkiranta Ore Province is one of the most promising areas in Russia in terms of indium concentration (-100 g/t) and expected indium resources (2400 t). The indications of platinum in the Riphean sandstones of the area are discussed. A comparison with the Korostensky massif and
Rogoland complex is made and the Salmi anorthosite-rapakivi granite massif is preliminarily assessed for rare-earth and Ti-P mineralization.
Keywords: Precambrian, Fennoscandian Shield, Karelia, Salmi anorthosite-rapakivi granite massif, Pitklfanta deposits, skarns, aposkarn greysens, tin, tin-bearing garnets, gold, silver, platinoids, indium, roquesite, indium-bearing sphalerite, rare-earth elements, titanium, mineralogy, metallogeny.
Введение
Первые находки медной руды в окрестностях Питкяранты относятся к концу XVIII века, а открытие собственно Питкярантского месторождения и начало его горнорудного освоения к 1810 году [Фурман, 1828]. За 200-летний предшествующий нашим исследованиям период эксплуатации и изучения скарново-рудных образований Питкярантского района было добыто: -500 т олова, -7000 т меди, -60 000 т железа, -11 т серебра, 1 пуд золота [Тг^есИ, 1907- Ра1типеп, 1939] и установлено около 80 рудных минералов — магнетит, халькопирит, сфалерит, пирит, пирротин, касситерит, станнин, стокезит, малайяит, экерит, гюбнерит, шеелит, молибденит, висмут самородный, висмутин, галеновисмутин, висмутотеллуриды, арсенопирит, леллингит, кубанит, галенит, пентландит, марказит, мушкетовит, гематит, тетрадимит, борнит, ковеллин, куприт, тенорит, халькозин, викма-нит, шенфлессит, англезит, церрусит, лимонит, флюоборит, берборит, золото самородное, гельвин, гентгельвин, бертрандит, берилл, хризоберилл, людвигит, суанит, котоит, гулсит, перцевит, ссайбелиит, гамбергит, валлериит и др. [Тг^есК, 1907- Никольская, Ларин, 1972- Нефедов, 1973- Александров, Тронева, 2009 и др. ], которые и определяли их металлогеническую специализацию — Эп, Си, Ре, Ве.
Скарноворудные месторождения и проявления Питкярантского рудного района размещаются в западном полого погружающемся экзоконтакте Салминского массива рапакиви (рис. 1). В целом для этих месторождений от кровли массива отмечается следующая генерализованная зональность рудоносных метасоматитов: измененные скарны — Ре-гп-Эп-Си- апоскарновые грей-зены — Эп-гп-Ве-флюорит (± Си) — низкотемпературные апоскарновые метасоматиты -Эп, РЬ, (± Си). Эта зональность в зависимости от многих факторов в ряде мест нарушается, или совсем не проявлена, но в обобщенном виде для Питкярантского руд-
ного района выдерживается [Никольская, Гордиенко, 1977- Никольская и др., 1977- Иващенко, 1987- Ларин и др., 1991 и др.].
Наиболее перспективны на олово скарны Питкярантской, Уксинской и Люпикковской купольных структур. В зависимости от степени грейзеновых преобразований скарны характеризуются олово-медно-полиметаллическим оруденением с магнетитом (Питкярантский купол — грейзенизация проявлена слабо или совсем не проявлена) и редкометалльно-флюо-рит-оловянным с полиметаллами и магнетитом (Люпикковский и Уксинский купола — грейзенизация проявлена сильно). Скарноворудные тела образованы по карбонатным породам питкярантской свиты в обрамлении ремобилизо-ванных архейских гнейсогранитных куполов. Оловянное и редкометалльно-оловянное ору-денение сконцентрировано преимущественно в скарнах ее нижнего карбонатного горизонта. Скарны верхнего горизонта обычно содержат магнетит-сфалеритовое оруденение и изредка бедное оловянное и редкометалльное. Рудные тела имеют неправильную линзовидную и пла-стообразную форму, обусловленную особенностями морфологии скарновых залежей. В связи с малой мощностью, неоднородным составом и строением исходных карбонатных пачек выдержанные рудные тела приурочены преимущественно к крутопадающим скарно-вым залежам. Центральные, наиболее богатые части рудных залежей, располагаются практически на одном гипсометрическом уровне для большинства месторождений района. К этой поверхности приурочены Эп- и Ве-Эп-рудные столбы преимущественно субгоризонтальной ориентировки в плоскости карбонатных пластов. Это, вероятно, обусловлено особенностями рудоотложения в местах пересечения крутопадающих рудо-подводящих каналов и послойных рудокон-тролирующих нарушений в карбонатных горизонтах [Ларин, 2011]. К наиболее значительным оловорудным объектам относятся месторождения — Кителя, Уксинское и Хопун-ваара [Хазов, 1982- Минерально-сырьевая…, 2005].
(c)
Рис. 1. Схема геологического строения Питкярантского рудного района, по: [ТгсМесИ, 1907- Никольская и др., 1977- Ларин и др., 1991] с дополнениями:
I — салминская свита: а — песчаники, гравелиты, б — базальты, долериты- 2 — лейкограниты и литий-фтористые граниты, в различной степени альбитизированные и грейзенизированные- 3 — мелкозернистые рапакиви-гра-ниты третьей фазы- 4 — среднезернистые, порфировидные биотитовые рапакиви-граниты второй фазы- 5а — гранит-порфиры (дайковая фация гранитов первой фазы), 56 — порфировидные амфибол-биотитовые ра-пакиви-граниты первой фазы- 6 — керамические пегматиты- 7 — синорогенные плагиограниты, гранодиориты- 8 — ремобилизованные архейские гнейсогранитные купола (1 — Питкярантский, 2 — Винбергский, 3 — Люпикков-ский, 4 — Уксинский, 5 — Ристиниемский, 6 — Хепоселькский, 7 — Юляристинский, 8 — Пусунсаарский) — 9 — ладожская серия: биотит-кварцевые, кварц-полевошпато-биотитовые, местами амфибол- и графитсодержащие сланцы с прослоями роговиков и скарноидов- 10 — питкярантская свита: амфиболиты, амфиболовые, графити-стые и графитсодержащие сланцы, доломитовые и аподоломитовые кальцитовые мраморы и скарны по ним-
II — скарны, грейзенизированные скарны и низкотемпературные метасоматиты по ним с железо-медь-цинк-оловянным оруденением и редкометалльной минерализацией- 12 — тектонические нарушения- 13 — проекция на современную эрозионную поверхность границы резкого перегиба кровли Салминского массива, с изменением пологого ее погружения на вертикальное (она же оконтуривает зону распространения скарнов с железо-цинк-оловянным оруденением) — 14−16 — рудная зональность: 14 — зона амфиболсодержащих метасоматитов (пропилитов) с преимущественно оловянным оруденением, 15 — зона грейзенов (в т. ч. и апоскарновых) с оло-вянно-редкометалльным и флюоритовым оруденением, 16 — зона кварц-карбонатных, карбонатных, хлоритовых метасоматитов с олово-медно-цинковым оруденением
Новые данные по минералогии и оруденению скарнов Питкярантского рудного района
Проведенные нами на современном научном оборудовании (SEM VEGA II LSN с микроанализатором INCA Energy 350, ИГ КарНЦ РАН- SEM HITACHI S-3660N, у-т г. Турку, Финляндия- Perkin Elmer-SCIEX ELAN 6000, ICP-MS, ALA Canada- ICP-MS, ИГЕМ РАН) минера-лого-геохимические исследования рудоносных скарнов Питкярантской группы месторождений позволили установить наличие ряда новых для них редких рудных минералов (табл. 1) и повышенных содержаний редких и благородных металлов (табл. 2) [Иващенко и др., 2011], в совокупности раскрывающих новые металлогенические перспективы всего скарноворудного района. Общее число рудных минералов, выявленных в рассматриваемых месторождениях, составило 140, из них 58 было идентифицировано здесь впервые (см. табл. 1).
Минералы золота и серебра насчитывают 17 видов (12 установлены в скарнах Питкяран-ты впервые). Золото самородное встречается преимущественно в слюдисто-флюоритовых апоскарновых грейзенах и более низкотемпературных флюоритсодержащих метасомати-тах. Золотины находятся в ассоциации с никель- и кобальтсодержащим леллингитом и минералами висмута. Встречаются также по спайности в биотите, что впервые было отмечено Е. И. Нефедовым [1973], и в высокожелезистом хлорите (рис. 2, й).
Электрум (Аи037_054Ад046063) распространен более широко, чем золото самородное. Его микроразмерные (1−70 мкм) выделения установлены в апоскарновых метасоматитах месторождений Кителя, Тойво и Люпикко. Электрум отмечается в виде включений в висмуте самородном, либо в срастаниях с ним, ассоци-руя с гесситом (см. рис. 2, А) и алтаитом (см. рис. 2, В, С). Соотношение с последним указывает на их близко одновременное образование, или немного более раннее для электрума.
Рис. 2. Благороднометалльная минерализация в рудах Люпикко:
А, В, С — фото в отраженном свете [Герасимова, 2009]- D — фото в отраженных электронах: Аи — золото самородное, Alt — алтаит, Bi — висмут самородный, EI — электрум, Hs — гессит, HI — хлорит, Ru — рутил
Таблица 1. Рудные минералы Питкярантской группы месторождений
Самородные металлы и минералы Аи, Ад
Золото сам. 16 Аи
Серебро сам.1 2 5 6 7 Ад
Висмут сам.* В/
Медь сам.6 Си
Свинец сам.6 РЬ Электрум1 АиАд
Акантит*27 Ад. 4
Ангелаит6 CuAgPbBiS4 Аргентовиттит6 l'-b. Ag) Ш (S. Sn) Аркубисит1 AgsCuBiSj f Волынскит6 AgBiTe,
I осой Г
Ад. Те
Курил ит6
(Ag, Au)2(Te, Se, S)
Маковискит6
лд & gt-?<- Я
Матильдит2 Aa BIS, Науманнит6 Ад Se Павонит24 AgBi, Sr Штюшит6 Ад Je, Цервеллеит1 Ag. TeS Ялпаит26 Ад CuS AgCuFeS32
Минералы Bi, Те
Минералы Си, Fe, Zn, Pb, Ni
Минералы Sn, W, Mo, Be, Nb
Минералы REE, U, Th
Гипергенные минералы
Алексиит& quot-
PbBi, Te, S, Аптаит*6 PbTe
Жозеит-В2 BiTeS
Виттихенит*4
Галеновисмутин2
Завариикит46 (BiO)F Икунолит& quot- Bi4(S, Se)3 Паркерит6 Bi, Ni, S,
Борнит* CusFeSj Виллемит
Zn2[S?OJ Галенит PbS
Гардистонит Cu /nSi О
Дигенит4 CuS,
Идаит6 Си FeS. Ильменит6 FeTiO,
Бавенит0
Са] По Al Si О К Oli) Берилл*6 Л1? По (Si О)1 Бертрандит*46 lio Si О (ОН)
Бетафит6 (Ca, U). /Ti, Nb, Ta)., (О, ОН) Бехоит6 Ве (ОН)., Биттеит6
LiCaAl. /AIBeSLOJ (ОН), '-
Бромеллит6 ВеО
Викманит*5 MnSn (OH)g Вольфрамит6 FeWO.
Ксенотим*0 YPOj Масюйит4
Pb (UO) О (ОН) -зно
Монацит*6
(Ce, La) P04
Ортит*6 (Са, Ce, La, Y), (Al, Fe)3(SIOJJОН)
Паризит*6 Cn (Co. ln) (СО) I РабдоФанит6 (Ce, La) P0*H"0
Азурит
Сия (СОя)/ОН) Англезит* PfoSOj
Англезит-
халькоиианит
(PbS04- CuSOJ
Ашоверит4
Zn (OH)2
Барит BaSOj
Бисмит*4 Bi., О,
Пекоит PbCuBi^S^ Пильзенит6 Bi. Te-
Манганильменит
Раклиджит
(Pb, Bi) Je4
Тетрадимит2
Bi. Ie. S
Хедлейит6
Эмплектит4
CuBiS., Bi. PbTe
CuBiS,
Минералы As, ln_
Cu AgI o S Cu Agi oS Ag Pb (lo.S. So)
Ag loBi
Арсенопирит
FeAsS
ГерсдорФит6 NiAsS
Глаукодот'-6 (Fe, Co) AsS Кобальтин*6 CoAsS
Лёллингит6
FeAs"
Маухерит6 Ni., As,
(Fe, Mn) TiOs Мушкетовит
Fep4
Ковеллин*
CuS
Кубанит* CuFe"Ss
Пентландит
(Fe, Ni) sSa
ПИРИТ FeS. ,
Пирит-марказит* FeS,
ПИРРОТИН FeS Рутил *ТЮ2 СФАЛЕРИТ ZnS Титаномагнетит6
Гельвин*6 Mn4(Be, Si, Or,)S Гюбнерит° MnWO.
(Fe, Ti)304 Халькозин* CuS
ХАЛЬКОПИРИТ CuFeS,
Даналит* Fe4Be3(SiOJ3S Ильменорутил6 (Ti, Nb, Fe3*)0, Иттропирохлор6 (Y, Na, Ca, U), (Nb, Ta, Ti)./ O, OH), КАССИТЕРИТ SnO"
Колумбит*6 / o Nb O
Малайяит*1 CaSnSiOs
Молибденит*6 MoS"
Пирохлор6 (NaCa)!Nb, Of (OH, F) Станнин*5 Cu2FeSnS4
Станноидит46
Никелин0 NiAs СаФФлорит
(Со, Fe) As., Рокезит6 CuInS,
Стокезит*1 CaSnSi O PH O Тааффеит6 МдАПЫ) Фенакит6 Be. :Si04
Хризоберилл* BeAI., 04
Шеелит*3 4 5 CaW04
Шёнфлисит*5
MgSn (OH)s
Эвксенит6
Y (Nb, Ti, Ta). /O, OH
РезерФордин Бисмх/тит*4
UO. /COJ (ВЮ) СО
Ричетит4 Гетит
(PbUO -зно FeO (OH)
Синчезит*6 Гидрогетит*
СаСе (COJ.F a Fe00H*nH, 0
Торианит6 ThO, Гидроокисел As,
Fe
Уранинит* UO, Гидросульфат Fe
Гидросульфат
Pb, Cu
Минералы В Гидроиинкит4
Zn?/C03)L/0H)g
Берборит46 Каннонит6
Be,[(0H, F) B0J*H, 0 Bi20(0H)., S04
Гамбергит*46 Карибибит5
Ве. ,[(OH, F) | BOJ Fe. AsJ 0,0Н)д
Гулсит46 Fe. Mg[BOJO., Куприт*1 Cufl
Котоит46 Мд (ВО) Линдквистит1
Людвигит46* 1'-ЬЮО
Малахит
Мд 1 о[1Ю ?О Си С О (ОН)
Перцевит46 Мд. ,{[ВО,] Платнерит12
(I. OH)} [SIOJ РЬО,
Ссайбелеит46 Розазит4
МдВО. /ОН) (Си. /п) СО (ОН)
Суанит* Mg. /B. ?OJ Скородит*'-5
FeAs04 • 2Н"0
Флюоборит*'- Смитсонит5
MgJBOJ (F, OH)3 ZnCOs
Тенорит*2 СиО
Ченевихит5
Си 1 о (AsOJ
(0Н)4Н20
Шнейдерхонит5
'- «'- „As С)
Церуссит* РЬСО,
Экерит1
Ca, SnAI, Sip“
(ОН) -рн О
Примечание. Минералы, набранные прописными буквами — главные- жирным шрифтом — второстепенные- со звездочкой * -редкие- без звездочки — очень редкие- цифра вверху — место нахождения минерала (1 — Кителя, 2- Тойво, Клее 6, '- - Герберц, 4 — Хопунваара, 5- Мышьяковая Шахта, 6 — Люпикко,'- - Омельянов) — подчеркнутые — выявленные в Питкярантском рудном районе впервые- формулы без названия минерала — неидентифицированные минеральные фазы- всего рудных минералов — 140, впервые выявленных в скарноворудных образованиях Питкярантской группы месторождений — 58- неидентифицированных минеральных фаз — 7. В таблице использовались также данные [5акзе1а, 1951- Нефедов, 1973- Никольская, Гордиенко, 1977- Иващенко, 1987- Александров, Торнева, 2009- Герасимова, 2009- /а1ката, 2009- Иващенко, Голубев, 2011- Иващенко и др., 2011- Ларин, 2011 и др. ]
131
Висмутин* '- Bi. ?S
Гематит Fe, О,
PbBLS,
МАГНЕТИТ Fe, Q4
Bi7Te3
Таблица 2. Средние содержания (г/т) рудных элементов в продуктивных скарнах Питкярантской группы месторождений
Элементы Кителя Люпикко Клее VI Герберц Мышьяковая Хопунваара
1п 11 84 10 77 270 181
Ад 47 88 49 1 447 22
Си 23 603 52 825 18 580 173 34 975 296
Аэ 66 311 39 1202 1609 22
В1 3 55 50 14 628 355
Те 1 2 5 0,3 12 5
Бп 1040 346 595 825 648 83
1п 20 702 117 625 51 900 158 320 169 314 136 800
Сс1 102 846 259 731 852 2418
Аи, ррЬ 54 63 193 2 115 15
№ 1, ррЬ 12 5 1 1 5 1
Рс1, ррЬ 168 20 74 16 58 42
1 г, ррЬ 4,1 0,1 0,1 0,1 0,1 0,1
Р1, ррЬ 45 19 15 22 16 19
Примечание. По данным [Ра1типеп, 1939] содержания золота и серебра в питкярантских рудах соответственно равны (г/т): шахта Клее-5 (0,2, 20), Клее-6 (0,2, 36), Мария (0,4, 108). Число анализов: Кителя — 3, Люпикко — 4, Клее VI — 2, Герберц — 2, Мышьяковая — 7, Хопунваара — 3. Максимальные содержания серебра и индия в рудах шахты Мышьяковой достигают соответственно 0,2 и 0,3%.
Минералы серебра представлены как простыми (серебро самородное, гессит, штютцит, акантит, науманнит), так и сложными многокомпонентными соединениями (см. табл. 1, рис. 3). Серебро самородное отмечается в рудах Кителей, Мышьяковой Шахты и Люпикко. Его ксеноморфные зерна размером до 5−10 мкм установлены в пирротине в ассоциации с висмутом самородным, гесситом, пиритом- в алтаите, обрастающем висмут самородный (см. рис. 3), и висмутине (Люпикко).
Гессит наиболее характерен для месторождения Люпикко, где встречается в виде ксено-морфных зерен размером до 50 мкм и микронных пленок на пирротине (см. рис. 3, А), сфалерите (см. рис. 3, В), халькопирите (см. рис. 3, С) и алтаите в хондродите, флюорите, хлорите, ассоциируя с висмутом самородным, галенитом, леллингитом. В виде микровключений он, а местами и штютцит, отмечаются в капишпате, геденбергите, серпентине, халькопирите. Более редки субгексагональные выделения (3040 мкм) гессита в сфалерите и его мелкие зерна по границе сфалерита и халькопирита в ассоциации со станноидитом и борнитом, а также микропрожилковидные обособления (до 40 мкм длиной) во флюорите в ассоциации с галенитом, халькопиритом, ковеллином и совместные срастания с флюоритом в сфалерите (Мышьяковая Шахта). На месторождении Кителя гессит часто встречается совместно с касситеритом, халькопиритом, пиритом и стокезитом (см. рис. 3, С). По составу он варьирует от чистых разновидностей до селенсодержащих и промежуточных фаз изоморфного ряда гессит-науманнит (табл. 3), хотя сам науманнит встречается исключительно редко (Мышьяковая Шахта). Он образует ксеноморфные микронные выделения
в ковеллине в апоскарновых грейзенах с флюоритом и магнетитом (см. рис. 3, I).
Акантит установлен в медно-полиметалличе-ских рудах месторождения Тойво, образуя срастания с борнитом в сфалерите со структурами распада халькопирита. Он также встречается в виде самостоятельных микрокристаллических агрегатов (до 200 мкм) в окварцованных гранатовых скарнах (гранат оловоносен до 3%) с халькопиритом, борнитом, галенитом (см. рис. 3, в, и).
Ялпаит (Ад3Си52) встречается в рудах месторождений Тойво и Люпикко. Для него характерны агрегаты микросрастаний с халькопиритом (до 200 мкм) по границе последнего с галенитом (см. рис. 3, Е, Р), что обусловливает невыдержанность его химического состава (рис. 4). В халькопирите отмечаются экссолю-ционные выделения сфалерита. Здесь же присутствуют касситерит и церуссит.
Ангелаит (Си. АдРЬВ^) диагностирован только в леллингит-полиметаллических ассоциациях Мышьяковой Шахты. Он представлен прерывистыми микрокаемками (1−10 мкм) на зернах сфалерита в хондродите и серпентине в ассоциации с ковеллином и висмутом самородным (см. рис. 3, Н). Его состав отличается от стехиометри-ческого практически полным отсутствием свинца (см. табл. 3- рис. 4). Здесь же в единичных случаях отмечаются микровыделения минерала, близкого ккурилиту [(Ад, Аи)2(Те, 5е, 5)] (см. табл. 3).
В рудах месторождений Кителя, Тойво, Мышьяковая Шахта и Люпикко установлено также 5 недиагностированных минеральных фаз серебра (см. табл. 1), одна из которых (АдСиРеЭ3) (см. рис. 3, й) включена в международные минералогические базы данных как неназванный минерал, впервые обнаруженный в Китае [ВтдсИепд е1: а1., 2004].
(5)
Рис. 3. Минералы серебра и серебросодержащие минералы в рудах Питкярантских месторождений:
А, К, L — Люпикко- В, Н, I — Мышьяковая Шахта- С — Кителя- D, Е, F, G, I — Тойво- Act — акантит, Ад — серебро самородное, Alt — алтаит, And — андрадит, Ang — ангелаит, B? — висмут самородный, Bit — бисмутин, Вгп — борнит, Cal — кальцит, См — ковеллин, Crs — церуссит, Cst — касситерит, Fir — флюорит, Gn — галенит, Hes — гессит, Hnd — хондродит, Нру — халькопирит, Jal — ялпаит, Mgt — магнетит, Nmn — науманнит, Q — кварц, Ро — пирротин, Sp — сфалерит, Stn — станнин, Stz — стоке-зит, Trm — тремолит на рис. G — 2,7% и др. — содержание Sn в андрадите. Остальные пояснения в тексте
в
вместных срастаний с висмутином, икуноли-том (см. рис. 5, С) в сфалерите (Герберц), с бисмитом, сфалеритом, флюоритом в хонд-родите (Люпикко). Для него характерно также выделение на фронте замещения леллингита арсенопиритом (см. рис. 5, Р).
Виттихенит образует микропрожилки совместно с флюоритом в серпентине- обрастает сфалерит, ассоциируя с леллингитом, висмутом самородным, развивается по борниту, слагает сростки с самородным висмутом во флюорите (Мышьяковая Шахта). В сфалерите часто встречается в виде изометричных выделений (см. рис. 5, В) совместно с флюритом, гетитом, бисмитом и гесситом (Хопунваара). Состав виттихенита близок к стехиометриче-скому (см. табл. 4), иногда отклоняясь от него за счет примесей цинка.
Паркерит (Вг, М1352) обнаружен только в частично хлоритизированных геденбергитовых скарнах Люпикко, где он образует изометрич-ные включения (до 30 мкм) в халькопирите (см. рис. 5, А) и характеризуется почти идеальным химическим составом (см. табл. 4).
Другие ВМе-Эе минералы (лайтакарит, ракпиджит, волынскит) встречаются крайне редко и только в микроразмерных выделениях, ввиду чего определить их корректный химический состав представляется исключительно затруднительным (см. табл. 4).
Арсениды в рудах Питкярантской группы месторождений представлены 8 минералами (см. табл. 1), 6 из которых выявлены здесь впервые. Наиболее распространены ранее известные здесь арсенопирит и леллингит.
Таблица 3. Химические составы (таБ. %) минералов серебра из скарнов Питкярантского рудного района
Элементы люгпб-1 ХА51Ь/14−1 Лю38−3 Китб-1 ЦиТ/6−1 ЦиТ/7−1 ХАБ1Ь/ 17−1 ХАБ1 а/2 3−2 Т01/4−1 Ива-4
Ад 56,74 62,28 61,84 59,90 65,85 63,98 73,17 24,41 67,92 60,86
Аи 11,59
Те 43,26 37,72 38,16 34,38 23,03 28,46 24,15
Бе 2,18 11,12 6,69 26,83
Си 20,02 10,44
Ре 1,83
В1 35,09
Б 0,87 20,68 19,80 3,40
X 100,00 100,00 100,00 96,46 100,00 100,00 100,00 100,00 99,99 100,00
Формульные коэффициенты
Ад 5,29 1,98 1,97 1,95 1,97 1,92 2,00 1,49 2,61 1,84
Аи 0,19
Те 2,71 1,02 1,03 0,95 0,58 0,72 0,62
Бе 0,10 0,45 0,27 1,00
Си 2,10 0,68
Ре 0,14
В1 1,12
Б 0,09 4,29 2,57 0,35
Примечание. Люгп6−1 — штютцит (Ад То): ХА51Ь/14−1, Лю38−3, Китб-1 — гессит (Ад. Те) — ЦиТ/6−1, ЦиТ/7−1 — промежуточные фазы гессит-науманнит- ХА51Ь/17−1 — науманнит (Ад25е) — ХА51а/23−2 — ангелаит [Си2(АдРЬ)2 В154]- Т01/4−1 — ялпаит (АдаСи5: ,) — Ива-4 — курилит [(Ад, Аи): ,(Те, 5е, 5)].
Си Си
Рис. 4. Состав минералов системы Ад + (РЬ + ВО -Си — Те + Э (+ Эе) из руд Питкярантской группы месторождений:
1 — Кителя- 2 — Тойво- 3 — Хопунваара- 4 — Люпикко. 1,4-по: [Уа1ката, 2009]
В большинстве случаев на рудниках Герберц, Хопунваара, Мышьяковая Шахта, Люпикко, Тойво многие рудные минералы, ассоциирующиеся с минералами серебра, характеризуются аномально повышенными содержаниями последнего. В икунолите и висмуте самородном, замещаемом алтаитом (см. рис. 3, К), концентрации серебра достигают 1%, борните -1,8%, бисмите — 7%, висмутине — 8%, халькопирите — 9%, ковеллине — 10%, идаите — 16%. По данным [Эакве^, 1951] серебро в повышенных количествах отмечается в тетрадимите и га-леновисмутине (0,01−1%) шахты Клее.
Группа минералов висмута и теллура в рудах Питкярантских месторождений насчитывает 15 наименований, из них 8 обнаружены здесь впервые (см. табл. 1, 4). Наиболее распространенными являются висмут самородный и виттихенит.
Висмут самородный отмечается в виде микровключений в леллингите (Мышьяковая Шахта, Люпикко), сфалерите (см. рис. 3, 5, В), со-
Таблица 4. Химические составы (таБ. %) минералов В1, Те и Эе из скарнов Питкярантского рудного района
Гер8−1 Гер8−2 LjuT/24−1 Люг12−1 LjuT/6−2 XCuZ7−2 XCuZ8−1 ХопА8−1 XAS1a/ 15−1 XAS1b/ 18−2 Люгп/ 14−2 LU1/9−3 LU1 / 15−3
Bi 73,57 80,77 62,18 34,89 40,39 40,45 41,21 35,36 40,93 78,40 82,04 23,72
Те 45,91 21,60 17,96 43,59
РЬ 9,18 3,03 19,20 72,65
Zn 1,62
Си 39,33 37,53 38,10 40,18 38,18
Ni 28,13
Ад 0,85 5,59 32,69
Те 1,57 3,53
Se 12,82 13,31
S 17,25 3,99 9,69 4,92 20,28 20,39 20,69 19,73 20,89
I 100,0 100,0 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 100,00 95,27 100,00 100,00 100,00 100,00
Формульные коэффициенты
Bi 1,88 3,90 1,93 1,89 0,94 0,94 0,96 0,84 0,95 0,69 0,74 0,61
Те 4,06 0,31 0,26 1,80
РЬ 0,23 0,15 1,05 0,93
Zn 0,12
Си 2,99 2,86 2,92 3,12 2,90
Ni 3,10
Ад 0,08 0,14 1,59
Те 0,12 0,07
Se 1,64 0,45
S 2,88 1,26 1,96 0,41 3,07 3,08 3,12 3,04 3,15
Примечание. Гер8−1 — висмутин (BLS,) — Гер8−2 — лайтакарит [Bi4(Se, S),]- LjuT/24−1 — паркерит (Bi. NiS,) — JlraZ12−1 — раклид-жит [(Bi, Pb), Те4]- LjuT/6−2 — клаустогаленит? [Pb (Se, S)]- XCuZ7−2, XCuZ8−1, XonA8−1, XAS1a/15−1, XAS1b/18−2 — виттихенит (Cu BiS): Люгп/14−2, LU1/9−3 — хедлейит (lii lo): LU1/15−3 — волынскит? (AgBiTe2).
Леллингит широко развит на рудниках Мышьяковая Шахта, Хопунваара, Герберц, Лю-пикко. В большинстве своем он представлен довольно крупными (до 1−2 см) субидиоморфны-ми клиновидными кристаллами, часто замещаемыми арсенопиритом (см. рис. 5, D, F). Иногда встречаются и неоднозначные их соотношения (см. рис. 5, Е). Для леллингита характерна ассоциация с магнетитом, касситеритом, сфалеритом, халькопиритом (Мышьяковая Шахта), а также висмутом самородным (Хопунваара). Во включениях в нем отмечаются шеелит, серпентин (Герберц) (см. рис. 5, D). В зонах окисления по леллингиту и арсенопириту развивается скородит и другие арсенаты (см. табл. 1). По содержаниям серы и кобальта арсенопи-рит и леллингит из разных месторождений существенно различаются (рис. 6, 7). Средние содержания S и Со в леллингите составляют: Герберц — 0,89, 5,42%- Хопунваара — 1,55, 0%- Мышьяковая Шахта — 1,56, 0,20%, Люпикко -0,77, 1,00%. Аналогичная закономерность характерна и для содержаний Со в арсенопирите: Герберц — 2,81%, Мышьяковая Шахта — 0,87%.
Никелин встречается в виде достаточно крупных (до 150 мкм) овоидоподобных зерен в халькопирите и геденбергите (см. рис. 5, G, Н, I), замещается кобальтином и герсдорфи-том (см. рис. 5, Н, I), обрастает каймами галенита и гессита (см. рис. 5, G, I).
Вольфраматы представлены шеелитом, вольфрамитом и гюбнеритом, встречающимися
в рудах Хопунваары, Мышьяковой Шахты, Герберц и Люпикко. Шеелит ассоциирует с оловян-но-редкометапльной и оловянно-медно-поли-металлической минерализацией (рис. 8, В, С) и известен здесь еще со второй половины XIX века [Бек, Тейх, 1869]. Он встречается также в апоскарновых метасоматитах Хепосельки и Уксы. Размерность зерен шеелита часто превышает 1 мм (см. рис. 8, В) и более, а содержание трехокиси вольфрама в измененных скарнах достигает 1%. По составу выделяется несколько разновидностей шеелита отличающихся содержаниями Ре и Мп. По предварительным данным микрозондового анализа в некоторых шеелитах установлены высокие содержания Мо (до 5%) и Яе (до 4,5%). Однако эти результаты нуждаются в дополнительных прецизионных исследованиях.
К редким, но достаточно широко распространенным минералам олова в скарновых рудах рассматриваемого района относятся викманит, шенфлессит, станноидит, стоке-зит и др. Минералы ряда викманит-шен-флессит развиваются по касситериту и вблизи него в серпентин-олово-магнетитовых рудах Мышьяковой Шахты и Хопунваары (см. рис. 8, й). Станнин и станноидит встречаются преимущественно в структурах распада халькопирита (см. рис. 8, Е). Стокезит в значительных количествах отмечается в касситерит-сульфидных рудах месторождения Кителя (см. рис. 8, Р).
в
50МКП1 1 1 80ЫК1П 1 1 40МКП1
Рис. 5. Минералы висмута, никеля и мышьяка в рудах Питкярантских месторождений: A, G, Н, I — Люпикко- В, F — Хопунваара- С, D, Е — Герберц:
Amf — амфибол, Ар — апатит, Ару — арсенопирит, Bi — висмут самородный, Bis — висмутин, Bsm — бисмит, Chi — хлорит, Cob — кобальтин, Fl — флогопит, Fir — флюорит, Gn — галенит, Grs — герсдорфит, Gt — гетит, Hes -гессит, Hed — геденбергит, Нру — халькопирит, Ikn — икунолит, LII — леллингит, Mgt — магнетит, Nkl — никелин, Q — кварц, Prk — паркерит, She — шеелит, Sp — сфалерит, Srp — серпентин, Vtt — виттихенит
Характерным для Питкярантской группы месторождений является также повсеместное развитие зональных оловосодержащих гранатов (см. рис. 8, в, Н, I), с которыми связана существенная часть запасов олова в районе, что отмечалось ранее многими исследователями [Хазов, 1973 и др.].
Е. И. Нефедовым [1973] и работами последних лет, главным образом, С. М. Александрова и М. Л. Троневой [2009] в скарнах района уста-
новлено наличие большой группы минералов-боратов (см. табл. 1).
В низкотемпературных апоскарновых мета-соматитах отмечаются радиоактивные минералы (рис. 9), среди которых такие, как резер-фордин и ричетит, выявлены здесь впервые (см. табл. 1). В примыкающих к данным мета-соматитам флюорит- и топазсодержащим грейзенам широко развита молибденитовая и редкоземельная минерализация (см. табл. 1).
(c)
Главными редкоземельными минералами являются ксенотим и монацит, часто имеющие зональное строение и образующие взаимные срастания (рис. 10). Их размерность достигает 1 мм и более, а содержание до 1%.
в
Рис. 6. Состав минералов системы Ре-Аэ-Э из руд Питкярантской группы месторождений:
1 — Люпикко- 2 — Хопунваара- 3 — Герберц- 4 — Мышьяковая Шахта
Со*10
Рис. 7. Диаграмма Ре-Со*10-Аз для арсенопирита и леллингита из руд Питкярантской группы месторождений:
1−4 — леллингит: 1 — Люпикко- 2 — Хопунваара- 3 — Герберц- 4 — Мышьяковая Шахта- 5−8 — арсенопирит: 5 — Клее-6- 6 — Хопунваара- 7 — Герберц- 8 — Мышьяковая Шахта
Особой новацией в результатах наших минералогических исследований рудоносных скарнов Питкярантского района является открытие здесь собственного минерала индия — рокезита (СЫпЭ,). Рокезит был впервые диагностирован здесь по нашим образцам из Мышьяковой Шахты М. Вапкама [/а1ката, 2009- Иващенко и др., 2011]. Его микроразмерные выделения приурочены к контакту гессита и халькопирита, заключенных в сфалерите (рис. 11, А), а время его образования, вероятно, соотносится с кристалли-
зацией таких минералов как аркубисит (см. рис. 11, Б), хедлейит, заварицкит (см. рис. 11, В), жозеит-В, висмут самородный, павонит (см. рис. 11, Г), или сразу после них.
Последняя выделяемая нами группа минералов в рудах Питкярантских месторождений — гипергенные минералы, одна из самых многочисленных. Она включает 27 минералов, из которых 14 определены здесь впервые (см. табл. 1).
Таким образом, с учетом данных многолетних предшествующих исследований, начиная со времени открытия и разработки Питкярантского месторождения (1810 год), число рудных минералов в скарновых месторождениях в целом по району составляет -140, из них 58 по результатам наших исследований обнаружены здесь впервые (см. табл. 1). Часть из этих минералов — 27 (ангелаит, аргентовиттит, курил-лит, маковискит, павонит, цервеллеит, бисму-тит, заварицкит, пекоит, рокезит, маухерит, станноидит, масюйит, рабдофанит, резерфор-дин, ричетит, виллемит, англезит-халькоциа-нит, ашоверит, гидроцинкит, каннонит, кариби-бит, линдквистит, платнерит, розазит, ченеви-хит, шнейдерхонит) являются первыми находками на территории Карелии, а 25 из них и на всем Карело-Кольском регионе.
Обсуждение результатов
Из установленных 58 новых для Питкяранты рудных минералов доминируют минералы серебра (13), висмута, теллура (8) и мышьяка (6). С учетом ранее известных здесь же самородных золота, серебра, висмута, меди, свинца, а также электрума, арсенопирита, леллингита и еще целого ряда висмутидов и теллуридов (см. табл. 1) это вполне соответствует продуктивным минеральным ассоциациям многих промышленных золоторудных месторождений. Более того, с позиций универсальности эволюции гидротермальных золоторудных систем [Кременецкий, Минцер, 1995], основывающейся на том, что процесс рудоотложения, преимущественно, контролируется закономерным изменением кислотности-щелочности рудооб-разующих растворов и температуры, обусловливающим последовательное формирование продуктивных минеральных ассоциаций главных минеральных типов оруденения золота: золото-пирит-арсенопиритового, золото-полисульфидного, золото-теллуридного, золото-антимонитового и золото-киноварного, широкое проявление Аи-Ад-ВиТе-Аэ минерального ансамбля в Питкярантских месторождениях указывает на их вероятные металлогенические перспективы на золото. Прямыми свидетель-
(c)
Рис. 8. Минералы олова и вольфрама в рудах Питкярантских месторождений:
А — Люпикко, В, D, Е — Мышьяковая Шахта, С, G — Хопунваара, F — Кителя, H, I — Тойво. And — андрадит, Cal — кальцит, См — ковеллин, Cst — касситерит, FI — флогопит, Hnd — хондродит, Нру — халькопирит, Mgt — магнетит, Ро — пирротин, Ру — пирит, Shn — шенфлессит, Sp — сфалерит, Srp — серпентин, Stn — станнин, Stz — стокезит, Vif — вольфрамит, Vtt — виттихенит На рис H, I — 0−3,1% - содержание олова в андрадитовом гранате
ствами этого являются повышенные содержания благородных металлов и элементов-спутников золота в породах и рудах некоторых месторождений Питкярантского района, установленные нами (см. табл. 2) и другими исследователями (табл. 5), а также факт добычи за все годы эксплуатации данных месторождений 11 т серебра и 1 пуда золота [Тг^есК, 1907- Ра1типеп, 1939]. Естественно с современной точки зрения технология извлечения золота и серебра из питкярантских руд в XIX веке была крайне примитивной, и значительная доля этих благородных металлов, учитывая многообра-
зие и сложность минеральных форм их нахождения в перерабатываемых рудах, вероятно, терялась. Дополнительными признаками существования в процессе формирования рассматриваемых месторождений необходимых условий для образования благороднометалльной минерализации служат данные об эволюции рудно-метасоматических преобразований на них в область температур ниже 300 и 200 ЕС.
По кобапьтиновому термометру (рис. 12) температура образования Со-М-Ре сульфоар-сенидов варьирует в широких пределах: Люпикко — 420−500 НС, Хопунваара — 300−480 ПС, Гер-
(c)
А
Fir
Srp
ЗОмкт
ЗОмкт
ЮОмкт
Рис. 9. Урановая минерализация в рудах Питкярантских месторождений:
А, В — Люпикко, С — Хопунваара. Ар — апатит, Fir — флюорит, Ilm — ильменит, Mgt — магнетит, Mst — масайит, Ро — пирротин, Srp — серпентин, Ur — уранинит
f*^'- tPz ^ ¦М» & quot- т TpzВГ Ms Tpz С
¦^zlBSPE 1 4ШЕ13шШ
л «919 „Д V ¦
^t^Br Bt
… -Л Fir Fir
ЮОмкт ЗООмкт 70мкт
Рис. 10. Редкоземельная минерализация в грейзенах Люпикко:
А — зональный кристалл ксенотима- В — монацит в ассоциации с флюоритом, мусковитом и топазом- С — взаимосрастания монацита и ксенотима. Bt — биотит, Fir — флюорит, Ksn — ксенотим, Мпс — монацит, Ms — мусковит, Tpz — топаз
берц -300 HD, а по образцам А. Лайтакари — от & lt- ЗООПдо 500−600 ЯС. По арсенопиритовому термометру [Kretschmar, Scott, 1976]: Герберц-405−430 ЕС, Хопунваара, Мышьяковая Шахта -300−330 IXD- по леллингитовому термометру [Васильев, 1983] для этих же месторождений температуры получаются более высокими -300−500 ЯС. Необычно высокой оказалась температура для электрум-сфалеритового парагенезиса по соответствующему термометру [Shikazono, 1985] месторождения Люпикко -350−380 ПС. По хлоритовому термометру [Caritat et al., 1993] температура гидротермально-метасоматических изменений пропи-литовой стадии для месторождений Питкяран-ты оценивается в 230−290 ЯС. Причем самые низкие температуры дали высокожелезистые хлориты, близкие к тюрингиту-бавалиту (рис. 13), в ассоциации с которыми наиболее часто встречаются минералы золота и сереб-
ра. Учитывая широкое распространение в исследуемых метасоматитах Аи-Ад-ВМе-Э низкотемпературной минеральной ассоциации (32 минерала), рудообразование происходило, вероятно, и при температурах гораздо ниже, чем установлено по геотермометрам (& lt-<- 200р.
Кроме повышенных содержаний золота и серебра в некоторых рудных объектах Питкяранты отмечаются аномальные концентрации (до 0,4 г/т) платиноидов (см. табл. 2, 5), но собственных минералов Р1 и Рс1 при этом нами здесь выявлено не было. Однако в цементе песчаников базальных горизонтов приозерской свиты ри-фея, перекрывающих Сапминский анортозит-ра-пакивигранитный комплекс, установлены повышенные содержания (г/т) Рс1 — до 9,5 и Р1 — до 0,5 г/т (табл. 6). В соответствии с объемным содержанием цемента в песчаниках, равным 1040%, концентрация МПГ в них может достигать 4 г/т. Методом главных компонент факторного
Таблица 5. Содержание золота, серебра и некоторых редких элементов в рудах Питкярантских месторождений, г/т
Шахты Аи Ад In Bi Те Sb As W Be
Кителя (Келиваара) 0,5 132 24 (37) 5 1,3 150 24 107
Тойво 0,4 6 82 1 0,1 25 8
Клара-I/II 105(0,02%)
Клара-Ш 37(0,2%)
Герберц 1,5 148(0,5%) 15 0,6 1200 14 90
Люпикко 166 109(1%) 104 2,4 641 814 52
Клее-5,6 0,3 49 45 50 5 200 200 4 3
Мария 0,4 108 200 200
As шахта 0,4 1770 605 1440 24 7720 3760 108
Примечание. Таблица составлена с использованием данных [Ernnetsql938- Palmunen, 1939- Никольская, Гордиенко, 1977- Valkama, 2009]- для индия значения в скобках (0,2%) — содержания In в сфалерите- всего 42 анализа. По данным [Левицкий, 2005]: в гранитах рапакиви (22 ан.) Аи — 0,29 г/т- в мусковит-биотитовом-грейзене (3 ан.) Аи — 0,14 г/т- грезен с сульфидами (1 ан.) Аи — 0,97 г/т- везувиан-флюоритовые скарны (2 ан.) Аи — 0,175 г/т- магнезиальные скарны с магнетитом (5 ан) Аи — 0,107 г/т, Pd — 0,388 г/т- грейзены по магнетитовым скарнам (3 ан) Аи — 0,134г/т, Ад — 22,12 г/т, Pd — 0,368 г/т- грейзены по магнетитовым с Си скарнам (4 ан) Аи — 1,086 г/т, Ад -11,08 г/т.
Рис. 11. Редкие рудные минералы в скарнах Питкярантской группы месторождений: А — рокезит -CulnS2 (Rc) в ассоциации с гесситом — Ag2Te (Hs) и халькопиритом (Нру), Хопунваара Шахта Мышьяковая- Б — аркубисит — Ag6CuBiS4(Acb) и галенит, месторождение Кителя- В — ганит (Ghn), хедлейит (Hd) и заварицкит — BiFO (Zv) в ассоциации с висмутом самородным (Bis), Хопунваара рудный карьер- Г — висмутинит (Bi), жозеит — Б — Bi4Te2S (Js), гессит (Hs), павонит — AgBi3S5 (Pv), шахта Клее-VI. А, Б, Г — по: [Valkama, 2009- Иващенко и др., 2011]
анализа установлено [Альхов, Панова, 2010], что содержания платиноидов определяются первым фактором (Р, 030 = Та093 Т^^п^Д^.А ^Зо“.^ Рс1063), характеризующим состав пород источника сноса, и это подтверждается высокими содержаниями соответствующих акцессорных минералов (рутил, циркон, ильменит) в песчаниках, типо-
морфных для рапакиви. Согласно результатам исследований А. В. Купцовой с соавторами [2011], полученным изотопным датированием 168 обломочных цирконов, главным источником сноса (на 87%) для песчаников приозерской свиты являлся Сапминский массив анортозит-рапакивигранитной формации. С учетом этого
(c)
и установленных в рудах Питкяранты повышенных содержаний палладия в данном рудном районе следует ожидать и нахождение более значительных коренных рудных объектов с платиноид-ной минерализацией.
СоАэЗ
NiAsS
FeAsS
Рис. 12. Состав сульфоарсенидов кобальта, никеля и железа из руд Питкярантской группы месторождений. Температурные кривые — по: [Klemm, 1965]:
1 — Люпикко- 2 — Хопунваара- 3 — Герберц- 4 — образцы А. Laitakari по: [Valkama, 2009]
Тюрингит Шамозит
Делессит
1,0 0,9 0,8 0,7 0,6
+

LL 0,4
0,3
2 Д
3D 0,2 4 V
„¦ 0,1
7 О „


s V I
i Q. 2 О с[ 0) с Рипидолит О. LU с/ О Диабантит
с с О? 3----& quot--
-8-о ч а. о Грохауи-г 7 Лейхтенбергит Клинохлор ¦ д Пеныин Талькохлорит • •
5,0
4,0
1,0
2,0 2,5 2,8 3,1 3,5 4,0
ф.е.
Рис. 13. Состав хлоритов из руд Питкярантской группы месторождений- основа по: [Диридр., 1966]:
1 — Люпикко- 2 — Хопунваара- 3 — Герберц- 4 — Мышьяковая Шахта- 5 — Кителя- 6 — Тойво- 7 — Укса
Присутствие индия в Питкярантских рудах известно с начала прошлого века [Вернадский, 1910]. Впоследствии повышенное содержание данного металла в них было подтверждено и уточнено (см. табл. 1, 5) и сопровождалось нахождением здесь собственного минерала индия — рокезита (CulnS2) [Valkama, 2009- Sundblad et al., 2010- Иващенко и др., 2011]. В совокупности эти данные с учетом мировой конъюнктуры на индий представляются нам наиболее важным фактором при рассмотрении новых метаплоге-нических аспектов и перспектив Питкярантского рудного района. В других регионах Фенноскан-динавского щита рокезит известен только в нескольких местах — в Финляндии и Швеции [Cook et al., 2011]. На территории России собственно индиевая минерализация распространена также мало. Рокезит встречается в некоторых полиметаллических и оловорудных месторождениях Северного Кавказа, Восточной Якутии, Северных Курил и Дальнего Востока [Качаповская и др., 1973- Губанов и др., 1991- Гавриленко, Погребе, 1992- Недашковский, Никулин, 1994- Кокин и др., 2010].
В большинстве мировых ln-содержащих месторождений рокезит — несущественный минерал-носитель индия. В качестве главного минерала в балансе индия в рудах он выступает только в месторождениях, где цинк отсутствует или содержится в незначительном количестве, хотя есть и редкие исключения из этого [Shimizu et al., 2008]. Главным минералом-носителем индия в месторождениях Питкяранты, как и в других регионах мира [Gaspar, 2002- Григорьев, 2011- Cook et al., 2011- Andersen et al., 2013 и др. ], является сфалерит (см. табл. 5). Наиболее высокие содержания индия установлены в сфалеритах медно-полиметалли-ческих рудных ассоциациях с признаками грей-зеновых преобразований из месторождений Люпикко (1%) и Мышьяковой Шахты (0,33%). Между содержаниями индия и меди в данных сфалеритах отмечается положительная корреляционная зависимость (рис. 14), что, вероятно, отражает проявление гетеровалентного изоморфизма по схеме: (Cu+1 In +3) & lt-->- (Zn2, Fe+2), предложенной 3. Йоханом [Johan, 1988]. Экспериментальные данные [Sombuthawee et al., 1978- Parasyuk et al., 2003] показывают обширную область смесимости между сфалеритом и рокезитом. Однако согласно [Cook et al., 2011], в природных условиях существование ZnS-CulnS2 твердого раствора ограничено, вероятно, самое большее несколькими мае. % In (и Си) в сфалерите. Причем одна из фаз распада — рокезит часто содержит микронные эксо-люционные выделения сфалерита.
141
Таблица 6. Среднее содержание элементов-примесей в цементе песчаников приозерской свиты района месторождения Карку, г/т [Альхов, Панова, 2010]
Породы
Элементы Глины Русской плиты'-1'-'- Цемент песчаников приозерской свиты
неизмененных слабоизмененных сильноизмененных
Си 30 24,89 11,35 37,48
Zn 74 78,96 18,89 93,25
Ga 23 31,76 21,87 23,27
As 12 2,02 0,92 4,04
Y 28 29,42 24,84 35,39
Zr 224 242,13 261,34 303,92
Mo 1,4 0,58 2,33 1,07
Ag* 0,072 1,15 1,30 1,74
Cd 0,09 0,16 0,13 0,47
In 0,22 0,05 0,04 0,03
Sn 1,9 7,57 6,43 8,08
Sb 1,1 0,41 0,40 0,36
Та* 1,5 3,37 3,66 3,12
W 2,1 2,17 7,33 52,87
Tl 0,4 9,12 1,84 0,98
Pb 18 5,52 13,08 47,98
Pd п*0,01 2,34 1,85 2,56
Pt п*0,01 0,19 0,14 0,23
Th 11,5 15,96 37,59 36,79
U 3,8 4,71 9,40 71,1 1
Th/U 3,0 3,4 4,00 1 1, 50
Количество проб 19 23 8
Примечание. * по: [Скляров, 2001]- ** по: [Ронов, Мигдисов, 1996].
CU (г/т) 700
600 500 400 300 200 100 0
О
100 200 300 400 500
In (г/т)
Рис. 14. Диаграмма Cu-ln для сфалеритов Питкярант-скихскарновых месторождений по: [Valkama, 2009]
В настоящее время в мире известно достаточно много рудных объектов различных генетических типов с повышенными содержаниями и минерализацией индия [Cook et al., 2011 и др. ], однако его добыча производится исключительно как побочного продукта из полиметаллических руд VMS- и SEDEX-типа с невысокими концентрациями индия [Rodier, 1990- Alfantazi, Moskalyk, 2003]. В России индий добывается из колчеданно-полиметаплических руд месторождений Урала (Гайское, Узельгинское, Сафьянов-ское и др.) с содержаниями индия 10−24 г/т [Гаськов и др., 2014], где на Челябинском цинковом заводе в 2012 году получено 7 т индия
[Tolcin, 2012]. Мировое производство индия достигло к 2012 году 1408 т, из них более половины приходится на Китай. Стоимость металлического индия — 600−970 дол/кг, а сверхчистого индия 99,99 999% компании Umicore (Бельгия) -5000 дол/кг rhttp: //www. cmmarket. ru/1. Основной формой индия, используемой в промышленности, является индиево-оловянный оксид (ITO), применяемый, главным образом, для изготовления экранов жидкокристаллических мониторов и телевизоров (70% от всего производства In) и светодиодов (25%). Развитие фотогальванических технологий и производство солнечных батарей представляет собой новый быстро растущий сектор потребления индия [Tolcin, 2012- httD: //www. cmmarket. ru/l. В настоящее время альтернативы индию нет.
Высокие содержания индия в рудах Питкя-рантской группы месторождений, во много раз превышающие таковые в месторождениях России, где добывается данный металл, могут представлять промышленный интерес. Более того, при комплексной разработке месторождений здесь можно сразу получать индиево-оловянный оксид (ITO) — основное соединение индия, используемое в промышленности. Содержание индия в Питкярантских рудах также значительно выше, чем на оловянно-сульфид-ных месторождениях Дальнего Востока — 5570 г/т [Гаськов и др., 2014]. Учитывая прямую корреляционную зависимость между содержа-
142
ниями индия и цинка в рассматриваемых месторождениях Карелии металлогенический потенциал Питкярантского рудного района на индий при утвержденных запасах и ресурсах цинка в -2500 тыс. т [Минерально-сырьевая…, 2005] составляют около 2400 т, что в денежном эквиваленте превышает 1 млрд $.
Салминский массив, определяющий главные металлогенические черты Питкярантского рудного района, по современным данным [Ларин, 2011] относится к анортозит-манге-рит-чарнокит-рапакивигранитной ассоциации, в мировых масштабах продуктивной, кроме вы-шерассмотренных полезных ископаемых, также на & quot-П-Р-Ре и гг-ЯЕЕ. Л-Ре-апатитовые и гг-ЯЕЕ месторождения известны в анортозитах и габбро-сиенитах Коростеньского массива в Украине — Стрем и городское, Новомиргородское и Балка Мазурова, Азовское [Гурский и др., 2000]. В Норвегии в анортозитовом плутоне Роголанд в рудных йотунитах разрабатывается одно из крупнейших Л-Ре месторождений мира Телнес [ЭапсМас! е1: а1., 2012].
Таблица 7. Средний химический состав анортозитов, габброноритов и йотунитов Салминского массива
Окислы Анортозиты* Габбро-нориты** Йотуниты* Йотуниты (Роголанд, Норвегия)***
Si О: 52,55 48,47 46,43 49,12
TIO:. 1,30 3,96 4,51 3,75
Al О 23,78 15,62 13,94 15,07
I о О 0,78 1,82 0,72
FeO 5,44 11,19 14,43 13,94
МпО 0,08 0,21 0,22 0,18
МдО 0,67 4,83 3,84 4,27
СаО 9,31 9,01 8,90 6,99
NaO 3,90 2,72 2,73 3,43
КО 0,91 0,71 1,01 1,18
РЛ 0,62 0,80(1 ан) 2,36 1,11
Н.О 0,12 0,18
П.п.п. 0,88 1,50 1,78
Мд# 0,10 0,40 0,31 0,33
Кол-во анализов Зан Зан бан 4ан
Примечание. * по: [Ларин, 2011]- ** по: [Шинкарев, Ани-щенкова, 1973- Бантоваи др., 1975]-
*** по: [Duchesne et al., 1988- Robins et al., 1997- Auwera etal., 1998].
В Салминском массиве анортозиты, габбро-нориты и монцонитоиды слагают крайнюю юго-восточную его часть, где известно Ваго-зерское Ti-P проявление с содержанием ТЮ2 -4,71% и прогнозными ресурсами руды кат. Р,+Р2 — 120,0 млн т [Минерально-сырьевая…, 2005]. Йотуниты в массиве также известны [Ларин, 2011], и они практически идентичны аналогичным породам комплекса Роголанд в Норвегии (табл. 7). Соответственно имеющие-
ся данные по редкоземельному и & quot-П-Р орудене-нию Салминского плутона в совокупности с некоторыми чертами его сходства с Коростень-ским массивом и комплексом Роголанд, по аналогии с последними предопределяют положительные металлогенические перспективы Питкярантского рудного района на указанные типы оруденения.
Выводы
1. Число рудных минералов в скарновых месторождениях Питкярантского рудного района составляет -140, из них 58 обнаружены здесь впервые. Часть из этих минералов — 27 (анге-лаит, аргентовиттит, куриллит, маковискит, па-вонит, цервеллеит, бисмутит, заварицкит, пе-коит, рокезит, маухерит, станноидит, масюйит, рабдофанит, резерфордин, ричетит, вилле-мит, англезит-халькоцианит, ашоверит, гидроцинкит, каннонит, карибибит, линдквистит, платнерит, розазит, ченевихит, шнейдерхонит) являются первыми находками на территории Карелии, а 25 из них и на всем Карело-Кольском регионе.
2. Наиболее важным в металлогеническом аспекте представляется присутствие в Питкя-рантских рудах рокезита (Си1пЭ2), индийсодер-жащего (1,0%) сфалерита, золота самородного, электрума, обширных групп минералов серебра, висмута и теллура. Это и достаточно высокие содержания в рудных скарнах индия (до 0,33%), серебра (до 0,2%), золота (до 1,1 г/т) и платиноидов (до 0,4 г/т) указывают на определенные металлогенические перспективы Питкярантского скарноворудного района на данные элементы и необходимость его соответствующего доизучения, а также промышленной переоценки известных месторождений.
3. Содержание (-100 г/т) и металлогенический потенциал индия (-2400 т) в месторождениях Питкярантского рудного района выводят его в разряд наиболее перспективных на индий рудных объектов России.
4. В связи с повсеместно отмечающейся на докембрийских щитах взаимосвязью урана, золота и платиноидов в рудогенных процессах особой оценки и в первую очередь заверки требуют установленные признаки платинонос-ности рифейских песчаников на стратиграфическом уровне формирования уранового месторождения Карку типа несогласия.
5. Соглано данным по редкоземельному и & quot-П-Р оруденению Салминского плутона в совокупности с некоторыми чертами его сходства с Коростеньским массивом и комплексом Роголанд, по аналогии с последними металлоге-
(c)
нические перспективы Питкярантского рудного района на указанные типы оруденения представляются положительными.
Литература
Александров С. М., Тренева М. Л. Состав и генезис эндогенных боратов Питкярантского рудного поля, Карелия//Геохимия. 2009. № 9. С. 972−987.
Апьхов А. С., Панова Е. Г. Геохимическая характеристика цемента песчаников приозерской свиты, вмещающей урановое месторождение Карку (С. Приладожье) // Вестник СПбГУ. Сер. 7. 2010. Вып. 3. С. 11−17.
Бантова М. А., Левковский Р. 3., Шарков В. Е. Геология, вещественный состав и возраст пород сап-минского комплекса гранитов рапакиви и габбро-анортозитов //Сов. геология. 1975. № 7. С. 74−86.
Бек В., Тейх Н. Волчец и шеелит из русских месторождений // Горный журнал. 1869. Кн. 8. С. 183−193.
Васильев М. В. К вопросу о методах расчета диаграмм состояния // Журн. физ. химии. 1983. Т. 57, вып. 9. С. 2141−2145.
Вернадский В. И. Заметки о распространении химических элементов в земной коре // Известия Императорской Академии Наук, сер. VI. 1910. Т. IV, № 14. С. 1129−1148.
Гавриленко В. В., Погребе Н. А. Индий в рудах месторождения касситерит-кварцевой формации //Зап. ВМО. 1992. № 2. С. 41−47.
Гаськов И. В., Павлова Г. А., Владимиров А. Г., Гвоздев В. И. Индий и другие элементы-примеси в рудах колчеданно-полиметаллических и оловосуль-фидных месторождений Сибири и Дальнего Востока // Благородные, редкие и радиоактивные элементы в рудообразующих системах: материалы Всерос. науч. конф. с междунар. участием. Новосибирск: ИНГГ СО РАН, 2014. С. 156−162.
Герасимова Е. И. Минеральное разнообразие метасоматитов и поздних гидротермальных образований рудных месторождений Питкярантского района (Южная Карелия, Россия) // Минеральное разнообразие — исследование и сохранение. София,
2009. Вып. 4. С. 67−74.
Григорьев Н. А. Распределение индия в верхней части континентальной коры // Ежегодник-
2010. Тр. ИГГ УрО РАН. 2011. Вып. 158. С. 100 102.
Губанов А. М., Чвилева О. Е., Ширай Г. А. и др. Новые данные о рокезите (Средняя Азия) // Зап. ВМО. 1991. № 3. С. 40−55.
ГурскийД. С., Войновский А. С., Колосовская В. А. и др. Минералогическая специализация магматических комплексов и эпохи рудообразования Украинского щита // Минер, журн. 2000. Т. 22, № 2/3. С. 5−11.
Дир У. А., Хауи Р. А., Зусман Дж. Породообразующие минералы. Т. 3. Листовые силикаты. М.: Мир, 1966. 317 с.
Иващенко В. И. Скарновое оруденение олова и вольфрама южной части Балтийского щита. Л.: Наука, 1987. 240 с.
Иващенко В. И., Валкама М., Сундблад К., Голу-бевА. И., Алексеев В. Ю. Новые данные по минералогии и металлогении скарнов Питкярантского рудного района // Доклады РАН. 2011. Т. 440, № 2. С. 229−233.
Иващенко В. И., Голубев А. И. Золото и платина Карелии: формационно-генетические типы оруденения и перспективы. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2011. 368 с.
Качаловская В. М., Кукоев В. А., Козлова Е. В. и др. Рокезит из борнитоных руд месторождения Уруп // Исследования в области рудной минералогии. М.: Наука, 1973. С. 209−212.
КокинА. В., Силаев В, И., Киселева Д. В., Филиппов В. Н. Новый потенциально промышленный сульфидно-индиево-марганцевый тип оруденения //ДАН. 2010. Т. 430, № 3. С. 359−364.
Кременецкий А. А., Минцер Э. Ф. Универсальность эволюции золоторудных систем — ключевой критерий регионального прогноза промышленного оруденения //Отечественная геология. 1995. № 5. С. 19−27.
Купцова А. В., Худолей А. К., Дэвис В., Рейн-бирд Р. X., Ковач В. П., Загорная Н. Ю. и др. Возраст и источники сноса песчаников приозерской и салминской свит рифея в восточном борту Паш-ско-Ладожского бассейна (южная окраина Балтийского щита) // Стратиграфия. Геологическая корреляция. 2011. Т. 19, № 2. С. 3−19.
Ларин А. М. Граниты рапакиви и ассоциирующие породы. СПб.: Наука, 2011. 402 с.
Ларин А. М., Амелин Ю. В., Неймарк Л. А. Возраст и генезис комплексных скарновых руд Питкярантского рудного района // Геология рудных месторождений. 1991. № 6. С. 15−33.
Левицкий В. И. Петрология и геохимия метасоматоза при формировании континентальной коры. Новосибирск: ГЕО, 2005. 340 с.
Минерально-сырьевая база Республики Карелия. Кн. 1. / Под. ред. В. П. Михайлова и В. Н. Амино-ва. Петрозаводск: Карелия, 2005. 278 с.
Недашковский А. П., Никулин Н. Н. Минералы индия в рудах Правоурмийского месторождения (Дальний Восток России) // Геол. рудных месторождений. 1994. Т. 36, № 3. С. 230−236.
Нефедов Е. И. Минералогия месторождения Пит-кяранта: металлоносность и минералогия скарнои-дов юга Карелии и запада Кольского полуострова. Л.: ВСЕГЕИ, 1973. 326 с.
Никольская Ж. Д., Гордиенко Л. И. Петрология и металлогения гранитоидных формаций Карелии. М.: Недра, 1977. 152 с.
Никольская Ж. Д., Ларин А. М. Грейзеновые образования Питкярантского рудного поля // Записки ВМО. 1972. Ч. 101, вып. 5. С. 290−297.
Никольская Ж. Д., Ларин А. М., Кайряк А. И. Оценка перспектив Питкярантского рудного района на основе метасоматической зональности // Разведка и охрана недр. 1977. № 9. С. 17−20.
Ронов А. Б., Мигдисов А. А. Количественные закономерности строения и состава осадочных толщ Восточно-Европейской платформы и Русской плиты и их место в ряду древних платформ мира//Литология и полезные ископаемые. 1996. № 5. С. 451−475.
В
Скляров Е. В., Гладкочуб Д. П., Донская Т. В. и др. Интерпретация геохимических данных. М.: Ин-термет Инжиниринг, 2001. 288 с.
Фурман Г. Минералогическое описание некоторой части Старой и Новой Финляндии // Горный журнал. 1828. Кн. II. С. 3−39.
Хазов Р. А. Геологические особенности оловянного оруденения Северного Приладожья. Л.: Наука, 1973. 87 с.
Хазов Р. А. Металлогения Ладожско-Ботниче-ского геоблока Балтийского щита. Л.: Наука, 1982. 190 с.
Шинкарев Н. Ф., Анищенкова О. Н. Новые данные о составе и строении Салминского комплекса рапакиви // Известия А Н СССР. Сер. Геол. 1973. № 2. С. 140−145.
Alfantazi А. М., Moskalyk R. R. Processing of indium: a review // Minerals Eng. 2003. Vol. 16. P. 687−694.
Andersen J., Stickland R., Rollinson G., Shail R. Granite-related indium mineralisation in SW England // Mineral deposit research for a high-tech world. 12th SGA Biennial Meeting. 2013. Proceedings. Vol. 4. P. 1687−1690.
Auwera J., Longhi J., Duchesne J. C. A liquid line of descent of the jotunite (hypersthene monzodiorite) suite // Journal of Petrology. 1998. Vol. 39. P. 439−468.
Bingcheng Z, Peng J., Gang T. Geological characteristics of epithermal silver veins in skarn-type gold-copper deposits // Nonferrous Metals. 2004. No 56 (4). P. 19−20.
Caritat P., Hutcheon L, Walshe J. L. Chlorite geothermometry: a review // Clays and Clay Minerals. 1993. Vol. 41, No 2. P. 219−239.
Cook N., Sundblad K., Valkama M. et al. Indium mineralisation in A-type granites in southeastern Finland: Insights into mineralogy and partitioning between coexisting minerals // Chemical Geology. 2011. No 284. P. 62−73.
Duchesne J. C., Hertogen J. Le magma parental du lopolithe de Bjerkreim Sokndal (Norvege meridionale) // Comptes Rendus de I'-Academie des Sciences. 1988. Vol. 306. P. 45−48.
ErOvetsn O. Dber die Verbreitung des Indiums in Finnischen Mineralen und Cber seine Trennung von anderen Metallen // Suomalaisen tiedeakatemian toimituksia, sarja A. Academie scientiarum Fennicae. 1939. No 154. 91 p.
Eskola P. Around PitklTanta // Suomalaisen tiedeakatemian toimituksia, sarja A. Geologica-Geographica. 1951. Vol. 27. 90 p.
Gaspar О. C. Mineralogy and sulfide mineral chemistry of the Neves Corvo ores, Portugal: insight into their genesis // Canadian Mineralogist. 2002. No 40. P. 611−636.
Johan Z. Indium and germanium in the structure of sphalerite: an example of coupled substitution with copper // Mineralogy and Petrology. 1988. No 39. P. 211−229.
Klemm D. D. Synthesen und Analysen in den Dreiecks diagrammen FeAsS-CoAsS-NiAsS und FeS2-
CoS2-NiS2 // Neues Jahrbuch fuor Mineralogie Abhandlungen. 1965. No 103. P. 205−255.
Kretschmar U., Scott S. D. Phase relations involving arsenopyrite in the system Fe-As-S and their application //Canad. Mineralogist. 1976. Vol. 14. P. 364−386.
Palmunen M. K. PitklTanta: w. 1934−1938 suoritettujen vuoriteknillisten tutkimustenvalossa // Geologinen toimikunta. GeoteknillisiD julkaisuja. 1939. No 44. 154 p.
Parasyuk О. V., Voronyuk S. V., Gulay L. D“ Davidyuk G. Y., Halka V. O. et al. Phase diagram of the CulnS-ZnS system and some physical properties of solid solutions phases // Journal of Alloys and Compounds. 2003. Vol. 348. P. 57−64.
Robins В., Tumyr O., Tysseland M., Garmann L. B. The Bjerkreim-Sokndal Layered Intrusion, Rogaland, S.W. Norway: Evidence from marginal rocks for a jotunite parent magma // Lithos. 1997. No 39. P. 121−133.
Rodier D. D. An overview of silver and trace metal recovery strategies in the zinc industry. Proceedings, Lead-Zinc'-90 // The Minerals, Metals and Materials Soc., Warrendale PA, 1990. P. 57−85.
Saksela M. Zur mineralogy entstehung der PitklTanta-erze // Bulletin de la Commission glblogique de Finlande. 1951. No 154. P. 182−230.
Sandstad J. S., Bjerkgerd Т., Boyd R. et al. Metallogenic areas in Norway // Geological Survey of Finland, Special Paper. 2012. No 53. P. 35−138.
Shikazono N. A comparision of temperatures estimated from the electrum-sphalerite-pyrite-argentite assemblage and filling temperatures of fluid implications from epitermal Au-Ag vein-type deposits in Japan // Econ. Geo I. 1985. Vol. 80, No 5. P. 1415−1424.
Shimizu M., Shimizu M., Furuhashi Т., Harada A., Cook N. J. Indium mineralization in epithermal Au-Ag-Cu-Mn-Te-Se-Bi-Sn-Mo vein-type deposits of the Kawazu (Rendaiji) mine, Shizuoka Prefecture, Japan / 33rd Intern. Geol. Congr., Oslo, August 6, h-14,h 2008, Abstract CD-ROM.
Sombuthawee C., Bonsall S. В., Hummel F. A. Phase equilibria in the systems ZnS-MnS, ZnS-CulnS2, and MnS-CulnS2 // Journal of Solid State Chemistry. 1978. No 25. P. 391−399.
Sundblad K. L, Cook N. J., NygO-d R. et al. 100 Years of Indium Discoveries in the Fennoscandian Shield / 13th Quadrennial IAGOD Symposium. Adelaide, Australia, 2010. Abstract CD-ROM.
Tolcin A. C. Minerals Yearbook 2012. Indium (Advance Release) // U.S. Geological Survey. P. 35. 135.8.
Trustedt О. Die Erzlagerstatten von PitklTanta am Ladoga-See. Helsingfors, Frenckellska
tryckeriaktiebolaget // Bulletin de la commision gDologique de Finlande. 1907. No 19. 333 p.
Valkama M. An ore petrological and geochemical study of the polymetallic skarn ores at Pitklranta. Geology and mineralogy. Master'-s Graduate Thesis. University of Turku. Department of Geology. Faculty of Mathematics and Science. 2009. 85 p.
Поступила в редакцию 19. 12. 2014
(r)
References
Aleksandrov S. M., Troneva M. L. Sostav i genezis endogennykh boratov Pitkyarantskogo rudnogo polya, Kareliya [Composition and genesis of endogenous borates from the Pitkiranta ore field, Karelia], Geokhimiya [Geochemistry], 2009. No 9. P. 972−987.
Al'-khov A. S., Panova E. G. Geokhimicheskaya kharakteristika tsementa peschanikov priozerskoi svity, vmeshchayushchei uranovoe mestorozhdenie Karku (S. Priladozh'-e) [Geochemical characteristic of cement sandstones of Karku uranium deposit (north-eastern shores of Lake Ladoga)]. VestnikSPbGU. Ser. 7 [Herald of St. Petersburg State University], 2010. Iss. 3. P. 11−17.
Bantova M. A., Levkovskii R. Z., Sharkov V. E. Geologiya, veshchestvennyi sostav i vozrast porod salminskogo kompleksa granitov rapakivi i gabbro-anortozitov [Geology, lithology and age of rocks from the Salmi anorthosite-rapakivi granite complex], Sov. Geologiya [Soviet Geology], 1975. No 7. P. 74−86.
Bek V., Teikh N. Volchets i sheelit iz russkikh mestorozhdenii [Thistles and scheelite from Russian deposits], Gornyi zhurnal [Mining Journal], 1869. Book 8. P. 183−193.
Vasil'-ev M. V. K voprosu o metodakh rascheta diagramm sostoyaniya [On the calculation methods of constitution diagrams], Zhurn. fiz. Khimii [Journal of physical chemistry], 1983. Vol. 57, iss. 9. P. 2141−2145.
Vernadskii V. I. Zametki o rasprostranenii khimicheskikh elementov v zemnoi kore [Notes on distribution of chemical elements in the earth'-s crust], Izvestiya Imperatorskoi Akademii Nauk, ser. VI [Proceedings of Imperial Academy of Sciences, series VI]. 1910. Vol. IV, No 14. P. 1129−1148.
Gavrilenko V. V., Pogrebs N. A. Indii v rudakh mestorozhdeniya kassiterit-kvartsevoi formatsii [Indium in cassiterite-quartz ores]. Zap. VMO [Proceedings of the Russian MineralogicalSociety], 1992. No 2. P. 41−47.
Gas'-kov I. V., Pavlova G. A., Vladimirov A. G., Gvozdev V. I. Indii i drugie elementy-primesi v rudakh kolchedanno-polimetallicheskikh i olovosul'-fidnykh mestorozhdenii Sibiri i Dal'-nego Vostoka [Indium and other impurity elements in ores of the VMS polymetallic and Sn-sulfide deposits of Siberia and the Far East], Blagorodnye, redkie / radioaktivnye elementy v rudoobrazuyushchikh sistemakh: materialy Vseros. nauch. konf. s mezhdunar. Uchastiem [Precious metals, rare and radioactive elements in the ore-forming system: proceedings of All-Russian scientific conference with international participation], Novosibirsk: INGG SO RAN, 2014. P. 156−162.
Gerasimova E. I. Mineral'-noe raznoobrazie metasomatitov i pozdnikh gidrotermal'-nykh obrazovanii rudnykh mestorozhdenii Pitkyarantskogo raiona (Yuzhnaya Kareliya, Rossiya) [Mineral diversity of the metasomatic rocks and hydrothermal formation of the ore deposits of the PitkDranta district (South Karelia, Russia)]. Mineral'-noe raznoobrazie — issledovanie i sokhranenie [Mineral diversity research and preservation], Sofiya. 2009. Iss. 4. P. 67−74.
Grigor'-ev N. A. Raspredelenie indiya v verkhnei chasti kontinental'-noi kory [Indium distribution in the upper continental crust], Ezhegodnik-2010. Tr. IGG UrO
RAN [Proceedings of Institute of Geology and Geochemistry LIBRAS], 2011. Iss. 158. P. 100−102.
GubanovA. M., Chvileva О. E., ShiraiG. A. etal. Hovye dannye о rokezite (Srednyaya Aziya) [New data on roquesite (Central Asia)]. Zap. VMO [Proceedings of the Russian Mineralogical Society], 1991. No 3. P. 40−55.
Gurskii D. S., Voinovskii A. S., Kolosovskaya V. A. et at. Mineralogicheskaya spetsializatsiya magmaticheskikh kompleksov i epokhi rudoobrazovaniya Ukrainskogo shchita [Mineralogical specialization of igneous complexes and epochs of ore formation of the Ukrainian Shield], Miner, zhurn. [Mineralogical Journal], 2000. Vol. 22, No 2/3. P. 5−11.
Dir U. A., Khaui R. A., Zusman Dzh. Porodoobrazuyushchie mineraly. T. 3. Listovye silikaty [Rock forming minerals. Vol. 3. Phyllosilicates], Moscow: Mir, 1966. 317 p.
Ivashchenko V. I. Skarnovoe orudenenie olova i vol'-frama yuzhnoi chasti Baltiiskogo shchita [Skarn mineralization of tin and wolfram in the southern part of the Baltic Shield], Leningrad: Nauka, 1987. 240 p.
Ivashchenko V. I., Valkama M., Sundblad K., Golubev A. I., Alekseev V. Yu. Novye dannye po mineralogii i metallogenii skarnov Pitkyarantskogo rudnogo raiona [New data on the mineralogy and metallogeny of the PitkDranta skarn ore province], Doklady RAN [Proceedings of RAS], 2011. Vol. 440, No 2. P. 229−233.
Ivashchenko V. I., Golubev A. I. Zoloto i platina Karelii: formatsionno-geneticheskie tipy orudeneniya i perspektivy [Gold and platinum of Karelia: genetic types of mineralization and prospects], Petrozavodsk: KarRC of RAS, 2011. 368 p.
Kachalovskaya V. M., Kukoev V. A., Kozlova E. V. et at. Rokezit iz bornitonykh rud mestorozhdeniya Urup [Roqueisite in bornite ores of the Urup deposit], Issledovaniya v oblasti rudnoi mineralogii [Studies of ore mineralogy], Moscow: Nauka, 1973. P. 209−212.
KokinA. V., SilaevV, I., Kiseleva D. V., FilippovV. N. Novyi potentsial'-no promyshlennyi sul'-fidno-indievo-margantsevyi tip orudeneniya [New potentially industrial sulfide-indium-manganese ore type], DAN [Proceedings of Academy of Sciences], 2010. Vol. 430, No 3. P. 359−364.
Kremenetskii A. A., Mintser E. F. Universal'-nost'- evolyutsii zolotorudnykh sistem — klyuchevoi kriterii regional'-nogo prognoza promyshlennogo orudeneniya [Universality of gold systems — a key criterion to the regional forecast of industrial mineralization], Otechestvennaya geologiya [National Geology], 1995. No 5. P. 19−27.
Kuptsova A. V., KhudoleiA. K., DevisV., ReinbirdR.X., Kovach V. P., Zagornaya N. Yu. Vozrast i istochniki snosa peschanikov priozerskoi i salminskoi svit rifeya v vostochnom bortu Pashsko-Ladozhskogo basseina (yuzhnaya okraina Baltiiskogo shchita) [Age and provenances of sandstones from the Riphean Priozersk and Salmi formations in the eastern Pasha-Ladoga basin (southern margin of the Baltic Shield)]. Stratigrafiya. Geologicheskaya korrelyatsiya [Stratigraphy. Geological correlation], 2011. Vol. 19, No 2. P. 3−19.
В
Larin A. M. Granity rapakivi i assotsiiruyushchie porody [Rapakivi granites and related rocks], St. Petersburg.: Nauka, 2011. 402 p.
Larin A. M., Amelin Yu. V., Neimark L. A. Vozrast i genezis kompleksnykh skarnovykh rud Pitkyarantskogo rudnogo raiona [Age and origin of complex skarn ores of the PitkDranta ore district], Geologiya rudnykh mestorozhdenii [Geology of ore deposits]. 1991. No 6. P. 15−33.
Levitskii V. I. Petrologiya i geokhimiya metasomatoza pri formirovanii kontinental'-noi kory [Petrology and geochemistry of metasomatism in continental crust formation], Novosibirsk: GEO, 2005. 340 p.
Mineral'-no-syr'-evaya baza Respubliki Kareliya [Mineral raw materials base of the Republic of Karelia], Book 1. Eds. V. P. Mikhailov, V. N. Aminov. Petrozavodsk: Kareliya, 2005. 278 p.
Nedashkovskii A. P., Nikulin N. N. Mineraly indiya v rudakh Pravourmiiskogo mestorozhdeniya (Dal'-nii Vostok Rossii) [Indium minerals in ores of the Pravourmiiskoe deposit (Russian Far East)]. Geol. rudnykh mestorozhdenii [Geology of ore deposits]. 1994. Vol. 36, No 3. P. 230−236.
Nefedov E. I. Mineralogiya mestorozhdeniya Pitkyaranta: metallonosnost'- i mineralogiya skarnoidov yuga Karelii i zapada Kol'-skogo poluostrova [Mineralogy of PitkDranta deposit: metal content and mineralogy of skarnoids in the southern Karelia and on the western Kola Peninsula], Leningrad: VSEGEI, 1973. 326 p.
Nikol'-skaya Zh. D., Gordienko L. I. Petrologiya i metallogeniya granitoidnykh formatsii Karelii [Petrology and metallogeny of granitoid formations of Karelia], Moscow: Nedra, 1977. 152 p.
Nikol'-skaya Zh. D., Larin A. M. Greizenovye obrazovaniya Pitkyarantskogo rudnogo polya [Greisen formations of the PitkDranta ore field], Zapiski VMO [Proceedings of the Russian Mineralogical Society]. 1972. Part 101, iss. 5. P. 290−297.
Nikol'-skaya Zh. D., Larin A. M., KairyakA. I. Otsenka perspektiv Pitkyarantskogo rudnogo raiona na osnove metasomaticheskoi zonal'-nosti [Metasomatic zoning of PitkDranta ore district: assessment of the prospects], Razvedka i okhrana nedr [Mineral resources exploration and conservation], 1977. No 9. P. 17−20.
Furman G. Mineralogicheskoe opisanie nekotoroi chasti Staroi i Novoi Finlyandii [Mineralogical description of a part of old and new Finland], Gornyi zhurnal [Mining Journal], 1828. Book II. P. 3−39.
Khazov R. A. Geologicheskie osobennosti olovyannogo orudeneniya Severnogo Priladozh'-ya [Geological features of tin-mineralization in the Northern Ladoga district], Leningrad: Nauka, 1973. 87 p.
Khazov R. A. Metallogeniya Ladozhsko-Botnicheskogo geobloka Baltiiskogo shchita [Metallogeny of the Ladoga-Bothnian geoblock of the Baltic Shield], Leningrad: Nauka, 1982. 190 p.
Shinkarev N. F., Anishchenkova O. N. Novye dannye o sostave i stroenii Salminskogo kompleksa rapakivi [New data on composition and structure of the Salmi rapakivi complex], Izvestiya AN SSSR. Ser. Geol. [Proceedings of the USSR Academy of Science. Geology Series], 1973. No 2. P. 140−145.
AlfantaziA. M., MoskalykR. R. Processing of indium: a review. Minerals Eng. 2003. 16. P. 687−694.
Andersen J., Stickland R., Rollinson G., Shail R. Granite-related indium mineralisation in SW England. Mineral deposit research for a high-tech world. 12th SGA Biennial Meeting. 2013. Proceedings. Vol. 4. P. 1687−1690.
Auwera J., Longhi J., Duchesne J. C. A liquid line of descent of the jotunite (hypersthene monzodiorite) suite. Journal of Petrology. 1998. 39. P. 439−468.
Bingcheng Z., Peng J., Gang T. Geological characteristics of epithermal silver veins in skarn-type gold-copper deposits. Nonferrous Metals. 2004. No 56 (4). P. 19−20.
Caritat P., Hutcheon L, Walshe J. L. Chlorite geothermometry: a review. Clays and Clay Minerals. 1993. Vol. 41, No 2. P. 219−239.
Cook N., Sundblad K., Valkama M., NygO-d R., Ciobanu C. L., Danyushevsky L. Indium mineralisation in A-type granites in southeastern Finland: Insights into mineralogy and partitioning between coexisting minerals. Chemical Geology. 2011. No 284. P. 62−73.
Duchesne J. C., Hertogen J. Le magma parental du lopolithe de Bjerkreim Sokndal (Norvege meridionale). Comptes Rendus de I'-Academie des Sciences. 1988. 306. P. 45−48.
ErOvetsn O. Dber die Verbreitung des Indiums in Finnischen Mineralen und Dber seine Trennung von anderen Metallen. Suomalaisen tiedeakatemian toimituksia, sarja A. Academie scientiarum Fennicae. 1939. No 154. 91 s.
Eskola P. Around PitkDranta. Suomalaisen tiedeakatemian toimituksia, sarja A. Geologica-Geographica. 1951. 27. 90 s.
Gaspar O. C. Mineralogy and sulfide mineral chemistry of the Neves Corvo ores, Portugal: insight into their genesis. Canadian Mineralogist. 2002. No 40. P. 611−636.
Johan Z. Indium and germanium in the structure of sphalerite: an example of coupled substitution with copper. Mineralogy and Petrology. 1988. No 39. P. 211−229.
Klemm D. D. Synthesen und Analysen in den Dreiecks diagrammen FeAsS-CoAsS-NiAsS und FeS2-CoS2-NiS2. Neues Jahrbuch fuor Mineralogie Abhandlungen. 1965. No 103. S. 205−255.
Kretschmar U., Scott S. D. Phase relations involving arsenopyrite in the system Fe-As-S and their application. Canad. Mineralogist. 1976. Vol. 14. P. 364−386.
Palmunen M. K. Pitklfanta: w. 1934−1938 suoritettujen vuoriteknillisten tutkimustenvalossa. Geologinen toimikunta. Geoteknillisin julkaisuja. 1939. No 44. 154 p.
Parasyuk O. V., Voronyuk S. V., Gulay L. D., Davidyuk G. Y., Halka V. O. Phase diagram of the CulnS-ZnS system and some physical properties of solid solutions phases. Journal of Alloys and Compounds. 2003. 348. P. 57−64.
Robins B., Tumyr O., Tysseland M., Garmann L. B. The Bjerkreim-Sokndal Layered Intrusion, Rogaland, S.W. Norway: Evidence from marginal rocks for a jotunite parent magma. Lithos. 1997. No 39. P. 121−133.
(c)
Rodier D. D. An overview of silver and trace metal recovery strategies in the zinc industry. Proceedings, Lead-Zinc'-90. The Minerals, Metals and Materials Soc., Warrendale PA, 1990. P. 57−85.
Saksela M. Zur mineralogy entstehung der PitkDranta-erze. Bulletin de la Commission gnologique de Finlande. 1951. No 154. P. 182−230.
Sandstad J. S., Bjerkgerd Т., Boyd R“ Ihlen P., Korneliussen A., Nilsson L. P., Often M., Eilu P., Hallberg A. Metallogenic areas in Norway. Geological Survey of Finland, Special Paper. 2012. No 53. P. 35 138.
Shikazono N. A comparision of temperatures estimated from the electrum-sphalerite-pyrite-argentite assemblage and filling temperatures of fluid implications from epitermal Au-Ag vein-type deposits in Japan. Econ. Geo! 1985. Vol. 80, No 5. P. 1415−1424.
Shimizu M., Shimizu M., Furuhashi Т., Harada A., Cook N. J. Indium mineralization in epithermal Au-Ag-Cu-Mn-Te-Se-Bi-Sn-Mo vein-type deposits of the Kawazu (Rendaiji) mine, Shizuoka Prefecture, Japan. 33rd Intern. Geol. Congr., Oslo, August 6th-14th 2008, Abstract CD-ROM.
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:
Иващенко Василий Иванович
ведущий научный сотрудник, к. г. -м. н. Институт геологии Карельского научного центра РАН ул. Пушкинская, 11, Петрозаводск, Республика Карелия, Россия, 185 910
эл. почта: ivashche@krc. karelia. ru Голубев Анатолий Иванович
зав. лаб. магматизма, палеовулканологии и металлогении, к. г. -м. н.
Институт геологии Карельского научного центра РАН ул. Пушкинская, 11, Петрозаводск, Республика Карелия, Россия, 185 910
эл. почта: golubev@krc. karelia. ru
Sombuthawee C., Bonsall S. B., Hummel F. A. Phase equilibria in the systems ZnS-MnS, ZnS-CulnS2, and MnS-CulnS2. Journal of Solid State Chemistry. 1978. No 25. P. 391−399.
Sundblad K. L, Cook N. J., NygO-d R» Valkama M., Penttinen K., Kyyhkynen S., Ivashchenko V. 100 Years of Indium Discoveries in the Fennoscandian Shield. 13th Quadrennial IAGOD Symposium. Adelaide, Australia, 2010. Abstract CD-ROM.
Tolcin A. C. Minerals Yearbook 2012. Indium (Advance Release). U.S. Geological Survey. P. 35. 135.8.
Trustedt O. Die Erzlagerstatten von Pitklfanta am Ladoga-See. Helsingfors, Frenckellska
tryckeriaktiebolaget. Bulletin de la commision guologique de Finlande. 1907. No 19. 333 s.
Valkama M. An ore petrological and geochemical study of the polymetallic skarn ores at Pitkiranta. Geology and mineralogy. Master'-s Graduate Thesis. University of Turku. Department of Geology. Faculty of Mathematics and Science. 2009. 85 p.
Received December 19, 2014
CONTRIBUTORS:
Ivashchenko, Vasily
Institute of Geology, Karelian Research Centre Russian Academy of Sciences
11 Pushkinskaya St., 185 910 Petrozavodsk, Karelia, Russia e-mail: ivashche@krc. karelia. ru
Golubev, Anatoly
Institute of Geology, Karelian Research Centre Russian Academy of Sciences
11 Pushkinskaya St., 185 910 Petrozavodsk, Karelia, Russia e-mail: golubev@krc. karelia. ru

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой