Построение санкций за половые преступления в российском уголовном законодательстве XVII-XIX вв

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 54 Чепуров Виталий Владимирович
соискатель кафедры уголовного права и процесса Северо-Кавказского федерального университета
ПОСТРОЕНИЕ САНКЦИЙ ЗА ПОЛОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ XVII-XIX ВВ.
Аннотация:
В статье рассматриваются подходы к построению санкций за половые преступления в российском уголовном законодательстве XVII—XIX вв., в частности в Соборном уложении 1649 г., Артикуле воинском 1715 г. и Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Автор прослеживает тенденцию совершенствования процесса дифференциации уголовной ответственности за названные деяния, что проявлялось в развитии системы наказаний, предусмотренных за них.
Ключевые слова:
половые преступления, санкция, построение санкций, наказание, система наказаний, дифференциация уголовной ответственности, российское уголовное законодательство Х'-^11-Х1Х вв.
Chepurov Vitaliy Vladimirovich
PhD applicant, Criminal Law and Procedure Department, North Caucasus Federal University
BUILDING OF SANCTIONS FOR SEXUAL CRIMES IN THE RUSSIAN CRIMINAL LAW OF XVII-XIX CENTURIES
Summary:
The article discusses approaches to the sanctions for sexual crimes in the Russian criminal law of XVII-XIX centuries, in particular, in the Cathedral Code of 1649, the Military Regulation of 1715, and the Code of Criminal and Corrective Sentences of 1845. The author traces the improvement of the criminal responsibility differentiation for such crimes, manifested itself in the development of the system of penalties.
Keywords:
sexual crimes, sanction, building of sanctions, punishment, penal system, differentiation of criminal responsibility, Russian criminal legislation of the XVII-XIX centuries.
Крупнейшим памятником уголовного права XVII в. являлось Соборное уложение 1649 г. В нем впервые были предприняты попытки систематизации норм права, расположенных по сферам правового регулирования — прообразам современных отраслей права [1, с. 37]. Р.Р. Галиак-баров считает, что главная особенность Уложения — это проработанные нормативные предписания Общей части уголовного права [2, с. 41]. Что касается положений об ответственности за отдельные группы преступных посягательств, они объединялись в рамках одной главы. Половым преступлениям в Соборном уложении были посвящены ст. 25 и 2б гл. XXII: «А в ней 26 статей указ за какие вины кому чинити смертная казнь, и за какие вины смертию не казнити, а чините наказание» [3, с. 247−248]. В ст. 25 предусматривалась ответственность за прелюбодеяние, как мужское, так и женское («блуд»), которое наказывалось битьем кнутом, количество ударов которым в законе не определялось.
Следующим документом, в котором предусматривалось большое число преступных посягательств против половой неприкосновенности и половой свободы личности, был Артикул воинский 1715 г. Заслугой данного акта явилась дальнейшая проработка Общей и Особенной частей. При этом, по мнению некоторых авторов, данный документ и отдельные артикулы содержали предписания-дефиниции, в том числе толкования к ним в виде аутентичных разъяснений, данных самим законодателем [4, с. 45].
Преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности в Артикуле воинском была посвящена целая глава — двадцатая «О содомском грехе, насилии и блуде» [5, с. 177−180]. Применительно к кругу половых преступлений в данном документе сохранился традиционный подход, свойственный прежним источникам права. Но применительно к наказанию начала прослеживаться тенденция расширения санкций. Одним из самых строгих наказаний, которое могло назначаться за половые преступления, являлась смертная казнь. Она могла указываться в абстрактном виде, как, например, в Арт. 166 — «оного казнить смертию», а могла и конкретизироваться — «оному голову отсечь».
Данный вид наказания предусматривался в санкциях за такое преступление, как мужеложство (Арт. 166), совершенное насильственно в отношении как совершеннолетнего, так и несовершеннолетнего мужчины («отрока»). За мужеложство, не сопровождавшееся насилием, предусматривалось жестокое телесное наказание, содержание которого не уточнялось. Однако из положений других норм следует, что оно предполагало битье шпицрутенами.
ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ (2015, № 12)
В соответствии с Арт. 167 сметная казнь могла назначаться и за совершение изнасилования в отношении женщины, независимо от ее возраста и семейного положения («старую или молодую, замужнюю или холостую»), если оно имело место вне пределов Российской империи (в «неприятельской или дружеской земле»). Однако, помимо смертной казни, могло применяться и пожизненное лишение свободы, представленное в виде ссылки на галеры. При этом в законе не указывалось, при каких обстоятельствах применялась смертная казнь, а при каких — вечная ссылка на галеры. Допускалось усмотрение суда — «по силе дела».
Исключительно смертная казнь назначалась за изнасилование женщины в пределах Российской империи (Арт. 168), а также за половое сношение ближних свойственников, которым по правилам в супружество вступать невозможно (Арт. 173). Применение телесного наказания устанавливалось в санкции, предусматривавшей уголовную ответственность за половое смешение человека с животными (Арт. 165), — «ежели смешается человек со скотом и безумною тварию…».
Среди санкций, установленных за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, были и санкции неопределенного характера. В частности, в Арт. 169 содержалась подобная санкция за совершение полового сношения женатого мужчины с незамужней женщиной — «наказаны будут по делу и вине смотря». Ее конкретизация, вероятно, зависела от формы совершения деяния, способа — с насилием, обманом. При этом санкция применялась к обоим лицам.
В Артикуле воинском за половые преступления предусматривались и наказания в виде лишения свободы — «посылка на каторгу на время наказаны быть». Подобное наказание предусматривалось за длительную половую связь мужчины с женщиной при наличии жены (Арт. 170). При этом следует иметь в виду, что к данным лицам, наряду с каторжными работами, применялись и другие наказания в виде применения шпицрутенов и отставки от военной службы. Соответственно, эти наказания применялись только в отношении к военнослужащим.
Таким образом, Артикул воинский 1715 г. не только содержал широкий перечень половых преступлений, но и предусматривал применительно к ним достаточно разнообразные санкции.
Изменения, происходившие в развитии Российского государства в XIX в., коснулись и уголовного законодательства. Становление капиталистических отношений послужило основой для охраны меняющегося строя. В 1832 г. был утвержден Свод законов Российской империи, том XV которого включал основные уголовно-правовые акты — Соборное уложение 1649 г. и Артикул воинский 1715 г. Его издание означало переход от бессистемности и противоречивости уголовного законодательства к четкой системе уголовных законов [6, с. 10]. Тем не менее данный документ не являлся новым законодательным актом, хотя решение некоторых вопросов, касавшихся санкций за половые преступления, изменилось. В частности, вводилось наказание в виде лишения прав гражданского состояния, а также ссылка на поселение [7, с. 25].
В середине XIX в. был принят документ, посвященный регулированию уголовно-правовых отношений, оказавший влияние на все дальнейшее уголовное законодательство и оставивший большой след и развитии уголовного права, — Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Документ впервые содержал детально разработанные Общую и Особенную части [8, с. 176]. Он отличался казуальностью и, несмотря на серьезную группировку преступных деяний по их направленности, содержал немало норм, предусматривавших ответственность за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности в различных главах Уложения. В частности, они закреплялись в главе четвертой «О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений» отделении первом «О соблазнительном и развратном поведении, противоестественных пороках и о сводничестве», главе шестой «Об оскорблениях чести» отделении первом «О преступлениях против чести и целомудрия женщин». Данное положение не изменилось и после принятия новой редакции в 1885 г.
Санкции за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности в соответствии с Уложением 1945 г. были весьма разнообразными, наказания в них предусматривались сообразно содеянному, но при этом в них сохранялись и церковные наказания.
Менее строгие наказания предусматривались в санкциях за деяния, связанные с добровольным вступлением в половую связь. Так, незаконное сожительство незамужних мужчины и женщины по их согласию наказывалось церковным покаянием, в случае же рождения ребенка отец был обязан содержать данного ребенка и его мать (ст. 994). Таким образом, фактически санкция не содержала наказаний в современном их понимании, что вполне соответствовало содеянному и тому, что государство поддерживало законные (церковные) браки.
Более строгое наказание в виде лишения личных прав и преимуществ, а также ссылки в Сибирь на поселение на период от четырех до пяти лет предусматривалось в санкции ст. 995 Уложения за мужеложство, совершенное добровольно. Если же подобное преступление совершалось с применением насилия либо совершалось с малолетним и слабоумным (в действующем
уголовном законе такое состояние признается беспомощным), то в санкции предусматривалось наказание в виде лишения всех прав состояния и ссылка на каторжную работу на срок от десяти до двенадцати лет (ст. 996).
В Уложении 1845 г. к числу половых преступлений продолжало причисляться половое сношение с животными (скотоложство), санкция за которое предусматривала лишение всех особых прав и преимуществ, а также исправительные работы на период от пяти месяцев до пяти лет.
Достаточно строгие наказания предусматривались за половые акты, совершенные мужчиной с женщиной. В соответствии со ст. 1523 в случае насильственного растления девицы, не достигшей четырнадцатилетнего возраста (малолетней), санкция предусматривала возможность назначения наказания в виде лишения всех прав состояния и ссылки на каторжные работы на период от десяти до двенадцати лет. В случае ненасильственного растления девицы, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, в соответствии со ст. 1524 Уложения предусматривалось наказание в виде лишения всех прав состояния и ссылка на каторжные работы на период от восьми до десяти лет.
Усиленное наказание за подобное преступление, вплоть до высшей меры, предусматривалось в случае, когда: 1) изнасилованная состояла в браке- 2) была обманным образом или с применением насилия увезена- 3) оно сопровождалось истязаниями- 4) совершалось с лицом, доведенным до состояния беспамятства- 5) совершалось опекуном, попечителем или наставником изнасилованной, а также лицом, от которого она зависела- 6) насилие, применяемое к потерпевшей, было опасно для ее жизни. Изнасилование, совершенное в отношении лица, достигшего четырнадцати лет, в результате которого наступила смерть потерпевшей, наказывалось так же, как и насильственное растление малолетней.
Если виновный совершал похищение женщины не с целью совершения с ней изнасилования, а с целью ее обольщения, наказание могло назначаться в виде тюремного заключения на срок от четырех до восьми месяцев (ст. 1530). Если же потерпевшая должна была вступить в брак с иным мужчиной, наказание предусматривалось в виде тюремного заключения от одного года и четырех месяцев до двух лет с лишением некоторых прав.
В Уложении 1845 г. преступлением признавалось и обольщение женщины с обещанием жениться на ней, когда лицо не исполняло своего обещания. Данное деяние наказывалось лишением некоторых прав и преимуществ, перечень которых определял суд с учетом социального положения потерпевшей и виновного, а также тюремным заключением от года и четырех месяцев до двух лет.
Таким образом, анализ процесса построения санкций за половые преступления в российском уголовном законодательстве XVII—XIX вв. свидетельствует о постепенном расширении круга криминализируемых деяний, посягающих на половую свободу и половую неприкосновенность лица, и совершенствовании процесса дифференциации уголовной ответственности за них, что проявлялось в развитии системы наказаний, предусматриваемых за их совершение. При этом ярко проявлялась тенденция, сохранившаяся и в настоящее время, — установление весьма жестких наказаний за наиболее тяжкие из названных преступлений. Вместе с тем они были менее строгими по сравнению с санкциями, устанавливаемыми за посягательства на жизнь и наиболее опасные посягательства на здоровье.
Ссылки:
1. Развитие русского права в XV — первой половине XVII вв. / отв. ред. В. С. Нерсесянц. М., 1986.
2. Галиакбаров Р. Р. Уголовное право. Общая часть: учебник. Краснодар, 1999.
3. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под ред. Ю. П. Титова, О. И. Чистякова. М., 1990.
4. Развитие русского права второй половины XVII — XVIII вв. / С. И. Штамм, А. И. Исаев, Н. Н. Ефремова [и др.]. М., 1992.
5. Хрестоматия по истории отечественного государства и права (Х век — 1917 год) / сост. В. А. Томсинов. М., 1998.
6. Андрусенко О. В. Систематизация уголовного законодательства Российской империи (первая половина XIX века): автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.
7. Конева М. Развитие уголовного законодательства России за насильственные действия гомосексуального характера // Уголовное право. 2002. № 4.
8. Российское законодательство X—XX вв. Т. 6: Законодательство первой половины XIX века. М., 1988.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой