Борьба общественности Сибири за отмену статьи 6 Конституции СССР (25-летию событий посвящается)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(571.1 /. 5)"1985/1991″:342. 41 С. А. ВЕЛИЧКО
Омская юридическая академия
БОРЬБА ОБЩЕСТВЕННОСТИ СИБИРИ ЗА ОТМЕНУ СТАТЬИ 6 КОНСТИТУЦИИ СССР (25-ЛЕТИЮ СОБЫТИЙ ПОСВЯЩАЕТСЯ)_____________________________________________
Статья описывает борьбу общественности Сибири против статьи 6 Конституции СССР во время перестройки (1985−1991). Большое внимание уделено анализу деятельности местных партийных органов КПСС в этот период и коллапсу Коммунистической партии. В статье рассмотрены успехи и недостатки «демократического транзита» в Сибири. Ключевые слова: перестройка, демократизация, монополия на власть, многопартийность, общественное движение.
В Конституции СССР, принятой в октябре 1977 г., были две взаимоисключающие статьи. С одной стороны, согласно статье 2 «Вся власть в СССР принадлежала народу», с другой стороны, статья 6 гласила, что «направляющей и руководящей силой советского общества, ядром его политической системы является Коммунистическая партия Советского Союза». Однако большинство граждан СССР этого противоречия не замечали и искренне считали, что живут в самой демократической и передовой стране мира. Диссидентское движение в СССР было малочисленно и большого влияния на общественность не оказывало. Но, по мере того как реальный социализм стал проигрывать реальному капитализму по основным показателям, касающимся уровня жизни населения, недовольство граждан стало нарастать, но оно не шло дальше «кухонных разговоров». Провозглашение политики перестройки (1985- 1986 гг.), и особенно курса на проведение политической реформы в СССР на XIX Всесоюзной партийной конференции (июль 1988 г.) привели к повышению политической активности населения. Начинается период митинговой демократии. Все те разговоры, которые раньше велись на кухнях, ростки недовольства политической системой — все это стало предметом обсуждения на широких площадях. Первоначально Коммунистическая партия Советского Союза оценивалась как авангард перестройки, на митингах звучали лишь требования наказать отдельных бюрократов, восстановить социальную справедливость. Но постепенно в массовом сознании стал складываться «негативный консенсус» по отношению к КПСС. Особенно сильно негативный настрой по отношению к партийным руководителям проявился на первых свободных выборах в СССР — выборах народных депутатов СССР, состоявшихся в марте 1989 г.
Итоги выборов народных депутатов СССР отразили изменившуюся общественно-политическую ситуацию в стране. Эти выборы сторонники теории демократического транзита и модернизации называют «ошеломляющими» [1]. Результаты выборов отразили негативный настрой общественного мнения против кандидатов — партийных работников, руководителей предприятий. На них общественное мнение возлагало ответственность за кризисное состояние страны. Целенаправленная партийная агитация за какого-либо кандидата приводила к прямо противоположным результатам.
Из 11 первых секретарей обкомов и крайкомов КПСС Сибири избраны были только семь. Показатель критического отношения к руководству партии в Сибири был больше, чем в среднем по стране. Неизбранными оказались 36% первых секретарей обкомов и крайкомов Сибири. В целом по стране из 160 первых секретарей забаллотированы были 32 человека (20%) [2]. Потерпели поражение лидеры Московской, Ленинградской, Киевской, Львовской, Минской и др. парторганизаций. Политическая активность общественности и ее негативный настрой к аппарату очень сильно влияли на исход выборов. В Западной Сибири процент проигравших выборы среди первых секретарей был еще выше, чем средний по Сибири. Из шести первых секретарей забаллотированы были трое (50%): Г. П. Богомяков, первый секретарь Тюменского обкома КПСС- В. И. Зоркальцев, первый секретарь Томского обкома КПСС, и даже А. Г. Мельников, первый секретарь Кемеровского обкома партии, который проходил по альтернативному округу. В Восточной Сибири не стал народным депутатом первый секретарь Читинского обкома партии Н. И. Мальков.
Например, в Кемеровской области из семи членов обкома, которые баллотировались по территориальным округам, был избран народным депутатом СССР только один, из шести крупных руководителей областного уровня, партийных, хозяйственных органов не избран ни один. Партийные лидеры Кемеровской области сделали вывод, что КПСС, по существу, проиграла избирательную кампанию. Неоднократно причины неудачной для КПСС избирательной кампании анализировались в областной партийной организации. 29 марта 1989 г. состоялось совещание первых секретарей горкомов, райкомов КПСС по итогам выборов народных депутатов СССР. А. П. Дубровский, заведующий отделом организационно-партийной и кадровой работы обкома КПСС, выступивший на этом совещании, считал, что причины неудач партийных работников на выборах — это: критика партийных органов в средствах массовой информации, растерянность многих парткомов в новых условиях состязательности, установка на нейтралитет в политической борьбе. В выступлении первого секретаря Киселевского горкома партии Ю. Д. Тору-барова прозвучала мысль о том, что в СССР целиком вообще из-под рук партии уходят все дела, если «не избирают товарища А. Г. Мельникова, это не избира-
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014
ется партия в целом». На выборах, подчеркнул он, были популярны настроения — «раз горком не хочет (данного кандидата. — Прим. автора), значит, ты наш». В заключение совещания А. И. Ленский, первый секретарь Новокузнецкого горкома КПСС, сделал вывод: «…произошло отторжение народом партийно-административного управленческого звена» [3].
На собрании актива Кемеровской областной партийной организации 11 мая 1989 г. также обсуждались причины провала на выборах многих партийных лидеров и хозяйственных руководителей области. А. Г. Тулеев на себе ощутил негативный настрой общественного мнения по отношению к руководящим работникам. На собрании актива он поделился своими впечатлениями от прошедшей избирательной кампании: «…я провалился на выборах. Прошел через сито оскорблений и унижений. … Стену неприязни практически разбить было нельзя. Ведь иногда „бывший обкомовец“ звучало для многих, как бывший заключенный. … то, что я приходил со многими райкомовцами (на встречи с избирателями. — Прим. автора) … аллергию вызывало: это опять номенклатура, это ставленник…» [4]. В то же время Тулеев признавал ошибки партийных организаций при подготовке к выборам, их нежелание идти на контакт с неформалами- большую популярность неформалов, их логику, эрудицию.
25 мая 1989 г. в Москве открылся I Съезд народных депутатов СССР. К ходу съезда было приковано пристальное внимание всей общественности как в регионе, так и в целом по стране. Ожидалось, что на съезде будет провозглашено полновластие Советов, отменена 6-я статья Конституции СССР. Но большинством съезда были отклонены предложения А. Д. Сахарова о принятии Декрета съезда, провозглашающего съезд верховной властью в стране, признающего принятие законов СССР исключительным правом съезда. За повестку дня московской группы во главе с А. Д. Сахаровым проголосовало менее 15% депутатов. Отклонены были и многочисленные предложения об отмене статьи 6 Конституции СССР о праве депутатов образовывать политические блоки, группы, фракции.
За работой I Съезда народных депутатов СССР следило подавляющее большинство граждан Сибири. Западно-Сибирским отделением Всесоюзного центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) в течение работы съезда был проведен телефонный опрос жителей г. Новосибирска, а после окончания работы съезда — углубленное исследование методом анкетирования по месту жительства. По данным этих исследований до 80% взрослого населения г. Новосибирска следило за работой съезда. 42,7% жителей Новосибирска высказали неудовлетворенность ходом съезда. 45% опрошенных одобряли инициативу московской группы [5].
I Съезд народных депутатов СССР имел колоссальное историческое значение:
— съезд стал начальным этапом в формировании советского и будущего российского парламентаризма-
— на нем произошла легализация политической оппозиции, политических фракций и политических конфликтов в СССР-
— возник институт альтернативных выборов, и началось становление на базе Межрегиональной депутатской группы массовых общественных движений по всей стране, в том числе и в Сибирском регионе.
— I Съезд народных депутатов СССР стал фактором роста массовой политической активности насе-
ления с установками на слом старых тоталитарных структур. «Митинговая демократия» стала частью политического процесса в СССР.
Несмотря на то, что большинство общественнополитических движений СССР оставалось в 1989 г. на социалистической платформе, многие из них начали переходить в оппозицию к КПСС. Политическим ориентиром для этих движений стала созданная на I Съезде народных депутатов СССР Межрегиональная депутатская группа (МДГ). В состав МДГ вошли многие народные депутаты СССР Сибири. Так, например, из депутатов Тюменской области ее поддержали В. И. Воскобойников, С. В. Селезнев, С. В. Васильев, М. Г. Евтушков [6]. В Омской области в МДГ вошли народные депутаты СССР А. В. Мин-журенко, А. И. Казанник, Г. А. Портнов, в Новосибирской области — А. А. Козлов, Н. А. Демаков, в Иркутской — Г. И. Фильшин, в Красноярском крае — Р. X. Солнцев, И. И. Мисуна, В. Николайчук [7].
В поддержку МДГ, как демократического меньшинства на Съезде народных депутатов СССР, в Омске 28 мая на мотодроме ДОСААФ прошел митинг «За демократию на съезде и после него!» Он был приурочен к годовщине первого митинга демократической общественности г. Омска. На нем были подведены итоги годичного развития независимого демократического движения и намечены дальнейшие задачи. Была дана оценка I Съезду народных депутатов как не оправдавшему надежды советского народа [8]. 31 мая аналогичный митинг провело Демократическое движение Новосибирска в Академгородке [9].
В Томске под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!» в конце мая — начале июня 1989 г. по инициативе Союза содействия революционной перестройке состоялось два митинга. Один был посвящен 175-летию Бакунина и прошел возле дома, где он жил в ссылке. На митинге присутствовало свы-ше 60 человек. На нем распространялись идеи, про-звучавшие на съезде Конфедерации анархо-синдикалистов (КАС) в Москве 1−2 мая, в т. ч. тезис о самостийности Сибири. Второй митинг был посвящен работе Съезда народных депутатов СССР и собрал уже около 500 человек. Широко распространялись на нем политические лозунги: «Долой антидемократические указы!», «Долой 6-ю статью Конституции СССР!» [10].
Вдохновленные программными документами МДГ, ее идеями, по всей Сибири развернули свою деятельность неформальные движения, требуя отмены 6-й статьи Конституции СССР. Началась ускоренная политизация неформальных общественных движений.
По данным на июнь 1989 г. в СССР насчитывалось около 70 тыс. различных неформальных общественных объединений [11]. Из них на территории Сибири действовало более 140 самодеятельных общественно-политических организаций [12]. Очень популярной формой самоорганизации граждан в 1989 г. в Сибири были Народные фронты. Еще в 1988 г. были образованы Тюменский и Байкальский народные фронты, Гражданская инициатива Кузбасса, осенью
1989 г. были образованы Народные фронты в Омске и Красноярске, возникло Томское народное движение. В 1989 г. появилась еще одна форма самоорганизации россиян — Клубы избирателей, формирующиеся на основе поддержки одного или нескольких радикально настроенных народных депутатов СССР. Самыми популярными в Сибири клубами избирателей были: Новосибирский и Омский городские клубы избирателей, Гражданский клуб «Алтай — Рос-
сия» (Барнаул), Тюменский городской клуб избирателей «Демократическая трибуна», Красноярский городской политический клуб избирателей. В Томске действовало сразу несколько клубов избирателей: Клуб народного депутата СССР С. С. Сулакшина, который был напрямую связан с идеями межрегиональной депутатской группы, Томский комитет избирателей, клубы избирателей районного масштаба.
Таким образом, объединяющей идеей для большинства сибирских Клубов избирателей и НФ стала борьба с монополией КПСС на власть. Позитивной программы у большинства из этих формирований не было, обычно ограничивались общедемократическими фразами. Исследователь из г. Томска В. П. Андреев называет подобные организации объединениями на основе «негативного консенсуса» [13]. Но, несмотря на отсутствие позитивно направленных программ, Клубы избирателей и Народные фронты пользовались большой популярностью и поддержкой населения, т. к. они активно влились в политическую жизнь региона и несли с собой надежду на лучшее будущее. Закостенелая, рутинная деятельность партийных организаций КПСС привлекала все меньше.
В 1989 г. в связи с направленностью общественного сознания на борьбу с монополией КПСС на власть в Сибири активизировались организации антикоммунистической, антисоциалистической направленности. Продолжало свою деятельность отделение Демократического союза в Новосибирской области, которое численно выросло до 80 человек [14], активно призывая к введению в СССР многопартийной системы. Кроме того, в Новосибирске 3 августа
1989 г. был создан Сибирский демократический союз молодежи (СДСМ), объединявший сторонников идей ДС в возрасте от 14 до 21 года. Члены СДСМ встречались в Нарымском сквере каждое воскресенье после 14. 00 [15].
Отделения Демократического союза в 1989 г. были созданы в Омске, Иркутске, Кемеровской области, Алтайском и Красноярском краях. Кроме того, в Новосибирске в марте 1989 г. была создана Сибирская правозащитная ассоциация «Вена-89» (СПА), уже своим названием провозгласившая борьбу за соблюдение конвенции по правам человека, принятой в Вене в 1989 г. При правозащитной ассоциации начало свою деятельность Сибирское информационное агентство (СибИА). Постепенно оно усилилось, вышло за рамки ассоциации, получило известность по всей Сибири и за ее пределами благодаря «Пресс-бюллетеню СибИА». Однако издание изначально заняло антикоммунистическую позицию. Главный редактор «Пресс-бюллетеня» А. П. Мананников был известен своими антисоциалистическими взглядами. «Пресс-бюллетень СибИА» получил широкую известность и стал самым популярным читаемым неформальным изданием Сибири. Филиалы СибИА были образованы в Омске, Томске, Иркутске, Улан-Удэ и др. городах. Это первое и единственное неформальное общесибирское издание. Редакторам удалось создать корреспондентскую сеть по всей Сибири и оперативно публиковать информацию. Осенью
1990 г. «Пресс-бюллетень СибИА» был зарегистрирован [16].
Ярко характеризуют изменения в общественном мнении лозунги первомайских демонстраций 1989 г. На них в отличие от помпезных демонстраций прошлых лет в большом количестве были представлены самодеятельные плакаты. Время прохождения демонстраций по центральным улицам городов сократилось — в Барнауле демонстрация длилась 50 минут,
в Тюмени — 37. Преобладали плакаты антибюрократической направленности. Так было на первомайской демонстрации в Барнауле [17]. На демонстрации в Тюмени, особенно в колонне Народного фронта, превалировали призывы, направленные против бюрократизма, требующие ускорения темпов перестройки: «Победим собственных бюрократов!», «Даешь дело!», «Перестройке — 4 года — что сделано для народа?», «Я волком бы выгрыз бюрократизм!» [18]. В Омске на праздничной демонстрации неформалы шли в колонне Первомайского района двумя группами: представители дискуссионного клуба «Диалог» и Социально-экологического объединения. Впереди несли плакат: «Демократическое движение г. Омска». На праздничных транспарантах можно было прочесть лозунги: «Долой диктат бюрократии!», «Вся власть Советам народных депутатов, а не бюрократическим марионеткам!», «Товарищи! Выступим единым Народным фронтом против бюрократического произвола!» На первомайской демонстрации в Иркутске превалировали лозунги с требованиями углубления избирательной реформы: «Даешь закон о референдумах!», «Мы — это и есть государство», «Даешь прямые выборы!» [19].
Массовые митинги общественности прошли и в День Конституции 7 октября. По инициативе Народного фронта состоялась манифестация на центральной площади Тюмени. Она длилась 4 часа, присутствовало более 1 тыс. человек, около 30 выступило. Ораторы говорили о глухоте бюрократии, бесправии депутатского корпуса, нарушениях социальной справедливости. Манифестация стала свидетельством серьезного кризиса доверия к существующим структурам власти [20]. В тот же день подобная политическая акция состоялась на площади у Драмтеатра в г. Кемерово, традиционном месте сходок Демократического союза. Митинг имел антипартийную направленность: выступающие требовали отмены 6-й статьи Конституции СССР. Здесь же распространялась литература ДС [21].
13 октября в Новосибирске двое молодых людей А. Соловьев и Д. Гагарин провели голодовку, выступая против статьи 6 Конституции СССР и обязательной службы в армии. У станции метро «Площадь Ленина» голодающие развернули плакаты: «Долой принудительное гражданство в СССР!», «Отказываемся служить в Советской армии и способствовать укреплению диктатуры КПСС». Вскоре их увели милиционеры. 30 октября в Новосибирске на центральной площади у памятника Ленину состоялся митинг, посвященный Дню политзаключенного [22].
Радикальные лозунги можно было прочесть на транспарантах Омского Народного фронта, на демонстрации, посвященной 72-й годовщине Октября: «Вся власть демократически избранным Советам!», «Фабрики — рабочим!», «Землю — крестьянам!», «Долой 6-ю статью Конституции СССР». Народноф-ронтовцы скандировали: «Да здравствует межрегиональная депутатская группа!» В объединенной колонне ОНФ и ДС присутствовало 200 — 250 человек. Много радикальных лозунгов было в колоннах трудящихся города. В колонне Куйбышевского района несли лозунг: «Ура! Товарищи?!» Студенты Омского университета в колонне Советского района шли с плакатами: «Даешь многопартийную систему», «Омским студентам — независимую газету» [23].
На праздничной демонстрации в Кемерово 7 ноября также не обошлось без эксцессов. У студентов Кемеровского университета С. Печенкина и А. Гиль-дта прямо на центральной площади ОМОНом был отобран трехцветный российский флаг [24].
ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ
ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 2(126) 2014
Волна митингов и манифестаций особенно усилилась в связи со смертью советского правозащитника, активного члена МДГ, борца за отмену 6-й статьи Конституции академика А. Д. Сахарова. В Тюмени прошел митинг напротив обкома партии. Манифестанты держали в руках плакаты следующего содержания: «6-я статья — убийца», «Тюменцы, выберем депутатов, достойных Сахарова» [25]. Таким образом, ответственность за невнимательное отношение к идеям академика на съездах народных депутатов СССР и его смерть митингующие полностью возлагали на партийный аппарат, что вело к еще большему ожесточению граждан по отношению к властным структурам. Митинги памяти А. Д. Сахарова состоялись также в Новосибирске, Омске (17 декабря) и др. городах.
В общественном сознании в течение 1989 г. сложился образ врага в лице КПСС. Если на первомайских демонстрациях требовали наказать отдельных бюрократов, ликвидировать социальную несправедливость, то на митингах и демонстрациях осени — зимы 1989 г. открыто выступали против КПСС, требовали отменить статью 6 Конституции СССР.
Расшатыванию КПСС изнутри способствовало повсеместное появление партийных клубов, стоящих на позициях радикальной реформы партии. Идеологическим ориентиром для многих из них был Московский партийный клуб «Коммунисты за перестройку» (создан в мае 1989 г., во главе с И. Чубайсом и В. Лысенко), а впоследствии с января 1990 г. — «Демократическая платформа в КПСС». Это одна из особенностей региона — подражательный характер деятельности местных общественно-политических движений, в основном ориентированных на деятельность подобных движений Москвы, Ленинграда и Урала. Действовали партийные клубы в Барнауле, Кемерово, Новокузнецке, Новосибирске, Омске, Томске, Тюмени, Сургуте, Ханты-Мансийске, Норильске и других городах и районах Сибири. Клубы не имели четко оформленной организационной структуры. Вопрос о создании вертикальных структур управления был отложен региональной конференцией партийных клубов, состоявшейся в Омске, до XXVIII съезда КПСС. Клубы были малочисленны. Например, в Новосибирске в собраниях партийного клуба принимало участие от 20 до 80 человек. Членами Омского партийного клуба «Обновление» признавали себя 44 человека. В Кемеровский партийный клуб вошло 40 человек [26]. Но они имели большое влияние на общественное мнение благодаря активной деятельности своих членов, которая выделялась на фоне пассивности большинства официальных структур КПСС. Партийные клубы призывали к демократизации партии, повышению активности коммунистов, поиску новой роли и места партии в политической системе СССР.
В результате массового общественного движения 6-я статья Конституции СССР, монополизирующая
Книжная полка
право КПСС на власть, на III Съезде народных депутатов СССР в марте 1990 г. была отменена. Политический плюрализм стал действительностью.
Библиографический список
1. Карл, Т. Л. Демократизация: концепты, постулаты, гипотезы (Размышления по поводу применимости транзитологической парадигмы при изучении посткоммунистических трансформаций)/ Т. Л. Карл, Ф. Шмитгер// Полис. 2004. № 4. С. 6 — 27.
2. Медведев, В. В команде Горбачёва. Взгляд изнутри / В. Медведев. М., 1994. — С. 85.
3. Государственный архив Кемеровской области (далее — ГАКО). Ф. П-75. Оп. 66. Д. 36. Л. 15−16, 21.
4. ГАКО. Ф. П-75. Оп. 66. Д. 31. Л. 26.
5. Вечерний Новосибирск. 1989. 24 июля.
6. Тюменская правда. 1989. 2 августа.
7. Богданова, М. Самиздат и политические организации Сибири и Дальнего Востока/ М. Богданова. М., 1991. С. 21−26.
8. Государственный исторический архив Омской области (далее — ГИсА ОО). Ф. 9623. Оп. 1. Д. 6. Л. 6, 20- Д. 12. Л. 73, 75−78.
9. Пресс-бюллетень СибИА. 1989.4 июня. Вып. 9.
10. Андреев, В. П. Участие интеллигенции Томска в выборах народных депутатов СССР 1989 г. / В. П. Андреев // Культура: философия и история. Томск, 1994. С. 93.
11. ГИсА ОО. Ф. 17. Оп. 137. Д. 98. Л. 83.
12. Новиков, С. В. Общественно-политические движения, пресса, избиратель Западной Сибири: проблемы взаимовлияния. 1988- 1991 гг./ С. В. Новиков. — Омск: Изд-во ОмГТУ, 1999. С. 54−57.
13. Новиков, С. В. Социально-политическая система региона. Западная Сибирь / С. В. Новиков. Омск, 2002. С. 35.
14. Пресс бюллетень СибИА. 1990. № 2 (41).
15. Богданова, М. Самиздат и политические организации Сибири и Дальнего Востока / М. Богданова. М., 1991. С. 16−31.
16. Молодежь Алтая. 1989. 5 мая.
17. Тюменская правда. 1989. 3 мая.
18. Советская молодежь. 1989. 4 мая.
19. Тюменская правда. 1989. 13 октября.
20. Комсомолец Кузбасса. 1989. 12 октября.
21. Пресс-бюллетень СибИА. 1989. № 29.
22. Пресс-бюллетень СибИА. 1989. № 33.
23. ГИсА ОО. Ф. 17. Оп. 138. Д. 202. Л. 50−51- Ф. 9631. Оп. 1. Д. 21. Л. 17.
24. Тюменский комсомолец. 1989. 21 декабря.
25. Кузбасс. 1990. 28 марта.
26. Величко, С. А. Общественно-политическая жизнь Сибири (1985−1991 гг.): моногр. / С. А. Величко. — Омск, 2004. -476 с.
ВЕЛИЧКО Светлана Анатольевна, кандидат исторических наук, доцент (Россия), доцент кафедры теории и истории государства и права.
Адрес для переписки: velichko01@mail. ru
Статья поступила в редакцию 28. 10. 2013 г.
© С. А. Величко
Скобелев, К. В. Историческая информатика: учеб. электрон. изд. локального распространения: конспект лекций / К. В. Скобелев- ОмГТУ. -Омск: Изд-во ОмГТУ, 2013. -1 о=эл. опт. диск (CD-ROM). ББК 63/С44
В конспекте лекций отражены основные проблемы исторической информатики: компьютеризированный анализ текста, создание баз данных, компьютерное моделирование в истории, использование геоин-формационных систем и др. Дан обзор интернет-публикаций по данной дисциплине. Для студентов специальности «Историко-архивоведение» дистанционной и заочной форм обучения.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой