Потенциал социокультурного пространства российских регионов в контексте национальной безопасности

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Вестник Челябинского государственного университета. 2011. № 2 (217). Философия. Социология. Культурология. Вып. 20. С. 88−95.
СУДЬБА РОССИИ В ФИЛОСОФСКОМ ДИСКУРСЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
3
Н. С. Зимина
потенциал социокультурного пространства российских регионов в контексте национальной безопасности
Раскрывается понятие «потенциал социокультурного пространства региона», показывается значимость последнего для обеспечения национальной безопасности страны. Содержание понятия раскрывается через культурный и социально-демографический потенциал.
Ключевые слова: социокультурное пространство, потенциал, культурный потенциал, региональная культура, региональная идентичность, социально-демографический потенциал.
Перед Россией и ее регионами в условиях изменившегося понимания национальной безопасности и появления новых угроз стоит важная задача — выработать свою концепцию развития, способную ответить на вызовы современности, где одну из главных позиций будет занимать социокультурная сторона развития общества.
Методологические возможности социокультурного подхода позволяют рассматривать регионы Российской Федерации как части единого социокультурного пространства страны, возникающие на основе этнокультурной и региональной идентичности населения. В силу полиэтнич-ности, поликонфессиональности и культурного многообразия России для каждого ее региона характерны специфические особенности.
Традиционно понятие «потенциал» применялось по отношению к природным ресурсам. Но в последнее время не только в науке, но и в политической практике отмечается антропологический поворот, обращение непосредственно к человеку, его потенциалу и возмож-
ностям. При этом исследовательском подходе оценка страны или региона опирается не только на экономические показатели, но и на такие параметры, как здоровье людей, длительность жизни, образование, развитость культурной инфраструктуры и т. д. Указанным составляющим придается особая важность, поскольку в основе развития всегда находится человеческий фактор, т. е. непосредственно сам человек с его культурой, образом мысли, интересами, мотивациями. Таким образом, исследование потенциала социокультурного пространства региона становится анализом самой природы человека, его сущности, ценностей, мотивов и действий.
Учитывая природно-географическую, экономическую, этнокультурную гетерогенность России, общий анализ потенциала ее социокультурного пространства возможен лишь на основе осмысления возможностей отдельных регионов как своеобразных подструктур российского общества. Но прежде следует обосновать само обращение к понятию «потенциал социокультур-
ного пространства». На наш взгляд, оно является наиболее емким в исследовании проблемы использования соответствующих качеств региона в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации.
При анализе потенциала любого сообщества, будь то государство, группа стран либо отдельный регион важно учитывать все особенности его содержания, которые могут сказаться на поведении людей, на их способности сопротивляться разрушительным влияниям и содействовать развитию своего социума.
В последнее время постепенно приходит осознание важности пространственного фактора. Однако при экономическом либо политико-географическом рассмотрении пространства с позиций размещения производительных сил или материально-ресурсной специализации регионов духовные характеристики людей, связанные с их проживанием на данной территории, обычно выпадают из рассмотрения. Сегодня ощущается необходимость комплексного рассмотрения социального пространства и, прежде всего, с точки зрения его социокультурного потенциала. В связи с этим выделим компоненты, определяющие в совокупности потенциал социокультурного пространства регионов России. К таковым отнесем культурный (рассматриваемый через понятия «региональная культура» и «региональные ценности», «региональная идентичность») и социально-демографический потенциал. Данные компоненты являются по своей природе взаимосвязанными, и учет их взаимодействия позволяет обнаружить проблемные точки, препятствующие безопасному и динамичному развитию региона, а также увидеть корни тех особенностей местной жизни, которые обычно ускользают при сугубо экономическом рассмотрении, но тем не менее могут способствовать повышению имиджевой и инвестиционной привлекательности региона.
Социокультурное пространство представляет собой форму структурированного бытия, которое антропологично в своем содержании, поскольку является способом существования человека в культуре и социуме. Включенный в социокультурное пространство человек получает из него средства к существованию и информацию. Эти элементы, используемые в повседневной практике, делают пространство способом деятельности человека. Во взаимодействии людей, социальных групп, этносов, культур внутри
региона творится региональная культура с общими ценностями, смыслами, нормами. Схожесть материальных и духовных элементов культуры служит онтологическим основанием для формирования таких содержательных характеристик регионального социокультурного пространства, как региональная идентичность и региональный менталитет.
В анализе культурного потенциала социокультурного пространства особое значение приобретают особенности региона, связанные с проявлением исторических, ценностно-смысловых качеств жизнедеятельности людей, с насыщенностью научно-образовательными и просветительскими центрами, учреждениями культуры и т. д. Обращение к региональной культуре предполагает осмысление ее роли в формировании региональной идентичности и самосознания, чувства соотнесенности и принадлежности людей к данному региону.
Региональная культура опосредует связь культуры отдельных этносов, социальных общностей с национальной и общечеловеческой культурой, способствуя тем самым толерантному отношению к другой культуре. Поскольку явления региональной культуры воспроизводят социальные формы духовной и материальной жизни людей в их связи с человеческой субъективностью, то в дальнейшем нашем анализе методологически правильным будет исходить из признания единства «социального», «культурного» и «антропологического». В соответствии с этим при рассмотрении региональной культуры целесообразно сочетание философско-антропологического и системного подходов. В первом случае культура интерпретируется через призму антропологических ценностей определенного региона. Во втором она рассматривается как развивающаяся и саморегулирующаяся система, как динамичное единство культурных процессов.
Региональные ценности являются важнейшим компонентом региональной культуры. Аксиосфера культуры представляет собой исторически самоорганизовавшуюся сложную систему, подсистемы которой и их конкретные элементы порождаются ее глобальными потребностями и объясняются их достаточностью для ее полноценной жизни и развития, а это способствует определению места каждой ценности в целостном многомерном пространстве акси-осферы1. Проецируя данное положение на регион, дополним его, отмечая, что аксиосфера
региональной культуры складывается под влиянием не столько глобальных потребностей, сколько региональных, так как в первую очередь она отвечает особенностям и нуждам регионального сообщества.
В региональных ценностях проявляется духовная сущность людей, населяющих конкретную территорию. Приобщение к культурным ценностям региона является интегрирующим фактором его развития и сохранения целостности. Стоит отметить, что в науке нет обобщающего представления о функциональных возможностях региональных ценностей (и даже их составе) в обеспечении безопасного развития региона. Во всяком случае именно региональные ценности выступают скрепой, которая соединяет все элементы национальной и региональной безопасности в целостность, наполняет их ценностным содержанием, определяет направления их развития2. Реальное бытие ценностей имеет место в определенной среде, следовательно, сущность их может быть постигнута только через анализ взаимодействий со средой. Только так можно выявить практическое значение региональных ценностей для национальной безопасности РФ.
Пространство региональной культуры обладает определенной характеристикой (географической, экономической, социально-исторической, демографической и др.), которая оказывает влияние на формирование и развитие культуры определенной территории, наделяет ее специфическими чертами и особенностями. Каждый регион уникален по своим культурным характеристикам. Различия в условиях существования регионов позволяют говорить об их обособленности друг от друга. В связи с этим возникает необходимость исследования региональной культуры как явления, интегрирующего социальную жизнь конкретного региона и позволяющего рассматривать регион как целостную систему.
Сегодня наблюдается сложное переплетение местных традиций и общероссийских. В данном контексте региональная культура представляет собой особый вариант общенациональной «ма-
^ 3
теринской"3 культуры и одновременно самостоятельное явление, обладающее собственными закономерностями развития и логикой исторического существования. При этом ее отличными характеристиками являются свой набор функций, продуцирование специфической системы
социальных связей и собственного типа личности, способность оказывать влияние на общенациональную культуру в целом3.
Специфика социокультурного пространства региона находит свое проявление в различных областях практики повседневной жизни: образование и просвещение, научная деятельность, этнические и религиозные особенности жизни людей, художественно-творческая и эстетическая деятельность и др.
Обращение к региональной культуре предоставляет возможность проанализировать роль региона в трансляции ценностей общенациональной и региональной культуры, в обеспечении не только своей, региональной, но и национальной безопасности. Подобным образом трактует социокультурную среду Р. Г. Власов4. При этом в качестве фундаментальных факторов обеспечения национальной безопасности он называет идеологию, национальный и региональный менталитет, социогеографический фактор и «цивилизационный аспект"5.
Для понимания регионального потенциала в обеспечении национальной безопасности важно учесть, что социокультурное пространство региона, испытывая влияние со стороны общей ситуации в стране, соседних регионов, а также внутренних регионов других стран, обладает тем не менее внутренней устойчивостью за счет региональной культуры, прежде всего ее ценностного ядра. Такая устойчивость обеспечивает динамичное развитие общества и всех сфер жизнедеятельности. В этом состоит позитивная роль социокультурного пространства в обеспечении национальной безопасности, позволяющая сохранять свою прочность в условиях глобализующегося мира. Необходимо также отметить способность региональной культуры адаптировать общенациональные ценности к особенностям региона, а также сохранять ценности людей, населяющих определенную территорию, которые сформировались на основе ее исторической, этнокультурной, географической специфики. В условиях гетерогенности российского социокультурного пространства исследование его в региональном срезе раскрывает особое значение региональной культуры и региональных ценностей в политике обеспечения национальной безопасности.
Особую значимость в данном случае приобретает исследование региональной идентичности и регионального самосознания. Историческое раз-
витие российского государства было связано с формированием на его пространстве не только этнических, но и территориальных общностей, отличающихся своей социокультурной спецификой, которая в частности и определяется через понятие «региональная идентичность». Так, Э. Смит относит территориальную или региональную идентичность к числу фундаментальных характеристик в структуре идентификационной матрицы человека6.
В постсоветский период масштабных трансформаций в России, разрушения и деформации социальных институтов, являвшихся прежде инструментами самоорганизации населения, активизации центробежных стремлений в некоторых субъектах государства, кризиса национальной идентичности, в стране актуализировался и процесс региональной идентификации. Подобные процессы детерминировали всплеск научного интереса к проблемам национальной и региональной идентичности, спорным сторонам самого процесса идентификации россиян в условиях глобализации.
Региональная идентичность представляет собой один из уровней территориальной идентичности. Необходимо отметить, что в отечественной науке долгое время понятие «национальное» употреблялось в значении «этническое» (национальная политика, национальная идентичность). В Европе же с появлением в XIX в. концепции национального государства сформировалась политико-географическая триада «государство — нация — территория», которая, став классической, нашла свое развитие и в отечественной науке. Согласно данному концептуальному подходу, национальная и политическая идентичности представляют собой единство в своем понимании, соответственно национальная идентичность находится на верхнем уровне в иерархии территориальных идентичностей. Т. Н. Кувенева представляет эту иерархию следующим образом (табл. 1)7:
В условиях нескончаемых споров по поводу цивилизационной принадлежности современной России8 самоидентификация россиян через «региональное» представляет собой ресурс не только регионального развития. Чем больше людей идентифицируют себя с местом своего проживания, определяют свою жизнедеятельность в границах определенного регионального сообщества, тем выше будет потенциал развития как этой территории, так и страны в целом. Отсюда для выявления социокультурной специфики региона важно обращение к вопросам, входящим в понимание «самоценности» региона для его жителей. Образы уникальности территории региона, его географического положения, людей, населяющих его, несут в себе смысл уникальности, «особости» региональной общности, ее творческого потенциала.
В соответствии с этим возникает единый эмоционально-ассоциативный ряд образов региона как неразрывной целостности территории и населения9. В результате реальность региона приобретает целостный характер и становится основой для актуализации региональной идентичности. Ещё раз подчеркнем, что огромное российское пространство и культурные дистанции сегодня способны мешать формированию цельной национально-государственной идентичности, что способствует возрастанию роли идентичности региональной, когда особое значение для россиян приобретает фактор землячества, или «малой родины"10. При определенных условиях региональная идентичность может составить конкуренцию идентичности национальной, что возможно рассматривать как угрозу единству и целостности государства.
Регион как социокультурное образование особого рода включает в себя представления населения о нем, о его взаимоотношениях с другими регионами и Россией в целом, что формирует определенную модель их повседневной жизни и поведения. Такие представления являют собой
Таблица 1
Уровень идентичности Территориальная идентичность Политическая идентичность Этническая идентичность
Наднациональная (цивилизационная) Су перэтническая
Верхний Национальная | Государственная Собственно этническая
Субэтническая
Средний Региональная
Этнографическая
Нижний Локальная
определенную систему образов, культурных коммуникаций, посредством которых обеспечивается групповая идентичность индивида, особенности интерпретации фактов и явлений с точки зрения сформированной картины мира. Социокультурное пространство региона в данном аспекте представляется как форма устроения человека в пространстве государства, с чем тесно связана пространственная самоидентификация и осознание отдельным индивидом интересов региона.
Региональная идентичность всегда представляет собой рефлексию региона в сознании индивида и некоторой общности, так как главными причинами совместного бытия являются человеческое стремление к осмыслению собственного социального мира и закономерная когнитивная потребность в порядке, предсказуемости и стабильности11. Как было отмечено выше, через рефлексию региона люди интерпретируют внешний мир и формируют в зависимости от этого модели своего поведения, принятые в конкретном регионе. Также в данном случае особую роль имеет историческая память, под воздействием которой происходит конструирование региональной идентичности.
Региональная идентичность конструируется в процессе коммуникаций, локализованных в определенном пространстве, соответственно процесс ее становления необходимо рассматривать как один из механизмов освоения социокультурной реальности территориального пространства. В связи с этим, определим региональную идентичность как соотнесение индивида с региональным социумом и определенными социальными группами, имеющими потребность участия в региональных взаимодействиях и связывающих свое будущее с развитием данного региона.
При этом региональная идентичность обеспечивает возможность самореализации человека в данном пространстве и времени, подтверждает взаимозависимость, а значит и укрепляет внутрирегиональные связи и отношения, тем самым способствуя сохранению региональной общности через воспроизводство моделей поведения, ценностей, норм, смыслов. Таким образом, региональная идентичность обнаруживает свою связь с особенностями поведения населения региона, а значит и с региональной культурой.
Благодаря жителям региона, имеющим прочные корни на данной территории, сохраняется
и передается социальный опыт, осуществляется межпоколенческая связь. Их активность помогает сохранять и обновлять традиции, поддерживать коммуникации, воспроизводить характерные для данной местности социально-психологические и духовные качества.
Таким образом, региональная идентичность способствует повышению чувства ответственности людей за место своего проживания и выступает консолидирующим фактором общества, выражаясь в самосознании через сформированный образ «Мы». На этом уровне осознания себя как целого регион приобретает в полной мере черты коллективной субъектности, так называемого регионального сообщества12. Соответственно, через призму регионального самосознания и региональной идентичности становится ясно, что каждый регион России предстает как способ организации и взаимосвязи различных элементов, в чем раскрывается его свойство фактора стабилизации, безопасного регионального и национального развития.
Под социально-демографическим потенциалом социокультурного пространства понимается совокупность таких показателей, как демография, социальные отношения и процессы, социальные связи, статусные позиции жителей региона, их квалификационная и профессиональная стратифицированность, нацеленность преимущественно на традиционные, либо инновационные формы деятельности (деятельностный компонент, или активность населения), уровень доходов населения, качество и уровень жизни и т. д. Обозначенные показатели определяют собой социально-демографическую сферу региона, которая понимается как специфическое пространство общественной жизнедеятельности локального сообщества13.
Через социально-демографические показатели конкретного российского региона возможно характеризовать динамику его развития: территориальную организацию, особенности воспроизводственных процессов, ресурсы региона- определять характеристику личности, мотивы и интересы жителей региона, качество жизни- исследовать функции либо дисфункции региона по отношению к жителям. В данном аспекте выделяют урбанизированные или сельские регионы- плотно либо слабо заселенные территории- регионы с высоким, средним или низким уровнем безработицы, занятости, уровнем и качеством жизни.
Степень и характер социальной стратификации населения, экономического неравенства и бедности в регионе являются одними из важных характеристик его состояния, которые отражают престиж и статус региона, его имидж по сравнению с другими подобными образованиями, а также демонстрируют возможности и свойства социокультурного пространства для обеспечения качества жизни и безопасного существования.
Уровень социального расслоения оказывает существенное влияние на социальное самочувствие населения региона. В этой связи выделяют дифференцирующую и интегрирующую функции социальной стратификации. Дифференцирующая функция при этом очевидна, однако вызывает вопрос социальная значимость уровня дифференциации — стимулирует ли он развитие социальной конкуренции и динамику развития экономики. Интегрирующая функция может выражаться в оценке большинством населения существующей системы социального неравенства как справедливой, в тех возможностях, которыми жители располагают для достижения более высоких ступеней общественного статуса и престижа, для восходящей социальной мобильности различных групп населения.
Состояние системы образования, науки, здоровье населения не только характеризуют страну, но и определяют ее место на мировой арене в немалой степени, так же как и уровень ее экономики, запасы природных ресурсов и т. д. При расширении сферы образования, ее возможностей, росте числа образовательных учреждений вместе с тем высшее образование становится все более дорогим, а соответственно, менее доступным людям с низким заработком. Следовательно, социальный состав студентов
смещается в сторону верхнего слоя. Материально обеспеченная часть молодежи часто отдает предпочтение платной форме обучения, освобождающей от ряда испытаний. Такая практика снижает мотивацию к получению знаний, замещая ориентацией на получение диплома. В итоге дипломированных специалистов в стране становится больше, а квалифицированных и ответственных работников — меньше. Соответственно, снижается качество трудовых ресурсов государства.
В сложном положении сегодня находится институт семьи. Остаются высокими показатели разводимости, распространенными являются незарегистрированные сожительства и, как следствие — рождение детей вне брака. Опасность представляет и проблема беспризорничества.
Кризисное состояние государственного здравоохранения в 90-е гг. XX в., недоступность большинству россиян платных медицинских услуг, а также в силу сложных природно-географических условий в ряде регионов невозможность вообще получения медицинской помощи, резкое возрастание психологических стрессов и психических заболеваний, массовое распространение алкоголизма, наркомании, СПИДа серьезно ослабили здоровье и генофонд нации.
Демографическая ситуация в регионах характеризуется по трем основным параметрам: рождаемость, смертность и миграция. Однако данные коэффициенты существенно зависят от возрастно-половой структуры населения. То есть, чем моложе население, тем, соответственно, выше рождаемость, ниже смертность и интенсивнее миграция, так как молодежь более мо-
бильна14.
По значениям индексов демографического неблагополучия в 2007 г. федеральные округа РФ были распределены следующим образом (табл. 2)15:
Таблица 2
Федеральный округ Значение индекса демографического неблагополучия
Минимальное Среднее по округу Максимальное
Южный 0,460 1,034 1,362
Уральский 0,912 1,237 1,321
Сибирский 0,825 1,315 1,461
Приволжский 1,115 1,335 1,575
Северо -Западный 1,122 1,436 1,897
Центральный 1,071 1,362 1,759
Дальневосточный 1,046 1,402 1,811
В целом по РФ 0,460 1,266 1,897
С точки зрения демографической ситуации регионы России разделяют на несколько типов:
1) регионы первого типа (высокоурбанизированные, преимущественно Центральный федеральный округ) представлены минимальной рождаемостью, в то же время пополняющие численность населения за счет высокого миграционного притока-
2) регионы второго типа (некоторые регионы Южного и Центрального федеральных округов — Краснодарский, Ставропольский края, Новгородская, Рязанская области и др.) характеризуются интенсивным оттоком, старой возрастной структурой населения, сокращением его численности-
3) регионы третьего типа (преимущественно республики Южного федерального округа) — территории, где отмечается низкая смертность, высокий уровень рождаемости, но по причине оттока молодежи в другие регионы, прежде всего в регионы первого типа, со временем будет наблюдаться некоторое снижение естественного прироста населения-
4) регионы четвертого типа представлены очаговым заселением и неравномерной плотностью населения, молодой возрастной структурой, сложившейся из-за миграционного притока в прошлые десятилетия. Для них характерно преобладание мужского населения над женским, объясняемое спецификой заселения данных территорий (необходимость освоения новых природных ресурсов). В основном это северные территории, регионы с неблагоприятными, прежде всего, природно-климатическими условиями16.
Исследование демографических процессов в рамках социокультурной парадигмы развития России требует комплексного анализа всех основных составляющих данной проблемы (численность населения и его плотность, уровни рождаемости и смертности, продолжительность жизни, миграционные процессы), а также их влияния на состояние и обеспечение национальной безопасности страны. Соответственно необходимо изучение региональных особенностей этих показателей.
Проанализировав ряд работ отечественных исследователей, необходимо сделать вывод, что социально-демографический потенциал России находится на низком кризисном уровне. Правомерно считать, что главной причиной такой ситуации выступает ощущение низкой цен-
ности самой человеческой жизни, традиционно укоренившееся в российском сознании. Особую роль в развитии социально-демографического потенциала России играет его деятельностный компонент, т. е. уровень деловой активности, предприимчивости, инициативной и творческой энергии граждан, выступающих в роли социальных акторов. Он служит решающим фактором практического претворения в жизнь социальнодемографического, социокультурного потенциалов, и, как следствие — повышение жизнеспособности российского общества. Именно представители регионального сообщества своей повседневной практикой, общностью интересов и разнообразием жизненных позиций оказывают решающее воздействие на качественные особенности, а значит, и на позитивные изменения той
17
или иной территории17.
При исследовании социокультурного пространства регионов России учитывается специфическая особенность каждого из них, обусловленная не только политическими, экономическими, производственными характеристиками, но, прежде всего, неповторимостью самого регионального сообщества, с его культурными ценностями, особенностями региональной идентичности. Пространство государства или его части само по себе является ценностью независимо от того, какими ресурсами оно располагает. Оно предопределяет изначальные особенности социокультурной среды. Соответственно, территорию региона, где происходит развитие социальных сообществ, необходимо рассматривать как определенную «самоценность"18.
Таким образом, культурные и социально-демографические параметры социокультурного пространства участвуют в самоорганизации регионов России как системно-функциональных образований, в сохранении ими локальных особенностей и своеобразия. Регионы России как системно-функциональные образования играют важную роль в системе национальной безопасности страны. В силу асимметричности своего развития, наличия комплексных проблем они способны инициировать многие угрозы и опасности, но в то же время в них содержится потенциал для безопасного развития как самих регионов, так и государства в целом. Однако в современных российских реалиях он не находит должного развития. Это является сдерживающим фактором для дальнейшего инновационного развития Российской
Федерации. Следовательно, государству необходима некая сила, способная интегрировать потенциал социокультурного пространства регионов, мобилизовать его в целях усиления национальной безопасности. И завершая, отметим, что проблема обеспечения национальной безопасности России в современных условиях не ограничивается лишь политической, экономической, информационной, экологической сферами, но требует выхода на качественно новый уровень своего осмысления — социокультурный.
Примечания
1 См.: Каган, М. С. Философская теория ценности: монография. СПб.: Петрополис, 1997. С. 58.
2 См.: Стародубцева, К. А. Региональные антропологические ценности как элемент национальной безопасности России в условиях глобализации: дис. … канд. филос. наук. Чита, 2007. С. 97.
3 Мурзина, И. Я. Феномен региональной культуры: бытие и самосознание: автореф. дис. … д-ра культурологии [Электронный ресурс]. URL: http: //credonew. ru/content/view/423/29/
4 См.: Власов, Р. Г. Социокультурные основы региональной безопасности: сущность, содержание, условия реализации (социально-философский анализ): дис. … канд. филос. наук. Омск, 1996. С. 170.
5 Там же. С. 71−90.
6 См.: Smith, A. D. National Identity. L.: Penguin Books, 1991. 244 p.
7 См.: Кувенева, Т. Н. Формирование пространственных идентичностей в порубежном регионе
/ Т. Н. Кувенева, А. Г. Манаков // Социс. 2003. № 7. С. 77.
8 См.: Семенов, В. С. О перспективах человека в XXI столетии // Вопр. философии. 2005. № 9. С. 26−37.
9 См.: Следзевский, И. В. Концептуальные проблемы регионализации Российской Федерации // Регионы и регионализм в странах Запада и России. М.: ИВИ РАНС, 2001. С. 39−44.
10 Бекетов, Н. В. Региональная идентичность в этносоциальном и политическом пространстве России // Национальная идентичность России и демографический кризис: материалы II Всерос. науч. конф., Казань, 15 нояб. 2007 г. М., 2008. С. 602−609.
11 См.: Тюплин, А. А. Территориальная идентичность как фактор глокализации / А. А. Тюплин // Социология власти. 2007. № 5. С. 127−133.
12 См.: Следзевский, И. В. Указ. соч. С. 42.
13 См.: Аванесова, Г. А. Социокультурное развитие российских регионов: механизмы самоорганизации и региональная политика: монография / Г. А. Аванесова, О. Н. Астафьева. М.: РАГС, 2004. С. 136.
14 См.: Рыбаковский, Л. Л. Сравнительная оценка демографического неблагополучия регионов России // Социс. 2008. № 10. С. 81−87.
15 См.: Его же. Демография (статьи XXI века): сб. ст. М.: Экон-Информ, 2009. С. 111.
16 См.: Арсентьева, И. И. Российские регионы в системе национальной безопасности: монография. М.: Восток-Запад, 2008. С. 180−182.
17 См.: Аванесова, Г А. Указ. соч. С. 142.
18 Ефимов, В. П. Пространственный потенциал — основа развития региона в качестве целостного социально-экономического комплекса: автореф. дис. … канд. экон. наук / В. П. Ефимов. М., 2006. 32 с.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой