Потенциал цивилизационной парадигмы в исследовании современного российского общества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Социология


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

Общественные и гуманитарные науки
• ••
29
people: ethno-linguistic and socio-cultural aspects of the consciousness. M: «DINEM» LLC, 2008. 266 p. 5. Russian identity in the sociological dimension: inform. -analit. bull. The Institute of Sociology, RAS. M: Institute of Sociology, RAS, 2008. P. 15. 6. Sikevich Z.V. The sociology and psychology of ethnic relations: Tex-book. SPb.: V.A. Mikhailov'-s Publishing, 1999. 7. Stefanenko T.G. The Language, ethnic identity and interethnic interaction // Intercultural dialogue. M: RUPF Publishing, 2003. P. 367−404. 8. Khanbabaev K.M. The role of the religious factor in the social-political life in
the RD // Socio-economic processes in the Republic of Dagestan. Materials of the Republ. Scientific and-practical conf. November, 30, 2001. Makhachkala, 2002. 150 p.
Primechanija
1. Gamzatov G.G. Lingvisticheskaja planeta Dagestan. Jetnojazykovoj aspekt osvoenija. M., 2005. 81 s. 2. Guboglo M.N. Identifikacija identichnosti. M., 2003. S. 255−289. 3. Gurevich A. Ja. Is-
toricheskij sintez i shkola «Annalov». M., 1993. 238 s. 4. Magomedhanov M.M. Dagestancy: Jetno-jazykovye i sociokul'-turnye aspekty samosoznanija. M.: OOO «DINJeM», 2008. 266 s. 5. Rossijskaja identichnost'- v sociologicheskom izmerenii: inform. -analit. bjull. In-ta sociologii RAN. M.: In-t sociologii RAN, 2008. S. 15. 6. Sikevich Z.V. Sociologija i psihologija nacional'-nyh otnoshenij: Uchebnoe po-sobie. SPb.: Izd-vo V.A. Mihajlova, 1999. 7. Stefanenko T.G. Jazyk, jetnicheskaja identichnost'- i
mezhjetnicheskoe vzaimodejstvie // Mezhkul'-turnyj dialog. M.: Izd-vo RUDN, 2003. S. 367−404. 8. Hanbabaev K.M. Rol'- religioznogo faktora v obshhestvennoj-politicheskoj zhizni RD // Social'-no-jekonomicheskie processy v Respublike Dagestan. Mat-ly respubl. nauch. -prakt. konf., 30 nojabrja 2001 g. Mahachkala, 2002. 150 s.
Статья поступила в редакцию 07. 09. 2013 г.
УДК 316. 346. 32
ПОТЕНЦИАЛ ЦИВИЛИЗАЦИОННОЙ ПАРАДИГМЫ В ИССЛЕДОВАНИИ СОВРЕМЕННОГО
РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА
© 201з Мустафаев Ф. М., Мустафаева З. С. Дагестанский государственный педагогический университет
Статья посвящена актуальной проблеме современной социально-философской науки, связанной с определением методологического потенциала цивилизационной парадигмы, представленной комплексом теорий, концепций, направлений, представляющей интерес для осмысления современной российской цивилизации, находящейся на сложном этапе цивилизационного развития и самоопределения.
The article deals with the urgent problem of the modern social philosophical science, associated with the definition of the methodological potential of the civilizational paradigm presented complex theories, concepts, areas of interest for understanding the modern Russian civilization, which is at the difficult stage of civilization development and self-determination
Stat'-ja posvjashhena aktual'-noj probleme sovremennoj social'-no-filosofskoj nauki, svjazannoj s opredeleniem metodologicheskogo potenciala civilizacionnoj paradigmy, predstavlennoj komplek-som teorij, koncepcij, napravlenij, predstavljajushhej interes dlja osmyslenija sovremennoj ros sijskoj civilizacii, nahodjashhejsja na slozhnom jetape civilizacionnogo razvitija i samoopre-delenija.
Ключевые слова: цивилизация, цивилизационная парадигма, культура, локальная цивилизация, российская цивилизация.
Keywords: civilization, civilizational paradigm, culture, local civilization, Russian civilization Kljuchevye slova: civilizacija, civilizacionnaja paradigma, kul'-tura, lokal'-naja civilizacija, ros-sijskaja civilizacija.
Цивилизационный анализ является динамично развивающейся сферой современного гуманитарного знания, которое разворачивается на пересечении
ряда научных дисциплин, таких как философия, история, философия, геополитика и т. д., позволяет обновить взгляд на всемирно-исторический процесс и
30
• • •
Известия ДГПУ, № 4, 2013
открыть новые перспективы научного познания общества, культуры [16].
Формационный подход потерпел крах в российской науке вместе с крахом советского общества, а попытки изучения нового постсоветского общества с позиций модернизации не позволили дать ответы на многие вопросы, что и обусловило обращение исследователей к потенциалу цивилизационного подхода, традиции которого в российской, да и в целом в мировой науке, начинаются с трудов знаменитого русского ученого Н. Я. Данилевского, заложившего основы цивилизационной парадигмы в известной работе «Россия и Европа» [6], в которой обосновывается теория «культурно исторических типов», впоследствии активно использовавшейся при формировании геополитической концепции.
Эта работа Н. Я. Данилевского до сих пор актуальная для России и российской научной школы, поскольку в ней поднимаются вопросы, на которые и сегодня ученые пытаются дать адекватный ответ в рамках поиска того пути, который позволит вывести Россию на путь экономического и социокультурного благополучия, занять достойное место в геополитической системе мира, сохранив при этом культурный потенциал и самостоятельный социокультурный статус.
Сегодня основной вопрос в отношении проблемы выбора пути развития для России вновь, как и несколько столетий назад, заключается в следующем: идти ли России вслед за Западом или выбрать свой, уникальный путь исторического развития? Этим вопросом задавался и Н. Я. Данилевский, прекрасно понимая, что от этого зависит судьба страны, ее цивилизационный облик и вся последующая история.
Н. Я. Данилевский четко осознавал, что избежать влияния Запада Россия не может, так как слишком тесным было взаимодействие российского государства со странами Запада, но столь же четко он понимал и то, что любые преобразования не принесут России успеха, если они будут осуществляться без учета национальной, исторической и культурной специфики российского общества и будут направлены на их разрушение. Эти свои идеи он и изложил в своем знаменитом труде «Россия и Европа», назвав работу таким образом, чтобы отразить основной вопрос, волновавший
русских ученых той эпохи в не меньшей степени, чем и современных.
И. Г. Яковенко пишет, что серьезные исследователи всегда чувствовали специфику того или иного общества, заключающуюся в ментальности, культуре, истории его народа, и опирались на нее при изучении конкретного общества [16. С. 14], хотя материалов для сопоставления и выявления цивилизационной специфики того или иного общества было явно недостаточно на раннем этапе становления цивилизационной парадигмы.
Тем не менее, появление подобных работ и составило фундамент формирования цивилизационной парадигмы, и среди них работа Н. Я. Данилевского занимает особое место, тем более, что прозвучавшие в ней идеи, вопросы, методологические позиции актуальны и по сей день, когда, спустя двадцать пореформенных лет, Россия не сдвинулась с места и пребывает в активном поиске своего пути.
Не все ученые того времени встретили книгу Н. Я. Данилевского с оптимизмом. Многие ее критиковали. Не избежал критики Данилевский и со стороны известного историка В. С. Соловьева, не придерживавшегося идей славянофилов, на которые опирался в своем исследовании Данилевский. Нам представляется, что и в настоящее время труд Данилевского пришелся бы более «ко двору», нежели в период ее выхода в свет, когда вся передовая Россия была обращена в сторону Запада, с которым ассоциировался всемирный прогресс и просвещение, а потому в свое время идеи Данилевского не встретили той поддержки, на которую он мог бы рассчитывать в наше время.
Политический дух России эпохи Н. Я. Данилевского не соответствовал славянскому пафосу, тому «узкому патриотизму», в котором его обвиняли современники, обвиняя даже в шовинизме. В погоне за Западом, Россия, как мы полагаем, значительно утратили свое «Я», свою социокультурную специфику, свои традиции и обычаи, в общем, все то, что сегодня так ценится западным обществом, сохранившим свое социокультурное ядро, несмотря на высокий экономический и политический прогресс.
Методологическим основанием цивилизационного подхода Н. Я. Данилевского выступает органическая теория,
Общественные и гуманитарные науки
• ••
31
поскольку русский ученый исходил из необходимости изучать природу и общество как органически целостное образование, функционирующее по своим законам развития, противостоящим тем, которые на тот момент господствовали в западной науке, исходящей из универсальной парадигмы исторического прогресса, которая Данилевским оценивалась как искусственная, противоречащая законам развития природы и общества, т. е. естественным законам общественно-исторической динамики.
В предложенной им модели исторического развития история предстала в виде существования и функционирования отдельных цивилизаций, находящихся во взаимодействии друг с другом и развивающихся по естественным законам. Такой подход сильно противоречил утвердившейся на тот момент европоцентристской традиции цивилизационных исследований, поскольку провозглашал множественность, хотя и разнокачественных, уникальных по своей природе культурных образований, которые названы были Данилевским культурно-историческими типами, которые обладали своим уникальным культурным духом, выступавшим основой развития этих цивилизаций. На этом основании им делается вывод о том, что влияние чужеродных культурных элементов и их активное внедрение в культурную ткань цивилизации может принести разрушительный для данной цивилизации эффект.
Потенциал цивилизационной концепции Н. Я. Данилевского высок для современной науки также в том ключе, что в рамках открытого им закона культурно-исторических типов дается описание признаков нации, что чрезвычайно актуально звучит и сегодня, в эпоху глобализации и противостоящих глобализационным тенденциям процессам национальной самоактуализации.
Итак, в рамках открытых Данилевским пяти законов культурноисторических типов [6. С. 19−20] основным признаком нации провозглашается общность языка (первый закон культурно-исторических типов), а также политическая независимость как отражение территориального признака нации (второй закон) — провозглашается принцип «непередаваемости цивилизации» (третий закон) как признак уникальности цивилизации с ее духом и природой, которые не могут быть переданы дру-
гим народам и цивилизациям, а также принципы «полноты, разнообразия и богатства» (четвертый закон) и «краткости периодов цивилизации» (пятый закон) как неспособности цивилизации жить вечно, и, по аналогии с живым организмом, она, после определенного периода накопления социокультурного опыта и потенциала, прекращает свое развитие, в дальнейшем своем существовании опираясь на этот накопленный потенциал, поступательно двигаясь к завершению своего цивилизационного развития.
Таким образом, исходя из концептуальных положений теории культурноисторических типов Н. Я. Данилевского, можно сделать вывод о том, что Россия является уникальной цивилизацией и именно так отвечает на центральный вопрос русской философии, «что есть Россия и каково ее место во всемирноисторическом процессе?» [3. С. 233] Данилевский, убежденный в том, что Россия не принадлежит Европе, культурные корни которой принципиально иные и Россия ими не питалась никогда [6. С. 48−49].
История человечества показывает, что всякая цивилизация, функционируя на основе определенных ресурсов развития — самоизменения, расширения, адаптации к изменениям, имеет отпущенный ей историей срок, и однажды, как пишет И. Г. Яковенко, упирается в границы, заданные собственным системным качеством, а посему умирает ввиду невозможности дальнейшего самоизменения [16. С. 15]. При этом часть достижений ассимилируется соседними цивилизациями, а часть безвозвратно исчезает. Территория и население этой цивилизации могут стать частью других цивилизаций или послужить основанием для формирования новой цивилизации в результате цивилизационного синтеза. В таком варианте, говорит Яковенко, история человечества предстает в виде смены локальных цивилизаций, в ходе которой человечество идет по пути эволюционного восхождения, однако, теория локальных цивилизаций, как отмечается этим исследователем, представляет собой развивающуюся сферу научного знания, а потому вопросов в ней больше, чем ответов, а также проблем, ожидающих своего разрешения, в том числе проблема сопоставимости результатов исследований различных цивилизаций [16. С. 15].
32
• • •
Известия ДГПУ, № 4, 2013
В качестве достижений цивилизационной парадигмы им отмечается достаточно серьезный понятийный аппарат, позволяющий описать ту или иную цивилизацию, раскрыть ее специфику, однако создание метаязыка научного исследования цивилизаций в их сопоставимости, видимо, как полагает Яковенко, дело будущего [16. С. 16]. На настоящем этапе мы имеем дело скорее всего с совокупностью подходов, суждений ученных, консенсусом относительно перспективности цивилизационного анализа и необходимости его дальнейшего развития, а также обширным пространством для научного дискурса по цивилизационной проблематике.
Вместе с тем, некоторые из современных исследователей полагают, что сила традиции настолько сильна для любой цивилизации, в том числе российской, что ее потенциал не стоит преуменьшать, а наоборот, необходимо возвести в разряд базовой для актуализации проблемы возрождения российского государства как мощного цивилизационного образования. На данных позициях стоит группа современных российских ученых, которыми на базе концепции культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского, разрабатывается цивилизационная концепция, постулирующая, что каждая цивилизация обладает некой сверхценностью, составляющей внематериальное ядро из совокупности ключевых истин, отражающих смысловые жизненные приоритеты народа, по своей сути неизменные [11]. Служению этой сверхценности посвящает свою жизнь образующий цивилизацию суперэтнос, который составляет сумма этносов, воспринявших данную сверхценность примерно в одно и то же историческое время.
Проблема базисных ценностей общества, на которые опирается та или иная цивилизация, выступает непосредственным предметом социальнофилософского знания, в рамках которого ученые, анализируя тенденции цивилизационного развития, пытаются ответить на вопрос, в чем заключается система ключевых ценностей современной цивилизации [9], а для этого необходимо уточнить понятие цивилизации, типы цивилизаций, и в этом отношении современная наука предлагает множество интерпретаций как результат поиска такого термина, который позволил бы
адекватно отразить сущность исторического процесса и его восприятия, осмысления и оценивания в ходе развития общества.
Р. Г. Браславский отмечает, что до сих пор ученые пытаются идентифицировать понятия «цивилизация» и «культура», что, как он полагает, сводит на «нет» идею различения и соотнесения культурной и социальной сторон существования человеческого общества, а также способствует тому, что понятие цивилизации утрачивает свой самостоятельный статус наряду с появлением таких понятий, которыми подменяется понятие цивилизации, как «тип общества», «культурная суперсистема», «мир-система», «институциональная матрица» и др. [1].
Классическим является понимание цивилизации Н. Я. Данилевским, которое сводится к понятию «культурноисторическая общность», «культурноисторический тип» [6]. Основой любой цивилизации в концепции этого ученого выступает особый дух культуры, что пересекается с интерпретацией цивилизации О. Шпенглера, полагающего, что цивилизация обладает своей великой «душой», которая позволяет народу достичь цивилизационных высот в различных сферах — в искусстве, науке, религии, культуре, а, исчерпав свои силы, цивилизация умирает, возвращаясь в то состояние, которое предшествовало ее формированию, т. е. в прадушевное состояние [14].
В. С. Степин пишет о том, что понятие цивилизации употребляется в различных смыслах, из которых им выделяется три основных: [9]
— первый связан с совокупностью достижений человечества на пути социального развития, т. е. цивилизация в этом смысле — это системное усложнение и расширение «второй природы» человечества, созданной самим человечеством искусственно, т. е. цивилизационное развитие сводится к техникотехнологическим инновациям, которые обеспечили выживание человечества в природе и способствовали развитию системы регуляции социальных связей и отношений (изобретения в области письменности, рынка, денег, прав человека и т. д.) —
— второй смысл понятия цивилизации связан с переходом человечества на иную ступень развития и формированием различных цивилизационных ти-
Общественные и гуманитарные науки
• ••
33
пов (именно в этом значении употреблял термин «цивилизация» А. Тойнби), т. е. в рамках этого подхода цивилизация представляет собой особый социальный организм со своей спецификой взаимодействия с природой, особенностями социальных связей и культурных традиций-
— третий смысл понятия «цивилизация», в котором цивилизация и культура расходятся в своем значении, и тогда с цивилизацией связываются технологические и технические открытия, изобретения, а под культурой — базисные ценности и состояние духовного мира человека и общества, причем по мере развития цивилизации в ее техногенном понимании мир культуры претерпевает, как правило, моральный регресс. Данный подход имеет место при описании кризиса современной цивилизации, но для интерпретации цивилизации как понятия, считает Стёпин, не совсем уместен [9. С. 19].
Ал. А. Громыко уточняет, что противопоставление понятий «цивилизация» и «культура», которое имеет место быть в классической цивилизационной теории, в частности у О. Шпенглера, обусловлено специфическим пониманием понятия культуры, под которой понималась не культура в ее традиционном понимании как совокупность материальной и творческой «продукции», а высшие культуры и культурноисторические типы, которые, представляя сложные культурные феномены, не привязаны к конкретным территориям и языковым пространствам [4], т. е. речь идет о том, что ««цивилизация и «культура» как понятия очень тесно связаны между собой, но не каждая культура выступает основой цивилизации.
В интерпретации М. М. Мчедловой цивилизация предстает как реальности длительной исторической протяженности, развитие которых подчиняется собственной логике развития и внутренним законам и происходит в процессе бесчисленных противоречий социальных, этнических, конфессиональных образований, включенных в эти реальности [8].
Как методологический инструментарий рассматривает понятие «цивилизация» В. Келле, полагая, что на его основе ученый имеет возможность проследить определенное видение истории, ее хода со всеми противоречиями, смыслами, целями и для более глубокого анализа цивилизационной проблематики им
вводится термин «цивилизационные механизмы», под которыми им понимаются такие социокультурные образования, назначением которых выступает интеграция человеческих обществ. Одним из таких механизмов, первым в истории человеческой цивилизации, является рынок, выполняющий интегративную функцию в экономической сфере [7]. Келле убежден, что интегративный подход в цивилизационной парадигме играет ключевую роль и определяет ее специфику [7. С. 143].
В пространстве цивилизационной парадигмы сложилось много интересных и важных для осмысления специфики современной человеческой цивилизации и места России в формирующемся цивилизационном пространстве концепций российских исследователей (к примеру, таких ученых, как Л. Н. Гумилев, П. А. Сорокин, К. Н. Леонтьев, А. А. Зиновьев, А. С. Панарин, В.И. Пан-тин, С. Б. Переслегин, В. С. Степин, И. Г. Яковенко и др. [5]. Западная научная мысль также прославилась своим учеными и цивилизационными подходами, среди которых, конечно же, классическими стали работы А. Тойнби [10], О. Шпенглера [15], Ф. Фукуямы [12], П. Дж. Бьюкенена [2], С. Хантингтона [13] и т. д., но особое внимание обращает на себя концепция «столкновение цивилизаций» С. Хантингтона, в которой представлены авторские позиции относительно развития мировой политической системы после окончания холодной войны и распада СССР и созданного им советского мира. Этот ученый отрицает точку зрения о наличии всеобщего цивилизованного мира, отстаивая точку зрения, согласно которой мир представляет собой полицивилизационное поле [13], в котором неизбежны цивилизационные столкновения, и необходимость предотвращения глобальной войны цивилизаций предполагает отказ Запада от позиций гегемонии и универсализма в цивилизационной глобальной политике, остановившись на признании уникальности западной цивилизации в полицивилизационном пространстве современного мира без навязывания своего видения мира не-западным цивилизациям [13. С. 14].
В отношении России Хантингтон высказывается в том плане, что она стремится вписаться в западную модель мира, влиться в западное цивилизационное сообщество, при этом слепо копи-
34
• • •
Известия ДГПУ, № 4, 2013
руя образцы западных демократических ценностей, а потому не представляет опасности для Запада, который, вероятно, в возможной в будущем войне цивилизаций станет сотрудничать с российской цивилизацией.
Итак, в заключение необходимо подчеркнуть, что цивилизационная парадигма на современном этапе становления социально-гуманитарного знания становится чрезвычайно популярной в условиях обострения межцивилизационных противоречий и росте национального самосознания и национальной самоактуализации в ряде регионов мира, пытающихся противостоять глобализационным, по своей сути разрушительным для культурного «духа», тенденциям и процессам.
Для современного российского общества цивилизационная парадигма, имеющая глубокие русские корни и традиции, актуальна в высшей степени, поскольку крах формационной концепции, происшедший вместе с распадом советского общества, поставил вопрос о поиске теоретических оснований исследования динамичных социокультурных изменений, социально-политических преобразований и их социальных по-
следствий для страны в новом формате сложившегося социального порядка. Активно использующаяся при этом концепция модернизации оказалась неспособна ответить на многочисленные вопросы социокультурной российской реальности, с чем и связан рост интереса со стороны российских ученых к цивилизационной парадигме, которая характеризуется значительными достижениями, прежде всего, в области конструирования понятийного аппарата, позволяющего описать ту или иную цивилизацию, раскрыть ее специфику, однако метаязык научного исследования цивилизаций и, прежде всего, в их сопоставимости, еще не создан.
Таким образом, цивилизационная парадигма обладает высоким научным потенциалом, но на настоящем этапе представляет собой развивающуюся сферу научного знания с совокупностью подходов, суждений, взглядов, идей и консенсусом ученых относительно перспективности цивилизационного анализа и необходимости его дальнейшего развития, но обширным пространством для научного дискурса в области цивилизационной проблематики.
Примечания
1. Браславский Р. Г. Цивилизационная теоретическая перспектива в социологии // Социологические исследования. 2013. № 2. С. 17. 2. Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М.: АСТ МОСКВА,
2007. 3. Гнатюк В. С. Устойчивое развитие: парадоксы и противоречия. Ростов н/Д.: Изд-во ЮНЦ РАН, 2009. 233 с. 4. Громыко А. А. Смена оптик? // Альманах «Форум — 2009». Цивилизационные и национальные проблемы. М., 2009. С. 81. 5. Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М., 2001. 6. Данилевский Н. Я. Россия и Европа: Взгляд на культурные и политические
отношения Славянского мира к Германо-Романскому. 6-е изд. СПб.: Изд-во С. -Петербургского университета, Изд-во «Глаголъ», 1995. 7. Келле В. О. методологических аспектах цивилизационного подхода // Альманах «Форум-2009" — Цивилизационные и национальные проблемы. М.: 2009. 137 с. 8. Мчедлова М. М. Устойчивость российской цивилизации: испытание толерантностью // Россия реформирующаяся. Ежегодник / отв. ред. М. К. Горшков. Вып. 7. М.: Институт социологии РАН, 2008. 375 с. 9. Стёпин В. С. Эпоха цивилизационных перемен и диалог культур // Альманах «Форум-2009». Цивилизационные и национальные проблемы. М., 2009. С. 17.
10. Тойнби А. Д. Исследование истории: Возникновение, рост и распад цивилизаций. М.: АСТ МОСКВА, 2009. 11. Традиция и русская цивилизация / Д. Володихин, С. Алексеев, К. Бенедиктов, Н. Иртенина. М.: Астрель: АСТ: Транзиткнига, 2006. 12. Фукуяма Ф. Конец истории? // Вопросы философии. 1990. № 3. 13. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ МОСКВА, 2006. 14. Шпенглер О. Закат Европы. М., 1993. Т. 1. 264 с. 15. Шпенглер О. Закат Европы: Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. Всемирно-исторические перспективы. М.: ООО «Попурри», 1999. 16. Яковенко И. Г. Риски социальной трансформации российского общества: культурологический аспект. М.: Прогресс-Традиция, 2006. С. 13−14.
Notes
1. Braslavsky R.G. Civilizational theoretical perspective in sociology // Sociological studies. 2013. #
2. C. 17. 2. Buchanan P.J. Death of The West. M: AST MOSCOW, 2007. 3. Gnatyuk V.S. Sustainable development: paradoxes and contradictions. Rostov-on-Don: SSC RAS Publishing, 2009. 233 p. 4. Gromyko А1.А. Change of optic? // «Forum-2009» almanac- Civilizational and national problems. M: 2009. 81 p. 5. Gumilev L.N. Ethnogenesis and biosphere of the Earth. M., 2001. 6. Danilevsky
N. Ya. Russia and Europe: the view on the cultural and political relations of the Slavic and the Ger-man-Romanesque worlds. 6th ed. SPb.: S. Petersburg State University Publishing, «Glagol» Publishing
Общественные и гуманитарные науки
• ••
35
house, 1995. 7. Kelle V.O. About methodological aspects of civilizational approach // Almanac «Forum — 2009" — Civilizational and national problems. M: 2009. 137 p. 8. Mchedlova M.M. The stability of the Russian civilization: the test of tolerance // Reformed Russia. Yearbook. / Resp. Ed. M.K. Gorshkov. Vol. 7. M: Institute of Sociology RAS, 2008. 375 p. 9. Stepin V.S. The era of civilizational change and dialogue of cultures: / «Forum — 2009» Almanac- Civilizational and national problems. M: 2009. P. 17. 10. Toynbee A.D. Study of the history: the Emergence, growth and decay of civilizations. M: AST: AST MOSCOW, 2009. 11. Tradition and Russian civilization / D. Volodikhin, S. Alekseev, K. Benediktov, N. Irtenina. M: Astrel: AST: Tranzitkniga, 2006. 12. Fukuyama F. The end of
History? // Problems of Philosophy. 1990. # 3. 13. Huntington S. The clash of civilizations. M: AST: AST, MoScOW, 2006. 14. Spengler O. Decline of Europe. M., 1993. Vol. 1. 264 p. 15. Spengler O. Decline of Europe: Essays on the morphology of world history. Vol. 2. World-historical perspectives. M: «Potpourri» LLC, 1999. 16. Yakovenko I.G. Risks of social transformation of the Russian society: cultural aspect. M: Progress-Traditsiya, 2006. P. 13−14.
Primechanija
1. Braslavskij R.G. Civilizacionnaja teoreticheskaja perspektiva v sociologii // Sociologicheskie issledovanija. 2013. № 2. S. 17. 2. B'-jukenen P. Dzh. Smert'- Zapada. M.: AST MOSKVA, 2007.
3. Gnatjuk V.S. Ustojchivoe razvitie: paradoksy i protivorechija. Rostov-na-Donu: Izd-vo JuNC RAN, 2009. 233 s. 4. Gromyko A.A. Smena optik? // Al'-manah «Forum — 2009" — Civilizacionnye i
nacional'-nye problemy. M., 2009. 81 s. 5. Gumilev L.N. Jetnogenez i biosfera Zemli. M., 2001.
6. Danilevskij NJa. Rossija i Evropa: Vzgljad na kul'-turnye i politicheskie otnoshenija Slavjanskogo mira k Germano-Romanskomu. 6-e izd. SPb.: Izd-vo S. -Peterburgskogo universiteta, Izd-vo «Glagol», 1995. 7. Kelle V. O metodologicheskih aspektah civilizacionnogo podhoda // Al'-manah «Forum —
2009" — Civilizacionnye i nacional'-nye problemy. M., 2009. 137 s. 8. Mchedlova M.M. Ustojchivost'- rossijskoj civilizacii: ispytanie tolerantnost'-ju // Rossija reformirujushhajasja. Ezhegodnik / otv. red. M.K. Gorshkov. Vyp. 7. M.: Institut sociologii rAn, 2008. 375 s. 9. Stjopin V.S. Jepoha civilizacionnyh peremen i dialog kul'-tur // Al'-manah «Forum — 2009" — Civilizacionnye i nacional'-nye problemy. M.: 2009. S. 17. 10. Tojnbi A.D. Issledovanie istorii: Vozniknovenie, rost i raspad
civilizacij. M.: AST MOSKVA, 2009. 11. Tradicija i russkaja civilizacija / D. Volodihin, S. Alekseev, K. Benediktov, N. Irtenina. M.: Astrel'-: AST: Tranzitkniga, 2006. 12. Fukujama F. Konec istorii? // Vo-prosy filosofii. 1990. № 3. 13. Hantington S. Stolknovenie civilizacij. M.: AST MOSKVA, 2006.
14. Shpengler O. Zakat Evropy. M., 1993. T. 1. 264 s. 15. Shpengler O. Zakat Evropy: Ocherki mor-fologii mirovoj istorii. T. 2. Vsemirno-istoricheskie perspektivy. M.: OOO «Popurri», 1999. 16. Jakovenko I.G. Riski social'-noj transformacii rossijskogo obshhestva: kul'-turologicheskij aspekt. M.: Progress-Tradicija, 2006. S. 13−14.
Статья поступила в редакцию 11. 10. 2013 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой