Британо-германские противоречия в контексте европейского строительства (1992-1997 гг.)

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Политика и политические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 94(41) — 94(430)
Довгиленко Глеб Анатольевич
Санкт-Петербургский государственный университет
Dovgilenko. ur@gmail. com
БРИТАНО-ГЕРМАНСКИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ В КОНТЕКСТЕ ЕВРОПЕЙСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА (1992−1997 гг.)
Данная статья посвящена конфликту между Великобританией и Германией в вопросах, касающихся построения будущего Европейского союза. Германия обладала наиболее сильной экономикой в Европе и являлась наиболее значимым участником процесса европейского строительства. В то же время стремление Германии к централизации Европейского сообщества наталкивалось на противодействие со стороны Великобритании, которая считала это угрозой для своего суверенитета. В исследуемый период у власти в Великобритании находилось правительство Джона Мэйджора. Премьер-министр открыто заявлял о своем стремлении сделать Великобританию «сердцем Европы». С самого начала Джон Мэйджор взял проевропейский курс, подписав Маастрихтский договор. Однако раскол внутри консервативной партии, обусловленный конфликтом между евроскептиками и евроэнтузиастами, вынуждал Джона Мэйджора корректировать свой внешнеполитический курс и риторику в отношении европейского строительства. В статье рассматриваются основные вопросы британо-германских отношений в 1992—1997 гг., в то время, когда у власти находилось консервативное правительство Джона Мейджора. В исследовании анализируются разногласия, которые возникли между Соединенным Королевством и Германией при создании основных институтов Европейского союза, подробно рассматриваются позиции Германии и Великобритании относительно будущего Союза.
Ключевые слова: Джон Мэйджор, Великобритания, евроинтеграция, Гельмут Коль, Германия, Европейское сообщество, Маастрихтский договор.
После окончания холодной войны в Европе произошли серьезные изменения. Объединение Германии, падение железного занавеса и свержение коммунистических режимов в странах Восточной Европы открыли новые возможности для строительства единой Европы, которое к тому моменту велось полным ходом. Германия и Великобритания играли в этом процессе особенно значимые роли, оказывая существенное влияние на процессы европейского строительства, по поводу которого между этими странами существовали серьезные противоречия.
Цель данного исследования — проанализировать противоречия, возникшие между Великобританией и Германией в вопросах европейского строительства в период нахождение у власти в Великобритании консервативного правительства Джона Мэйджора, выявив факторы, лежащие в основе этих противоречий.
С приходом Дж. Мэйджора на пост лидера консервативной партии и премьер-министра Великобритании происходят серьезные изменения в подходе Великобритании к процессу европейского строительства. На выборах в парламент в 1992 г. консервативная партия одержала победу, получив 336 из 650 мест в парламенте.
В то же время у власти в Германии находилось правительство Гельмута Коля, которое продолжало курс, взятый его предшественниками на создание единой Европы. Стоит также отметить открытую поддержку Г. Колем Дж. Мэйджора во время предвыборной кампании 1992 г. [15, с. 102].
Во время избирательной кампании Дж. Мэйджор заявлял о своем стремлении сделать Великобританию «сердцем Европы». В предвыборной программе консерваторы подчеркивали важность членства Великобритании в ERM (Exchenge Rate
Mechanism, или механизм обменных курсов), которое через привязку курса фунта стерлингов к немецкой марке способствовало валютной интеграции Великобритании в европейском сообществе [2].
Таким образом, оба правительства были нацелены на активное дальнейшее взаимодействие в процессе европейского строительства. Однако на момент прихода Дж. Мэйджора на пост лидера консервативной партии внутри нее существовал серьезный раскол между евроскептиками и евро-энтузиастами.
После победы консерваторов на выборах Великобритания взяла курс на более плотную интеграцию в Европейское сообщество. Дж. Мэйджором был подписан Маастрихтский договор, однако он смог добиться для Великобритании ряда привилегий, позволивших ратифицировать договор не в полном объеме. Дж. Мэйджор смог провести ратификацию Маастрихстского договора через парламент только летом 1992 г.
Однако в связи с событиями сентября 1992 г. консервативное правительство Дж. Мэйджора серьезно скорректировало внешнеполитический курс относительно европейского сообщества. 16 сентября произошло резкое падения курса фунта стерлингов, которое позже назвали «черной средой» (Black Wednesday), когда резкое падение фунта стерлингов вынудило Великобританию покинуть ERM, что негативно сказалось на британо-германских отношениях.
События «черной среды» стали серьезным ударом по личным отношениям между Дж. Мэйджо-ром и Г. Колем, которые до этого времени были очень хорошими [11, p. 171]. Разногласия усиливало то, что при попытке удержать курс фунта Банк Англии потерял по разным оценкам от 10 до 15 млрд фунтов стерлингов [13, с. 89].
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова iij- № 2, 2016
© Довгиленко Г. А., 2016
74
На конференции консервативной партии в октябре 1992 г. на правительство Дж. Мэйджора обрушился шквал критики со стороны евроскеп-тиков. Норман Теббит, один из их лидеров, потребовал от правительства немедленно покинуть Маастрихтский договор [11, р. 162]. Сам Дж. Мэйджор в своей речи уделил много внимания европейской политике, отметив ее важность для страны. Он пообещал, что Соединенное Королевство не собирается терять свою идентичность в единой Европе и раскритиковал европейское сообщество за чрезмерную централизацию.
Таким образом, несмотря на сохранение внешнеполитического курса, направленного на более активное участие Великобритании в процессе европейского строительства, «черная среда» и усилившийся раскол внутри консервативной партии вынудили Дж. Мэйджора более осторожно подходить к вопросам европейской политики.
16 октября на саммите в Бирмингеме странами-участницами сообщества при поддержке Великобритании была принята декларация, в которой содержался призыв добиваться единства без чрезмерной централизации сообщества, а также уважать культуру и традиции каждой нации [12, с. 27].
В то же время правительство Дж. Мэйджора было вынуждено все более осторожно принимать решения по вопросам европейского строительства, поскольку возникла реальная угроза блокирования его решений из-за позиции евроскептиков среди консерваторов. Об этом писали британские газеты. В частности, The Daily Telegraph писала о 40 противниках политики правительства среди депутатов-консерваторов, что могло быть достаточным для блокирования принятия решений [3].
В течение 1992−1993 гг. в британском парламенте продолжался процесс ратификации текста Маастрихтского договора. 4 ноября на предварительном слушании по проблеме ратификации была принята резолюция о продолжении дебатов с перевесом всего в три голоса [12, с. 18]. При этом продолжались призывы со стороны евроскептиков о вынесении проблемы ратификации Маастрихтского договора на референдум.
Однако в итоге Дж. Мэйджору и его сторонникам удалось добиться ратификации текста договора в парламенте 3 мая 1993 г. с 292 голосами против 112 [4, 20 May 1993 vol. 225, р. 381−471]. Основным аргументом противников европейской политики правительства было то, что национальный суверенитет намного важнее, чем экономическая интеграция и выгоды от нее. Один из лидеров евроскептиков, Билл Кэш, выступая на одном из заседаний, заявлял о франко-германском сговоре [01 December 1992 vol. 215, р. 168−237]. Эту позицию поддержал и Н. Теббит, добавив, что данный сговор выражает природу сообщества в целом [4, 30 June 1993 vol. 547, р. 872−920].
Сложности, возникшие в процессе ратификации Маастрихтского договора, наглядно показывают разногласия внутри правящий партии Великобритании. Для сохранения внешнеполитического курса в отношении Европы Дж. Мэйджору пришлось идти на компромисс с евроскептиками, что означало ужесточение риторики в отношении наднациональных институтов Европейского сообщества, которые формировались при активной поддержке Германии.
Большим ударом для имиджа консервативной партии стало поражение на местных выборах в мае 1993 г. К. Тхекстон утверждает, что данное поражение спасло членство Великобритании в Маастрихтском договоре, поскольку консерваторы испугались дальнейшей потери электората [10, р. 212].
Уровень поддержки премьер-министра Дж. Мэйджора, а соответственно и консервативной партии, среди населения, был достаточно низким. The Daily Telegraph приводила цифру в 21%, что ниже даже, чем у М. Тэтчер [8]. При этом на февраль 1991 г., до событий «черной среды», его рейтинг составлял 59% - это был один из самых высоких показателей среди премьер-министров Великобритании во второй половине XX века.
Такой низкий рейтинг говорит о непопулярности внешнеполитического курса правительства Дж. Мэйджора, в котором европейского строительство являлось одним из приоритетов.
Многие британские политики опасались усиления франко-германского союза и превращения его в решающий фактор в деле построения единой Европы. Для разрядки ситуации президент Франции Жак Ширак даже публично заявил, что, несмотря на важность франко-германского сотрудничества в процессе построения единой Европы, ее невозможно будет построить без Великобритании [14, с. 93]. Данный конфликт наглядно демонстрирует опасения Великобритании, что усиление Германии после окончания холодной войны приведет к ее доминированию в Европе, о чем не раз упоминали консерваторы.
По вопросам дальнейшего расширения европейского сообщества Великобритания и Германия сходились во мнении, однако имели разные задачи. Так, Германия поддерживала интеграцию новых стран в сообщество для установления на их территории европейских институтов и порядков [9, р. 161].
Великобритания же стремилась путем принятия новых стран в сообщество противодействовать его централизации. В частности, в парламенте неоднократно заявлялось, что включение новых стран, с которыми Великобритания имеет хорошие отношения, в сообщество поможет отстаивать британское видение будущего Европы [4, 11 July 1994 vol. 246, р. 685−761].
Большое недовольство среди британских политиков вызвали также объемы субсидий, которые
получала Германия от Европейского сообщества. Объединение Германии потребовало больших затрат на интеграцию восточной части в единое государство. При этом правительством Германии и Европейским сообществом оказывалась помощь в этом процессе. К тому же Германия обладала сильнейшей экономикой в Евросоюзе и проводила достаточно сильную экономическую политику. Это довольно часто использовалось евроскепти-ками в качестве аргументов против Европейского сообщества. К примеру, 30 марта 1993 г. Билл Кэш поднял тему того, что Германия вкладывает огромные инвестиции в страны Восточной Европы, что означает наличие у нее денег, в то время как Европейское сообщество вместе с Великобританией оказывает Восточной Германии финансовую помощь [4, 30 March 1993 vol. 222, p. 160−327].
В 1994 г. состоялось увеличение численности Европейского парламента. Великобритания, Франция и Италия увеличили число своих мест на 6, в то время как ФРГ получила 18 новых мест, что обуславливалось увеличением населения Германии на 17 миллионов человек за счет ее объединения с Восточной Германией.
В целом можно заметить, что негативное отношение к германскому видению будущего единой Европы присутствовало у абсолютного большинства членов парламента. Антигерманская риторика активно использовалась для критики правительства со стороны лейбористов, а также внутри самой консервативной партии. В данных условиях правительство Дж. Мэйджора не могло пойти на компромисс с Германией и было вынуждено продвигать альтернативное видение единой Европы.
Многие британские консерваторы были недовольны изменением в системе подсчета голосов, даже несмотря на увеличение численности представителей Великобритании в Европейском парламенте. Сторонники Дж. Мэйджора апеллировали к увеличению численности британских представителей как к большому успеху на переговорах, в то время как противники придерживались мнения, что, несмотря на увеличение численности представителей Великобритании, изменение системы подсчета голосов недопустимо [4, 30 June 1993 vol. 227, p. 985−1069].
При этом особенно острые споры в британском парламенте возникли по вопросам, связанным с валютной интеграцией и созданием центрального банка. Евроскептики утверждали, что правительство Германии имеет серьезное влияние на Бундесбанк, а значит, сможет точно также влиять на европейский центральный банк [4, 24 March 1993 vol. 221, p. 929−1210].
Особенно напряженным моментом в англо-германском конфликте можно считать выборы нового президента Комиссии европейских сообществ. Срок полномочий Жака Люсьена Жан Делора ис-
текал, и немцы продвигали на этот пост кандидатуру бельгийского премьер-министра Жан-Люка Жозефа Мари Дехане, которого британская пресса уже успела раскритиковать за его программу, основанную на передаче частичного контроля над национальной политикой единому правительству в Брюсселе [6]. Дж. Мэйджор имел отличное представление о будущем Европы, в котором каждая страна будет двигаться своим путем и со своей скоростью [11, p. 165].
Результатом конфликта разных видений будущего Европы явилось наложение Великобританией вето на кандидатуру Жан-Люка Жозефа Мари Дехане. Новые выборы были отложены до 15 июля, а решение Дж. Мэйджора получило полную поддержку в британском парламенте. При этом в ходе обсуждения вопроса звучало огромное количество обвинений и резких заявлений в адрес Германии со стороны как консерваторов, так и лейбористов [4, 27 June 1994, vol. 245, p. 553−567].
Стороны были вынуждены пойти на компромисс, и новым президентом Комиссии европейских обществ стал Жак Сантер, которого поддержал и Дж. Мэйджор. Таким образом, Жак Сантер стал той компромиссной фигурой, которая предотвратила ускорение процессов европейского строительства, на которые Германия возлагала надежды.
Необходимо отметить, что незадолго до выборов президента Комиссии европейских сообществ Германий был введен запрет на импорт британской говядины, который был воспринят Великобританией как попытка надавить на нее при голосовании [15, с. 103]. Во время обсуждения данной проблемы в парламенте представители всех парламентских фракций сходились во мнении о злом умысле Германии при наложении эмбарго [4, 25 April 1994, vol. 242, p. 6−8].
После данных событий можно заметить серьезное ужесточение риторики в адрес Германии, что частично было обусловлено выборами лидера консервативной партии, на которые Джон Мэйджор пошел под давлением евроскептиков. На партийной конференции 1995 г. Джон Мэйджор заявил, что если Европа пойдет по пути федерализации, то Великобритания не станет в этом участвовать [7]. При этом он отметил существенные выгоды от нахождения Великобритании внутри сообщества.
В 1995 г. Дуглас Херд ушел с поста министра иностранных дел. Главной причиной отставки было усиление критики со стороны евроскептиков, которые обвиняли его в том, что все его действия направлены на упрочнение власти премьер-министра [10, p. 224]. Вскоре на его место был назначен Мальком Рифкинд, который являлся компромиссной фигурой между двумя другими кандидатами на данный пост — еврофилом Кенетом Кларком и евроскептиком Майклом Говардом [10, p. 233].
76
Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова iij- № 2, 2016
Постоянный поиск компромиссов внутри партии не давал Дж. Мэйджору возможности корректировки внешнеполитического курса относительно Европы в пользу поиска компромисса с Германией. Таким образом, внутриполитические причины оказывали ключевое влияние на формирование внешнеполитического курса Великобритании.
Евроскептики также подвергли серьезной критике политику правительства. Так, Питер Тапсел даже заявил, что Германия доминирует в Европе и Великобритании нечего этому противопоставить, вследствие чего выход из сообщества является для Великобритании вопросом выживания страны [4, HPD 20 June 1996, vol. 279, p. 1021−1099].
В 1996 г., в результате крупных убытков животноводческой отрасли от германского эмбарго на поставку британской говядины, Дж. Мэйджор объявил о том, что впредь Великобритания будет вступать в споры и по возможности блокировать любые решения европейской комиссии, пока данное решение не будет отменено [5].
Также стоит отметить, что в 1996 г. правительство Дж. Мэйджора окончательно потеряло контроль над парламентским большинством. Вследствие этого решения правительства стали блокироваться большинством голосов [11, p. 173]. Таким образом, незадолго до выборов в парламент раскол в консервативной партии был настолько силен, что сдерживать его уже не получалось даже у компромиссной фигуры Джона Мэйджора.
Во время предвыборной кампании Джон Мэйд-жор снова уделил большое внимание европейской политике, однако роль, которая отводилась ей во время предвыборной кампании, была намного ниже в сравнении с выборами 1992 г. В предвыборном манифесте консерваторов содержалось признание Великобритании как мирового лидера и европейской страны. Было также заявлено о формировании единого европейского рынка как одного из главных приоритетов внешней политики, а также о стремлении Великобритании стать центром Европы [1].
Однако, несмотря на все усилия, консерваторы на выборах 1997 г. в Великобритании потерпели сокрушительное поражение, получив всего лишь 165 мест в парламенте.
Период с 1992 по 1997 г. начался со сближения Великобритании и Германии, что было обусловлено стремлением руководства обеих стран к более тесному сотрудничеству в рамках европейского строительства. Среди положительных результатов данного сотрудничества можно отметить подписание и дальнейшую ратификацию Великобританией Маастрихтского договора.
После событий «черной среды» раскол внутри консервативной партии оказал серьезное влияние на формирование внешнеполитического курса Великобритании из-за необходимости поиска компро-
мисса внутри партии относительно своей европейской политики. Даже решая вопрос о назначении Малькома Рифкинда министром иностранных дел, Джон Мэйджор был вынужден пойти на компромисс, назначив его вместо Кенета Кларка, который был известен своей полной поддержкой правительства в вопросах европейского строительства.
При этом необходимо отметить разницу между позициями Великобритании и Германии в подходах к будущему единой Европы. Германия стремилась к построению более централизованной Европы, в которой политика сообщества определялась бы из единого центра, которому была бы передана и часть национальной политики. Великобритания, где среди правящей партии было большое количество евроскептиков, не могла принять это и стремилась к созданию Европы, в которой все государства будут сохранять максимальный суверенитет.
Агрессивная риторика британских консерваторов во многом основывалась на страхах перед доминированием Германии в Европе и была во многом обусловлена исторической памятью.
В целом можно заметить, что, несмотря на хорошие отношения между Джоном Мэйджором и Гельмутом Колем, а также ориентированность обоих правительств на строительство единой Европы, противоречия между странами носили принципиальный характер, а конфликт внутри консервативной партии Великобритании после «черной среды» 1992 г. не давал Джону Мэйждору возможности скорректировать внешнеполитический курс в сторону компромисса.
Библиографический список
1. Маастрихтский договор: трудности ратификации, поиски решений,-перспективы. — М., 1994. -47 с. — (Доклады Института Европы РАН, № 1).
2. Капитонова Н. Приоритеты внешней политики Великобритании (1990−1997 гг.). — М.: Моск. гос. ин-т междунар. отношений (Ун-т) — РОССПЭН, 1999. — 141 с.
3. Имангалиев Р. Новая Германия в меняющемся мире. Международное положение и внешняя политика Германии на рубеже XX—XXI вв. — Казань: Новое знание, 2006. — 252 с.
4. Жоров Е. Экономическая модернизация Великобритании: Новый этап (1990−1997 гг.). — Челябинск: Изд-во Челябинского гос. пед. ун-та, 2010. -388 с.
5. Young J. Britain and European unity 19 451 999. — L.: Macmillan press, 2004. — 237 c.
6. Theakston K. British Foreign Secretaries since 1974. — L.: Routledge, 2004. — 281 с.
7. Prime Mibisters lowest points // The Daily Telegraph. — 1993. — 4 June. — P. 1.
8. Mr Major'-s Speech to 1995 Conservative Party Conference // The Rt Hon Sir John Major KG CH: John Major official website [Electronic resource]. -
URL: http: //www. johnmajor. co. uk/page1269. html (дата обращения 14. 12. 2015).
9. Johnson B. EC summit call isolates Britain // The Daily Telegraph. — 1993. — 3 June. — P. 4.
10. John Major'-s Speech to the 1996 CBI Conference // The Rt Hon Sir John Major KG CH: John Major official website [Electronic resource]. -URL: http: //www. johnmajor. co. uk/page840. html (дата обращения: 14. 12. 2015).
11. Hansard Parliamentary Debate. 1992 vol 215, 1993 vol 221, vol 225, vol 227, vol 547, 1994 vol 242, vol 245, vol 246,1996 vol 279
12. George J. Maastricht vote handing by thread // The Daily Telegraph. — 1992. — November 2 L. 1992. — P. 1.
13. Conservative Party Manifesto. The Best Future for Britain// The Rt Hon Sir John Major KG CH: John Major official website [Electronic resource]. — URL: http: //www. johnmajor. co. uk/page86. html (дата обращения: 14. 12. 2015).
14. Banchoff T. The German Problem Transformed. Institutions, Politics, and Foreign Policy, 1945−1995. -Michigan: Univ. of Michigan press, 2002. — 217 с.
15. 1997 Conservative Party Manifesto // The Rt Hon Sir John Major KG CH: John Major official website [Electronic resource]. — URL: http: //www. johnmajor. co. uk/page826. html (дата обращения: 14. 12. 2015).
78
Вестник КГУ им. H.А. Некрасова. ?У- № 2, 2016

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой