Бюрократия и коррупция: отдельные аспекты воспроизводства должностной преступности в России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 35
С.В. БОГДАНОВ, доктор исторических наук,
Д.В. ЕРМОЛАЕВ, преподаватель
Губкинский институт, филиал Московского государственного открытого университета
БЮРОКРАТИЯ И КОРРУПЦИЯ: ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА ДОЛЖНОСТНОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РОССИИ
От советской эпохи сегодняшняя Россия унаследовала громоздкий и малоэффективный государственный аппарат. Усложняющиеся проблемы социально-экономического, политического развития, курс на построение гражданского общества, удвоение ВВП и преодоление бедности в ближайшей перспективе ставят задачи масштабной и скорейшей модернизации всей системы государственной и муниципальной службы в стране. В этой связи представляет интерес рассмотреть институциональные издержки в функционировании государственной службы, в том числе вычленить причины воспроизводства криминальных проявлений среди чиновничества.
Бюрократизация современного российского общества имеет свои исторические корни. Проблемы количественного увеличения чиновничества в СССР довольно отчетливо обозначились уже в 1970-е гг. Если в 1930—1940-е и даже в 1950-е гг. на долю служащих и специалистов приходилось 15−20% работающих (из них на долю специалистов с высшим или средним специальным образованием — 5−10%), то к концу 1970-х гг. они составляли 25−30% трудящихся, в том числе специалисты — едва ли не 20% [1].
Этот процесс явно опережал потребности собственно индустриального развития. Тенденция количественного роста управленческого аппарата была не только закономерным следствием научно-технической революции, но и проявлением противоречий в области оплаты труда, а также стремлением получить возможность распределять материальные и другие блага, особенно в условиях быстро растущего дефицита на многие виды продовольственных, промышленных товаров, стремительной «теневизации» социальных рынков.
Начало рыночных реформ серьезно криминализировало сферу государственного и муниципального управления. Массированная прива-
тизация сопровождалась беспрецедентным по срокам, темпам и объемам перераспределением государственной собственности. Руководить процессом приватизации было поручено все той же бывшей партийной номенклатуре, к тому моменту уже ставшей основным проводником рыночных реформ в стране.
В настоящее время теперь уже не представляется возможным проследить, насколько само чиновничество интегрировалось в новые рыночные структуры, несмотря на запрет совмещать государственную службу и участие в коммерческих структурах. Запретительные предписания оказалось довольно не сложно обойти при помощи не личного участия, а посредством родственников, подставных, доверенных лиц.
В целом, приватизация, с одной стороны, способствовала легитимизации тех «теневых» механизмов экономической деятельности, которые еще недавно находились под запретом уголовного законодательства, а с другой — выступила катализатором должностной преступности.
Оценивая последствия приватизации в РФ, российские криминологи Н. Ф. Кузнецова и В. В. Лунеев пишут: «Провозглашение частной собственности в реформируемой России и про-
ведение обвальной приватизации общенародной собственности привело к колоссальному неравенству, когда значительная масса народа оказалась за чертой бедности, а небольшой слой бывшей номенклатуры и криминальной среды, захвативший общенародное достояние, обеспечил себе беспрецедентно высокий уровень жизни. Многократный разрыв между массовой бедностью и богатством детерминирует самые дикие формы корыстной преступности» [3].
Чиновничество, получившее полномочия осуществлять перераспределение государственной собственности, не могло не позаботиться и о своих собственных интересах, выходящих за рамки должностных вознаграждений. Так, в период 1993—1996 гг. — пик приватизации — именно среди сотрудников исполнительных органов власти наблюдается наибольший прирост должных преступлений с 1 483 в 1993 г до 2 625 в 1996 г., то есть более чем на 56%.
Позиция власти в отношении разраставшейся коррупции была совершенно не логичной. Например, еще 4 апреля 1992 г был подписан Указ Президента Р Ф «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», который содержал ряд серьезных антикоррупционных мер: служащим государственного аппарата запрещалось заниматься предпринимательской деятельностью лично или через посредников- оказывать, используя свое служебное положение, любое, не предусмотренное законом, содействие физическим и юридическим лицам в осуществлении предпринимательской деятельности и получать за это вознаграждение, услуги, льготы.
Кроме того, государственным служащим вменялось в обязанность при назначении на руководящую должность представлять декларацию о доходах, движимом и недвижимом имуществе, вкладах в банках и ценных бумагах, а также обязательствах финансового характера. Однако этот указ был «мертворожденным», так как не содержал конкретных механизмов его реализации и неукоснительного соблюдения.
Осуждая коррупцию публично, тогдашнее руководство страны, не пошло на серьезные меры по ограничению должностной преступности. Так, еще в 1993 г. был разработан Федеральный закон «О борьбе с коррупцией», который трижды принимался высшим законодательным органом
страны (в 1993, 1995 и 1997 гг.) и трижды под различными предлогами на него накладывал вето Президент России Б. Н. Ельцин [2].
Несмотря на то непреложное обстоятельство, что год от года число возбужденных уголовных дел в отношении государственных служащих увеличивалось, общество так и не дождалось от государства системных мероприятий, направленных на серьезное ограничение коррупции.
Обращает на себя внимание еще одна немаловажная деталь — криминализация сотрудников правоохранительных органов. В этот же отрезок времени прирост возбужденных уголовных дел в отношении сотрудников правоохранительных органов составил более 74%. Учитывая громкие разоблачительные кампании в отношении «оборотней в погонах» 2003−2004 гг., остается только догадываться о действительных масштабах латен-тизации противоправного потенциала в силовых структурах.
Согласно данным МВД России, о состоянии законности и служебной дисциплины в органах и подразделениях внутренних дел приводится следующая статистика: в 2003 г. из 3 106 человек 1 342 сотрудника совершили преступления общеуголовной направленности, в том числе 43 — убийства, 32 — причинения смерти по неосторожности, 110 — умышленных преступлений сопряженных с причинением различной степени тяжести вреда здоровью, 27 — изнасилований, 200 — краж, грабежей и разбоев, 113 — хулиганство, 60 — преступлений, связанных с наркотиками [4].
Приведенные данные говорят о том, что преступность сотрудников органов внутренних дел включает в себя, наряду с должностными преступлениями, немалое количество преступлений, которые уголовный закон относит к числу общеуголовных.
Итак, за годы рыночных реформ не сформировался государственный аппарат, способный противостоять коррупции и иным видам должностной преступности. Более того, государственные служащие сами оказались в значительных масштабах поражены болезнями квазирыночной экономки и квазиправового государства, собственного маргинального статуса, особенно на нижних этажах служебной лестницы.
В 2009 г. прокурорами было выявлено более 260 тыс. нарушений закона, свыше 35 тыс.
должностных лиц привлечено к дисциплинарной ответственности. По материалам органов прокуратуры было возбуждено более 4 тыс. 800 уголовных дел. Выявлено свыше 90 тыс. нарушений требования закона о соблюдении ограничений и запретов, связанных с прохождением государственной и муниципальной службы, допущенных в органах власти всех уровней. Были пресечены многочисленные нарушения законодательства при организации государственных и муниципальных закупок, факты оплаты за счет бюджетных средств невыполненных работ по государственным и муниципальным контрактам. В 2010 г было вскрыто свыше 40 тыс. преступлений коррупционной направленности. На первый взгляд, цифры обнадеживают.
В то же время необходимо отметить следующее: можно сколько угодно упразднять и преобразовывать министерства и ведомства, поднимать зарплату чиновникам, сокращать государственный аппарат и ликвидировать дублирование функций, но если не установить жесткий и системный финансовый и иной государственный контроль над должностными лицами, прежде всего в высших эшелонах власти, с точки зрения повышения эффективности управления страной и борьбы с коррупцией указанная реформа будет абсолютно бесплодной.
В качестве одного из элементов антикоррупционного механизма следует также рассматривать положения законопроекта, предусматривающие обязанность гражданина, поступающего на гражданскую службу, а также обязанность гражданского служащего ежегодно представлять
представителю нанимателя сведения о доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, в том числе и членов семьи.
Однако это было прописано и раньше в законодательных актах, регламентирующих государственную службу. Но эффект от контроля будет только тогда, когда он будет подкреплен реальными механизмами и разработан организационно.
В этой связи давно назрела необходимость в создании компактной контрольной службы, подчиняющейся напрямую президенту и не имеющей лица, то есть абсолютная закрытость всех ее сотрудников (как, например, в закрытой налоговой службе — IRS — в США) будут способствовать ее безукоризненному авторитету и неподкупности. Контроль в совокупности с реальной функционально-целевой реорганизацией системы государственной и муниципальной службы, разработкой системы социальной защиты госслужащих могут способствовать серьезному снижению должностных преступлений в системе государственного управления.
Список литературы
1. Богданов С. В. Хозяйственно-корыстная преступность в СССР, 1945−1990 гг.: факторы воспроизводства, основные показатели, особенности государственного противодействия: дис.. . д-ра ист. наук. — Курск, 2010. — С. 342−356.
2. Криминология: учебник / под ред. проф. Н. Ф. Кузнецовой, проф. В. В. Лунеева. — М., 2004. — С. 386.
3. Закон о борьбе с коррупцией // Коррупция и борьба с ней. — М., 2000. — С. 275−289.
4. О результатах работы по укреплению законности и служебной дисциплины в органах и подразделениях внутренних дел МВД России за 2003 год: Обзор МВД России от 11. 02. 2004 № 11/7/039.
В редакцию материал поступил 14. 11. 11
Ключевые слова: бюрократия, коррупция, должностная преступность.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой