Повседневная жизнь школ Курской области в условиях немецко фашистской оккупации в 1941 1943 годах

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

С. И. Гальченко
Повседневная жизнь школ Курской области в условиях немецко-фашистской оккупации в 1941—1943 годах
Аннотация: В статье рассмотрены цели и деятельность оккупационных властей в сфере народного образования, отмечается ее колониальный характер, направленный на уничтожение русской культуры и языка, национального самосознания, духовное порабощение населения, анализируются учебные планы, методическое пособие, материальная база, уделяется внимание учителям, работавшим при оккупационном режиме и способам их привлечения к сотрудничеству.
Ключевые слова: учащиеся, учителя, оккупация, оккупационные власти, школа, школьное образование, учебный процесс.
В начале XXI века российская система образования подвергается решительным изменениям. Недавняя история свидетельствует о самодостаточности и конкурентоспособности Российской системы образования. Убедительным свидетельством этого является период Великой Отечественной войны, когда советская школа, системно и методично разрушавшаяся на оккупированных территориях Вермахтом, сумела не только выжить, но и самосохраниться, чтобы затем восстановиться в кратчайшие сроки. Опыт деятельности советской школы периода 1941−1945 гг. до сих пор недостаточно изучен. Курская область и ее система образования в годы Великой Отечественной войны представляет в этом плане особый научный интерес, все еще не востребованный исторической наукой в полном объеме, опыт противостояния насильственно внедряемой идеологии и политической системы на оккупированных территориях.
С оккупацией Курской области немецко-фашистскими захватчиками (октябрь 1941 г. — начало сентября 1943 г.) для школы наступило весьма тяжелое время. Еще до нападения на СССР гитлеровцы разработали школьную политику в отношении оккупированных районов. Особое значение немецкое командование придавало ликвидации высокого уровня образования, достигнутого советским народом. В основу этой политики был помещен принцип расовой неполноценности народов СССР. В конечном итоге решение «восточного вопроса» предполагало уничтожение русского народа как самого непокорного, как биологически не полноценной единицы.
В этой связи в планах агрессора особое место отводилось разрушению сложившейся системы народного образования. Ее полное уничтожение фашистами рассматривалось как важное средство и непременное
Гальченко Светлана Ивановна, соискатель кафедры истории Отечества Курского государственного университета, старший преподаватель кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации Курского института социального образования (филиала) РГСУ.
Тема кандидатской диссертации: «Народное образование Курской области в годы Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.)».
Основные публикации: «Учителя и Великая Отечественная война» (2004), «Из истории немецкой образовательной политики на временно оккупированной территории Курской области (1941−1943 гг.) (на примере Бегощанской средней школы на материалах Государственного архива Курской области)» (2004), «Состояние народного образования Курской области в годы и после немецко-фашистской оккупации» (2005).
Сфера научных интересов: история народного образования в России.
e-mail: svetagalchenko@yandex. ru
условие ликвидации идейно-политического влияния советского общества и государства на свою молодежь. В предварительных набросках к генеральному плану «Ост» ставилась задача уничтожения высшей школы.
Рассматривая оккупированные районы как сырьевые придатки германской империи, а население — в качестве бесплатной рабочей силы, немецкое командование в таком духе проводило и образовательную политику. Оно считало целесообразным ограничить образование курян рамками начальной школы. Будучи направленной на духовное порабощение населения оккупированных районов, «школьная политика» гитлеровцев содержала определенную систему социально-политических мероприятий, сочетавшихся с усиленными попытками лакировки истинных целей завоевателей со значительной долей демагогии, которая была характерна для фашистской идеологии и пропаганды вообще.
На различных территориях Курской области эта политика была не одинаковой. В значительной мере она зависела от местных властей, от тех, кто определял ее. Так, немецкий военный комендант Больше-солдатского районного управления распорядился обучать в начальной школе детей с 7 до 11 лет включительно. Дети старше 11 лет вместе с учителями направлялись на сельскохозяйственные работы 1.
В г. Курске в оккупационное время также работали только начальные школы (к концу 1942 г. их насчитывалось 14) 2.
В Дмитриевском районе, который во время оккупации входил в Локотский округ, разрешалось открывать семилетние и даже средние школы. Из 345 школ округа 10 были средними. В школах обучалось 43 422 учащихся и работало 1338 педагогов. Обер-бургомистр округа Каминский распорядился с 1 ноября 1942 г. ввести по округу обязательное обучение детей в объеме семи классов средней школы. Однако реализовать на деле это указание было сложным делом: к ноябрю этого года 22 школы района так и не приступили к работе из-за их плачевного состояния 3.
В Беловском же районе ставка была сделана на подготовку младших специалистов с сельскохозяйственным образованием, которые призваны были руководить работами для поставки продукции в Германию. В этих целях осенью 1942 г. возобновило свою работу Кучеровское среднее сельскохозяйственное училище, в которое принимались лица с семилетним образованием.
Как свидетельствуют другие документы, образовательная политика оккупационных властей на территории Курской области в большей степени была направлена на сельскохозяйственную подготовку молодежи. В этих целях планировалось открыть различные аграрные школы и училища, куда следовало привлечь детей от 7 до 11 лет. После окончания этих школ лучшие учащиеся должны были быть направлены в трехклассные сельхозшколы, в которых готовили младших специалистов. Такие школы были открыты в 10 районах области (Белгороде, Грайвороне, Короче, Кучеровке, Рыльске, Красной Яруге, Больших солдатах, Судже, Конышевке, Медвенке) 4.
В свою очередь, сельхозспецшколы могли направлять не более 5 учеников от каждого округа в агрономические школы для получения специальности агронома. Но этим планам не суждено было осуществиться.
Пойдя на открытие школ, немецкие власти запретили использовать в учебном процессе советские учебники и школьные программы. Многие учебники уничтожались. Это касалось в первую очередь книг по истории и литературе. Из учебников, которыми разрешалось пользоваться, предписывалось изъять материалы «большевистского» содержания. Это приводило к тому, что от учебника иногда оставалось несколько страниц, пригодных для преподавания ученикам. В книгах и учебниках затушевывались портреты руководителей коммунистической партии и советского правительства, многие имена и даты. В основном же в оккупированных районах школы работали по учебным планам министерства просвещения царской России времен 1905 г. Итогом такой политики стало изъятие почти всей советской учебной литературы, пособий, программ, альбомов, карт и тому подобное. Тех, кто пытался эти пособия сохранить, жестоко преследовали. При нехватке хотя бы одного экземпляра запрещенной литературы учителя и учащиеся подлежали строгому наказанию, а школы закрывались. Запрещая использование советской учебной литературы, оккупанты в то же время не сумели обеспечить школы и учителей необходимыми, на их взгляд, пособиями.
Функционировавшие в годы оккупации школы на территории Курской области были превращены в школы колонизаторского типа как по целям и содержанию, так и по методам обучения и воспитания. С особым ожесточением преследовались проявления инакомыслия среди учителей и учеников, не останавливаясь при этом и перед их физическим уничтожением. К тому же из 3507 школ, работавших в области накануне войны, фашисты полностью разрушили 1272 и частично повредили 2132. Таким образом, во всей области реально сохранились только 103 школы 5.
1 Конференция Белгородских учителей // Курские известия1942.- 17 октября.
2 Государственный архив Курской области (далее ГАКО). Ф. 3483. 0п. 105.Д.2. Л. 2
3 ГАКО Ф. 3483. 0п. 105.Д.2. Л.7.
4 Забота сельскохозяйственных школ // Курские известия.- 1942. -15 ноября.
5 ГАКО Ф. 3483. 0п. 105.Д.2. Л. 10.
Но и оставшиеся школы не всегда использовались по назначению. В них фашисты разместили казармы для солдат, госпитали, военные штабы, тыловые учреждения, полицейские участки и даже конюшни. Поэтому те школы, в которых было разрешено детям продолжать учебу, нередко размещались в личных домах крестьян.
Не всегда занятия начинались во время, их переносили по различным причинам (участие в сельхоз-работах, отсутствие отопления, ремонта и так далее) на более поздние сроки. Значительная часть детей не посещали школу из-за материальных трудностей, из-за ее отдаленного расположения. Уроки обычно ограничивались 25−30 минутами. Все это привело к резкому снижению грамотности учащихся, падению дисциплины и отсеву школьников.
В ряде мест, в Курской области, как и в г. Курске, было введено платное обучение — 10 руб. за ребенка в месяц. Родители обязывались также позаботиться о завозе топлива в школу.
Особое внимание было уделено изучению немецкого языка в ущерб другим дисциплинам. В 111-их и 1У-ых классах г. Курска он изучался по четыре часа в неделю. К тому же каждому ученику этих классов рекомендовалось читать газету «Курские известия», наполненную материалами фашистской пропаганды 6.
Оккупанты не остановились и перед уничтожением лучшей части учителей, всячески издевались над ними. Учителя, не успевшие эвакуироваться, вынуждены были работать в школах, чтобы не умереть с голоду, других заставляли силой. Таких в области насчитывалось более трех тысяч. Большинство из них в ходе учебного процесса не проводили никакой профашистской пропаганды, они и в этих тяжелых условиях оставались гражданами своего Отечества, стремились сохранить учебные заведения, библиотеки, очаги культуры от полного разграбления. И только единицы пошли в услужение к фашистам. Это, как правило, были дети или репрессированных, или раскулаченных родителей.
Представители оккупационных властей, курирующие школы области, требовали от учителей усиления работы по посещаемости учащимися занятий в школе. Кстати, посещаемость школьниками была плачевной. По данным Бегощанской начальной школы Бегощанского района из 184 учеников 1-ых — 1У-ых классов в январе 1942 г. не ходили на занятия 81 ученик, в феврале — 53. Отсюда и низкая успеваемость школьников. И такова ситуация с посещаемостью и успеваемостью была повсеместной 7.
Чтобы улучшить это положение, учителя вынуждены были посещать своих подопечных на дому, беседовать с родителями, вызывать их в школу. Сами родители, дети которых не ходили в школу, подвергались штрафам. За пропуски детьми школы строго спрашивали и сельских старост, и заведующих учебными заведениями районов. Однако из-за плохого материального положения родителей, неудовлетворительного состояния школ их посещаемость оставалась крайне низкой.
Заставляя родителей и учителей укреплять школьную дисциплину, оккупанты преследовали свои далеко идущие цели — подготовить из детей необходимую рабочую силу для «Великой Германии». В этом плане большая ставка делалась на педагога. При этом оккупанты прибегали не только к их психологической обработке, запугиванию, но и к материальным стимулам. Для этого был налажен строгий учет учителей, их образовательный уровень.
В деле перестройки советской школы в нужном для оккупационных властей направлении большое место отводилось религии. Новой властью была разработана подробная программа преподавания Закона Божьего в начальной школе. Она была рассчитана на 4 года, по два урока в неделю и включала в себя научения молитве, Священную историю Ветхого и Нового Заветов, учение о богослужении 8.
Введение Закона Божьего преследовало не столько воспитание верующего человека, сколько формирование догматического, некритического сознания и мышления, принимающего все на веру, бессловесного раба. И эту задачу, задачу воспитания послушного человека «нового типа», немецкие власти стремились начать с самого раннего детства, когда ребенок больше всего подвержен внушению и познанию определенных ему свыше истин.
Основываясь на этих данных, можно сделать вывод о том, что духовное воспитание представителей низшей расы, как немцы называли славян, не входило в планы гитлеровского командования. Для этого предметы, формирующие мироощущение, миропонимание, мировоззрение, обучающие думать, размышлять, анализировать, подвергались тщательной цензуре или были запрещены. В то же время немецкие власти осознавали необходимость полуграмотных работников, умеющих читать, писать, считать, изъясняться по-немецки на бытовом уровне.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что в воспитательном процессе преследовались следующие цели:
1. Все преподавание в школах должно быть проникнуто духом уважения к германской армии, чтобы прекратить сопротивление советского народа непосредственно оккупационным войскам.
6 Курсы немецкого языка для служащих городской управы //Курские известия.- 1942.- 6 декабря.
7 По освобожденным областям //Курские известия. -1942. -6 декабря.
8 Конференция Белгородских учителей // Курские известия.- 1942.- 17 октября.
2. Школа должна содействовать онемечиванию советских детей и стать одним из каналов фашистской пропаганды.
3. Воспитывать покорных рабов для немецких помещиков и капиталистов.
4. Необходимо было «выколачивать» из детских голов все советское, воспитывать послушного ученика, готового своим трудом отблагодарить фюрера.
5. Ставилась также задача по перевоспитанию молодежи и народных масс, «испорченных» за четверть века советской властью.
Перечисленные цели тесно взаимосвязаны и вытекают одна из другой. Их особенностью являлась ориентированность на перспективу, так как конечным результатом образовательной политики должно было стать формирование работника нового типа, полезного «Великой Германии». Этот работник должен был согласиться с предложенным ему положением вещей и прекратить сопротивление оккупационным властям.
Литература:
1. Государственный архив Курской области (далее — ГАКО). Ф. 3483. 0п. 105. Д. 2. Л.2., Л. 7, Л. 10.
2. Забота сельскохозяйственных школ // Курские известия .- 1942.- 15 ноября.
3. Конференция Белгородских учителей // Курские известия .- 1942.- 17 октября.
4. Курсы немецкого языка для служащих городской управы // Курские известия.- 1942.- 6 декабря.
5. По освобожденным областям // Курские известия.- 1942.- 6 декабря.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой