Повседневность шопоголика

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Литературоведение


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

10 Также, если мы посмотрим на значение образа стекла в контексте всего сборника, нам откроется его «неуязвимость» для холода. Например, в стихотворении «Это ряд наблюдений. В углу тепло…» есть слова: «Вода представляет собой стекло» (278). То есть в стихотворении стекло — это замерзшая вода, а холод -это создатель льда. Поэтому холод не может причинить вреда стеклу.
11 Глазунова О. Мотивы оледенения и конца жизненного пути в поэзии И. Бродского 80-х годов (о стихотворении «Эклога 4-я (зимняя)») // Рус. литература. 2005. № 1. С. 241−352.
12 Г. Я. Седов (1877−1914) — популярный в советские годы и известный каждому полярный исследователь, организатор первой русской экспедиции на Северной полюс, так и не достигшей своей цели, продвинувшейся к ней всего лишь на сотню километров. Умер во время этой экспедиции. Здесь важен как образ человека, «убито-
УДК 821. 111. 09−31+929Кинселла
ПОВСЕДНЕВНОСТЬ ШОПОГОЛИКА
И. В. Кабанова
Саратовский государственный университет E-mail: ivk77@hotmail. com
На материале „Тайного мира шопоголика“ (2000) Софи Кинселлы рассматривается жанровая формула новой разновидности женского романа, так называемой „чик-лит“, и образ героини романа как социологический портрет шопоголика.
Ключевые слова: Софи Кинселла, чик-лит, шопоголик.
The Routine of a Shopaholic’s Life I. V. Kabanova
Sophie Kinsella’s „Confessions of a Shopaholic“ (2000) is looked into as a genre model of „chic-lit“, and the main character is analyzed as a psychological and sociological study of the phenomenon of shopo-holism.
Key words: Sophie Kinsella, chic-lit, shopaholic.
Повседневная жизнь западного человека наших дней, эпохи позднего „общества потребления“, обязательным компонентом содержит шопинг, походы и поездки за покупками в магазины, универмаги, молы, аутлеты и прочие храмы потребления. При этом шопинг, помимо удовлетворения материальных потребностей, приобретает новые функции: социального общения, самовыражения, самоутверждения, а на исходе прошлого века в английском языке появилось новое слово, „шопоголизм“, для обозначения по-купкомании, магазинной зависимости, которую социологи признают нарастающей проблемой. Согласно их исследованиям, шопоголизму больше подвержены женщины, поэтому неудивительно, что женская литература первой отобразила это явление. В русский язык слово „шопоголик“, пока
го» Севером, краем, которому был предан и который стремился постичь.
13 Например, при переводе стихотворения «То не муза воды набирает в рот.» (М.Б.) — «Folk tune» — «Варяг» меняется на «Тирпиц» (хотя в этом случае и не совсем удачно).
14 Роберт Фалкон Скотт — один из первооткрывателей Южного полюса в 1912 году. Во время возвращения назад все члены экспедиции, включая самого Скотта, погибли.
15 Ветер, налетающий на траву, передается звуковым образом стихотворения — постоянно встречающимся звуком «у», напоминающим завывание ветра: «Узнаю этот ветер, налетающий на траву».
16 Подобная же ситуация возникает при переводе стихотворения «Ты забыла деревню, затерянную в болотах…».
не зафиксированное ни в русских, ни в английских толковых словарях, проникло благодаря романам английской писательницы Софи Кинселлы (псевдоним Мадлен Уикхэм, р. 1969).
Софи Кинселла по праву пользуется славой «королевы чик-лита», «литературы для цыпочек», моду на которую открыла Хелен Филдинг «Дневником Бриджет Джонс» (1998). Кинселла — выпускница Оксфорда- она начинала в финансовой журналистике, в 1994—2001 гг. опубликовала семь очень успешных романов под своим собственным именем, прежде чем в 2000 г. подала своим издателям рукопись первого романа «Софи Кинселлы» из саги о шопоголике. «Тайный мир шопоголика» (2000) сразу стал международным бестселлером- последующие события в жизни полюбившейся читателям героини Ребекки Блумвуд излагают продолжившие серию шесть романов, последний из которых вышел в свет в 2010 году.
В романах Кинселлы присутствуют все компоненты этой новой разновидности женской литературы: «дела и дни» современной молодой женщины, которая строит карьеру и ищет спутника жизни- автобиографический элемент- повествование от первого лица в настоящем времени- преобладание женских персонажей- легкий, разговорный, комический стиль. Героини подобных романов — девушки с дипломом о высшем образовании, с художественными претензиями, с традиционной системой моральных и семейных ценностей — в отличие от героинь традиционного любовного романа не связывают свое счастье исключительно с соединением с любимым муж-
© Кабанова И. В2011
чиной. В «чик-лит» счастливый брак — возможная, но не обязательная развязка сюжета. Наследуя от предшествующего жанра любовного романа налет сказочности, прототипический сюжет о Золушке, «чик-лит» отражает поиски современной женщиной альтернативных путей самореализации, не сводящихся к исполнению традиционного идеала жены и матери. С социологической точки зрения, этот жанр фиксирует новые типы поведения, взаимоотношений, привычек и зависимостей личности, живущей в эпоху расцвета потребительского общества, и делает это исключительно на материале повседневной жизни.
Героиня «Тайного мира шопоголика», двадцатипятилетняя Ребекка Блумвуд, терпеть не может свою работу финансового журналиста в лондонском журнальчике «Удачные сбережения», работу, которая приносит ей 21 тысячу фунтов в год. Покупками она заполняет внутреннюю пустоту от унылой работы, от неудач в личной жизни. Ребекка начинает жить, переступая порог магазина — тут включаются ее эмоции, ее интеллект и воображение, она знаток рынка женской одежды, обуви, косметики. Она отождествляет себя с тем, что носит. Автопортреты героини в романе не содержат конкретных деталей ее внешности, а только перечисления того, что в этот день на ней надето, с упоминанием брендов.
В момент покупки и последующей примерки обновки дома Ребекка испытывает эйфорию, а назавтра все повторяется опять: тревога и томление перед витриной, решительный бросок в магазин- быстрый сеанс самовнушения с целью оправдать незапланированные покупки, восторг до дрожи в момент оплаты и вскоре вновь потребность пройтись по магазинам. Этот поведенческий пэттерн определяет сюжет романа: героиня выстраивает свой рабочий день так, чтобы иметь возможность забежать в магазин, ее сближение с будущим му-жем-миллионером происходит, когда она помогает ему выбрать чемодан. Характерно, что в этой сцене она думает в равной мере о своем спутнике и о шопинге, и озарение, которое на нее нисходит, касается не первого, а второго: «Я была уверена, что в моем шопинге регулярности и разнообразия не меньше, чем у других. Надо вам сказать, я на этом деле собаку съела. Но посмотрите, чего я себя лишала все это время? Страшно подумать, сколько возможностей упущено. Чемоданы, дорожные сумки, шляпные коробки с монограммой… Коленки подкашиваются. Я присаживаюсь на покрытый ковром пьедестал, рядом с кожаным несессером.
Как я могла не замечать багаж? Как могла обойти вниманием целый рыночный сектор?"1. Как характерно для этой новой женской литературы, что коленки девушки подкашиваются не от близости мужчины, а от осознания новых возможностей шопинга.
Кинселла рисует классические симптомы шо-поголизма и вскрывает его механизмы. Покупая очередную ненужную вещь, Ребекка испытывает
уколы совести и изобретает себе оправдания: мол, это вложение в карьеру, это работает на ее имидж. Она — жертва акций и распродаж, перед которыми не может устоять. Шопоголизм стал массовым явлением, когда в обиход вошли кредитные карты, виртуальные деньги — известно, что оплата наличными ведет к снижению расходов, тогда как оплата кредиткой ведет к бесконтрольным тратам- кредитка создает короткую иллюзию богатства, всемогущества. Роман открывается сценой, в которой Ребекка просматривает присланную из банка распечатку по кредитке, и выясняется, что она не помнит половины своих покупок. Такая избирательная забывчивость может служить симптомом расстройства личности, но в силу распространенности шопоголизма психиатры, предлагающие курсы лечения от него, избегают говорить о шопоголизме как об обсессивно-ком-пульсивном синдроме- его чаще ставят в один ряд с алкоголизмом и наркозависимостью, но последствия для личности в любом случае тяжелы.
Героиня знает, что ей надо сократить расходы. В течение целой недели она пытается жить по новым правилам и начинает с того, что покупает стильный блокнот для записи расходов, ручку, термос, чтобы пить кофе на работе, не бегая в кофейню, и заодно — кофемолку. Неубедительная попытка экономить заканчивается магазинной оргией на выходных, когда Бекки с лихвой вознаграждает себя за вынужденный аскетизм и больше уже не подвергает себя подобным испытаниям.
Самодостаточность героини проявляется больше в моральном плане, чем в мире материальном, в котором ей помогают родители, богатая лучшая подруга, в чьей квартире она живет почти даром, да и встречается она с двумя мужчинами из списка самых богатых женихов Британии.
Повседневность героини и состоит из чередования восторгов в магазинном раю и угрызений совести за то, что она загоняет себя в финансовый тупик. Автор вскрывает модель поведения шопоголика. Сначала — влечение в магазин: «Мне нужна какая-нибудь мелочь, чтобы приободриться. Футболка или что-то еще. Да хоть зубная паста. Мне нужно что-нибудь купить. Много тратить не буду. Просто войду и. Я открываю двери. Господи, какое облегчение. Это тепло и этот свет. Вот где мой мир. Моя среда обитания"2. А вне магазинов Ребекку преследуют чувства вины и страха: «В понедельник я просыпаюсь очень рано и сразу ощущаю какую-то внутреннюю пустоту. Взгляд на мгновение цепляется за кучку неоткрытых пакетов из магазина, стоящих в углу, но я сразу отвожу глаза. Я знаю, что в субботу потратила слишком много, непростительно много денег. Я знаю, что не должна была покупать две пары сапог и фиолетовое платье. Всего я потратила. нет, не хочу даже думать об этом. Быстро заставляю себя подумать о чем-нибудь другом. О чем угодно.
Я стараюсь игнорировать две занозы, засевшие в душе, — Вину и Страх"3.
74
Научный отдел
Ребекка ведет себя как безответственный ребенок, прячущийся от неприятностей: обвиняет во всем банковских служащих, лжет, бросает трубку телефона, выбрасывает нераспечатанные письма из банков, прячется у родителей. Серьезность ситуации доходит до нее только тогда, когда она перестает получать привычное удовольствие от покупок: «Каждый раз, когда сдергиваю с полки очередную вещь, меня накрывает волна восторга, как вспышка салюта. И на несколько секунд все кажется прекрасным. Но потом искры гаснут, я снова погружаюсь в холодную мглу и лихорадочно оглядываюсь в поисках чего-то еще. Огромная ароматизированная свеча. Ароматический гель для душа и молочко для тела. Мешочек сухой отдушки. Беру того, и другого, и третьего. И всякий раз — теплая вспышка света, а потом снова тьма. Вот только вспышки все слабее и слабее. Ну почему это приятное ощущение не задерживается? Почему мне не становится радостнее?"4.
В этот момент оказывается, что покупки она оплатить не может — заблокированы все ее кредитки. Шопоголик испытывает максимум унижения, когда остальные покупатели и продавцы с презрением смотрят на человека, стоящего у кассы без денег. Из рая, где осуществлялись любые желания, магазин превратился во враждебное пространство бессилия. После чего Ребекка проходит нижнюю точку отрицательных эмоций: «Я вдруг осознаю, что скатилась на самое дно. Что у меня есть? Ничего. Абсолютно ничего. Я не в состоянии распоряжаться своими деньгами, я не в состоянии выполнять свою работу, и у меня нет мужчины"5.
Ситуация разрешается, как положено в женском романе, волшебным образом: исключительно благодаря своим личным качествам и некоторому везению через пару дней Ребекка получает работу телеведущей, ужинает с Люком Брендоном в «Ритце» и наутро набирается смелости позвонить своему банковскому менеджеру — с тем, чтобы отменить назначенную с ним встречу.
В следующих романах о шопоголике Кин-селла продолжает художественное исследование этого социального феномена по схеме, впервые опробованной в «Тайном мире шопоголика». Ребекка успевает побыть финансовым консультантом на телевидении, персональным помощником по шопингу в модном нью-йоркском универмаге «Барниз» и устроить сразу две свадьбы с Люком и стать матерью, но не в силах излечиться от своего пристрастия, которое начинает выглядеть естественной, органичной частью современной жизни. Забавный, ироничный, социологически точный портрет героини дается на плотном, детализированном фоне повседневности. Гламурные бренды и магазины — такая же часть этой повседневности шопоголика, как ее оборотная сторона — ощущение ужаса и пустоты перед шкафом, из которого сыплются нераспечатанные пакеты из магазинов.
Примечания
1 Кинселла С. Тайный мир шопоголика / пер. А. Корчагиной. М., 2010. С. 213.
2 Там же. С. 280.
3 Там же. С. 187.
4 Там же.С. 281−282.
5 Там же. С. 299.
Литературоведение
75

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой