Частеречный анализ терминосистемы английской фонетики в диахроническом аспекте

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Языкознание


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 811. 161. 1
ББК81. 2
К.А. Мякшин
ЧАСТЕРЕЧНЫЙ АНАЛИЗ ТЕРМИНОСИСТЕМЫ АНГЛИЙСКОЙ ФОНЕТИКИ В ДИАХРОНИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ
Данная статья посвящена актуальной лингвистической проблеме изучения отраслевых терминоси-стем. В статье рассматривается пример комплексного изучения английских фонетических терминов. Основным рассматриваемым вопросом является соотношение различных частей речи в терминосисте-мах английской фонетики и фонологии в диахроническом аспекте.
Ключевые слова: частеречный анализ- терминологическая номинация- терминосистема английской фонетики- диахронический аспект.
К.А. Myakshin
PARTS OF SPEECH WITHIN THE TERMINOLOGICAL SYSTEM OF ENGLISH PHONETICS: THE DIACHRONIC ASPECT
The article focuses on the eminent issue cf studying branch terminological systems. A comprehensive approach to English phonetic terms is considered in particular. The main question discussed is the correlation cf various parts cf speech in the terminological systems cf English phonetics and phonology in the diachronic as-
Key words: parts cf speech- terminological nomination- terminological system- diachronic aspect- English phonetics.
Вопрос о том, какими частями речи должны быть представлены термины, ограничивается ли терминология исследуемой области существительными или в нее входят также и прилагательные, глаголы и другие части речи, по-прежнему остается актуальным и чрезвычайно значимым для современного терминоведения как в теоретическом, так и в прикладном аспекте.
Необходимо отметить, что на сегодняшний день эта проблема по-прежнему остается нерешенной ввиду существования большого количества противостоящих друг другу точек зрения. По мнению A.B. Иванова, «поиск ответа на вопрос, какая часть речи может в полной мере реализовывать терминологические функции и являться термином, должен производиться с учетом всего комплекса проблем, решаемых в рамках терминологической номинации» [Иванов, 2004: 291−292]. Так, в отношении терминов-существительных как универсальных языковых единиц разногласия в среде терминологов и лингвистов практически не возникают, так как именно эта часть речи в максимальной степени реализует основную функцию термина — номинативную. Как отмечает М. В. Косова, «эта функция характерна, прежде всего, для имени существительного и субстантивного подчинительного словосочетания. Большинство научных понятий обладают достаточно высокой степенью абстрактности, и богатая семантика имени существительного позволяет им служить сред-
ством обозначения основного состава понятий науки» [Косова, 2000: 228].
Интересной представляется точка зрения О. С. Ахмановой, утверждающей, что «следует, прежде всего, обратить внимание на то, что в европейских языках система существительных настолько развита, имеются настолько неограниченные возможности образовывать отглагольные существительные и отвлеченные существительные, образованные от основ прилагательных, что основной состав терминологического списка для этих языков вполне может быть исчерпан существительными» [Ахманова, 1966: 11].
В многочисленных дефинициях термина номи-нативность выступает основной характеристикой и чертой, которая отличает термин от общеупотребительного слова. Именная общенаучная лексика является основой для дефинирования терминов. Именные единицы общенаучного характера могут также выступать частью сложного термина или же служить основой для образования производных терминов.
Так, A.B. Суперанская, Н. В. Подольская и Н. В. Васильева отмечают, что «основная единица, на которую опирается номинация (т.е. фиксирование избранных явлений действительности при помощи языковых наименований) в общем сознании, — слово. К номинативным частям речи относятся существительные, прилагательные, глаголы и наречия … Существительные могут транспони-
ровать содержание слов всех остальных номинативных частей речи и располагают для этого соответствующими морфологическими средствами. Существительным свойственна абсолютная номинативная значимость, несколько ослабленная у остальных номинативных частей речи, обладающих сниженной способностью передавать содержание прочих частей речи» [Суперанская, Подольская, Васильева, 1989: 97].
Принимая за основу положение о том, что терминологию необходимо рассматривать в двух сферах, а именно в сфере фиксации и сфере функционирования [Авербух, 2004- Даниленко, 1971], целесообразно проследить, все ли знаменательные части речи, способные выражать понятия [Годер, 1961: 50], могут представлять термины в двух вышеназванных сферах.
В сфере фиксации термины выдержаны в отношении форм номинативности. Здесь терминология представляет собой не сумму имен реальных вещей и действий, а определенную систему названий понятий о вещах и действиях. Таким образом, основным лексико-грамматическим средством выражения научно-технических понятий о предметах, качествах, действиях в терминологии являются имена существительные и, естественно, образованные на их основе словосочетания.
Однако следует отметить, что данный подход принимает за основу предметную номинатив-ность термина. При рассмотрении данного вида номинативности в качестве основного признака отбор других частей речи будет затруднительным. К примеру, прилагательные, причастия, наречия обладают способностью к сочетаемости в структуре составного термина. Они называют признаки и качества вещей и действий и, по мнению А. И. Моисеева, не употребляются отдельно, поскольку обозначают качества и признаки, обретающие смысл только в сочетании с существительными, которые выражают предмет или действие. Не являясь структурными компонентами в составе тер-миносочетаний, прилагательные становятся полноправными терминами только в процессе научного изложения [Моисеев, 1970: 134−135].
При рассмотрении сферы функционирования терминологии (специальная научная литература и научная речь), сферы, где она «изымается из рамок замкнутой системы, свободно вплетается в общелитературное окружение, то есть функционирует (по воле авторов)» [Даниленко, 1977: 50], выясняется, что в данном случае возможности представления специальных понятий богаче и шире.
Необходимо отметить, что вопросу о том, какими частями речи должны быть представлены термины, особенно много внимания уделялось в 70-е годы. Так, например, А. И. Моисеев отмечал, что
«ведущиеся у нас интересные разыскания в сфере „неноминативной“ терминологии (термины в форме глаголов, прилагательных и т. д.) должны получить другой адрес: это разыскания не в сфере собственно терминов, а сфере специальной лексики. Нетерминологическая часть специальной лексики и фразеологии сама по себе является весьма интересным объектом исследования, интересна, в частности, ее соотнесенность с терминами: она, видимо, является результатом речевой трансформации терминов, но это вопрос особый» [Моисеев, 1971: 1].
Схожего мнения в отношении сферы фиксации, придерживается О. С. Ахманова во введении к «Словарю лингвистических терминов»: «Что касается глаголов, то для языковедческой терминологии они не типичны и легко могут быть заменены отглагольными существительными. Правда, есть несколько глаголов, которые довольно часто употребляются в лингвистическом метаязыке, например, такие как „склоняться“, „спрягаться“, „обособляться“, „грамматикализоваться“ и т. п. Но это уже сфера данной разновидности речи, которая … представлена не в толкуемых словах, а в самих толкованиях и пояснениях» [Ахманова, 1969: 11].
На отсутствие терминологического статуса у глаголов указывает также А. И. Моисеев, отмечая, что глагольные формы только описывают то или иное явление и не применяются для его понятийно-терминологического обозначения, выступая в процессе описания в роли «речевых субститутов терминов, средств изложения мысли, а не наименований явлений» [Моисеев, 1970: 135]. Кроме того, существует мнение, что при решении вопроса о степени терминологичности глаголов необходимо учитывать также тот факт, что в целом ряде случаев глаголы могут быть отнесены к терминам конкретной семантики и представлять «не систему понятий, а совокупность не связанных между собой наименований, близких к номенклатуре» [Никитина, 1978: 14].
И О. С. Ахманова, и А. И. Моисеев отмечают, что все несубстантивные формы представления специальных понятий являются продуктом речевой трансформации терминов, и по этой причине отказывают им в праве именоваться терминами.
Соглашаясь в целом с позицией упомянутых выше авторов, хотелось бы, однако, заметить, что, исключая глаголы, как части речи, способные выступать в роли терминов или входить на правах части в составную терминологию, либо относя терминологические единицы, выраженные этой частью речи, к разряду номенклатуры, исследователи игнорируют следующее обстоятельство: глаголы, имеющие специализированный статус, т. е.
прочно вошедшие в лингвистический обиход и давно занимающие соответствующую нишу в ме-таязыковом пространстве лингвистики, являются непременным и обязательным языковым атрибутом любого лингвотеоретического труда или лексикографического продукта широкого или узкого профиля. Будучи включенными в словники ряда словарей общего и специального типа, они снабжаются соответствующей пометой, указывающей на специализированность их семантики. Их включение в словники производится в полном соответствии с принципами отбора лексики в словари, а именно: 1) глаголы высокочастотны (реализация принципа частотности), 2) глаголы информативны (реализация принципа необходимости), 3) глаголы обладают высокой степенью коммуникативной ценности (одноименный принцип), 4) глаголы обладают выраженной способностью к сочетаемости с другими частями речи (коллокация), 5) глаголы обладают выраженной словообразовательной ценностью (одноименный принцип). Перефразируя Л. Р. Зиндера, который считал, что любая наука или какая-либо ее отрасль «должна стремиться к объяснению всех фактов, наблюдаемых в ее объекте» [Зиндер, 1979: 64], можно сказать, что глаголы являются одним из фактов, наблюдаемых в объекте лингвистики.
В пользу отнесения глаголов к разряду терминов свидетельствует и разделяемая нами позиция К. Я. Авербуха, согласно которой терминология должна рассматриваться в двух сферах, а именно в сфере фиксации и сфере функционирования. Даже после речевой трансформации данные номинативные единицы (а именно глаголы) не перестали выражать профессиональное понятие, не потеряли соотнесенности с данным конкретным означаемым, что согласно традиционным представлени-
ям является необходимым и достаточным условием для отнесения лексической единицы к разряду терминов [Авербух, 2004].
Справедливой представляется в свете сказанного и точка зрения В. В. Касьянова о том, что с развитием терминоведческой науки статус терминов обрели и глаголы, и прилагательные, и другие части речи [Касьянов, 2004]. Так, например, прилагательные, называя признак и, соответственно, обладая признаковой номинативностью, находят широкое применение в терминосистемах английской фонетики и фонологии. Это обстоятельство учитывается лексикографами при составлении терминологических словарей. Фиксируя употребление прилагательных в функции терминов в словарях, они тем самым уже отвечают утвердительно на вопрос относительно того, может ли термин выражаться именем прилагательным. В связи с этим вполне допустимым представляется использование терминов-прилагательных с их богатейшими функциональными возможностями.
Анализ английской фонетико-фонологической термино системы дает достаточно оснований к выводу о том, что глаголы и прилагательные в ней активно выступают в качестве терминов сферы функционирования. Поэтому материалом настоящего исследования послужили термины фонетики, выраженные не только существительными, но также прилагательными и глаголами.
Представленная ниже диаграмма наглядно иллюстрирует соотношение различных частей речи в термино системах английской фонетики и фонологии.
Сообразно с целями исследования был предпринят частеречный анализ английской однословной фонетической терминологии в диахроническом аспекте. Соотношение фонетических тер-
Ш
В
Н
минов, выраженных различными частями речи, в частности, существительными, прилагательными, глаголами, с учетом хронологической периодизации, приводится в нижеследующей таблице.
Как видно из таблицы, в период Х-ХШ вв. основная часть английского терминологиче-
XVI в. — audition (Трахтеров, 29), cavity (Трах-теров, 42- Matthews, 49), elision (Марузо, 372- Трахтеров, 74- Matthews, 111), glottis (Марузо, 374- Трахтеров, 103- Matthews, 147).
В период с XIV по XVI вв. отмечается некоторое увеличение доли терминов-прилагательных в
Таблица
Частеречный анализ английской фонетической терминологии
Период Общее количество терминов Те шинология, выраженная
существительными (S) прилагательными (А) глаголами (V)
X-XII в. 75 (100%) 54 (72%) 14(18,66%) 7 (9,33%)
XIII в. 40(100%) 28 (70%) 5 (12,5%) 7 (17,5%)
XIV в. 131 (100%) 90 (68,7%) 20(15,26%) 21 (16,03%)
XV в. 65 (100%) 43 (66,15%) 12(18,46%) 10 (15,38%)
XVI в. 179 (100%) 128 (71,5%) 33 (18,43%) 18 (10,05%)
XVII в. 162 (100%) 95 (58,64%) 50 (30,86%) 17 (10,49%)
XVIII в. 80(100%) 45 (56,25%) 25 (31,25%) 10(12,5%)
XIX в. 206 (100%) 131 (63,59%) 55 (26,69%) 20 (9,7%)
XX в. 319(100%) 167 (52,35%) 139 (43,57%) 13 (4,07%)
Всего 1257(100%) 781 (62,13%) 353 (28,08%) 123 (9,78%)
ского корпуса (в среднем 70%) представлена терминами-существительными. Доля терминов-прилагательных составляет, соответственно, 12−18%, а доля терминов-глаголов — 9−17%.
С XIV по XVI вв. доля терминов-существительных практически не изменяется и составляет в среднем 68−71% от всего числа терминов этого хронологического промежутка. Как представляется, данный факт говорит о стабилизации количества объектов исследования в данной отрасли науки и об ограниченном наборе присущих им признаков в описываемый период времени. Косвенно данный показатель может свидетельствовать также об отсутствии динамики в развитии фонетической науки (правильнее, орфоэпии) в исследуемый хронологический промежуток.
Примеры существительных в терминологии периода XIV—XVI вв. :
XIV в. — accent (Марузо, 368- Трахтеров, 12- Matthews, 4), closure (Марузо, 370- Трахтеров, 47- Matthews, 57), mutation (Марузо, 377- Трахтеров, 182- Matthews, 236), uvula (Трахтеров, 297- Matthews, 393).
XV в. — articulation (Марузо, 369- Трахтеров, 25- Matthews, 26), curve (Трахтеров, 55), pause (Марузо, 378- Трахтеров, 209- Matthews, 270), slope (Трахтеров, 259).
составе терминологического корпуса в среднем с 15 до 18%, что, несомненно, связано с возрастающими потребностями терминологической номинации в связи с ростом научного знания и расширением набора объектов исследования и их основных признаков.
Примеры прилагательных в терминологии этого периода:
XIV в. — acute (Марузо, 368- Трахтеров, 14), coronal (Марузо, 371- Трахтеров, 54), liquid (Марузо, 376- Трахтеров, 154), pliant (Трахтеров, 220).
XV в. — concave (Трахтеров, 150), diphthongal (Трахтеров, 65), dorsal (Марузо, 372- Трахтеров, 68- Matthews, 104), hoarse (Трахтеров, 117).
XVI в. — audible (Трахтеров, 29), convex (Трахтеров, 153), neutral (Марузо, 377- Matthews, 242).
Доля терминов-глаголов с XIV по XVI вв. составляет в среднем от 10 до 16%, при этом наблюдается тенденция к некоторому сокращению их доли в общем объеме терминологических единиц. Необходимо отметить, что наибольшее количество терминов-глаголов в процентном выражении по отношению ко всему объему выявленной терминологии зафиксировано в период с XIII по XV вв. (в среднем 15−17%), когда расширилась потребность в номинировании действий, производимых орфоэпистами и фонетистами, а также дей-
ствий, характеризующих поведение объектов орфоэпии и фонетики.
Примеры глаголов в терминологии этого периода:
XIII в. — descend (Трахтеров, 60), overlap (Трах-теров, 203), release (Трахтеров, 242), remove (Трахтеров, 242).
XIV в. — exhale (Трахтеров, 82), expire (Трахтеров, 82), hiss (Трахтеров, 117), inspire (Трахтеров, 128).
XV в. — assimilate (Трахтеров, 27), block (Трахтеров, 35), intone (Трахтеров, 135), recede (Трахтеров, 239).
В XVII—XIX вв. количество терминов-прилагательных увеличивается в среднем до 30%, доля терминов-существительных сокращается и составляет, соответственно, в среднем от 56 до 63%.
Примеры существительных в терминологии этого периода:
XVII в. — accommodation (Марузо, 368- Трахтеров, 13- Matthews, 5), apex (Трахтеров, 22), epiglottis (Марузо, 372- Трахтеров, 79), suction (Трахтеров, 274- Matthews, 362).
XVIII в. — alveolus (Трахтеров, 19), dorsum (Трахтеров, 69- Matthews, 104), syllabication (Марузо, 381- Трахтеров, 277), velum (Марузо, 382- Трахтеров, 301- Matthews, 395).
XIX в. — ablaut (Трахтеров, 10- Matthews, 2), dentalization (Трахтеров, 59), loudness (Трахтеров, 159- Matthews, 213), nasalization (Марузо, 377- Трахтеров, 189- Matthews, 238).
Примеры прилагательных в терминологии этого периода:
XVII в. — accentual (Трахтеров, 12), epiglottal (Трахтеров, 78- Matthews, 115), mandibular (Трахтеров, 164), nasal (Марузо, 377- Трахтеров, 186).
XVIII в. — alveolar (Трахтеров, 18- Matthews, 15), consonantal (Трахтеров, 51- Matthews, 70), laryngeal (Марузо, 375- Трахтеров, 145- Matthews, 200), velar (Марузо, 382- Трахтеров, 299- Matthews, 395).
XIX в. — apical (Марузо, 369- Трахтеров, 23- Matthews, 21), glottal (Марузо, 373- Трахтеров, 102- Matthews, 147), palatal (Марузо, 377- Трахтеров, 204- Matthews, 262), spirant (Марузо, 380- Трахтеров, 265- Matthews, 350).
Количество терминов-глаголов в период с XVII по XIX вв. более стабильно по сравнению с другими частями речи и колеблется в промежутке от 10 до 12%, соответственно. Стабильное количество терминов-глаголов объясняется тем фактом, что набор действий, производимых как самими исследователями в сфере фонетики и фонологии, так и объектами этих отраслей знания, носит ограниченный и повторяющийся характер.
Примеры глаголов в терминологии этого периода:
XVII в. — catenate (Трахтеров, 42), emit (Трахтеров, 75), flatten (Трахтеров, 89), obstruct (Трахтеров, 195).
XVIII в. — accentuate (Трахтеров, 12), constrict (Трахтеров, 51), inhale (Трахтеров, 127), intonate (Трахтеров, 133).
XIX в. — dentalize (Трахтеров, 59), labialize (Трахтеров, 144), mutate (Трахтеров, 182), phonate (Трахтеров, 213).
В XX в. зафиксировано некоторое сокращение количества терминов-существительных, которое сопровождается выраженным увеличением доли терминов-прилагательных. Так, в XX в. количество терминов-существительных составляет в среднем 52% от всего числа привлеченных терминов, доля терминов-прилагательных составляет, соответственно, приблизительно 43%, а доля терминов-глаголов — около 4%.
Примеры существительных в терминологии этого периода: adaptability (Трахтеров, 15), coalescence (Марузо, 370- Трахтеров, 47), debuccaliza-tion (Crystal, 124), feedback (Crystal, 178).
Примеры прилагательных в терминологии этого периода: approximatif (Crystal, 30), diaphonie (Трахтеров, 63), frictionless (Трахтеров, 93), /ипс-tural (Crystal, 248).
Примеры глаголов в терминологии этого периода: mispronounce (Трахтеров, 176), monoton-ize (Трахтеров, 179), resonate (Crystal, 397), yotize (Трахтеров, 315).
Значительный рост терминов-прилагательных в XX в., очевидно, можно объяснить дальнейшим развитием фонетики как науки, появлением новых научных отраслей и возникновением необходимости номинации новых понятий, не существовавших ранее. Увеличение числа прилагательных происходит на фоне возрастания объема составной терминологии (терминосочетаний), что позволяет сделать вывод о том, что термины-прилагательные, обладая признаковой номинатив-ностью, выступают в роли «строительного материала» для составной терминологии.
Доля терминов-существительных в описываемый период несколько снижается, оставаясь в целом стабильной на протяжении нескольких хронологических периодов, что свидетельствует о сформированности терминологии, номинирующей основные реалии фонетики и фонологии.
Анализ соотношения количества терминов, выраженных различными частями речи, позволяет сделать вывод о том, что термины-существительные составляют основу терминологического корпуса английской фонетики на всех этапах ее развития (62%), что служит подтверж-
дением особого статуса данной части речи, максимально выражающей одну из основных функций термина — номинативную функцию. Наряду с существительными термины-прилагательные (28%) и термины-глаголы (9%) также прочно вошли в состав английской фонетической терминологии, что дало возможность включить их в состав словников проанализированных в работе лексикографических источников.
Библиографический список
1. Авербух, К. Я. Общая теория термина [Текст] / К. Я. Авербух. — Иваново: ИвГУ, 2004.
2. Ахметова, О. С. Словарь лингвистических терминов [Текст]/О.С. Ахманова. — М.: Советская энциклопедия, 1966. -С. 11.
3. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов [Текст]. — М.: Едиториал УРСС, 2004. — С. 11−12.
4. Годер, Н.М. О логической структуре понятия, выраженного словосочетанием [Текст] / Н. М. Годер // Логико-грамматические очерки. — М.: Высш. шк., 1961. -С. 49−58.
5. Даниленко, В.П. Лексико-семантические и грамматические особенности слов-терминов [Текст] / В. П. Даниленко // Исследования по русской терминологии. -М.: Наука, 1971. -С. 7−61.
6. Даниленко, В. П. Русская терминология. Опыт лингвистического описания [Текст] / В. П. Даниленко. -М.: Наука, 1977.
7. Зиндер, JT.P. Общая фонетика [Текст]. — М.: Высш. шк., 1979.
8. Иванов, A.B. Метаязык фонетики и метрики [Текст]: монография / A.B. Иванов. — Архангельск: Поморский государственный университет, 2004.
9. Касьянов, В. В. Сопоставительный анализ современной терминологии финансовой деятельности в ан-
глийском и русском языках [Текст]: автореф. дис. … канд. филол. наук / В. В. Касьянов. — М., 2001.
10. Косова, М. В. Терминологическая номинация как средство языковой категоризации знаний о мире [Текст] / М. В. Косова // Материалы II Междунар. школы-семинара по когнитивной лингвистике. -Тамбов: ТГУ, 2000. -Ч. 1. — С. 228.
11. Моисеев, А.И. О языковой природе термина [Текст] / А. И. Моисеев // Лингвистические проблемы научно-технической терминологии. — М.: Наука, 1970. — С. 135.
12. Никитина, С. Е. Тезаурус по теоретической и прикладной лингвистике [Текст] /С.Е. Никитина. — М.: Наука, 1978. -С. 14.
13. Суперанская, А. В. Общая терминология. Вопросы теории [Текст] / А. В. Суперанская, Н. В. Подольская, Н. В. Васильева. — М.: Наука, 1989.
Список источников примеров
1. Crystal, D. A Dictionary of Linguistics and Phonetics [Text] / D. Crystal. — Oxford: Blackwell Publishing, 2003. — 5th edition.
2. Matthews, P.H. Concise dictionary of linguistics [Text] / PH. Matthews. — Oxford: Oxford University Press, 2005.
3. Мсрузо, Ж. Словарь лингвистических терминов [Текст] / Ж. Марузо. — М.: Изд-во иностр. лит., 1960.
4. Tpaxmepoe, A. JT. Английская фонетическая терминология [Текст] / АЛ. Трахтеров. — М.: Изд-во лит. на иностр. языках, 1962.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой