Частная собственность как основа гражданского общества

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 347. 218. 3
ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ
КАК ОСНОВА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА
С. М. Скрыль, судья Арбитражного суда Челябинской области, председатель
судебного состава
Рассмотрены проблемные вопросы, связанные с реализацией права частной собственности в качестве основы гражданского общества в контексте построения эффективного и сильного государства. Проанализирована взаимосвязь института частной собственности с развитием свободной активной личности в мировой философской и политико-правовой мысли. Исследована значимость частной собственности через институт прав и свобод человека и гражданина и через экономическую составляющую гражданского общества.
Ключевые слова: частная собственность, гражданское общество, рыночная экономика, личность, экономические отношения.
В рамках концепции сильного государства в аспекте его соотношения с экономическим строем прежде всего ведется речь о месте государства в экономическом, хозяйственном развитии, роли государства, его политики в рыночной экономике, степени «включенности» государства в экономические отношения. Однако такой подход при всей его обоснованности представляется все же весьма узким, поскольку в этом случае главное внимание уделяется таким формам собственности, как государственная и муниципальная, анализируется их соотношение, исследуются особенности разграничения государственной собственности между разными уровнями государственной власти в федеративном государстве. Между тем частная собственность и отношения, связанные с реализацией права частной собственности, также значимы для построения сильной и эффективной государственности, поскольку являются ядром частноправовых отношений и основой гражданского общества.
Следует признать, что неразвитость отношений собственности оказывает влияние и на формирование гражданского общества и эффективной государственности. Как отмечается в литературе, Конституция Р Ф гарантирует равную защиту всем формам собственности, включая такую относительно новую для нашего общества форму, как частная собственность, в том числе и на землю и другие природные ресурсы. Но конституционно нельзя ввести в сознание людей сложившееся неравенство — вопиющее и ничем не оправданное. После легитимации всех форм собст-
венности, в том числе частной, созданы только первоосновы формирования гражданского общества в нашей стране. Необходимы дальнейшая разработка правовой базы, а также глубинная дифференциация публичной и частной сфер жизни1. Можно предположить, что тесная взаимосвязь развития отношений собственности и процесса построения эффективной государственности — не только объективная закономерность, но и отличительная черта именно российской государственности. Как отмечает Л. А. Морозова, в России наблюдается тесная связь собственности и государственной власти. В силу принадлежности к власти или близости к ней произошло создание специального слоя собственников на основе коррумпированных интересов и криминализации общества. Это во многом объясняется непродуманностью и отсутствием четких принципов вхождения в рыночную экономику. Существовала иллюзия того, что достаточно принять те или иные законы, другие нормативно-правовые акты, и рыночные отношения возникнут сами собой2.
При этом основными аргументами в процессе властного регулирования экономических отношений, отношений собственности должны быть объективированные показатели развития экономической и социальной сферы.
Сегодня в развитии конституционноправовой мысли прослеживается тенденция связывать развитие гражданского общества со становлением эффективной сильной государственности, поскольку идея противопоставления государственной власти и гражданского общества имеет все меньше сторонников. Как
отмечается в литературе, вредно рассматривать процесс усиления государства в отрыве от проблемы одновременного укрепления, усиления, повышения дееспособности институтов гражданского общества. Государство в принципе не может быть сильным, оставаясь в то же время демократическим, без тесного партнерства с дееспособным гражданским обществом. Сила государства — в способности создать условия для формирования такого общества. Без него государство станет монстром, представляющим опасность, а не благо для собственного народа, да и для других стран3. Гражданское общество нельзя трактовать как антитезу государств, ибо гражданское общество и государство — это взаимосвязанные политико-правовые явления, своего рода тандем, где ведущая роль принадлежит гражданскому обществу, ибо оно выступает источником государства. Государство в свою очередь оказывает то или иное воздействие на гражданское общество (и достаточно активное), но оно должно соизмеряться с особенностями отношений в этом обществе, с уровнем их зрелости и характером социокультуры4.
В. А. Затонский подчеркивает, что современная концепция сильного государства исходит из того, что государство существует и действует как часть общества, «глобально организованное общество». Не просто государство, а система государственности, система отношений, в которой главным является отношение публичной власти и ее объектов, государства и гражданского общества (если говорить обобщенно). Чтобы такая сложнейшая система («система систем») была управляемой, каждый ее элемент должен быть сильным, способным подчинять другого своей воле, а при необходимости находить в себе силы признать правоту другого и подчиниться, пойти на компромисс либо достигнуть консенсуса5.
Традиционно, структура гражданского общества представляется в виде пяти составляющих, отражающих соответствующие сферы его жизнедеятельности. Это социальная (в узком смысле слова), экономическая, политическая, духовно-культурная и информационная системы6. При этом экономическая составляющая выступает в качестве совокупности экономических институтов и отношений, внутри которой выделяют институт собственности, отношения производства материальных и нематериальных благ и отношения рас-
пределения, обмена и потребления общественного совокупного продукта.
Выявление значимости института собственности в системе гражданского общества позволяет уяснить причинно-следственные связи между развитием экономики, участием в политике, развитием гражданского общества7. В развитой правовой ситуации каждый может быть собственником, иметь долю в собственности на средства производства. Развитие частной собственности постепенно, но все больше и больше определяет социальную структуру общества, влечет за собой осознание каждым человеком (каждой социальной группой) своего места в обществе8. Напомним, что термин «частная собственность» в современном мире понимается достаточно широко — как собственность, принадлежащая не только индивиду, но и отдельным экономическим объединениям, например, акционерным обществам, холдингам и т. п. Особенность такого рода «коллективных собственников» состоит в том, что они производят, с одной стороны, товары и услуги, а с другой -экономически зависимого человека, которого они могут заставить работать на себя с помощью применения стимулов в виде должного вознаграждения или угрозы и риска потерь9. В гражданском обществе за каждым его членом признается право на свободное использование своих способностей, в том числе в предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, что предполагает развитие свободной рыночной экономики.
При этом в гражданском обществе каждый собственник выполняет свою экономическую функцию без опосредования со стороны государства. В этом состоит разительное отличие от «цивилизаций системоцентристского типа» (по терминологии A.B. Облонского и В.А. Четвернина), в которых власть (система публично-властных органов) одновременно выступает как экономически хозяйствующий и политически повелевающий и в то же время подчиняющийся субъект10. Фактически складывается ситуация, когда реальными субъектами экономических отношений выступают только властные субъекты, которые задают параметры производства и потребления для общества в целом и отдельных групп. В «цивилизациях персоноцентристского типа» общество и государство выступают как две относительно самостоятельные системы — как
сфера частных интересов и сфера всеобщих публичных интересов11. В развитой правовой ситуации достигается разделение политической власти (государство) и собственности (гражданское общество). Государство непосредственно не участвует в производстве, но своими специфическими государственноправовыми средствами и способами обеспечивает в нормативной форме развитие экономических отношений, т. е. гарантирует собственнику «социальную роль равноправного 12
партнера». При этом имущество, которое находится в собственности государства, предназначено для удовлетворения и защиты частной собственности, обеспечения целостности экономической системы (железнодорожный транспорт, недра, леса и т. п.).
Следует согласиться с мнением о том, что между конституционными положениями (в частности, по поводу экономической свободы) и реальностью становления гражданского общества в нашей стране имеются серьезные противоречия. Суть этих противоречий состоит в том, что экономическая свобода в сегодняшней России является скорее программным положением, целью общества и государства, чем свершившимся фактом. Здесь наблюдается классическое несоответствие между должным и сущим, и связано оно в значительной степени с тем, что «за каждым хозяйствующим субъектом стоит та или иная бюрократическая или мафиозная структура"13. Рано или поздно происходит концентрация собственности в руках отдельных лиц или экономических организаций, стремящихся к «тотально организованной экономике"14, а, следовательно, к приобретению власти, не всегда и не во всем действующей на благо общества и, более того, сливающейся с криминальным или полукриминальным бизнесом. Это в значительной мере связано с тем, что частная собственность в нашей стране возникла в результате приватизации, которая осуществлялась через государство, а точнее -через государственный аппарат при отсутствии должного контроля со стороны общества. В результате произошло слияние экономической и публично-политической власти. Налицо отсутствие разделения сфер гражданского общества и государства. Такой симбиоз власти и собственности, политики и экономики означает, что общественно-политическое целое еще не дозрело до дифференциации на частно-правовую и публично-правовую области, на гражданское общество и политиче-
ское государство15, как это происходит в развитой правовой ситуации, когда имеется четкая разница между экономикой и политикой, между правом, регулирующим публичные отношения, и правом, регулирующим частные отношения.
Полагаем, значимость частной собственности для становления эффективной государственности заключается не только в ее роли как одного из элементов и основы построения гражданского общества, но также и в том, что именно частная собственность дает активную личность, выстраивающую отношения с государством на принципах взаимоответственно-сти. Человек в развитой государственноправовой культуре одновременно выступает в двух ипостасях: как свободный индивид -субъект гражданского общества, носитель частных интересов, и как гражданин — член государства, действующий в сфере публичных интересов. Однако, как подчеркивается в литературе, масштаб современного демократического общества делает невозможной активную публичную, гражданскую позицию каждого: общество стало слитком сложным, политическая власть — слишком централизованной и т. д. 16
Идея взаимосвязи института частной собственности с развитием свободной активной личности прослеживается на протяжении всего развития мировой философской и политико-правовой мысли. Аристотель писал: «Кто обладает собственностью, тот обладает добродетелью"17.
Макиавелли упоминал о трех важнейших ценностях гражданского общества, без соблюдения которых в государстве невозможно достичь мира и социальной стабильности. К этим ценностям относятся мир и безопасность граждан, наслаждение своим имуществом и богатством, право каждого иметь и отстаивать свои убеждения18. В оценочной шкале социальных ценностей особо выделяется право на собственность19. По мнению Макиавелли, человек может смириться с утратой власти или чести, смириться даже с потерей политической свободы, но он никогда не смириться с потерей имущества. Народ молчит, когда казнят сторонников республики либо посягают на честь его вождей. Но народ восстает, когда посягают на его имущество20.
Обозначенная проблематика получает иное звучание в контексте концепции политического либерализма Нового времени. Как отмечается в литературе, в ХУП-Х1Х вв. по-
нятие собственности получило качественно новый смысл. Требования полной независимости и свободы частной собственности от посягательств государственной власти выдвигались «третьим сословием» в борьбе с абсолютизмом21. Так, в теории Дж. Локка получили доказательства идеи о том, что «государственная власть обязана защищать частную собственность, но сама не имеет права покушаться на нее"22. При этом учение Локка идет дальше идей Гоббса и Спинозы («предтечи либерализма») и содержит положение о связи между правом на частную собственность и правом на индивидуальную свободу. Обосновывая естественный характер индивидуальной свободы (в том числе в идеологической и религиозной сферах), Локк в качестве основной гарантии независимости индивида называет обладание им собственностью. Учение Локка о естественном характере права на собственность было призвано теоретически обосновать требования (причем не только экономического, но и политического характера) молодого «третьего сословия», добивающегося независимости от королевской власти. Гарантию такой независимости Локк видел именно в собственности23. Показательно, что Локк употребляет понятие «собственность» в двояком смысле: в одном случае он обозначает им лишь собственность на материальные владения — «владения и средства к жизни, оцениваемые деньгами (possessions and commodities of life, valuable by money)" — в другом случае он придает понятию «собственность» гораздо более широкий смысл, включая в него также определенные нематериальные ценности. Другими словами, понятие «собственность» у Локка, по сути, совпадает с понятием «свобода"24. Границы, очерчивающие сферу, в которой человек выступает самостоятельным и независимым собственником, являются вместе с тем пределами индивидуальной свободы25.
Провозглашение Российской Федерации как правового, социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, предполагает взаимную ответственность гражданина и государства. Очевидно, что реализация концепции правового, социального государства может состояться только в условиях существования полноценного гражданского общества. В связке «государство — индивид — общество» существуют постоянно действующие проти-
воречия. Государство стремится к усилению своей власти, обеспечению своего присутствия во всех значимых сферах жизни общества. Общество свою задачу видит в корректировке политики государства и ограничении его власти. Индивид заинтересован в большей личной свободе26.
Значимость частной собственности в становлении и развитии государственности, гражданского общества, формировании активной личности предопределяет особенности права частной собственности как объекта конституционной охраны. В первом приближении никаких особенностей в механизме охраны частной собственности быть не должно, поскольку в Конституции Р Ф (ч. 2 ст. 8) закреплен принцип признания и защиты равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности. В то же время, если обратиться к конституционной норме, посвященной защите (охране) не формы собственности, а права собственности (ч. 1 ст. 35), мы убеждаемся, что данная норма связана с охраной права только частной собственности. По мнению М. Ковалевского, подобное повышенное внимание конституционного законодателя к праву частной собственности вполне можно объяснить той политической обстановкой, в которой принималась ныне действующая Конституция Р Ф. В России, где более 70 лет доминировала государственная собственность и административное управление экономикой, на основе приватизации государственного имущества был осуществлен переход к рыночной экономике, требующей появления большого числа частных собственников и защиты прав этих собственников. Конституционный законодатель, руководствуясь подобными соображениями и опасаясь возврата к прежней экономической и политической системам, принял решение о придании конституционного значения направленности осуществляемых реформ и включил в акт наивысшей юридической силы норму, закрепляющую правило об охране законом права именно частной собственности27.
Как отмечается в литературе, данное правило следует рассматривать в качестве: 1) прямого указания на то, что конституционной основой экономики России является частная собственность- 2) косвенного указания на конституционность рыночного характера данной экономики- 3) косвенного указания на невозможность пересмотра результатов про-
веденной приватизации государственного имущества28.
Таким образом, можно сделать вывод, что значимость частной собственности для становления эффективной государственности проявляется в нескольких аспектах: через институт права и свобод человека и гражданина, поскольку активная личность — необходимый субъект и гражданского общества, и сильного государства- через различные институты гражданского общества, его экономическую составляющую, поскольку гражданское общество — это система, где все элементы находятся во взаимосвязи и взаимозависимости.
1 См.: Хлопин А. Д. Гражданское общество как социум клик: российская дилемма // Полития. — 1997. — № 1. -С. 7−27.
2 Проблемы современной российской государственности. -М., 1998. -С. 79.
3 Затонский В. А. Эффективная государственность / под ред. A.B. Малько. — М., 2006. — С. 88−89.
4 Орлова О. В. Гражданское общество и личность: поли-тико-правовые аспекты. — М., 2005. — С. 12.
5 Затонский В. А. Указ. соч. — С. 88−89.
6 Теория государства и права / под ред. В.М. Корельско-го, В. Д. Перевалова. — М., 1997. — С. 94.
7 См., например: Варламова Н. В. Посттоталитаризм: проблемы теории // Политические проблемы теории государства. — М., 1993. — С. 17- Теория права и государства / под ред. Г. Н. Манова. — М., 1995. — С. 246- Четвернин В. А. Демократическое конституционное государство. Введение в теорию. — М., 1993. — С. 36−38.
8 Орлова О. В. Указ. соч. — С. 20−21.
9 Мальцев Г. В. Право и экономическая власть // Правовое государство, личность, законность. — М., 1997. -С. 434.
10 Четвернин В. А. Общество и государство // Феноменология государства. — М., 2004. — Вып. 2. — С. 18.
11 Там же.
12 Яковлев А. М. Российская государственность (историко-социологический аспект) // Общественные науки и современность. — 2002. — № 5. — С. 92.
13 Орлова О. В. Указ. соч. — С. 26.
14 Конституция Российской Федерации: проблемный комментарий. — М., 1997. — С. 40.
15 Нерсесянц B.C. Философия права. — М., 1997. — С. 393.
16 Орлова О. В. Указ. соч. — С. 51.
17 Аристотель. Политика. — СПб., 1911. — С. 29.
18 Голенкова З. Т. Гражданское общество в России // Социологические исследования. — 1997. -№ 3. — С. 26.
19 Государство, общество, личность: проблемы совместимости / под общ. ред. P.A. Ромашова, Н. С. Нижник. -М., 2005. -С. 84.
20 История теоретической социологии. — Т. 1. — М., 1995. -С. 113.
21 Государство, общество, личность: проблемы совместимости. — С. 91.
22 Сапрыкин Ю. М. Политическое учение Гаррингтона. Из истории идейно-политической борьбы в годы английской буржуазной революции XVII века. — М., 1975. -С. 170.
23 См.: Государство, общество, личность: проблемы совместимости. — С. 91.
24 Там же. — С. 96.
25 Мальцев Г. В. Буржуазный эгалитаризм. Эволюция представлений о социальном равенстве в мире капитала. -М., 1984. -С. 92.
26 Тимофеев Н. С. Местное самоуправление в системе государственных и общественных отношений. История и современность. Опыт России. — М., 2005. — С. 154−155.
27 Ковалевский М. Конституционная охрана права частной собственности: анализ федерального и регионального законодательства // Конституционное право: восточноевропейское обозрение. — 2002. — № 3 (40). — С. 136.
28 Там же.
Статья поступила в редакцию 27 марта 2009 г.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой