Повышение эффективности реализации уголовной ответственности за экологические преступления: вопросы теории и практики

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Юридические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 343. 2/. 7+343. 77
ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ
© Михаил Юрьевич ДВОРЕЦКИЙ
Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, кандидат юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса, e-mail: dvoreckiy-68@mail. ru © Надежда Владимировна КРАСНОСЛОБОДЦЕВА Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант, кафедра уголовного права и процесса, e-mail: nadezda314@yandex. ru
Посвящено актуальным проблемам состояния представлений об экологическом преступлении, его доктринальном описании в отечественной уголовно-правовой теории и законодательном закреплении в контексте повышения эффективности реализации уголовной ответственности и оптимального обеспечения экологической безопасности Российской Федерации. Поэтапно рассмотрены степень научной разработанности данных проблем в науке уголовного права, концептуальные позиции отечественных ученых, связанные с понятийно-терминологическим аппаратом, имплементацией международно-правовых норм в российское законодательство, правильной квалификацией содеянного, назначением справедливого наказания за составы преступлений, критериями эффективности реализации уголовной ответственности. Исследуются материалы современной следственно-судебной практики Российской Федерации по наиболее широко резонансным уголовным делам в контексте продолжающейся в отечественной уголовно-правовой теории дискуссии о необходимости введения уголовной ответственности юридических лиц, в т. ч. за целый ряд экологических составов преступлений. Констатируется стабильный рост числа экологических преступлений в настоящее время и высокий процент латентности данного вида отечественной преступности. Анализ существующих правовых позиций позволяет внести предложения отечественному законодателю и рекомендации российским правоохранителям в целях перспективного исследования данной проблемы и преодоления субъективизма в уголовно-правовой оценке содеянного. Сделан обоснованный вывод о корреляции имеющихся уголовно-правовых запретов, предусмотренных положениями гл. 26 УК РФ в соответствии с рекомендациями международной Конвенции «Об охране окружающей среды средствами уголовного закона» (Страсбург, 1998 г.).
Ключевые слова: экологическое преступление- окружающая природная среда- уголовный закон- экологическая преступность- противодействие.
Одной из важнейших экономических и социальных проблем в настоящее время являются экологические преступления. Различные аспекты экологического преступления как феномена, явления, преступления изучают представители многих наук: экологического права, политологии, уголовного права, криминологии. Безответственное и потребительское отношение к природе поставило мир на грань экологической катастрофы. Природа находится в столь критическом состоянии, что ее неблагополучие отражается на состоянии здоровья и условиях жизни людей, растет число генетических отклонений и заболеваний, ухудшается качество среды обитания, ведущее к сокращению продолжительности жизни, образованию зон экологического бедствия и катаклизм, дегра-
дации возобновимых природных ресурсов и многим другим негативным последствиям экологического и социального характера.
Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. в качестве одной из своих задач наряду с охраной прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности указывает и охрану окружающей среды от преступных посягательств [1]. Одной из наиболее актуальных проблем современности является защита окружающей среды, поэтому идет совершенствование деятельности по обеспечению экологической безопасности, предотвращению негативного техногенного воздействия на окружающую среду и ликвидации экологического ущерба, связанного с хозяйственной деятельностью.
Необходимость правового исследования различных аспектов совершения экологических преступлений обусловливается: социальной значимостью охраняемого объекта- возросшим количеством судебных дел- высокой степенью латентности. Изучение происходящих в этой сфере уголовного права законотворческих явлений представляет, по нашему мнению, определенный теоретический и правоприменительный интерес.
Проблемы социальной, экономической и других сфер жизни, несовершенство законодательства затрудняют борьбу с экологическими преступлениями.
Следуя опыту зарубежных государств целесообразно ввести в уголовное российское законодательство уголовную ответственность юридических лиц за совершение экологических преступлений. Наказанием для юридического лица могут стать меры принудительного характера: штраф, афиширование судебного постановления в СМИ, ликвидация, ограничение прав, возмещение причиненного ущерба, конфискация имущества, контроль за деятельностью юридического лица сроком до трех лет. Штраф как мера наказания сможет оказать значительную помощь в покрытии огромных расходов государства на устранение последствий и возмещение причиненного экологического вреда. Производственная деятельность юридических лиц по экологическим преступлениям наносит окружающей природной среде такой экологический вред, устранение которого требует больших финансовых и материальных затрат. По мнению некоторых ученых, одним из аргументов в пользу введения уголовной ответственности юридических лиц называется огромный ущерб, который значительно превышает последствия тех же деяний, совершенных физическими лицами индивидуально.
Так, решением суда назначено наказание в виде штрафа 100 тыс. руб. Из материалов дела следует, что на должность главного инженера Тюлячинского ММЗ назначили Б. Установка по очистке производственных стоков завода худо-бедно работала. Однако зимой 2009 г. произошла заморозка труб, ведущих к отстойнику жидких производственных опасных химических отходов Тюлячинского ММЗ, в результате чего трубы лопнули. И по указанию Б. в период с февраля по
апрель 2009 г. отходы завода снова сбрасывались напрямую на рельеф местности водоохранной зоны и в реку Тюлячка без предварительной технологической очистки. В вину Б. вменили, что он не предпринял достаточных мер, направленных на ремонт установки, в результате чего сброс жидких отходов продолжался. Б. себя виновным не признал, в суде заявил, что неоднократно предупреждал директора завода о лопнувших от мороза трубах и сбросе отходов напрямую в реку. В суде подсудимый заявил буквально следующее: он не мог предотвратить загрязнение окружающей среды, т. к. не уполномочен остановить деятельность завода. Также он не был в состоянии ликвидировать аварию, т. к. не может распоряжаться финансами завода. Несмотря на все эти обстоятельства, 11 января 2010 г. суд назначил Б. по ч. 2 ст. 247 УК РФ наказание в виде штрафа в сумме 100 тыс. руб. [2].
Между тем, если ввести в уголовное законодательство нормы о привлечении к уголовной ответственности за экологические преступления наряду с физическими лицами и юридических лиц, то предупреждение и пресечение указанных преступлений, а также более полное возмещение нанесенного ущерба окружающей природной среде будет эффективнее и быстрее, ведь организация -юридическое лицо имеет намного больше возможностей для устранения причиненного вреда, чем один конкретный работник организации.
В исследованиях А. Я. Сухарева указывается, что безопасность как в сфере экологии, так и в сфере экономики страдает от одних и тех же управленческих неурядиц: законодательной нерегулируемости новых отношений, бесконтрольности исполнения законов со стороны государства, неэкологизирован-ности всего законодательства [3].
Статистические данные, анализ уголовных дел, судебной практики отражает: стабильный рост числа экологических преступлений- высокий процент латентности преступлений- катастрофический суммарный экологический и экономический ущерб- проявление новых видов противоправного поведения (незаконная торговля окружающей средой) с одновременным распространением коррупционного преступного поведения, проникновением организованной и профес-
сиональной преступности в сферу экологической преступности.
В докладе Гринписа «Незаконные леса в России» содержится материал об объеме незаконных заготовок древесины и связанной с этим коррумпированной торговле [4]. Основной покупатель древесины в Новгородской области — Финляндия, Австрия, США, Германия. Их основной поставщик — ЗАО «Новгородские лесопромышленники», поставляющий за рубеж около миллиона кубометров древесины. Далее идут мелкие фирмы, которые в основном занимаются скупкой леса у населения и его дальнейшей перепродажей. Сегодня лес в Новгородской области рубит 1051 предприятие, в основном предпочитающих продавать древесину по демпинговым ценам, получая маржу «черным налом». Торговля лесоматериалами из бука, ясеня и дуба для Приморского края стала настоящим бедствием. На границе с Китаем существует около десяти неконтролируемых переходов, через которые дорогостоящий лес покидает Россию в огромных количествах.
Кроме того, во многих случаях, очевидно, что ущерб, наносимый природной среде совершением экологических преступлений, не адекватен ни штрафным санкциям, ни возмещению ущерба, ни компенсациям, заложенным в отечественном законодательстве. Представляется целесообразным гл. 26 УК РФ дополнить статей «незаконная торговля окружающей средой», причем не только экземплярами охраняемых видов дикой фауны и флоры, как это предусмотрено Директивой от 19 ноября 2008 г., но и озонораз-рушающими веществами, возможно и иными природными объектами.
Одной из числа правоприменительных проблем является неопределенность текста самого уголовного закона, содержание множества в нем понятий и признаков, трудно поддающихся толкованию, а также обилие бланкетных диспозиций и признаков, которое сопровождается наличием необходимости обращения к труднодоступному массиву нормативных правовых актов смежного при-родоресурсного и экологического законодательства. В Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 18 октября 2012 г. № 21 не раскрывается применительно к ст. 252 УК РФ, что следует понимать под категорией «существенный вред
здоровью человека». Нам представляется в данном случае более правильно говорить о вреде здоровью человека, как, например, в ст. 246, ч. 2 ст. 247, ч. 1 ст. 248, ч. 2 ст. 250, ч. 2 ст. 251, ч. 1, 2 ст. 254 УК РФ, где следует понимать причинение вреда здоровью любой степени тяжести одному или нескольким лицам. Поэтому необходимо внести в ч. 2 ст. 252 УК РФ следующие изменения: после «причинение» слово «существенный» исключить.
Ст. 260 УК РФ «Незаконная рубка лесных насаждений» в качестве объективной стороны предусматривает «незаконную рубку, а равно повреждение до степени прекращения роста лесных насаждений». Здесь возникает вопрос. Следует ли по смыслу ст. 260 УК РФ считать рубкой или повреждением до степени прекращения роста любой иной способ уничтожения лесных или нелесных насаждений, а именно корчевание, выкапывание и вырывание? Этот вопрос представляет интерес еще и потому, что административная ответственность по ст. 8. 28 КоАП РФ предусмотрена не только за незаконную рубку и повреждение лесных насаждений, но и за самовольное выкапывание в лесах деревьев, кустарников и лиан. Для ответа на поставленный вопрос обратимся к содержанию понятий. Выкапывать — доставать, извлекать из земли- корчевать — выкапывать (деревья, пни) с корнем- вырывать — резким движением, рывком удалить, извлечь, взять [5]. Так, выкапывать, выкорчевывать и вырывать применительно к деревьям, кустарникам и лианам — это извлекать их из земли с корнем. Формально эти действия нельзя отнести ни к рубке, ни к повреждению до степени прекращения роста. Не напрасно и в административной норме выкапывание выделено в самостоятельный вид уничтожения лесных насаждений наряду с рубкой и повреждением. Соответственно, незаконные выкапывание, выкорчевывание, вырывание деревьев, кустарников и лиан, совершенные в значительном, крупном и даже особо крупном размере, не могут приводить к уголовной ответственности, хотя совершенно очевидно, что такие действия могут причинить ничуть не меньший вред лесным и нелесным ресурсам, чем рубка и повреждение до степени прекращения роста. Однако, поскольку выкапывание, выкорчевывание и вырывание
так же, как рубка и повреждение до степени прекращения роста являются разновидностями уничтожения лесных и нелесных насаждений, целесообразно расширить объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, за счет включения признака «иное уничтожение деревьев, кустарников и лиан».
Конструкция состава ст. 250 УК РФ предусматривает ответственность за загрязнение вод. Указанное преступное деяние представляет собой материальный состав с т. н. двойными последствиями [6]. Двойная же причинно-следственная связь практически недоказуема, т. к. сначала необходимо установить взаимосвязь между действиями лица и фактическим загрязнением, а затем, что именно это загрязнение привело к наступлению последствий, предусмотренных анализируемой нормой, что также осложняет доказывание признаков состава преступления. Особенностью материальных составов преступлений является то, что «для того, чтобы вменить лицу вредные последствия, необходимо установить наличие причинной связи между совершенными им общественно опасными действиями (бездействием) и наступившим вредом. Причинная связь, будучи связующим звеном между указанными элементами объективной стороны, сама является элементом состава преступления» [7, с. 185].
На неэффективность норм, связанных с загрязнением природной среды, обращают внимание многие ученые [8- 9]. Как верно заметила Н. А. Чертова, применение ст. 250 УК РФ «возможно только за совершение такого деяния, последствия которого реально очевидны настолько, что позволяют достаточно легко проследить и увидеть причинно-следствен-ную связь и дать оценку негативным последствиям» [10]. Не единичны факты, когда реальная угроза причинения вреда природной составляющей, жизни и здоровью человека возникла, но, поскольку не происходит наступления существенного вреда животному, растительному миру и рыбным запасам, уголовное дело не возбуждается. Необходимо сказать, что в правоприменительной деятельности правоохранительные органы существенность вреда определяют, как правило, исходя из таксовой стоимости уничтоженного или поврежденного, игнорируя фактический экологический вред.
Приведем пример судебной практики. Так, 10 августа 2005 г. житель с. Бичура Ма-зановского района Амурской области Ц. на автомобиле ГАЗ-САЗ-53 № К 094 АЕ перевозил остатки пестицидов и агрохимикатов в с. Дмитриевка Мазановского района для их складирования и последующей утилизации. В ходе следования в указанный населенный пункт часть емкостей с пестицидами и агро-химикатами Ц. сбросил в русло р. Бирма, после чего вымыл там же, на берегу реки, свой автомобиль от остатков указанных веществ. Жители с. Дмитриевка, расположенного ниже по течению указанной реки, на следующий день обнаружили большое количество мертвой рыбы, которая наблюдалась на протяжении 7 км по берегу реки вниз по течению от места сброса пестицидов и агрохими-катов. Согласно протоколу лабораторных испытаний № 1568, проведенных аккредитованным испытательным лабораторным центром ФГУ «Центр гигиены и эпидемиологии Амурской области Федеральной службы по надзору в сфере защиты потребителей и благополучия человека», в тушках погибшей рыбы обнаружено вещество гексахлорбензол в недопустимом количестве 0,1 мг/кг. Всего погибло 256 мальков карася, 112 мальков чебака, 307 мальков косатки. Суммарный ущерб от гибели рыбы составил 12 365 руб. их общей таксовой стоимости, который не является существенным. После этого еще некоторое время на берегу реки вниз по течению находили мертвую рыбу, однако лабораторных исследований причин ее гибели не проводилось. Из-за опасности сброшенного вещества и реальной угрозы отравления жителям населенных пунктов вниз по течению реки было запрещено купание в водоеме и пользование водой. Река Бичура впадает в р. Зея, являющуюся основным источником хозяйственно-питьевого водоснабжения г. Благовещенска и других населенных пунктов.
В связи с тем, что последствия, предусмотренные ст. 250 УК РФ, не наступили, и в действиях Ц. состава преступления не обнаружено, в возбуждении уголовного дела было отказано. Однако, по заключению специалистов названного Центра, гексахлорбензол является токсичным веществом, трудно растворяющимся и распадающимся в воде, с устойчивой структурой химического соединения. В сброшенном количестве он пред-
ставляет реальную опасность для жизни и здоровья людей, а также биоресурсов водоема [11].
Считаем верным точку зрения авторов, которые утверждают, что диспозиция ч. 1 ст. 250 УК РФ должна выглядеть таким образом, чтобы она предусматривала ответственность за саму угрозу причинения экологического вреда, а наступление конкретных последствий, которые являются конструктивным признаком части первой данной статьи, предусмотреть в качестве квалифицирующих признаков. В обоснование своей позиции добавим, что аналогичным образом сконструирована ст. 247 УК РФ, предусматривающая ответственность за нарушение правил обращения с экологически опасными веществами и отходами [12].
Резюмируя вышеизложенное, отметим, что специфика экологических преступлений затрагивает интересы не только отдельной страны, но в целом мировое сообщество, в связи с чем важность углубленного изучения уголовно-правовых и криминологических аспектов противодействия экологическим преступлениям имеет первоочередное значение. Более того, для эффективной борьбы с экологическими преступлениями необходимы комплексные документы, в которых с помощью политических средств будут сформулированы разноуровневые цели и предусмотрены инструменты, охватывающие различные группы правовых, организационных, финансовых и иных мероприятий, которые должны осуществляться согласовано и системно на разных уровнях. Целесообразно ужесточение санкций за совершение указанных преступлений. Для объективного отображения общественной опасности анализируемых преступлений требуется расширить перечень составов поставления в опасность, введя их в ст. 246, 248, 250−255, 257, сформулировать также материальные составы, шире использовать санкции в виде обязательных работ (природоохранительного характера) и некоторые другие. Такого рода изменения могли бы привести к еще большему соответствию уголовно-правовых запретов гл. 26 УК РФ рекомендациям Конвенции об охране окружающей среды средствами уголовного закона (Страсбург, 1998) и зарубежной уголовно-законотворческой практике. Действенных результатов в борьбе с криминальными дея-
ниями в сфере экологии можно достичь при реальном изменении отношения государства и общества к проблемам экологической безопасности, а также путем разработки государственной экологической политики. Главная цель политики — реализация всех мер социального контроля в борьбе с экологической преступностью.
1. Илло Д. А. Проблемы борьбы с экологическими преступлениями: вопросы теории и практики // Территория новых возможностей. Вестник Владивостокского государственного университета экономики и сервиса. Владивосток, 2014. № 3. С. 124−130.
2. Архив Тюлячинского районного суда Республики Татарстан за 2009 г. Уголовное дело № 1−37.
3. Сухарев А. Я. Экологическая преступность: ее социальные корни и общественная опасность // Криминологические и правовые проблемы обеспечения экологической безопасности: сборник научных трудов. М., 1998. С. 3−7.
4. Сайт лесного клуба. URL: http: //www. forest. ru. Татьяна Безлаковская. ТПА «Острова» (дата обращения: 25. 03. 2015).
5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 113, 298, 118.
6. Лопашенко Н. А. Экологические преступления: уголовно-правовой анализ: монография. М., 2009.
7. Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И.М. Тяж-ковой. М., 1960.
8. Безрук А. Н. Совершенствование уголовного законодательства, направленного на борьбу с преступлениями, связанными с загрязнением окружающей среды // Правовая политика и правовая жизнь. 2010. № 2. С. 154−159.
9. Попов И. В. В поисках критерия уголовной наказуемости деяний, посягающих на природную среду // Российский следователь. 2010. № 9. С. 13−20.
10. Чертова Н. А. Уголовная ответственность за преступные посягательства на экологическую безопасность водной среды (по материалам Архангельской области): автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1997.
11. Материалы проверки от 12. 08. 2005 г. № 378/57 прокуратуры Мазановского района Амурской области. Архив прокуратуры Мазановского района Амурской области.
12. Лужбин А., Швейгер А. Сложности применения ст. 250 УК РФ // Уголовное право. 2012. № 3. С. 53−58.
1. Illo D.A. Problemy bor'-by s ekologicheskimi prestupleniyami: voprosy teorii i praktiki // Ter-ritoriya novykh vozmozhnostey. Vestnik Vladi-vostokskogo gosudarstvennogo universiteta eko-nomiki i servisa. Vladivostok, 20i4. № 3. S. 124−130.
2. Arkhiv Tyulyachinskogo rayonnogo suda Res-publiki Tatarstan za 2009 g. Ugolovnoe delo № i-37.
3. SukharevA. Ya. Ekologicheskaya prestupnost'-: ee sotsial'-nye korni i obshchestvennaya opasnost'- // Kriminologicheskie i pravovye problemy obes-pecheniya ekologicheskoy bezopasnosti: sbornik nauchnykh trudov. M., 1998. S. 3−7.
4. Sayt lesnogo kluba. URL: http: //www. forest. ru. Tat'-yana Bezlakovskaya. TPA & quot-Ostrova"- (data obrashcheniya: 25. 03. 2015).
5. Ozhegov S.I., Shvedova N. Yu. Tolkovyy slovar'- russkogo yazyka. M., 1999. S. 113, 298, 118.
6. Lopashenko N.A. Ekologicheskie prestupleniya: ugolovno-pravovoy analiz: monografiya. M., 2009.
7. Kudryavtsev V.N. Ob& quot-ektivnaya storona prestupleniya. Obshchaya chast'-. T. 1: Uchenie o
prestuplenii / pod red. N.F. Kuznetsovoy, I.M. Tyazhkovoy. M., 1960.
8. Bezruk A.N. Sovershenstvovanie ugolovnogo zakonodatel'-stva, napravlennogo na bor'-bu s prestupleniyami, svyazannymi s zagryazneniem okruzhayushchey sredy // Pravovaya politika i pravovaya zhizn'-. 20i0. № 2. S. i54−159.
9. Popov I.V. V poiskakh kriteriya ugolovnoy nakazuemosti deyaniy, posyagayushchikh na pri-rodnuyu sredu // Rossiyskiy sledovatel'-. 2010. № 9. S. i3−20.
10. Chertova N.A. Ugolovnaya otvetstvennost'- za prestupnye posyagatel'-stva na ekologicheskuyu bezopasnost'- vodnoy sredy (po materialam Arkhangel'-skoy oblasti): avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 1997.
11. Materialy proverki ot i2. 08. 2005 g. № 378/57 prokuratury Mazanovskogo rayona Amurskoy oblasti. Arkhiv prokuratury Mazanovskogo rayona Amurskoy oblasti.
12. Luzhbin A., Shveyger A. Slozhnosti primeneniya st. 250 UK RF // Ugolovnoe pravo. 2012. № 3. S. 53−58.
Поступила в редакцию 3. 04. 2015 г.
UDC 343. 2/. 7+343. 77
INCREASE OF EFFICIENCY OF REALIZATION OF CRIMINAL RESPONSIBILITY FOR ECOLOGICAL CRIMES: QUESTIONS OF THEORY AND PRACTICE
Mikhail Yuryevich DVORETSKY, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Candidate of Jurisprudence, Professor of Criminal Law and Process Department, e-mail: dvoreckiy-68@mail. ru
Nadezhda Vladimirovna KRASNOSLOBODTSEVA, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student, Criminal Law and Process Department, e-mail: nadezda314@yandex. ru
It is devoted to relevant problems of state of concept of ecological crime, its doctrine description in native criminal-legal theory and legislative fixing in the context of increasing efficiency of realization of criminal responsibility and optimal providing of ecological security of Russian Federation. Stepwise, the stage of scientific development of the data of this problem in the science of criminal law, conceptual positions of native scientists, connected with conceptual and terminological apparatus, implementation of international and legal norms in Russian legislation, right qualification of the done, inflicting just punishment for corpus delicti, criteria of efficiency of realization of criminal responsibility are reviewed. The materials of modern investigatory and judicial practice of Russian Federation at the most resonant criminal cases in the context of the continuing in native criminal and legal theory discussion about the need of implementing criminal responsibility of legal entities, i.e. for a raw of ecological corpus delicti. Stable growth of amount of ecological crimes at the moment and high percent of latence of this type of native criminality is established. The analysis of the existing legal positions let introduce a motion to native legislator and recommendations to Russian right conservators with the aim of prospective research of this problem and overcoming subjectivism in criminal legal estimation of the done. The well-founded conclusion about correlation of the existing criminal-legal prohibition, foreseen by theses of chapter 26 of Criminal Code of Russian federation according to recommendations of International Convention & quot-On the Protection of the Environment through Criminal Law& quot- (Strasbourg, 1998).
Key words: ecological crime- natural environment- criminal law- ecological criminality- counteraction.

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой