Н. В. Чарыков об историческом пути России

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
УДК 94(47)
О.А. Чернов
Н.В. ЧАРЫКОВ ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ ПУТИ РОССИИ
Исследуются взгляды Н. В. Чарыкова на исторический путь России. Рассматриваются проблемы отмены крепостного права, причин революции 1917 г., роли государственных деятелей.
Ключевые слова: Н. В. Чарыков, реформы, революция, крестьянский вопрос.
Научное наследие российского историка и дипломата Николая Валерьевича Чарыкова включает целый ряд исторических исследований [4. С. 159−203- 5. С. 89−94]. Помимо изучения конкретных проблем, в мемуарном и эпистолярном наследии Н. В. Чарыкова нашли отражение оценки исторического пути России [2- 3]. Его мемуары (как и все источники личного происхождения, в принципе), изданные, однако, только на английском языке, и его до сих пор неопубликованная переписка, не могут претендовать на объективное отражение реальности. Тем не менее, как свидетельство представителя высшей царской бюрократии они имеют несомненную ценность. К тому же Н. В. Чарыков был признанным учёным-историком и имел определённые представления о методах научного познания [7. С. 30−32- 8. С. 159- 9. Ф. 1405. Оп. 528. Д. 230. Л. 9−10- 10. С. 209].
В годы становления Н. В. Чарыков испытал влияние своего отца В. И. Чарыкова — либерала и активного деятеля Великих реформ Александра II [6. С. 240−241]. Из их переписки следует, что ещё будучи лицеистом Н. В. Чарыков высказывал пожелание стать в будущем «членом русского парламента» [1. Ф. 143. Оп. 1. Д. 80. Л. 58] и восхищался британской парламентской системой [4. С. 49]. Данные факты свидетельствуют об определённой либеральности взглядов Н. В. Чарыкова уже на стадии их формирования. В немалой степени на оформление данного мировоззрения оказало и обучение Н. В. Чарыкова в Британии [6. С. 240−241].
В своих мемуарах Н. В. Чарыков оставил оценку важнейших моментов истории России. Так, он отмечал, что «Россия жила и страдала в течение приблизительно двух столетий, с конца шестнадцатого столетия до 1861 г., под системой всеобщего крепостничества, которое было запоздалой, но оригинальной российской аналогией западного феодализма» [2. Р. 42].
Истоки этого явления он видел в том, что «возвышающееся деспотическое Русское государство» было вынуждено распространить на своих подданных всеобщую воинскую повинность, чтобы сбросить татаро-монгольское иго, достичь объединения России и защитить ее от вторжения Швеции, Польши и Турции [2. Р. 42]. Именно для того, чтобы достичь этой цели, пожизненная военная служба была возложена на дворянство, в то время как крестьяне должны были «служить на пашне» [2. Р. 42]. Н. В. Чарыков отмечает системность в крепостном строе на начальном этапе, что выражалось в распределении земли среди дворян с необходимым количеством крестьян для того, чтобы первые имели возможность защищать государство [2. Р. 42]. В результате Россия достигла независимости и безопасности границ, а к концу правления Петра I — «статуса Великой державы» [2. Р. 42].
По мнению Н. В. Чарыкова, сложившаяся система была нарушена императором Петром III, который в 1761 г. освободил российских дворян от воинской повинности, оставив при этом их полные права собственности на поместья и крепостных [2. Р. 43]. Н. В. Чарыков подчёркивал, что в результате этого «равновесие российской жизни было расстроено, когда дворянство получило вольность, в то время как крепостные оставались в неволе» [2. Р. 44].
Он замечает, что надежды на конституционную реформу и политические права появились вновь, когда Екатерина II созвала в Москве в 1766 г. «Уложенную комиссию», сформированную из свободно избранных депутатов от всех классов и народов России, кроме крепостных, которые не имели права голоса [2. Р. 43]. Однако после работы в течение двух лет Комиссия была распущена, не решив двух важнейших, принципиальных вопросов: политические права для нации и освобождение для крепостных [2. Р. 43−44].
Между тем вопрос освобождения крестьян не мог быть отложен без последствий. Н. В. Чарыков отмечает, что в течение двенадцати лет российские крепостные крестьяне терпеливо ждали царского указа об освобождении. Но поскольку указа не последовало, это привело к готовности крестьян к выступлениям. Так, когда «казак Пугачёв», назвавший себя императором Петром III, пообещал крепо-
стным «землю и свободу», к нему присоединилось много тысяч недовольных крепостных. Пугачёв осадил Оренбург и даже Казань, и был побеждён в 1775 г. только регулярной армией и почти после двух лет войны. Н. В. Чарыков подчёркивает, что хотя в итоге Пугачёв был казнён, но «несправедливость», осуществлённая по отношению к российским крепостным в 1761 г. оставалась «неискупленной и непрощённой» [2. Р. 44]. В результате в течение ста лет сложилась «неправильная и опасная ситуация» в виде социального, материального, интеллектуального и морального барьера, который отделил свободное и ориентированное на Запад дворянство от их порабощенных крестьян ещё более глубоко, чем прежде [2. Р. 45].
Таким образом, по мнению Н. В. Чарыкова, «исторически сложилось, что „земля и воля“ стали лозунгом российского крестьянина, пока крепостные не были освобождены в 1861 г., но и после освобождения тоже» [2. Р. 44].
Он полагал, что Александр II был намерен венчать либеральные реформы созданием политического органа, в который были бы привлечены представители этих советов для законодательной деятельности, но «бомба нигилиста отправила его на смертное ложе» [3. Р. 452−453].
Относительно Александра III Н. В. Чарыков отмечал влияние К. П. Победоносцева, преподававшего тому право. Н. В. Чарыков считал, что наставник внушил Александру III идею, согласно которой прежде, чем предоставить российским людям какие-либо права и привилегии, сначала должен был быть установлен внутренний порядок и мир. В результате всё правление Александра III было поглощено задачей восстановления мира и спокойствия. Политику Александра III продолжил и Николай II, который хотел следовать примеру отца, а не замыслам его дедушки, царя-освободителя, пока это не стало слишком поздно: «Время для реформы прошло- день революции настал» [2. Р. 156].
Касаясь в своих мемуарах начала правления Николая II, Н. В. Чарыков отметил, что русское общество находилось в ожидании продолжения реформ, начатых Александром II, чему на самом деле и к сожалению Н. В. Чарыкова, не суждено было сбыться.
Н. В. Чарыков вспоминал, что предметом специального интереса и исследования Николая II были очень сложные устройства русских средневековых княжеств, о чём император сам говорил ему, признав, что ясно понял эту проблему только после прочтения «очень хорошего учебника» — «Истории России» профессора Павлова. Н. В. Чарыков считал, что книга профессора Павлова даёт необходимое представление об «оригинальной российской системе политического самоуправления, названной „вече“, и государственных образований, типа Новгорода и Пскова» [3. Р. 452]. Он подчёркивал, что эти республики пригласили князей из Дома Рюрика, чтобы не управлять ими, но быть их вооружёнными силами, защитниками и беспристрастными судьями. Данная система сохранялась в течение тысячи лет в её эмбриональной форме в русском деревенском обществе («мире»), которая была модернизирована, легализована и развита, когда Александр II отменил крепостное право. Кроме того, акт царя-освободителя возобновил также российскую форму самоуправления, а именно земство, которое являлось, по мнению Н. В. Чарыкова, аналогом британских Советов графств.
Касаясь событий 1917 г., Н. В. Чарыков говорил, что революция в России продвигалась в двух параллельных течениях. Если дворянство и интеллигенция хотели политических и конституционных прав, то крестьяне боролись за «землю и волю». При этом он замечает, что в России внешнеполитические неудачи всегда сопровождались внутренними преобразованиями. Так, Крымская война стала толчком к проведению либеральных реформ Александра II, которые сопровождались революционной агитацией и «покушениями на жизнь царя». Русско-турецкая война и итоги Берлинского конгресса привели к максимальному приближению Конституции и к убийству царя. Наконец, «ненужная… неудачная и непопулярная» война с Японией привела к Первой русской революции.
Результатом Первой русской революции стало по мнению Н. В. Чарыкова то, что император Николай II даровал России Конституцию. Однако он критически отзывается об этом акте, так как данный судьбоносный документ, по его мнению, был изначально составлен с существенными недостатками [2. Р. 295]. Самой большой ошибкой Н. В. Чарыков считал то, что крестьянам не позволили иметь большинство в Думе. Кроме того, он считал этот акт запоздалым [3. Р. 453].
В результате, когда избирательный закон не позволил крестьянам сформировать большинство в Думе, несмотря на их огромное численное преобладание в империи, они в 1907 г. «вновь впали в состояние пассивного, но угрюмого недовольства» [2. Р. 295].
О.А. Чернов
При этом и сама Дума превратилась не в форум народных представителей, а в собрание «свирепых теоретических оппонентов правительства, невежественных в государственных делах и представлявших только их собственные личные идеи и амбиции» [2. Р. 295].
Впрочем, о деятельности лидера партии кадетов П. Н. Милюкова Н.В. Чарыков отзывается положительно. Он отмечает, что П. Н. Милюков «был способным и добросовестным историком», а «в Думе он стал лидером оппозиции и боролся против реакционных тенденций правительства».
Н. В. Чарыков одобрительно отзывался о деятельности П. А. Столыпина, поскольку тот понял острую необходимость передачи земли в частную собственность крестьянам. Ибо, по его мнению, к 1905 г. стало очевидно, что Закон об освобождении 1861 г. должен был быть исправлен, заменяя общинное, крестьянское право собственности на землю системой полного личного наследственного права на строго определенный участок земли, которая будучи купленной станет частной собственностью крестьянина [2. Р. 296].
Более того, он считал, что если бы две трети крестьян получили землю в частную собственность, то «большевистской» революции не было бы. Отсюда одну из возможных причин убийства П. А. Столыпина Н.В. Чарыков усматривал в страхе революционеров в результате успешного проведения земельной реформы лишиться почвы для пропаганды. Трагедией для страны Н. В. Чарыков считал и то, что, по его мнению, после убийства П. А. Столыпина в России начала «буйствовать бюрократическая реакция», и лучшие люди стали покидать окружение Николая II, заменяясь там людьми типа Григория Распутина, деятельность которого он оценивает крайне негативно. Н. В. Чарыков считал, что Распутин увеличил «общий беспорядок в высших кругах Санкт-Петербурга». При этом Н. В. Чарыков признавал, что никогда не видел Распутина, но в его представлении, сформированном отзывами его знакомых, это был «неотёсанный крестьянин с необычайной магнитной энергией в глазах» [2. Р. 297].
Увеличение «реакционного безумия» правительства привело, указывал Н. В. Чарыков, и к тому, что между царской администрацией и Государственной Думой выросла пропасть. В результате этого разрыва и произошло смещение императора и образование Временного правительства, которое, как он говорит, стремилось к образованию «регулярного конституционного правительства» в России [2. Р. 298]. Все эти благие цели могли быть реализованы в том случае, если бы Дума была народным представительством. Но поскольку она не пользовалась поддержкой в стране, и к тому же ни кадеты, ни А. Ф. Керенский не решили крестьянских проблем, то и возник «удобный случай для большевиков». Н. В. Чарыков отмечает, что большевики прекрасно поняли народ и блестяще применили провозглашение старого крестьянского лозунга «земля должна быть отдана крестьянам» [2. Р. 299].
Кроме того, отмечает он, за большевиками пошла реальная материальная сила — армия — «миллионы вооружённых мужчин, возвратившихся и возвращающихся с фронта», именно «эта огромная разрушительная сила невольно помогла» установлению в России большевистского правительства.
Н. В. Чарыков негативно оценивал аграрную политику большевиков, утверждая, что она загнала крестьян в ещё большую кабалу, чем та, что была во время крепостничества. Он отрицательно оценивал меры большевиков по установлению диктатуры пролетариата и подчеркивал, что «при правлении большевиков свободы ограничены так, как никогда» [2. Р. 300].
По мнению Н. В. Чарыкова, «практика коммунизма» (очевидно, имелся в виду «военный коммунизм») привела к ненужным проволочкам, и сам В. И. Ленин, в итоге, пришёл к необходимости введения НЭПа, который оказался «опасен для экономической политики большевиков» [2. Р. 311].
Касаясь будущего государственного устройства России, Н. В. Чарыков полагал, что рано или поздно в России вновь будет переустройство, и считал, что оптимальным для России был бы вариант федерации [2. Р. 315]. Однозначно высказывался Н. В. Чарыков о национально-территориальном устройстве страны. По его мнению, разделение бывшей Российской империи по «этнографическому признаку» искусственно и глубоко ошибочно. Россию Н. В. Чарыков видел единой и неделимой.
Для процветания же страны он считал необходимым дать, наконец, крестьянам то, «чего им не хватает — «землю и волю», иначе Россия будет «полуголодной, полуразрушенной и финансово ненадёжной, полупарализованной». Относительно судьбы России Н. В. Чарыков был полон оптимизма. «Россия не может быть разрушена», — писал он, — «русский народ пережил многое — монгольское иго, … крепостной строй, полусердечные реформы царя-освободителя, и эксперименты Думской своры», а потому переживёт и новые неурядицы [2. Р. 329].
Следует отметить, что сам Н. В. Чарыков, будучи обладателем больших земельных угодий, безвозмездно в руки крестьян их не отдал, хотя и придерживался метода передачи своих земель в аренду крестьянам [2. P. 23, 289- 9. Ф. 1405. Оп. 528. Д. 230. Л. 5].
Н. В. Чарыков высказывал мнение о необходимости для России конституции и парламента, что позволяет сделать вывод о его принадлежности к либеральному течению политической мысли России. Более того, он занимал ещё более радикальную позицию, нежели кадеты. Об этом свидетельствует его точка зрения о необходимости формирования парламента по принципу всеобщего, равного и прямого избирательного права, а также безвозмездной передачи всей земли в руки крестьян. Однако если мысль о необходимости конституционных преобразований находит подтверждение ещё в ранней переписке Н. В. Чарыкова, то тезис о равных избирательных правах и радикальном решении земельного вопроса можно отнести уже к плодам его размышлений в эмиграции. Тем не менее, следует отметить, что Н. В. Чарыков выделяет в качестве главного фактора крестьянский вопрос, адекватное решение которого являлось, по его мнению, залогом успешного развития России.
СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ
1. Центральный государственный архив Самарской области (ЦГ АСО).
2. Tcharykow N. V. Glimpses of high Politics. London, 1931.
3. Tcharykow N. V. Reminiscences of Nicolas II // The Contemporary Review. 1928. Vol. 134. № 754.
4. Чернов О. А. Дипломатическая деятельность и исторические взгляды Н. В. Чарыкова. Самара, 2010.
5. Чернов О. А. История русской дипломатии XVII века в трудах Н. В. Чарыкова // Платоновские чтения. Самара, 1998. Вып. I.
6. Чернов О. А. Исторические аспекты дворянского воспитания (на примере семьи дворян Чарыковых) // Российское образование на рубеже веков: материалы IV всерос. науч. -практ. конф. М, 2002.
7. Чернов О. А. Н. В. Чарыков о генезисе петровских реформ // Вестн. Вятск. гос. гуманит. ун-та. 2011. № 4(1).
8. Императорское Русское Историческое Общество. Пг., 1916.
9. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ).
10. Михайловский Г. Н. Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства. 1914−1920: в 2 кн. М., 1993. Кн. 1.
11. Список населённых мест Самарской губернии. Самара, 1910.
Поступила в редакцию 27. 06. 12
O.A. Chernov
N.V. Charykov on the historical way of Russia
The article investigates the views of N. V. Charykov on a historical way of Russia. The abolition of serfdom, the preconditions of revolution 1917, a role of statesmen are considered.
Keywords: N.V. Charykov, reforms, revolution, a peasant question.
Чернов Олег Александрович,
кандидат исторических наук, доцент
Поволжская государственная социально-гуманитарная
академия
443 099, Россия, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67 E-mail: ochernow@gmail. com
Chemov O.A. ,
candidate of history, associate professor Volga Region State Academy of Social Sciences and Humanities
443 099, Russia, Samara, M. Gorky st., 65/67 E-mail: ochernow@gmail. com

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой