Исследование низкомолекулярных биологически активных соединений растительного происхождения как перспективных агентов для профилактики и лечения себореи

Тип работы:
Реферат
Предмет:
Медицина


Узнать стоимость

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 615. 322 Кубанский научный медицинский вестник № 8 (122) 2010
7. Матлина Э. Ш. Клиническая биохимия катехоламинов / Э. Ш. Матлина, В. В. Меньшиков. — М.: Медицина, 1967. — 304 с.
8. Науменко Е. В. Серотонин и мелатонин в регуляции эндокринной системы / Е. В. Науменко, Е. К. Попова. — Новосибирск: Наука, 1975. — 220 с.
9. Нестеров А. П. Первичная глаукома. — М.: Медицина, 1982. — 288 с.
10. Нестеров А. П. Глаукома. — М.: ООО МИА, 2008. -360 с.
11. Николлс Дж. От нейрона к мозгу / Джон Николлс, Роберт Мартини. — М.: ЛКИ, 2008. — 672 с.
12. Попова Н. К. Серотонин и поведение / Н. К. Попова, Е. В. Науменко, В. Г. Колпаков — Новосибирск: Наука, 1978. — 138 с.
13. Савченко В. В. Серотонин и центральные механизмы моторного контроля / В. В. Савченко, В. И. Хоревич // Нейрофизиология, 2001. — № 3. — С. 207−224.
14. Судаков К. В. Системные механизмы эмоционального стресса. — М.: Медицина, 2003. — 230 с.
15. Тетерина Т. П. Глаз и мозг. Основа цветотерапии. Книга II. — Калуга: ГУП, Облиздат, 2001. — 360 с.
16. Физиология эндокринной системы / Под ред. Дж. Гриффина, С. Охеды. — М.: Бином. Лаборатория знаний, 2008. -496 с.
17. Чепурнов С. А. Миндалевидный комплекс мозга / С. А. Чепур-нов, Н. Е. Чепурнова. — М.: изд-во Моск. ун-та. — 1981. — 256 с.
18. Юматов Е. А, Белова Т. И., Ульянинский Л. С., Бадиков В. И. Эмоции в системной организации поведенческих актов. Сис-
темные механизмы устойчивости к эмоциональному стрессу // Функциональные системы организма / Под. ред. К. В. Судакова. -М., 1987. — С. 245−292.
19. Dinan T.G. Serotonin and the regulation of hypothalamic -pituitary — adrenal axis function // Life sci. — 1996. — Vol. 58, № 20. -P. 1683−1694.
20. Emerson A. J., Kappenman D. P., Ronan P. J. Stress induces rapid changes in serotonergic activity: restranin and exertion // Behav. brain res. — 2000. — Vol. 111, № 1−2. -P. 83−92.
21. Fornal C. A. Subgroup of dosal raphe serotonergic neurons in the cat strongly activated during oral-buccal movements / C. A. Fornal, C. V. Metzler, F. Marrsu // Brain res. — 1996. — Vol. ½. -P. 123−133.
22. Fuller R. W. Serotonin receptors involved in regulation of pituitary — andrenocortion function in ratsr // Behav. brain res. — 1996. -Vol. 73, № 1−2. — P. 215−219.
23. Osborne N. N. 5-hydroxytryptamine 1A agonist: potential use in glaucova. Evidence from animal studies / N. N. Osborne, J. P. Wood, J. Melena // Eye. — 2000. — № 14. — P. 454−463.
24. Raleigh M. J. Brain res. — 1991. — № 559. — P. 181−190.
25. Struder H. K., Weicker H. Physiology and pathophysiology of the serotoninergic system and its implications on mental and physical performance // Part I int. j. sports med, 2001. — Vol. 22, № 7. — P. 467−548.
Поступила 21. 09. 2010
Е. Т. ЖИЛЯКОВА1, О. О. НОВИКОВ2, Е. Н. НАУМЕНКО2, Л. В. КРИЧКОВСКАЯ3, Т. С. ПОЛУХИНА2, Е. Ю. ТИМОШЕНКО1, М. Ю. НОВИКОВА1, С. А. ЛИТВИНОВ4
ИССЛЕДОВАНИЕ НИЗКОМОЛЕКУЛЯРНЫХ БИОЛОГИЧЕСКИ АКТИВНЫХ СОЕДИНЕНИЙ РАСТИТЕЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ КАК ПЕРСПЕКТИВНЫХ АГЕНТОВ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ СЕБОРЕИ
кафедра фармацевтической технологии, управления и экономики здравоохранения Белгородского государственного университета,
Россия, 308 015, г. Белгород, ул. Победы, 85, тел. (4722) 301 425. E-mail: Polukhina@bsu. edu. ru-
2кафедра фармацевтической химии и фармакогнозии Белгородского государственного университета, Россия, 308 015, г. Белгород, ул. Победы, 85, тел. (4722) 301 425. E-mail: Novikov@bsu. edu. ru-
3кафедра биотехнологии Харьковского национального политехнического университета, Украина, 61 002, г. Харьков, ул. Фрунзе, 21-
4кафедра фармакологии Курского государственного медицинского университета,
Россия, 305 041, г. Курск, ул. К. Маркса, 3
Данная статья посвящена распространенному на сегодняшний день заболеванию — себорее. Отмечено, что создание эффективных лекарственных и лечебно-косметических средств с действующими веществами растительного происхождения делает эту проблему достаточно актуальной. При лечении данного заболевания применимо репейное масло, содержащее экстракты лекарственных растений и сами эфирные масла. В качестве эфиромасленного компонента, обладающего выраженными целевыми свойствами, предложено масло монарды дудчатой (Monarda fistulosa). При изучении противомикроб-ной, противогрибковой и противовоспалительной активности эфирных масел установлено, что масло монарды обладает наибольшим ингибирующим действием на рост микроорганизмов и превышает противовоспательную активность гидрокортизона в сочетании с витамином В6. Исследование действия эфирных масел на генерализованную инфекцию также показало, что масло монарды проявляет наилучшие свойства по сравнению с другими аналогами.
Ключевые слова: себорея, масло репейное, эфирное масло монарды, антимикотическое и антимикробное действие, генерализованная инфекция.
E. T. ZHILYAKOVA1, O. O. NOVIKOV2, E. N. NAUMENKO2, L. V. KRICHKOVSKAYA3, T. S. POLUKHINA2, E. Y. TIMOSHENKO1, M. Y. NOVIKOVA1, S. A. LITVINOV4
RESEARCH OF LOW-MOLECULAR BIOLOGICALLY ACTIVE PHYTOGENESIS SUBSTANCES AS PERSPECTIVE AGENTS FOR PREVENTING AND TREATMENT OF SEBORRHEA
department of pharmaceutical technology, management and economy of public health organization,
Russia, 308 015, Belgorod, Pobedy st., 85, tel. (4722) 301 425. E-mail: Polukhina@bsu. edu. ru-
2department of pharmaceutical chemistry and pharmacognosy of the Belgorod state university,
Russia, 308 015, Belgorod, Pobedy st., 85, tel. (4722) 301 425. E-mail: Novikov@bsu. edu. ru-
3department of biotechnology of the Kharkov national polytechnical university,
Ukraine, 61 002, Kharkov, Frunze st., 21-
4department of pharmacology of Kursk medical state university,
Russia, 305 041, Kursk, K. Marks st., 3
The article is devoted to the problem of treatment of widespread disease — seborrhea by medicinal with natural substances. Treatment of the given disease could be used burdock oil mixing with herb extracts and essential oils. As a essential oil component, possessing expressed target properties, hydrocortisone oil was offered. At studying antimicrobal, antifungal and antiinflammatory activity of essential oils it is established, that Monarda fistulosa oil possesses the greatest ingibiting action on growth of microorganisms and exceeds anti-inflammatory activity of hydrocortisone in a combination with vitamin B6. Research of action of essential oils on generalized infection also has shown that essential oil shows the best properties in comparison with other analogues.
Key words: seborrhea, burdock oil, Monarda fistulosa essential oil, antifungal and antimicrobal action, generalized infection.
Введение
Как известно, себорея — это кожное заболевание, при котором происходят нарушения в работе сальных желез различных участков кожных покровов. Наиболее часто себореей страдают молодые люди в возрасте от 17 до 24 лет. Нарушения функциональной деятельности эндокринной (повышение уровня андрогенов и снижение эстрогенов) и нервной (вегетативная дистония) систем, происходящие в период полового созревания, являются основными причинами возникновения данной нозологии. Как правило, начинается усиленное выделение кожного сала с измененным химическим составом: с повышенным содержанием свободных высших жирных кислот, холестерина и с пониженным содержанием свободных низших жирных кислот, что значительно снижает защитные противомикробные свойства кожи. Соответственно, создаются благоприятные условия для развития инфекции.
Существует несколько видов себореи: жирная, сухая и смешанная, но наиболее распространенной является жирная, с усиленной выработкой кожного сала. Чаще всего данная форма заболевания локализуется на лице, а также на волосистой части головы, груди и спине. Пораженные участки кожи блестят, на них появляются камедоны, в некоторых случаях образуются сальные кисты. Кожа у таких больных грубеет и приобретает землистый оттенок. При поражении волосистой части головы наблюдается быстрое засаливание волос, со временем приводящее к очаговому облысению. В большинстве случаев появляется перхоть, что обусловлено деятельностью сапрофитов, которые нарушают процесс ороговения верхнего слоя кожи волосистой части головы. Жизнедеятельность сапрофитов может проявляться и усугубляться при сбоях в работе организма: стрессе, гормональном сбое или неправильном питании. Кожа головы покрывается плотной коркой, нарушается снабжение волос питательными веществами, волосы становятся хрупкими и могут ломаться у самых корней.
Сухая себорея встречается значительно реже, чем жирная, и поражает волосистую часть головы, брови и т. д. Пораженные участки на лице шелушатся, чувствительны к воде, мылу и другим косметическим средствам. Из-за закупорки пор кожным жиром могут образовываться вульгарные угри. Течение заболевания может быть усугублено:
• нарушениями в работе желудочно-кишечного тракта-
• гормональными нарушениями-
• патологиями щитовидной железы-
• наличием хронических инфекционных заболеваний-
• гиповитаминозами.
Кроме того, нарушение или изменение внешнего вида человека с заболеванием себореей может привести к психологическим травмам.
Существующий сегодня спектр антисеборейных средств в полной мере не решает фармакотерапевти-ческих проблем данного заболевания. Их эффективность различна для каждого пациента. Помимо этого многие из широко применяемых препаратов содержат в своем составе высокотоксичные противогрибковые соединения синтетического происхождения, что может приводить к возникновению ряда побочных эффектов при их использовании. Поэтому проблема создания эффективных лекарственных и лечебно-косметических средств с действующими веществами растительного происхождения остается актуальной.
Для лечения и профилактики себореи широко применяются комплексные лечебно-косметические препараты на основе репейного масла. Репейное масло -масло из корней лопуха большого (репейника). В корнях лопуха найдены полисахариды, витамин С, инулин, протоины, жир, эфирное масло, пальметиновая и стеариновая кислоты, ситостерин, фитостерин, стигмастерин, дубильные вещества и горечи. Лопух принимается наружно при экземах, угрях, фурункулезе, для полоскания полости рта, при воспалительных процессах. Отваром из корней лопуха рекомендуют мыть голову
Кубанский научный медицинский вестник № 8 (122) 2010
Кубанский научный медицинский вестник № 8 (122) 2010
для укрепления волос [2]. Масляный экстракт корней оказывает тонизирующее, бактерицидное, противоаллергическое действие на кожу и волосы. Масло эффективно при дерматитах, зуде, солнечных ожогах, угрях, мелких ранах и трещинах. Укрепляет корни и улучшает структуру волос, нормализует деятельность сальных желез. Применяется в кремах и масках для жирной кожи, в препаратах для проблемной кожи и против угревой сыпи, в регенерирующих кремах для увядающей кожи. Его вводят в состав шампуней как противопер-хотный компонент, в кондиционирующие бальзамы и лосьоны для укрепления волос, в средства для ванн как добавку очищающего, укрепляющего и успокаивающего действия.
Таким образом, масло репейное может служить основой для разработки состава и технологии производства лечебно-профилактического средства при се-бореях.
При разработке состава препарата для лечения себореи, на наш взгляд, необходимо усиление анти-микотического и антимикробного действия репейного масла. Это досягаемо за счет введения в состав того или иного эфирного масла.
Об антимикробной активности эфирных масел и их производных известно давно, однако механизм действия остаётся не совсем ясным. Исследователи из Венгрии изучили антимикробную и антиплазмидную активность 11 эфирных масел (апельсинового, обыкновенной ромашки, эвкалипта, сладкого укропа, герани, можжевельника, розмарина, чабреца, австралийского чайного дерева, очищенного терпентинового масла, масла мяты перечной), полученных из растений 6 семейств. Антимикробная активность выявлена у 10 из 11 эфирных масел. Масло перечной мяты проявило значительную антиплазмидную активность. Ментол, главный компонент масла перечной мяты, был исследован отдельно, и у него также выявлена значительная антиплазмидная активность [8].
Российская промышленность выпускает более 50 лечебно-косметических препаратов с репейным маслом, содержащих экстракты лекарственных растений и сами эфирные масла. Но спектр используемых в антисеборейных комплексах с репейным маслом масел эфирных невелик, особенно в нативном виде, и требует дальнейшего расширения.
Целью нашей работы является создание комплексного антисеборейного препарата растительного происхождения на основе масла репейного с выраженным антимикотическим и антимикробным действием.
В качестве эфиромасленного компонента, обладающего выраженными целевыми свойствами, нами предложено масло монарды дудчатой (семейство губоцветных), которое выгодно отличается от известных масел рядом положительных качеств: значительно более высокой антибактериальной активностью, способностью подавлять рост микоплазм и дрожжеподобных грибов рода Candida, а также вызывать увеличение антибиотикочувствительности ряда представителей грамотрицательной микрофлоры [1, 4].
Monarda L. (монарда) — многолетние травянистые растения из семейства яснотковых. В мировой флоре род монарда представлен более чем 20 видами, родиной которых является Северная Америка. Во многих странах Европы и Америки монарда введена в культуру как декоративное, пряно-ароматическое и лекарственное растение. В России встречается только в ус-
ловиях культуры в европейской части страны, на Урале и в Сибири [3].
Наиболее интересными видами монарды, достаточно широко культивируемыми в нашей стране, являются Monarda fistulosa (монарда дудчатая) и Monarda didyma (монарда двойчатая). Оба эти вида дают высокий выход эфирных масел (до 2,4% в расчете на сухой вес), обладающих бактерицидной, фунгицидной, антигель-минтной, антибиотической активностью, иммуномодулирующим эффектом, используемых также для ингаляций при заболеваниях верхних дыхательных путей.
Кроме того, в отличие от известных масел, в частности от масла эвкалипта, масло монарды обладает выраженной противовоспалительной активностью и гипосенсибилизирующим действием. В эфирном масле монарды дудчатой и монарды двойчатой идентифицировано более 20 компонентов, в т. ч.: а-пинен — 3,5%, Р-пинен — 2,9%, а-терпинен — 1,7%, n-цимен — 32,5%, алифатические альдегиды — 6,3%, сабинена гидрат -1,9%, Р-кариофиллен — 1,1%, метиловый эфир карва-крола — 5,5%, цитронеллила ацетат — 1,6%, тимол -12,6%, карвокрол — 24,0% [7].
Для обеспечения комплексного фармакотерапевти-ческого действия в разрабатываемый состав введены эффективные антиоксиданты — витамины Е и А.
Необходимым условием создания новых лекарственных средств и лечебно-косметических препаратов является проверка антимикробного действия их активных компонентов не только in vitro, но и in vivo. С этой целью мы исследовали действие масел монарды и лаванды (препарат сравнения) в качестве антимикробного (противогрибкового) и противовоспалительного средства на модели генерализованной инфекции у лабораторных животных.
Материалы и методы исследования
Изучение противомикробной и противогрибковой активности эфирных масел
При исследовании антибактериального (противогрибкового) действия в качестве тест-культур использовали эталонные штаммы микроорганизмов и грибов, рекомендованные ВОЗ для проверки чувствительности к антибактериальным препаратам:
1. Стафилококк золотистый — шт. АТСС 25 923-
2. Синегнойная палочка — шт. АТСС 27 853-
3. Кишечная палочка — шт. АТСС 25 922-
4. Протей вульгарный — шт. «Н» 4636-
5. Кистевидная плесень (пенициллиум) — шт. 187.
Все тест-культуры выращивали на плотных питательных средах в течение 24 часов при температуре 37° С, а грибы — при температуре 22° C. Для исследования брали только те культуры, которые характеризовались однородностью колоний, типичным ростом и присущим данному виду микроорганизмов отношением к окраске по Граму. Для культивирования тест-микробов и грибов использовали следующие питательные среды: основные, применяемые для выращивания клостридий, сенной и кишечной палочек и протея- плотная питательная среда Сабуро для культивирования грибов- так называемые «голодные» питательные среды для нижнего слоя. Изучение антибактериальной активности эфирного масла монарды проводили в сравнении с маслом лаванды методом диффузии в агар. Культуры тест-микробов и грибов вносили в питательные среды в соответствии с оптическим стандартом мутности ГИСК им. Тарасе-
Активность эфирных масел в отношении бактерий и грибов
Эфирные масла Зона роста, мм
Синегнойная палочка Кишечная палочка Протей вульгарный Стафило- кокк Сенная палочка Пенициллиум
Монарда дудчатая 800 400 400 250 600 250
Лаванда Рост 1562 3125 3125 4000 800
Таблица 2
Показатели противовоспалительной активности масла монарды на модели скипидарного воспаления у мышей
Группы животных Количество животных Выжившие животные, % Павшие животные, %
Опытная № 1 5 30 70
Опытная № 2 5 20 80
Контрольная № 1 5 40 60
Контрольная № 2 5 70 30
вича. Для каждого вида микроорганизмов применяли определенную микробную нагрузку микробных клеток на 1 мл среды: стафилококк — 40×106, синегнойная палочка — 50×107- кишечная палочка — 50×107- протей -50×107- пенициллиум — 50×107. Данные по изучению антибактериального действия эфирных масел в отношении грамположительных и грамотрицательных анаэробных и аэробных микроорганизмов, а также грибов представлены в таблице 1.
Как видно из представленных данных, исследованные масла обладали ингибирующими свойствами в разной степени в отношении как грамположительных, так и грамотрицательных микроорганизмов.
Как видно из данных таблицы 1, масло монарды оказывало более сильное ингибирующее действие на рост микроорганизмов, чем препарат сравнения — масло лаванды. Масло лаванды практически не влияло на размножение синегнойной палочки, в то время как масло монарды вызывало резкую задержку ее роста.
Изучение противовоспалительной активности эфирных масел
Противовоспалительную активность масла монарды исследовали на 20 мышах. Все животные были распределены на 4 группы: две контрольные и две опытные (по 5 животных в каждой).
В работе использован метод [6], при котором для воспроизведения воспалительного очага мышам внутрикожно вводили 0,05 мл раствора скипидара на вазелиновом масле, а через 24 часа после введения скипидара в образовавшийся некротический очаг микрошприцем вводили 0,03 мл 1%-ного раствора нитрата стрихнина. Эта доза является, безусловно, смертельной для мышей, однако при данном способе введения стрихнина погибают лишь отдельные животные, поскольку воспалительный вал препятствует поступлению яда в кровь. В случае действия какого-либо противовоспалительного препарата барьерная функция нарушается и животные погибают.
Животным первой и второй опытной групп внутримышечно через каждые 48 часов вводили по 0,1 мл 1%-ного раствора масел лаванды и монарды, соот-
ветственно, всего сделано три инъекции, последняя -за сутки до инициации воспалительного очага.
Животным 1-й контрольной группы вместо масла монарды вводили смесь гидрокортизона и витамина В6. Как известно, эта смесь обладает высокой противовоспалительной активностью. Гидрокортизон и витамин В6 вводили мышам по наиболее оптимальной схеме, а именно двукратно за 30 минут до введения скипидара и через 6 часов по 0,025 и 0,5 мкг соответственно.
Животным контрольной группы № 2 не вводили никаких противовоспалительных агентов, только 50%-ный раствор скипидара и 1%-ный раствор нитрата стрихнина. Результаты исследований представлены в таблице 2.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что масло монарды превышает противовоспалительную активность гидрокортизона в сочетании с витамином В6.
Изучение противовоспалительной активности масла монарды
Исследование противовоспалительной активности масла монарды проводилось также с использованием модели [5]. Эксперименты поставлены на 10 мышах. Были взяты две группы: основная (5 мышей) и контрольная (5 мышей).
Мышам опытной группы вводили внутрикожно в подушечку задней лапы 0,08 мл 10-миллиардной суточной культуры пиогенного стафилококка 209. После инъекции микробной взвеси животным трижды через день вводили внутримышечно 0,1 мл 0,5%-ного раствора масла монарды.
У животных контрольной группы инфекционный очаг воспроизводили так же, как и у животных опытной группы. Однако мышам контрольной группы инъекции масла монарды не делали.
Учет интенсивности воспаления у животных обеих групп проводили путем ежедневного сравнительного измерения объема «больных» и «здоровых» лап, для чего использовали специальный стаканчик объемом
1 мл. Измерения объемов проводили с точностью до 0,5 см³.
Кубанский научный медицинский вестник № 8 (122) 2010
Кубанский научный медицинский вестник № 8 (122) 2010
Динамика изменения объема инфицированных лап мышей под влиянием трехкратного введения 0,5%-ного раствора масла монарды
(в см3)
Группа животных Количество животных Средний объем здоровой лапы Средний объем зараженной лапы по суткам
1-е сутки 3-и сутки 6-е сутки
Опытная 5 0,086±0,01 0,24±0,016 0,187±0,0311 0,012±0,001
Контрольная 5 0,080±0,01 0,19±0,02 0,197±0,003 0,18±0,025
Таблица 4
Показатели действия масла монарды на генерализованную инфекцию
Группа животных Количество животных Выжившие животные, % Частота обнаружения грамотрицательных палочек в селезенке, % Показатели роста микробов, высеянных из крови мышей, %
Опытная № 1 7 70 13±2,3 14±2,9
Опытная № 2 5 55 23±3,1 32±4,1
Контрольная 7 32 54±3,1 58±6,3
Введение опытным животным масла монарды приводило в первые сутки к увеличению объема зараженной лапы по сравнению с таковым у мышей контрольной группы (табл. 3). Однако на третьи сутки исследования объем зараженных лап у мышей опытной группы становился меньше объема лап мышей контрольной группы. На шестые сутки после заражения объем «больных» лап у животных опытной группы стал достоверно меньше, чем у животных контрольной группы.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что масло монарды обладает противовоспалительным эффектом и, в частности, влияет на экссудативную фазу воспаления в большей степени, чем масло лаванды.
Действие эфирных масел на генерализованную инфекцию
Генерализованную инфекцию воспроизводили на 15 белых беспородных мышах. Всех мышей разделили на три группы: 2 опытные (10 мышей по 5 в каждой группе) и 1 контрольную (5 мышей). Животным каждой опытной группы внутрибрюшинно вводили 1,5 мл
2 млрд. микробных тел/мл взвеси К1еЬз1е!! а рпеитопеа и 0,05 мл масла монарды (группа № 1) и лаванды (группа № 2). Животным контрольной группы бактерии вводили без эфирных масел. Результаты исследований учитывали по выживаемости мышей через 18 часов после заражения. Всех экспериментальных животных стерильно вскрывали и делали посев на мясопептонный агар из сердца и мазок-отпечаток из селезенки. Результаты исследований представлены в таблице 4.
Установлено, что в опытной группе выжило 70% мышей, в селезенке грамотрицательные палочки обнаружены в 13% случаев, рост микробов, высеянных из крови мышей, зарегистрирован в 14% случаев. В контрольной группе (заражение животных без введения эфирных масел) выжило 32% (р& lt-0,01) мышей. Микробы в селезенке выявлены в 54±3,1% (р& lt-0,05), в крови -в 58±6,3% (р& lt-0,05).
Таким образом, результаты проделанных экспериментов позволяют сделать вывод о чрезвычайной перспективности эфирного масла монарды в качестве противогрибкового и антимикробного агента в составе различных лекарственных средств. Подтвержденные противовоспалительные свойства данного биологически активного комплекса растительного происхождения являются дополнительным основанием для его введения в практическую медицину.
ЛИТЕРАТУРА
1. Кулатаева А. К. Антимикробные и ранозаживляющие свойства комбинации этанольных экстрактов и эфирных масел лекарственных растений / А. К. Кулатаева, Р. Н. Пак, Б. А. Ер-мекбаева, С. М. Адекенов // Растительные ресурсы. — 2006. -№ 2. — С. 102−108.
2. Опарин Р. В. Исследование химического состава эфирного масла Monarda fistulosaL. и Monarda Diduma L., культивируемых в условиях Западной Сибири / Р. В. Опарин, Л. М. Покровский, Г. И. Высочина, А. В. Ткачев // Химия растительного сырья. — 2000. -№ 3. — C. 19−24.
3. Стуканов В. Л. Уникальные свойства эфирных масел // ФІТОТЕРАПІЯ В УКРАЇНІ. — 2001. — № 1−2 (12). — С. 42−45.
4. Тринус Ф. П. Фармакологическая регуляция воспаления / Ф. П. Тринус [и др.]. — К.: Здоровья, 1987. — C. 142.
5. Тютюнник В. И. Антимикробное действие эфирных масел, выделенных из растений / В. И. Тютюнник, Н. Г. Пономарева, Ю. С. Кривошеин // Выращивание и переработка эфиромасличных культур. — Симферополь, 1980. -C. 63−67.
6. An investigation of the component composition of the essential oil of Monarda fistulosa / V. A. Zamureenko [et al.] // Chemistry of natural compounds. — 2007. — V. 25, № 5. -Р. 205−207.
7. Schelz Z. S. Antimicrobial activity of volatile oils / Z. S. Schelz, J. Molnar, J. Hofmann // Int. j. antimicrob. agents. — 2004. -P. 204−205.
Поступила 12. 10. 2010

ПоказатьСвернуть
Заполнить форму текущей работой