Повышение роли и авторитета женщин в общественно-политической жизни Уральского региона в период Великой Отечественной войны

Тип работы:
Реферат
Предмет:
История. Исторические науки


Узнать стоимость новой

Детальная информация о работе

Выдержка из работы

УДК 32. 019. 5−055. 2(470. 5):94(470)"1941/1945″
Вдовина А. А.
Оренбургский государственный университет E mail: aleksandr-skachek@yandex. ru
ПОВЫШЕНИЕ РОЛИ И АВТОРИТЕТА ЖЕНЩИН В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
В статье анализируется деятельность государственных органов власти, партийно-политических и общественных организаций Уральского региона в годы Великой Отечественной войны и роль женщин в решении задачи укрепления общественно-политической структуры государства.
Ключевые слова: государственные органы власти, политическая структура, война, чрезвычайные органы управления, женское движение, женсоветы, агитация, женщины Урала.
С началом Великой Отечественной войны возникла необходимость глубокой перестройки деятельности государственных органов власти, партийных и общественных организаций. Война подвергла жестокому испытанию не только отдельных людей, но и государственный организм в целом: все учреждения, предприятия, организации и, в особенности, местные органы государственной власти, задачи которых универсальны.
Руководством страны ставилась задача укрепления общественно-политической структуры через привлечение к работе в партийных, государственных и общественных организациях патриотически настроенных граждан. Большую роль в решении этой задачи сыграли женщины, составлявшие больше половины тылового населения.
Сплоченность народа стала одним из важнейших факторов победы в Великой Отечественной войне. В Директиве Совнаркома и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 г. излагалась программа перестройки работы государственных и партийных органов в соответствии с требованиями военного времени. Директива требовала сплочения всего народа вокруг Коммунистической партии и Советского правительства. Условия войны вызвали к жизни чрезвычайные формы партийного и государственного руководства, создание чрезвычайных органов управления.
Так, 23 июня 1941 года создается Ставка Главного командования Вооруженных сил, переименованная впоследствии в Ставку Верховного Главнокомандования. 30 июня был создан Государственный Комитет Обороны.
Сложившаяся обстановка потребовала создания таких чрезвычайных органов, как городские комитеты обороны, политотделы в МТС и совхозах (на транспорте она были созданы еще до войны). Расширился институт парторгов ЦК партии и местных партийных органов на важнейших предприятиях.
Руководствуясь указаниями правительства, государственные органы власти и партийные организации Урала проводили гигантскую организаторскую и политическую работу по мобилизации трудящихся масс на отпор врагу и перестройке всей жизни края на военный лад. Большое внимание в связи с этим уделялось подбору и расстановке руководящих кадров взамен выбывших в армию, воспитанию молодых работников. В 1941 году Челябинский обком партии выдвинул на общественную, партийную и советскую работу 220 человек, Чкаловский — 180 человек.
В целях укрепления партийного руководства и приближения его к производству в бригадах и цехах создавались партийные группы. Проводилась большая работа по вовлечению передовых рабочих в партию. Так, в Челябинской области из 24 тысяч человек, принятых кандидатами в члены партии, рабочие и работницы составляли: в 1941 г. — 24,4%, в 1942 — 30,9%, в 1943 — 36,2%, в 1945 году — 40,2% [1, лл. 11−12].
Важное значение имел рост числа коммунистов, занятых в основных отраслях народного хозяйства Урала. В Челябинской области, например эти цифры были следующими: в 1941 году — 74,2%, в 1942 — 76,4%, в 1945 — 80,1%. На эвакуированных предприятиях создавались новые партийные организации, а при слиянии их с уральскими заводами — единые парторганизации. Эвакуированные коммунисты с заводов Москвы, Ленинграда и других городов, вливаясь в партийные организации Урала, приносили с собой и прибавляли к славным уральским традициям высокую культуру производства, помогали быстрее перестраивать всю работу в соответствии с требованиями военного времени.
Организаторская деятельность партийногосударственных органов, использовавших и поднимавших патриотические настроения среди женщин, привела к росту числа женщин-ком-
мунисток. В партию вступали наиболее активные и сознательные женщины, передовые труженицы. Так, в первые два года войны в Свердловской области в партию было принято 7558 женщин. К концу 1942 г. в Свердловской областной партийной организации насчитывалось уже 20 262 женщины-коммунистки. Это составляло 30,1% всех коммунистов области. Согласно документальным данным, в партию вступали лучшие труженицы, активные патриотки. Например, в Куртамышском районе Курганской области была принята в партию бригадир женской тракторной бригады Е. М. Казанцева, которая показывала не только высокие нормы выработки, но и сэкономила 167 кг горючего [2, л. 9].
Отчеты партийных организаций о работе по приему в партию показывают, что активная производственная и агитационно-пропагандистская деятельность женщин-коммунисток в свою очередь вела к дальнейшему росту партийных рядов. Например, в той же Курганской области в Каргапольском районе учительница Филина не только выполняла тройную учебную нагрузку, но и занималась агитационной работой, проводила совещания с агитаторами, читала им сводки Совинформбюро. В парторганизации Каргапольской МТС каждый коммунист имел индивидуальное задание по участию и организации соцсоревнования в трудовых коллективах [2, л. 10].
Как правило, молодые коммунисты-женщины Курганской области выполняли производственные задания на 200−300%. Так, комсомольско-молодежная бригада электросварщиков (руководитель — член партии Максимова), работавшая на заводе № 707 города Кургана, выполняла две и более норм. Коммунист Татьяна Назим, работавшая сборщицей завода № 815, за двойное и тройное выполнение плановых заданий была награждена в 1942 году медалью «За трудовое отличие» [2, л. 44].
Число коммунистов на Урале росло также за счет эвакуированных. Например, в Свердловскую область прибыло 20 500 коммунистов, в Молотовскую — 8762, в Чкаловскую — 9892, в Челябинскую — 36 319 коммунистов. Примерно четвертую часть указанного контингента партийцев составляли женщины. Кроме того, парторганизации Урала были пополнены за счет вступления в партию женщин, прибывших в порядке эвакуации. Только в Свердловской области из числа эвакуированных и прибывших индивидуально 778 женщин было принято кандидатами в члены ВКП (б) [3, л. 107].
Документы и материалы уральских архивов дают также примеры ошибок при приеме в партию и недостаточной работы с молодыми коммунистами. Имели место случаи обмана. Так, Молотовский горком партии выявил подлог в деле комсомолки Уфаевой, секретаря комсомольской организации горпищекомбината. Она пыталась вступить в партию, скрыв тот факт, что горком комсомола отказал ей в рекомендации за плохую работу [4, л. 18]. Имеются примеры недостаточной работы с молодыми женщинами-коммунистами. Не все они смогли выдерживать трудности и лишения военного времени, хотя на производстве проявляли себя положительно. На заседании Кунгурского горкома ВКП (б) 6 мая 1945 г. обсуждался вопрос о необходимости постоянной работы с молодежью, оказания им помощи в трудных жизненных ситуациях. В этой связи директор консервного комбината в своем выступлении рассказал о том, как лучшая стахановка комбината Козлова была поймана на воровстве [4, л. 19].
Тем не менее, в большинстве случаев пополнение парторганизаций шло за счет лучших. Женщины-члены партии, как правило, не только показывали пример на производстве, но вели культурно-просветительную работу в трудовых коллективах. Они использовали такие формы работы, как проведение лекций, докладов и бесед, выпуск стенгазет, сбор вещей и продуктов для эвакуированных детей и др. 5, л. 6]
Вступление в партию для многих женщин становилось первой ступенью для выдвижения на руководящие должности в партийных, государственных и общественных организациях. Так, работница Магнитогорского металлургического комбината В. Крылова, пришедшая на производство после того, как ее муж и сын ушли в армию, вступила в партию в 1944 году. Освоив профессию вырубщика, она обучила сложному делу десятки женщин. За успехи в труде и активную общественную работу В. Крылова была награждена боевым орденом Красного Знамени [6, л. 59].
О необходимости выдвижения женщин на руководящую партийную, государственную, общественную работу говорилось в Постановлении Ц К ВКП (б) «О международном Коммунистическом женском дне 8 марта». В постановлении говорилось о том, что задачей партийных советских и профсоюзных организаций является выдвижение женщин на руководящую работу с тем, чтобы помочь им расширять и развивать сферу своей деятельности [7]. Руководствуясь этим документом государственные
и партийные органы смелее стали выдвигать женщин на руководящую работу.
Женщины-члены партии возглавляли трудовые коллективы, личным примером вдохновляли своих подруг, товарищей по работе на героический труд. Так, на Уральском машиностроительном заводе М. Г. Беляева руководила первым отделом завода, Н. Н. Захарова являлась начальником бюро нормирования, А.П. Пеню-гина возглавляла отдел планирования. В Удмуртии на руководящую государственную, партийную и общественную работу уже в начале войны было выдвинуто 403 женщины. Если до войны среди руководящих работников Удмуртии женщины составляли 9%, то в июле 1941 года — уже 22,1% [8, лл. 50−52].
Возрасло количество женщин — секретарей партийных организаций. В докладной записке в Молотовский обком ВКП (б) говорилось, что за период с 1 июня 1941 г. по 1 июня 1943 года число женщин среди секретарей первичных парторганизаций увеличилось вдвое: с 11 до 22 человек. Если в 1940 г. женщины составляли 12,6% секретарей первичных парторганизаций, то в 1944 году уже 29,9% [9, л. 130].
Участие в работе партийных организаций, в том числе на руководящих должностях, было свидетельством патриотических настроений уральских женщин, считавших своим долгом поддержать правящую партию, видя в ней ядро существовавшей в рассматриваемый период государственности. Партийные организации с началом войны активизировали идеологическую работу и, прежде всего, среди основной части трудоспособного населения в тыловых районах — женщин.
Оправдавшие себя в условиях довоенного и военного времени формы и методы массово-политической и агитационно-пропагандистской работы среди женщин успешно использовались на Урале с учетом конкретно-исторических особенностей региона. При партийных органах создавались отделы и секторы по работе с женским персоналом, в райкомах выделялись инструкторы по работе среди женщин. Организационную работу на предприятиях, колхозах и совхозах вели женорганизаторы — члены правящей партии.
В пропагандистской и агитационной работе среди женщин использовались прежде всего такие формы, как лекции, доклады, беседы, политинформации. В то же время исследователи отмечают, что в начальный период войны, когда опытные кадры агитаторов ушли на фронт, в агитационной работе имели место определенные недостатки. Не имея достаточного опыта ра-
боты агитаторы порой не вникали в социальные проблемы женщин. Содержание лекций и бесед были далеки от реальной жизненной ситуации. Они мало затрагивали волнующие женщин тыла вопросы. В качестве примеров приводятся такие темы, как «Сталин и Ленин — организаторы и руководители Красной Армии» и «Великий русский полководец Суворов», которые носили, в основном, познавательный характер.
В завершающем периоде войны. В 19 431 944 гг., в идеологической работе среди женщин начинают применяться новые формы, такие, как политдни в цехах с ответами на вопросы тружениц, беседы с небольшими группами женщин или даже с отдельными работницами.
В номере газеты «Красный Курган» за 19 апреля 1944 года в заметке «Агитаторы — вожаки масс» отмечается эффективная работа агитатора колхоза «Красный пахарь» Сониной, которая на полевых работах трудилась вместе со всеми, всегда там, где труднее. В том, что колхоз за успешную работу получил переходящее Красное знамя райкома комсомола, была и ее заслуга.
Большое внимание в агитационной работе уделялось семьям военнослужащих. Свердловский обком партии, например, подготовил специальную группу коммунистов и комсомольцев для работы с семьями мобилизованных в Красную Армию. Перед агитаторами была поставлена задача окружить каждую такую семью повседневной заботой и вниманием [10, л. 2].
Знакомясь с архивными материалами, мы находили реальные подтверждения результативности работы женщин-агитаторов. Так, в городе Молотове 6 ноября 1941 года после обсуждения письма первого Гвардейского ордена Ленина истребительного Авиаполка, все комсомолки взяли на себя обязательство выполнять производственные задания не ниже, чем на 150%, а фактически выполняли на 180%.
Однако местные архивы свидетельствуют и о неудачах, трудностях в работе агитаторов и пропагандистов, о негативных настроениях у части женщин Урала. Так, например, в материалах Свердловского обкома ВКП (б) за 1942 год находим следующее. За высокие показатели, достигнутые при проведении Сталинской вахты, труженики Урала завоевали право послать рапорт Сталину. Рапорт обсуждался на каждом предприятии. При обсуждении рапорта на Ара-мильской суконной фабрике из 1397 работавших там женщин 30% работниц не согласились подписать его. На пленуме обкома ВКП (б) приводилось выступление работницы того предприя-
тия Н. Партиной, которая объяснила, что не подписывается под этим рапортом, поскольку, хотя во время вахты работа шла и днем и ночью, она голодная, и ей, и ее детям нечего есть. Секретарь Свердловского обкома по пропаганде и агитации Пустовалов назвал Партину наглой и дал низкую оценку работе агитаторов на Арамильс-кой суконной фабрике, сказав, что там плохо агитировали, плохо работали с людьми [10, л. 4].
Тем не менее, гораздо больше примеров успешной агитационной работы среди женского населения, высоких оценок деятельности агитаторов. Знакомясь, например, с материалами Чкаловского обкома ВКП (б), читаем, что при обсуждении вопроса о политической агитации в колхозе им. XVI партсъезда Ташлинского района и «Ленинский путь» Чкаловского района с началом войны резко улучшилась работа пропагандистов и агитаторов. Стал пропагандироваться опыт передовиков, агитация увязывалась с нуждами колхозниц, так как забота была одна, общая — помочь фронту, победить фашизм [11, л. 72].
Первым женским праздником во время войны стало 8 марта 1942 г. Празднованию этого дня на Урале придавалось большое значение. Например, бюро Свердловского обкома ВКП (б) предложило всем партийным организациям Свердловской области провести этот день как массово-политическую кампанию под знаком сплочения женщин, под лозунгом массового их вовлечения в работу промышленности и сельского хозяйства, оказания помощи им в овладении новыми сложными профессиями.
Рекомендовалось проведение в этот день лекций и бесед на такие актуальные темы, как «О роли женщины в Отечественной войне», «О героических подвигах женщин на фронте», «О славных партизанах», «О боевых делах на трудовом фронте» и др. Кроме того, всем агитаторам настоятельно рекомендовалось поддерживать и развивать почин тех женщин, которые берут на воспитание детей — сирот войны, в период подготовки к дню 8 марта провести проверку работы всех бытовых учреждений, таких, как столовые, детские сады и ясли и др. Как видим, при проведении агитационной работы среди женщин Урала общегосударственные проблемы увязывались с региональными и с теми, которые волновали трудящихся женщин в быту. Такой комплексный подход давал высокие результаты. Женщины Урала понимали значимость своего труда для всей воюющей страны, ощущали заботу государства в слож-
ных условиях войны. Ответом стал героический труд на предприятиях и колхозных полях для фронта, для победы.
С началом войны произошла перестройка в работе Советов всех уровней. Опираясь на положения, изложенные в Директиве СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 22 июня 1941 года, Советы перестраивали работу на военный лад. Главными направлениями работы Советов Уральского региона стали, с одной стороны, организация работы тыла в помощь фронту, а с другой — обеспечение необходимых условий жизни населения в тылу. Деятельность Советов Урала в условиях войны в значительной мере опиралась на работу женщин, число которых в Советах в годы войны значительно увеличилось. К октябрю 1944 года женщины составляли 60,9% депутатов областных Советов, 59,8% - городских и районных Советов, 76,5% - сельских и поселковых Советов.
Особенностями в работе Советов в годы войны стали сужение демократических принципов и большая централизация в решении вопросов. Кроме того, война потребовала значительно большей, чем в мирное время, слаженности, в работе административного и хозяйственного аппарата.
Представляется также необходимым отметить тот факт, что деятельность государственных органов на местах постоянно находилась под контролем партии. Этот контроль осуществлялся через коммунистов, работавших в Советах. Наиболее активные женщины-коммунистки являлись одновременно депутатами Советов, сочетая государственную деятельность с работой по специальности.
Особенно возросла роль женщин в сельских Советах. Архивные документы и материалы показывают, что значительно увеличилось число женщин — председателей колхозов, сельсоветов, бригадиров животноводческих и полеводческих бригад, заведующих ферм и других руководителей сельскохозяйственного производства.
В 1942 г. председателем колхоза им. Петровского Бузулукского района Чкаловской области была избрана жена фронтовика, эвакуированная Е. Я. Литвинова. Приняв сложное хозяйство, она вывела его в передовые. Колхоз перевыполнял задания по всем видам животноводства, были открыты детские ясли на 50 мест [12].
Анализ документов позволяет представить энтузиазм, самоотверженность и творческую инициативу, характерную для женщин-депута-тов, работавших в постоянных комиссиях Советов: транспортной, жилищно-бытовой, комму-
нального хозяйств, здравоохранения, социального обеспечения, народного образования и др. Советы постоянно держали в поле зрения вопросы по вовлечению женщин в работу по заготовке топлива, по снабжению городов водой, по обеспечению трудящихся продовольствием и нормированному распределению продуктов питания [13, л. 3]. Важным направлением работы Советов Урала стало участие в размещении эвакуированного населения. Документы уральских архивов показывают, что женщины-депутаты Советов, работницы исполкомов обеспечили размещение десятков тысяч эвакуированных семей [14, л. 1], тысяч детей-сирот [15].
Участвуя в работе Советов, женщины Урала проявляли свою патриотическую активность, творческую инициативу. Женщины-депутаты приобретали опыт решения государственных задач. Увеличение числа женщин-депутатов отражало повышение роли и авторитета женщин в общественно-политической жизни региона.
В системе общественных организаций важнейшее место принадлежало профсоюзам. В силу своей массовости, профсоюзные организации выполняли важнейшие задачи по мобилизации тружеников тыла на быструю перестройку экономики на военный лад, на превращение страны в единый военный лагерь.
В трудные годы войны в профсоюзных организациях всех уровней произошла традиционная перестройка. В областных комитетах профсоюзов для оперативности в решении вопросов восстанавливались президиумы, созывать которые было легче, чем пленумы. С уходом профсоюзных работников и членов профсоюзов на фронт, встал вопрос о необходимости привлечения женщин в члены профсоюзов. Профсоюзная печать уделяла постоянное внимание этой проблеме [16].
Важными направлениями в работе профсоюзных организаций Урала в годы войны стало участие в решении проблем эвакуации материальных ресурсов и населения из прифронтовых районов в 1941—1942 гг., а также развитие в промышленности и сельском хозяйстве различных форм социалистического соревнования. В решении как первой, так и второй задач женщины принимали самое активное участие. Факты говорят о том, что женщины — профсоюзные активистки показали себя хорошими организаторами и передовыми труженицами, своим героическим трудом вдохновлявшими других женщин на трудовые подвиги по имя победы.
Многие женщины, трудоустроенные на разных предприятиях, за годы войны повысили свою
производственную квалификацию и были выдвинуты на руководящую работу. А. Б. Кражская, Л. Б. Якунина, Л. К. Баранова, начавшие работу на заводе № 603 города Кургана рядовыми работницами, были впоследствии выдвинуты мастерами разных цехов завода. Е. Г. Сербина на том же заводе прошла путь до начальника участка. На заводе № 709 Л. М. Попова, освоившая в годы войны профессию строгальщицы и выполнявшая норму на 200%, была избрана профоргом цеха завода, Н. Ф. Крюкова была назначена начальником планового отдела и председателем профсоюзного комитета завода [14, л. 49]. Профсоюзные активистки занимались также вопросами улучшения труда работниц, условиями их быта, организацией снабжения населения продовольствием и промышленными товарами.
В условиях советского строя важным резервом Коммунистической партии был комсомол. В годы Великой Отечественной войны комсомольские организации стали активным помощником партии в организации промышленного и сельскохозяйственного производства в тылу, в решении проблем эвакуации. Для того, чтобы стать достойным помощником партийных и государственных организаций, комсомол должен был перестроить свою работу на военный лад. В основу такой перестройки легла известная Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 29 июня 1941 года. Основные задачи и направления военно-массовой работы комсомола были определены Постановлением Ц К ВЛКСМ от 23 июня 1941 года «О мероприятиях по военной работе в комсомоле» [17, с. 15−17].
Военная обстановка требовала четкости, оперативности, организованности, а также все большего привлечения женской молодежи. Девушки-комсомолки занимали руководящие посты на производстве и в комсомольских организациях, вели широкую агитационную работу среди населения. Архивные данные свидетельствуют, что в 1941 году в городе Чкалове было более 480 комсомольцев-агитаторов. Комсомольцы проводили политико-воспитательную работу среди молодежи по цехам и бригадам, в общежитиях промышленных предприятий. Так, на заводе сверл агитатор-комсомолка Богатырева, проводя агитационную работу в своей бригаде, добилась того, что бригада стала лучшей на заводе. Среди лучших агитаторов документы сохранили имена работниц завода «Автозапчасть» комсомолок Хусулутдиновой, Даниловой и Мироновой [18, лл. 5−7 ].
Девушки-комсомолки показывали высокие результаты, работая на промышленных предприятиях, участвуя в движениях двухсотников, трехсотников, тысячников. Комсомольско-молодежная бригада комсомолки А. Пономаревой завода «Автозапчасть» взяла обязательство выполнять задание на 200%, а выполняла на 230%. Все девушки из этой бригады участвовали в социалистическом соревновании [19, лл. 152−153].
Многие женщины и девушки-комсомолки работали на руководящих должностях в сельском хозяйстве, в том числе в политотделах МТС и совхозов. 15% от общего числа заместителей начальников политотделов МТС составляли женщины. Особенно много девушек работало помощниками начальников политотделов МТС по комсомольской работе. Например, в Чкаловской области из 134 помощников начальника политотдела МТС по комсомолу было 104 девушки.
Помощник начальника политотдела по комсомолу совхоза им. Я. М. Свердлова Свердловского района Чкаловской области М. П. Жданова, имея высшее образование, изучила технику вождения трактора и помогала в этом молодым трактористкам [18, л. 1].
Как показывает изучение документов и материалов архивов, комсомолки уральских городов и сел проявляли патриотизм, политическую и трудовую активность. Организаторская деятельность комсомола способствовала вовлечению женской молодежи в активную общественно-политическую деятельность. Огромную неформальную организаторскую работу проводили женсоветы. Документы показывают многообразную деятельность этих организаций. Как правило, для женсоветов был характерен смешанный социальный состав: домохозяйки, работницы промышленных предприятий, торговые работники, врачи и учителя.
Именно женсоветы оказывали помощь остро нуждающимся семьям. Например, при Лысь-венском женсовете Молотовской области согласно постановлению общего собрания от 21 августа 1942 г. фонд помощи таким семьям был создан из 0,5% отчислений по аттестату [20, лл. 18−19]. Женсоветы проводили сбор грибов, теплых вещей, личных сбережений, организовывали помощь труженикам села во время уборки урожая. Важным участником работы было трудоустройство женщин. Так, только с помощью Лысьвенс-кого женсовета на 1 февраля 1942 г. из 841 семьи 257 стали работать впервые [21, л. 102].
Женсоветы вскрывали недостатки в снабжении населения продовольствием, прежде всего
хлебом, в том числе создаваемые искусственно, из-за нерадивости ответственных работников. При этом, отмечали женщины-активистки, женщин «так заагитировали», что они безропотно стояли за хлебом по три часа после двенадцатичасовой смены на производстве [22, л. 9]. В Свердловской области женсоветы занимались также организацией лечения детей, в том числе детей военнослужащих, больных туберкулезом [23, л. 28].
Женсоветы работали в тесной связи с военкоматами. Так, начальник политотдела Курганского областного военкомата, оценивая особую роль женсоветов на производстве, в сельском хозяйстве, в работе с семьями военнослужащих, назвал лучшими женсоветами Курганской области за 1943−1944 гг. женсоветы Шад-ринского района (председатель Ю.П. Кашки-на), Каргапольского (председатель Т.Ф. Янчи-ленко), Долматовского районов (председатель С.Е. Коновалова) [14, л. 50].
Очень активно работали женсоветы Башкирии. Активистки женсоветов регулярно проводили политинформации по текущей тематике, занимались хозяйственными вопросами, направленными на улучшение сложного материального положения как эвакуированных, так и местных семей [24, л. 17]. Сохранившиеся документы женсовета Сталинского района города Уфы свидетельствуют, что женсовет занимался учетом эвакуированных семей, помогал устроить детей в ясли, детские сады и школы, женщинам — устроиться на работу [24, л. 21].
В марте 1943 года женсовет горздрава Мо-лотовской области проверил все семьи на наличие семенного картофеля к весенней посевной кампании. Было выдано 23 талона на приобретение промтоваров. Женсовет добился также чинки обуви для сотрудников горздрава и семей красноармейцев.
Согласно архивным данным, а апреле жен-совет организовал и сам включился в санитарный месячник по очистке территории в лечебных учреждениях и вокруг зданий. Кроме того, женсовет провел денежную лотерею. Собранные деньги были переданы семьям бойцов на покупку мелких семян для посадки. 130 семьям красноармейцев были распределены земельные участки. 109 семьям красноармейцев были выданы талоны на получение промтоваров [25, лл. 2−8].
В информации о работе женсоветов сообщается, что они обеспечивали семьи красноармейцев детской одеждой, помогали получить транспорт для заготовки дров. Женсоветы организовывали обслуживание подшефных гос-
2. Участвуя в работе партийных, советских, профсоюзных организаций, женщины городов и сел Урала приобретали опыт политической, государственной, общественной работы. Организация женского движения на защиту Родины потребовала от властных структур выработки политики, направленной на всемерное повышение общественно-политической роли женщины в государственных и общественных организациях. Опыт государства по активизации общественно-политической роли женщин Урала в годы войны имеет важное значение для развития женского движения в регионе на современном этапе.
3. В настоящее время, в условиях формирования новых социально- экономических и политических реальностей, проблемы, связанные с решением женского вопроса, выходят на первый план, т. к. женщины составляют больше половины населения нашей страны. В этой связи выводы и обобщения, являющиеся результатом анализа общественно-политической и трудовой деятельности женщин Урала в годы войны, приобретают несомненное практическое значение для формирования современной социальной политики в Уральском регионе.
30. 08. 2013
Список литературы:
1. Обьединенный государственный архив Челябинской области. Ф. 288. Оп.4. Д. 12.
2. Государственный архив общественно-политической документации Курганской области. Ф. 166. Оп.2. Д. 204.
3. Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 17. Оп. 43. Д. 2487.
4. Государственный общественно-политический архив Пермской области. Ф. 958. Оп.8. Д. 1.
5. ГАОПДКО. Ф. 166. Оп.1. Д. 275.
6. РГАСПИ. Ф. 17. Оп.2. Д. 1023.
7. Правда. 1942. 5 марта.
8. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 7928. Оп.2. Д. 52.
9. ГОПАПО. Ф. 105. Оп.1. Д. 131.
10. Центр документации общественных организаций Свердловской области. Ф.4. Оп. 37. Д. 6.
11. Центр документации новейшей истории Оренбургской области. Ф. 371. Оп.5. Д. 24.
12. Чкаловская коммуна. 1944. 16 июля.
13. ЦДООСО. Ф.4. Оп. 37. Д. 228.
14. ГАОПДКО. Ф. 166. Оп.2. Д. 161.
15. ОГАЧО. Ф. 228. Оп.8. Д. 26- ЦГАООРБ. Ф. 122. Оп. 22. Д. 17.
16. Труд. 1942. 10 апреля- Труд. 1944. 28 сентября.
17. Огненные годы. Документы и материалы об участии комсомола в Великой Отечественной войне. Изд. 2. М., 1971.
18. ЦДНИОО. Ф. 1697. Оп.1. Д. 671.
19. Государственный архив Оренбургской области Ф. 1022. Оп.1. Д. 210.
20. ГОПАПО. Ф.1. Оп. 22.Д. 124.
21. ГОПАПО. Ф. 85. Оп. 26. Д. 206.
22. ГОПАПО. Ф. 85. Оп. 26. Д. 249.
23. ЦДООСО. Ф. 166. Оп.2. Д. 161.
24. Центральный государственный архив общественных обьединений Республики Башкортостан. Ф. 122. Оп. 22. Д. 17.
25. ГОПАПО. Ф. 85. Оп. 26. Д. 262.
Сведения об авторе:
Вдовина Александра Александровна, доцент кафедры политологии и права Оренбургского государственного университета, кандидат исторических наук, доцент 460 018, г. Оренбург, пр-т Победы, 13, ауд. 20 906, тел. (3532) 372 578, e-mail: aleksandr-skachek@yandex. ru
питалей, давали концерты, в том числе своими силами, оказывали помощь в починке и стирке белья, собирали деньги на подарки детям и раненым к Новому году. Как правило, работа жен-советов была разделена на три сектора: военный (сбор средств в фонд обороны, теплых вещей и др.), агитационно-массовый и социально-бытовой. Властные структуры контролировали работу женсоветов, требовали усиления политико-массовой работы, согласовывали тематику лекций и бесед.
Рассмотрев документы и материалы архивов Уральского региона, показывающие колоссальную патриотическую работу, проведенную женщинами Урала в годы войны, представляется возможным сформулировать ряд основополагающих выводов.
1. В годы Великой Отечественной войны слились воедино традиционная жертвенность женщин нашей страны, с одной стороны, а с другой — сложившееся в годы довоенных пятилеток убеждение в справедливости целей государства, официальные установки которого соответствовали особенностям национального характера.

Показать Свернуть
Заполнить форму текущей работой